Главная | Источники | 

Золотая Звезда Героя Советского Союза

Алексеев Константин Степанович

Алексеев Константин Степанович

Родился 7 октября 1914 года в деревне Приданцево, ныне Можайского района Московской области, в семье рабочего. Окончил Можайскую 7-летнюю школу и рабфак. С 1936 года в рядах ВМФ. В 1938 году окончил Ейское военно - морское училище лётчиков.

С июня 1941 года лейтенант К. С. Алексеев в действующей армии. По ноябрь 1941 года служил в 9-м ИАП ЧФ; по Май 1943 года - в 8-м ИАП   ( 6-м Гвардейском ИАП )  ЧФ; по май 1945 года - в 25-м ИАП ЧФ.

К апрелю 1942 года заместитель командира эскадрильи 6-го Гвардейского истребительного авиационного полка  ( 62-я авиационная бригада, ВВС Черноморского флота )  Гвардии капитан К. С. Алексеев совершил 272 боевых вылета, в 72 воздушных боях сбил 11 самолётов противника.

14 июня 1942 года за мужество и воинскую доблесть, проявленные в схватках с врагами, удостоен звания Героя Советского Союза.

После войны продолжил службу в авиации ВМФ. В 1948 году окончил Военно - Морскую академию, где позднее преподавал. С 1970 года полковник К. С. Алексеев - в запасе. Умер 24 февраля 1971 года. Похоронен в Санкт - Петербурге на Красненьком кладбище  ( проспект Стачек, 144 ).

Награждён орденами: Ленина, Красного Знамени  ( четырежды ), Суворова 3-й степени, Отечественной войны 1-й степени, Красной Звезды; медалями, иностранным орденом и медалью. Имя Героя носит судно морского речного хозяйства.

*     *     *

На фронтах Великой Отечественной войны Константин Алексеев был с первого дня. Воевал в составе ВВС Черноморского флота. Был заместителем командира 1-й эскадрильи 8-го истребительного авиаполка, с весны 1942 года - заместитель командира эскадрильи 6-го Гвардейского авиаполка, затем - командир 25-го авиаполка  ( летающего на истребителях ЛаГГ-3 ).

Позже, в одной из фронтовых газет, К. С. Алексеев писал:

"Я всегда с волнением вспоминаю начало Великой Отечественной войны, когда в бою с фашистскими бомбардировщиками получил первое боевое крещение. Стоял жаркий июльский день. Мы, ещё необстрелянные лётчики, находились на аэродроме. Раздался сигнал тревоги. Я на своём И-16 поднялся в воздух и в синеве неба заметил чёрную точку. Это был немецкий разведчик. Под крылом моего "ястребка" промелькнул городок Очаков, и я почувствовал острое беспокойство за его судьбу. Мой самолёт быстро приближался к врагу. Тот, заметив меня, круто повернул и стал удаляться в сторону Одессы. Я погнался за ним, но большая дистанция позволила противнику удрать.

И-16 тип 29 из 8-го ИАП ВВС ЧФ

Истребитель И-16 тип 29 из состава 8-го ИАП ВВС ЧФ, весна 1942 года.

Вскоре я увидел звено Ju-88, идущее по направлению к Очаковскому порту, где в это время стояли баржи с ценным военным грузом. Я направился прямо к немецким бомбардировщикам. Завязался бой. Я с яростью нажимал на гашетку пулемётов, стараясь сразить ведущего. И вот один "Юнкерс", распустив чёрный хвост дыма, полетел вниз, в море. Остальные, беспорядочно побросав бомбы, пустились наутёк.

Уже возвращаясь на свой аэродром, я заметил, что борта кабины моего И-16 и ручка управления пробиты, осколком вражеского снаряда порван рукав комбинезона.

На лётном поле меня встретили товарищи. Осматривая самолёт, они от удивления качали головами: так самолёт был весь изрешечён..."

Неувядаемую славу во время обороны Севастополя стяжал себе 8-й истребительный авиаполк, получивший впоследствии звание Гвардейского. Командовал им Подполковник Константин Иосифович Юмашев. Это был командир, который лично показывал, как надо драться с врагом. В одном из вылетов он встретил 4 вражеских самолёта. Четыре на одного !   Подбив 2 самолёта, Юмашев вышел победителем из такой неравной схватки.

Перед войной Юмашев учился в Высшей лётно - тактической школе. Он уже тогда был первоклассным лётчиком. Таким, оставался и в боях. К 22 февраля 1942 года на боевом счету подполковника К. И. Юмашева числилось 3 сбитых самолёта противника.

Судьба коварно обошлась с этим человеком. Пройдя сквозь огонь боёв под Одессой, Перекопом, Севастополем, победив в десятках воздушных схваток, он через год погиб в глубоком тылу, упав со своим самолётом на аэродроме лётной школы, командование которой должен был принять.

...Враг бомбил причалы, предприятия, жилые кварталы Севастополя. Наши лётчики делали всё возможное, чтобы ограничить активность немецкой авиации, наносили ответные удары.

30 октября 1941 года группа штурмовиков пошла на выполнение очередного задания - разбомбить вражеский полевой аэродром. Её прикрывало звено истребителей, которое вёл Константин Алексеев.

При подходе к цели на штурмовиков налетело 25 немецких истребителей. Начался бой. Нашим лётчикам удалось отвлечь противника, и штурмовики успешно выполнили задание. Алексеев и его товарищи сбили в этом бою 4 самолёта противника.

К.С.Алексеев

Потом были новые вылеты, новые схватки с врагом...

Немцы стремились уничтожить наши самолёты на Херсонесском аэродроме, где была сосредоточена почти вся авиация, защищавшая Севастополь. Враг обстреливал аэродром из орудий, бомбил с воздуха. "Мессеры" пытались сбивать наши самолёты во время взлёта, когда они наиболее уязвимы.

Однажды командир звена капитан К. С. Алексеев заметил, что немецкие лётчики выходили из пике в одном и том же месте, против солнца.

- Разрешите мне их проучить, - попросил он командира.

Получив разрешение, Алексеев поднял в воздух четвёрку своих истребителей. Приказав пилотам следовать по кругу, он начал летать вблизи места, где "Мессеры" обычно выходили из атаки. И когда один из появившихся Ме-109 уже занял горизонтальное положение, Алексеев стремительно приблизился к нему и всадил в бок пулемётную очередь. Подбитый самолёт задымил в воздухе. Спасаясь, он бросился в сторону, но уйти не удалось. Ещё несколько метких очередей, и самолёт врага, охваченный пламенем, рухнул на землю.

На аэродроме напряжённо следили за охотой на стервятников.

- Давай ещё ! - кричали лётчики Алексееву, хотя знали, что он не слышит их.

Тактику советских истребителей немцы разгадали не сразу. До наступления сумерек они ещё дважды пытались атаковать аэродром. И ни один из них не ушёл от разящих пуль Алексеева и его боевых друзей. В тот памятный день было сбито 3 "Мессера".

В планах немецкого командования значительное внимание уделялось бомбардировке аэродрома Херсонесский маяк. Первый удар по нему состоялся 17 декабря 1941 года, между 07:40 и 08:20, когда 6 Ju-88 сбросили на лётное поле 50 авиабомб. Был разрушен один капонир, повреждён И-153, убит 1 и ранены 9 человек. Последующие волны бомбардировщиков с истребительным прикрытием были успешно отражены зенитной артиллерией и истребителями. Последние в течение дня произвели 50 вылетов на прикрытие базы, причём 63 раза лётчики участвовали в воздушных боях. Пилоты доложили о 5 сбитых и 3 подбитых бомбардировщиках. Свои боевые счёта увеличили Михаил Авдеев   ( сбил один Не-111 ), Константин Алексеев  ( сбил один Ju-88 в группе )  и Константин Денисов  ( подбил один Не-111 залпом реактивных снарядов ). Героем дня стал старший лейтенант Капитунов, сумевший сбить и подбить 2 бомбардировщика.

Увы, до настоящего времени из-за пробелов в немецких документах у нас нет возможности подтвердить хотя бы одну из этих побед. С другой стороны, не был сбит или подбит ни один советский самолёт. Главным же оставался тот факт, что защищавшие базу лётчики предотвратили повреждение взлётной полосы и потери самолётов на ней, что позволило ударной авиации работать достаточно интенсивно.

Вечером 20 декабря несколько бомбардировщиков попытались бомбить Севастополь, но были перехвачены воздушным патрулём. Один Ju-88 сбила пара Алексеев - Бабаев, летавшая на Як-1, второй - старший лейтенант Шилкин, стартовавший на единственном в полку МиГ-3.

К апрелю 1942 года заместитель командира эскадрильи 6-го Гвардейского истребительного авиационного полка  ( ВВС Черноморского Флота )  Гвардии капитан К. С. Алексеев совершил 272 боевых вылета, в 72 воздушных боях сбил 11 самолётов противника.

22 апреля 1942 года в 17:31 над бухтой Матюшенко появилось 9   ( по немецким данным, только 6 )  "Юнкерсов" в сопровождении 4 Ме-109. В бой вступило 15 советских истребителей, которым удалось сбить 1 Ju-88  ( старший лейтенант Рыжов на МиГ-3 ), подбить другой бомбардировщик  ( лётчик Минкин на МиГ-3 )  и сбить Ме-109  ( пара Гриб - Бондаренко на Як-1 ). Тем не менее самолёты Люфтваффе сбросили свой груз точно на базу, уничтожив ангар и 3 летающие лодки. 15 человек наземного персонала погибли и 16 получили ранения.   [ Немцы признают, что советские истребители оказали им серьёзное противодействие, и один из "Юнкерсов" был подбит, а штурман на ней - ранен. Что же касается сбитых Ме-109, то таких не имеется. В равной степени это относится и к воздушной победе лётчиков Алексеева и Капитунова, которые доложили о подбитии одного Ме-109 в ходе дневного патрулирования.]

В последующих боях Алексеев одержал ещё ряд блестящих побед. Особенно отличился летом 1942 года в небе Севастополя, сбив за несколько дней 7 вражеских самолётов.

Однажды во главе звена истребителей он сопровождал группу Ил-2 на боевое задание. День был пасмурный. Лохматые тучи плыли низко над землёй. До цели дошли благополучно, "летающие танки" начали штурмовку. С ближайшего аэродрома противник вызвал 25 истребителей. Вблизи от линии фронта завязался неравный бой. Алексеев первым атаковал одного Ме-109. Враг не выдержал смелой атаки и хотел ускользнуть, перейдя на бреющий полёт. Гвардеец наседал на него сильнее и сильнее. Противник сначала сопротивлялся, а потом растерялся и на глазах бойцов нашей пехоты врезался в землю. Бой продолжался более получаса. Враг потерял ещё 2 самолёта, а наши без потерь вернулись на свой аэродром.

Группа лётчиков 6-го ГвИАП ВВС ЧФ.

В середине мая 1942 года началось 3-е наступление немецких войск на Севастополь, которое вылилось в варварское разрушение города. На рассвете 20 мая артиллерия, а затем и авиация противника нанесла ряд ударов по городу, войскам и объектам базы. И так было каждые сутки вплоть до 7 июня. Только 2 - 7 июня немецкая авиация сделала 9 тысяч боевых вылетов, сбросив до 45 тонн авиабомб, а артиллерия противника выпустила 126 тысяч снарядов крупного калибра.

В первый же день авиационно - артиллерийской подготовки, предпринятой противником, лётчики - истребители капитаны К. С. Алексеев, М. И. Гриб, Н. А. Спиров сбили 2 немецких самолёта. Кроме того, в этот день Черноморские авиаторы совершили 74 боевых вылета на бомбово - штурмовые удары по войскам противника.

23 мая 1942 года самолёты Люфтваффе осуществили 3 налёта, в том числе один крупный в 16:46 - 16:52 силами 10 - 12 Не-111 и пары Ме-109. Только в одном случае советской стороне удалось перехватить нападавших, да и то уже после того, как противник сбросил бомбы. Паре Лучков - Григорьев удалось сбить Не-111, а Гриб - Алексеев - Ме-109, причём без собственных потерь.

25 мая в Севастополе уже 4 раза объявляли воздушную тревогу и произошло как минимум 2 групповых воздушных боя. Общий счёт их был таков: 2 сбитых Ju-88  ( Щербинский и пара Феоктистов - Вологодов ), 1 Ме-109   ( Калинин и Гриб )  и 2 подбитых Ме-109  ( Гриб - Алексеев ). Немцы признают лишь 1 Ме-109, повреждённый над Севастополем. Ответным огнём был сбит Як-1 лейтенанта Потапчука из 9-го ИАП  ( спасся на парашюте )  и подбита "Чайка" лейтенанта Григорьева  ( легко ранен ).

2 июня 1942 года небо стало объектом ожесточённой воздушной схватки. Советские перехватчики совершили около 30 вылетов, причём практически все они сопровождались воздушными боями. Ветераны 6-го ГвИАП Алексеев и Катров сбили Ju-88, Катров самостоятельно - Ме-109, а лейтенант Кособьян на И-16 - ещё 1 Ju-88. Не отставали от них и пилоты 247-го ИАП ВВС РККА. Капитан Абрамов и лейтенант Шишков вдвоём сбили Ме-109, а затем каждый самостоятельно Ju-88 и Ме-109 соответственно. Кроме того, 7 штурмовиков в сопровождении 5 Як-1 совершили дневной налёт на аэродром в Евпатории, где, по донесению, уничтожили 11 и повредили 1 двухмоторный самолёт.

Немцы всех этих потерь не признают. По их данным, в воздушных боях пострадал лишь один Ju-88. Другой "Юнкерс" погиб якобы в результате случайного попадания снаряда собственной полевой артиллерии. Не вернулся на свой аэродром Ju-87 командира эскадрильи 5/StG77 обер-лейтенанта Финка, который признали жертвой зенитного огня, а один из Не-111 I/KG100 пострадал при рулежке на собственном аэродроме.

Потери советской стороны оказались большими. "Мессеры" сбили И-16 Кособьяна, который получил серьёзные ранения. Другой подбитый И-16 лейтенанта Николаева разбился при приземлении. Пилот погиб. Вечером на глазах у аэродромной команды пара Ме-109 сбила перелетавший на Кавказ для ремонта ДБ-3.

4 июня обработка переднего края советской обороны продолжилась - на этот раз перед фронтом наступления 6-го румынского горного корпуса. Утром при попытке разведать сосредоточение немецких войск пара Алексеев - Данилко подверглась нападению численно превосходивших "Мессеров". Оба "Яка" были повреждены, а сбитый Алексеевым самолёт противника впоследствии не подтвердился.

5 июня наши истребители сделали для прикрытия главной базы 39 вылетов и провели несколько воздушных боёв. В свой актив они смогли занести только Не-111, сбитый объединенными усилиями Авдеева, Алексеева, Катрова и Данилко. В то же время Ме-109, якобы сбитый этими же лётчиками, не подтверждается, как и 7 самолётов, уничтоженных зенитчиками. Советская сторона в боях потеряла 2 Як-1 сбитыми  ( Данилко и Буряков выпрыгнули с парашютами ), 4 Як-1 и 1 И-16 - подбитыми. Кроме того, при посадке Як-1, пилотируемый Князевым, зацепился крылом за капонир и был полностью разбит.

На рассвете 7 июня 1942 года 4 лётчика - Данилин, Алексеев, Катров и Авдеев - сопровождали штурмовики в район Балаклавы. Только отошли в море, чтобы незамеченными подойти к позициям 30-го немецкого корпуса, как на их глазах вся подкова линии фронта обозначилась со стороны противника вспышкой. Чёрные султаны взрывов поднялись на наших позициях. Артиллерийская канонада нарастала. Такой ещё не было за всю оборону города. Над северным сектором фронта и над Севастополем большими стаями плыли немецкие бомбардировщики. В небе пестрели белые дымки от взрывов зенитных снарядов. Особенно сильная бомбардировка была у Камышлы и у Мекензиевых гор...

"Ильюшины" развернулись к берегу чуть дальше Балаклавы. Теперь им не нужно было искать цель. Она открыта. Штурмовики сбросили бомбы на артиллерийские батареи и начали их обстреливать. Появились 10 Ме-109. Наша четвёрка связала их боем и не допустила к штурмовикам. Один всё же оторвался от общей свалки, попытался атаковать Ил-2, но его вовремя заметил Алексеев и сбил. Второго "Мессера" сбил Авдеев. И ещё один вражеский самолёт упал в горы, а кто поджёг его, не заметили. Остальные Ме-109 вышли из боя.

- Машина как игрушечка... - рапортует Алексееву техник перед полётом

В этот же день Константин Алексеев в паре с лётчиком Степаном Данилко дежурили в воздухе. Вскоре они увидели впереди и ниже себя 4 Ме-109, которые шли этим же курсом парами. Несмотря на то, что фашистов было вдвое больше, решили атаковать. Немцы явно не догадывались о столь близком соседстве с черноморцами, и надо было использовать фактор внезапности.

Дав сигнал ведомому, Алексеев стремительно атаковал ведомого ближней пары. Ме-109 загорелся и камнем упал в море. Затем капитан атаковал ведущего и тоже сбил его. Соотношение сил изменилось в пользу Гвардейца. Оставшаяся пара вражеских истребителей оказывала отчаянное сопротивление. Но через несколько минут Алексееву и Данилко удалось "зажать" ведомого гитлеровца, и тот разделил судьбу первых двух. А 4-й стал удирать. Неожиданно на помощь ему пришла ещё пара "Мессеров". Втроём они перешли в контратаку. Бой разгорелся с новой силой. Вскоре истребитель Данилко получил сильные повреждения и вышел из боя. Алексеев остался один против троих.

"Фашисты воспряли духом и начали расправляться со мной, - вспоминал Константин Степанович. - Была повреждена гидросистема самолёта, выведен из строя масляный радиатор, буквально содрана обшивка с плоскостей. Машина стала почти не управляемой. Высота упала до 100 метров. Прыгать с парашютом было поздно, садиться - некуда, внизу море. Думал, что пришёл конец. Но немцы вдруг прекратили атаки и ушли. То ли они решили, что я все равно обречён, то ли по другой причине, не знаю. Я хотел сесть на воду, но потом решил дотянуть до своего аэродрома. Это мне удалось, хотя с большим трудом. От моего самолёта остался лишь каркас, залитый бензином".

Хотя приземление прошло успешно, лётчик получил сильные ожоги, исключавшие его дальнейшее участие в боях за Севастополь.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 14 июня 1942 года за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецко - фашистским захватчиками и проявленные при этом мужество и героизм Гвардии капитану А. С. Алексееву присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда"  ( № 857 ).

Истребители, ведомые Константином Алексеевым, часто прикрывали действия бомбардировочной и штурмовой авиации, пилотам которых были известны имена многих наших прославленных асов. Вспоминает Герой Советского Союза, известный лётчик - бомбардировщик, В. И. Минаков:

"Костю Алексеева я знал хорошо. Простой, скромный парень. Вместе со своими товарищами он часто сопровождал нас на удары по Тамани. Издали узнавая его самолёт, бомбардировщики радостно восклицали: "Костя !". Раз Алексеев с нами, значит, можно надеяться на успех: "Мессера" к нам не пройдут...

В конце апреля мы узнали об одном из его подвигов. Дело было так.

К.С.Алексеев

...В ночь на 20 апреля 1943 года противник решил заминировать с воздуха Геленджикскую бухту, чтобы затруднить морякам перевозки оружия, техники и живой силы на Малую землю, где героически сражался наш десант. Одиночные самолёты противника под покровом ночи просачивались к бухте. Дул сильный ветер "бора", истребителям действовать было почти невозможно. И тогда, Константин Степанович решил вылететь сам.

Рискуя попасть под огонь своих же зениток, он неожиданно атаковал схваченный лучами прожекторов "Хейнкель-111" и быстро расправился с ним. Затем продолжал барражировать над бухтой. Вскоре сбил второй вражеский самолёт - миноносец, а за ним и третий. Замысел противника был сорван..."


По воспоминаниям Героя Советского Союза Михаила Васильевича Авдеева этот эпизод описан несколько иначе:

"Противник уже приближался к порту Геленджика. Что делать ?   На раздумье даны секунды, а лётное поле почти выведено из строя. Взлетать невозможно, но нужно. И к тому же проклятый ветер: может кому - нибудь и удастся взлететь, но как, потом садиться ?.. На войне бывают моменты, когда, не идя на риск, командир совершает почти преступление. Не подними мы самолёты - что останется от порта и стоявшего там десантного флота ?

К.С.Алексеев вернулся с боевого задания

Это была невиданная картина. Десятки людей буквально повисли на самолёте, не давая ему опрокинуться. Ветер валил их с ног. А они тянули машину в немыслемой какофонии взрывов на поле. Только в последний момен старта разжимались онемевшие ладони лётчиков и механиков. Один "Як" удержать не смогли - он опрокинулся.

Но вот, словно преодолев невидимую стену, набирает скорость самолёт Константина Алексеева. За ним уходит в небо Василий Куфтин. Ещё 4 машины отрываются от земли...

Алексеев атакует с ходу. Видимо очередь пришлась прямо по бомбам. Страшный взрыв разнёс "Хейнкель" на куски. Даже самолёт Константина резко отбросило в сторону. Начало положено: боевой строй бомбардировщиков сломан. "Яки" атакуют то одну группу "Хейнкелей", то другую, то Ме-109. Лезут, кажется, на явную гибель в самую гущу вражеских самолётов.

Вот ещё один "Хейнкель", задымив понёсся к земле. За ним - другой. Падает в море "Мессер". Армады немецких машин поворачивают на свою территорию...

Как наши лётчики посадили свои машины, одному богу известно. С трудом закатив "Яки" в капонир, Алексеев хмуро бросил ребятам: "Сколько ?"

Его поняли с полуслова. "Вы - 3 самолёта. Куфтин - 2. Остальные - ещё 3. Итого 8. Неплохая арифметика..."

Герои 6-го ГвИАП ВВС ЧФ

Герои Советского Союза К. С. Алексеев, М. В. Авдеев, Г. В. Москаленко.

В лётной книжке Константина Алексеева рассказано о многих подобных схватках, в который он проявлял незаурядное искусство, мужество и железную выдержку. Этот мастер воздушного боя умел в сложной обстановке сохранять хладнокровие и разить врага только наверняка.

В ночь на 1 ноября 1943 года началась операция по высадке десантных отрядов на Керченский полуостров. В этот день нашими истребителями было сбито 6 вражеских самолётов. Однако самые напряжённые дни оказались ещё впреди... Противник бросил против наших десантников всю свою авиацию. Для руководства воздушными боями непосредственно над плацдармом пришлось поднимать в воздух командиров авиаполков. Не до отдыха было и их заместителям.

К.С.Алексеев

Только за 3 дня боёв морские лётчики провели 22 воздушных боя и сбили 25 неприятельских самолётов. Особенно успешно в этих боях действовали пилоты 25-го авиполка под командованием майора К. С. Алексеева.

2 ноября шестёрка истребителей, ведомая командиром эскадрильи 25-го полка Героем Советского Союза капитаном В. А. Михалёвым, встретила большую группу пикировщиков Ju-87 в сопровождении истребителей Ме-109 - всего более 40 машин. Находящийся над проливом со своей группой Константин Алексеев поспешил на помощь. К месту боя подтянулась и шестёрка машин 11-го ГвИАП. В результате короткого но очень упорного боя были уничтожены 5 вражеских бомбардировщиков  ( 4 машины сбили лётчики 25-го полка и один - 11-го Гвардейского ).

Всего же в течение дня лётчики 25-го и 11-го Гвардейского авиаполков провели 12 воздушных боёв, уничтожив 18 вражеских самолётов  ( 13 сбили пилоты 25-го ИАП и 5 - пилоты 11-го ГвИАП ). Лётчики других полков, проведя 15 воздушных боёв, сбили ещё 12 вражеских машин. Наши потери составили 3 истребителя   ( 2 Як-1 и один Як-9 )  и 15 штурмовиков Ил-2, понесших большие потери от огня зенитной артиллерии.

Всего за период Керченской операции лётчики Алексеева уничтожили в воздушных боях 76 немецких самолётов. Его полк заслужил благодарность в приказе Верховного Главнокомандующего, был удостоен ордена Красного Знамени и наименования "Керченский".

К.С.Алексеев

Сам Алексеев поражал даже видавшие виды лётчиков необычайной храбростью и мастерством в воздушных боях. 12 февраля 1944 года командир 25-го истребительного авиаполка майор К. С. Алексеев одержал свою 19-ю воздушную победу, подтвердив репутацию одного из лучших черноморских асов. В одном из документов того времени ему дана такая характеристика:

"Летает на всех типах истребителей днём и ночью, боевой и решительный лётчик, дерётся храбро, в бою хладнокровен, принимает смелые решения и практически осуществляет их на деле. Своим примером увлекает лётный состав на разгром врага и смело ведёт их в атаку. Дважды сбивал по два Ме-109 в один день. Известен бой тройки истребителей, возглавляемой им, против 12 Ме-109, в котором были сбиты 3 немецких истребителя. "Подходи ближе и бей в упор" - этот принцип всегда обеспечивает Алексееву победу в бою..."

Всего же за период войны Константин Алексеев совершил более 500 успешных боевых вылетов, из них - 60 на разведку и 50 на штурмовку. Проведя 110 воздушных боёв, уничтожил 22 самолёта противника лично  ( 8 из них - ночью ), штурмовыми ударами нанёс врагу значительный урон в живой силе и технике.  [ М. Ю. Быков в своих исследованиях указывает на 15 личных и 7 групповых побед. По другим источникам имел 19 личных и 3 групповые победы. ]

Начав войну заместителем командира эскадрильи, он закончил её командиром 25-го истребительного Керченского авиационного полка, лётчики которого сбили в воздушных боях 119 вражеских самолётов.

*     *     *

Список известных побед Гвардии подполковника К. С. Алексеева:
( Из книги М. Ю. Быкова - "Победы сталинских соколов".  Издательство "ЯУЗА - ЭКСМО", 2008 год. )


п / п
Д а т аСбитые
самолёты
Место воздушного боя
( одержанной победы )
Свои
самолёты
112.08.1941 г.1  Ме-109Мост на р. БугИ-16, Як-1, ЛаГГ-3.
217.10.1941 г.1  Do-215Донузлав
327.10.1941 г.1  Ме-109Воронцовка
41  Ме-109Бигень
517.12.1941 г.1  Ju-88м. Лукул
620.12.1941 г.1  Ju-88  ( в паре - 1 / 2 )Бельбек
721.05.1942 г.1  Не-111  ( в паре - 1 / 2 )Мамашайская долина
823.05.1942 г.1  Ме-109  ( в паре - 1 / 2 )Бельбек
902.06.1942 г.1  Ju-88  ( в паре - 1 / 2 )траверз Кача
1003.06.1942 г.1  Ме-109Чоргунь
1104.06.1942 г.2  Ме-109Чоргунь
1205.06.1942 г.1  Не-111  ( в группе - 1 / 4 )аэродром Кача
131  Ме-109  ( в группе - 1 / 4 )Балаклава
1422.03.1943 г.1  Не-111м. Толстый
1519.04.1943 г.3  Не-111Геленджик - Кабардинка
1622.04.1943 г.1  Не-111  ( в паре - 1 / 2 )м. Утриш
1722.05.1943 г.1  Ju-87м. Идокопас
1810.09.1943 г.1  Ме-109Анапа
1923.01.1944 г.1  Ju-88Марьевка

      Всего сбитых самолётов - 15 + 7;  боевых вылетов - более 500;   воздушных боёв - 110.


Возврат

Н а з а д



Главная |  |  | Источники | 

         © AirFighters.RU