Главная | Источники | 

Добровольский Василий Митрофанович

Добровольский Василий Митрофанович

Родился в 1917 году. С 1938 года в рядах Красной Армии.

С 22 июня 1941 года младший лейтенант В. М. Добровольский в действующей армии. Сражался на Ленинградском, Калининском, Юго - Западном, Сталинградском, Северо - Западном фронтах. По июль 1941 года служил в составе 191-го ИАП; затем, по январь 1943 года, в 436-м ИАП. Летал на И-16, "Харрикейнах" и "Киттихауках".

Всего выполнил около 260 боевых вылетов. В воздушных боях сбил 13 самолётов противника лично и 3 в составе группы.

30 декабря 1942 года заместитель командира эскадрильи 436-го истребительного авиационного полка старший лейтенант В. М. Добровольский погиб в воздушном бою.

Награждён орденами: Красного Знамени ( дважды ); медалями.

*     *     *

Начало войны Василий Добровольский встретил в составе 191-го истребительного авиационного полка. Летая на И-16, защищал небо Ленинграда.

Обычно к вечеру, когда в небе поутихало, лётчиков посылали на штурмовку наземных войск противника: на фронте не хватало самолётов - штурмовиков. Но что могли сделать против танков наши истребители ?   Пули и снаряды отскакивали от танковой брони. Удары по пехоте, конечно, были более действенными, но долго находиться над целью "ястребкам" не позволял ограниченный запас горючего и уязвимость машин. Чтобы добиться большей эффективности, лётчики открывали огонь почти у самой земли, едва успевая после атаки выводить самолёт из пикирования. Ходили штурмовать и вражеские аэродромы, которые, как правило, очень сильно прикрывались зенитным огнём.

Налёты на Ленинград не прекращались. Днём противник наносил основные бомбовые удары, а ночью налёты были рассчитаны на изматывание противовоздушной обороны и деморализацию населения. Надо сказать, что многие лётчики полка не были подготовлены к боевым действиям в ночных условиях. Поэтому те, кто мог летать ночью, испытывали чрезмерное напряжение.

Сводки Совинформбюро очень часто рассказывали о боевых делах защитников ленинградского неба. Так, например, в вечернем сообщении за 14 сентября 1941 года говорилось:

"Многочисленные попытки фашистской авиации прорваться к Ленинграду неизменно отбиваются отважными советскими лётчиками. На днях на подступах к Ленинграду произошёл воздушный бой, в котором участвовало более 100 самолётов. Фашисты, потеряв в этом бою 17 бомбардировщиков, были отогнаны".

К тому времени имена наиболее отважных лётчиков 191-го ИАП стали широко известны ленинградцам. Это Василий Добровольский, сбивший 6 вражеских машин, Егор Новиков, Пётр Олимпиев, Владислав Плавский, Вадим Лойко, Павел Шевелёв и недавно переведённый к ним из соседнего полка Иван Грачёв, уничтожившие по нескольку немецких самолётов.

Эскадрилья Г.С.Жуйкова

В один из дней, Василий сел за письмо, однако тревога помешала закончить его. Стало известно, что 8 бомбардировщиков прорвались к Ленинграду и разбили Бадаевские продовольственные склады. Всю ночь полыхало злое зарево, всю ночь лётчики ворчали и отчаянно ругались. Да и как можно было оставаться равнодушным, если только за сентябрь фашисты совершили 23 групповых налёта на Ленинград !   Особенно ожесточёнными были бомбёжки 19 и 27 сентября. В первый раз немцы предприняли 4 дневных и 2 ночных налёта с участием около 280 самолеёов, а во 2-й раз днём группы общей численностью до 200 самолётов трижды обрушивали свои удары на город и близлежащие аэродромы...

Невыспавшиеся, хмурые, лётчики встали и, проглотив по сухарю с кипятком, затемно отправились на аэродром, где техники и механики уже прогревали моторы.

Готовность № 1 объявили группе лейтенанта И. П. Грачёва. Лётчики надели парашюты и сели в кабины. Те, кто были в готовности № 2, остались у машин, остальные ушли в землянку.

Часа 1,5 - 2 было спокойно, подозрительно тихо. И вдруг в настороженной тишине послышался нарастающий гул моторов, тяжёлый, зловещий, надсадный гул. Дежурные лётчики запустили моторы, и те из них, чьи машины стояли рядом с торцом взлетной полосы, тотчас взмыли в небо. Командир эскадрильи Георгий Жуйков не сидел в кабине, однако успел выбежать из землянки и тоже взлетел.

К аэродрому подходили желтокрылые, с чёрными крестами Ме-110 и Ме-109. На окраине лётного поля от вражеских снарядов закипели фонтанчики земли и дыма. Кое - кто бросился в спасительные щели.

После взлёта капитан Г. С. Жуйков шёл некоторое время над лесом, и немцы не заметили его. Набрав высоту, Георгий развернулся и соколом бросился в огненную круговерть. Короткая очередь - и "Мессер" перевернулся, камнем упал на окраину аэродрома.

В схватку вступили Иван Грачёв и Василий Добровольский, успевшие набрать скорость и высоту, необходимые для маневра. Бешено завертелся клубок самолётов - 11 вражеских и 5 наших. Вспыхнула машина Георгия Новикова, бесстрашного вожака истребителей, боевого стража штурмовиков. Вслед за И-16 смерть швырнула с высоты 2-й "Мессер". Потом с борта, объятого пламенем, выпрыгнул раненый командир эскадрильи.

В этом бою мы потеряли 3 машины и 2-х лётчиков - Жору Новикова и Колю Косаренко. Однако в последующих воздушных схватках однополчане с лихвой компенсировали потерю.

- Запишите, сбил "Юнкерса" у мыса Осиновец, - доложил Василий Добровольский начальнику штаба - Пошлите за подтверждением.

- Приплюсуйте ещё один бомбовоз. Утопил в Ладоге, - вынув трубку изо рта, сказал Вадим Лойко.

- Алло ! - гудел начальник штаба в телефонную трубку. - Товарищ полковник, уточняю: в ленинградском небе полк уничтожил 96 немецких самолётов. А ?.. Да, да, именно за это время...

17 сентября 1941 года пилот 191-го ИАП младший лейтенант В. М. Добровольский был представлен командованием части к правительственной награде. В документе указывалось:

"С начала войны принимает участие в боевых действиях по защите Ленинграда от воздушных атак противника. За это время имеет 111 боевых вылетов  ( из них 7 - на штурмовку ) и 23 воздушных боя, сбил 5 самолётов противника лично  ( 2.09.1941 - 1 До-215 в районе Манушкино, 3.09.1941 - 1 Ме-115 в районе ст. Мга, 6.09.1941 - 1 Ю-88 в районе Мга, 11.09.1941 - 1 Ю-87 в районе Горелово, 14.09.1941 - 1 Ю-88 в районе Рахилово )  и 1 Ю-88 в составе звена  ( 2.08.1941 в районе Гдов - Вишера )".

Приказом по войскам Ленинградского фронта № 01010/н от 29 октября 1941 года младший лейтенант В. М. Добровольский награждён орденом Красного Знамени.

В конце сентября 1941 года в командование 7-м истребительным авиационным корпусом ПВО вступил полковник Е. Е. Ерлыкин, сменив на этом посту С. П. Данилова. Однажды новый комкор приехал в 191-й авиаполк, чтобы познакомиться с лётчиками. Полковник был озабочен чрезвычайно напряженной обстановкой и, вероятно, в силу этого показался всем несколько резковатым.

В беседе он рассказал, что за сентябрь в налётах на Ленинград участвовало более 2700 самолётов противника, но к городу прорвалось только 480. При этом вражеская авиация понесла значительные потери. Лётчики 7-го ИАК сбили 120 машин, а зенитчики - 152.

В заключение полковник Е. Е. Ерлыкин сказал, что корпусу ещё предстоят нелёгкие испытания, и надо быть готовыми к ним.

Когда уехал командир корпуса, у лётчиков выдался небольшой перерыв, и они рассказывали друг другу истории своих поединков и схваток с фашистскими бомбардировщиками и истребителями.

- Василий, а как ты таранил вражеский самолёт ? - спросил Добровольского кто-то из товарищей.

- Расстрелял весь боекомплект - отогнал целый косяк "Юнкерсов" от грузовых барж в Осиновце. А тут один нахалюга лезет и лезет. Ну, и я в азарте ненароком зацепил крылом за его хвостовое оперение. - Добровольский показал двумя ладонями, как это произошло.

- Экипаж не выпрыгнул ?

- Врезался в песчаную отмель. Да и выпрыгнул бы - далеко не ушёл: справа вода, слева сторожевые посты...

Вскоре лётчики отправились на один из запасных аэродромов, где получили "Харрикейны", оборудованные советскими пушками ШВАК и реактивными снарядами.

'Харрикейн' с советским вооружением.

"Харрикейн" Мк.IIB с усиленным вооружением: 2 х 20-мм пушки ШВАК и 2 х 12,7-мм пулемёта УБК.

Боевая работа началась сразу же после того, как лётчики перелетели на новый аэродром. Чаще всего ходили на прикрытие наземных войск в районе Вереи. "Харитоны" были немного тяжеловатыми, зато оружие на них любо - дорого !   Поэтому, естественно, каждому хотелось помериться силами с истребителями и бомбардировщиками противника. Однако в течение нескольких дней лётчики не встретили ни одного вражеского самолёта.

- Встретим ещё, и не раз, - говорил заместитель командира эскадрильи Вадим Лойко.

Вскоре полку поставили задачу обеспечивать боевые действия конницы генерала П. А. Белова, которая прорвала оборону противника и врезалась в его тылы. Много хлопот и неприятностей доставляли оккупантам отважные конники, и фашистское командование бросило против кавалеристов значительные силы авиации.

Каждый день по нескольку раз летали лётчики полка в район действий корпуса П. А. Белова, и редко какой вылет обходился без воздушного боя с "Лапотниками", пытавшимися бомбить кавалерийские части.

Первыми испытали оружие новых истребителей Лойко и командир звена Добровольский. От их меткого огня рухнули, объятые пламенем, 2 Ju-87. И экипажи вражеских бомбардировщиков сбавили спесь и без истребителей сопровождения уже не рисковали появляться.

- Уважать стали наших "Харитонов", - говорили ребята, довольные тем, что оружие, установленное на английских машинах, действовало весьма эффективно.

Осенью 1941 года в полку работал замечательный советский художник Яр-Кравченко. С раннего утра и до позднего вечера он был на самолётных стоянках, на взлётно - посадочной полосе, заглядывал на командный пункт, в землянки, общежитие лётчиков и рисовал, неустанно рисовал.

Яр-Кравченко отказывался от всяких привилегий. Жил в землянке на аэродроме, питался тем же, чем и лётчики, - нередко одними сухарями. Он делил с ними горечь неудач и радость побед. Может быть, поэтому его работы были так выразительны и реалистичны.

Когда художник закончил в боевых полках серию авиационных рисунков и портретов, журналист М. Жестев в одной из ленинградских газет написал о нём тёплую корреспонденцию:

Добровольский В.М.

"Славой овеяны имена наших лётчиков - истребителей, они любимы народом, и эта любовь привела художника Яр-Кравченко к народным героям. Мастерской рукой портретиста он создал фронтовой альбом. Когда рассматриваешь этот альбом, каждый штрих приобретает необыкновенное значение. Тут нет сражений в воздухе. Героизм лётчиков дан через портрет. Вы чувствуете его во взгляде глаз, повороте головы, в каждой черточке лица..."

...Ещё до восхода солнца шестёрка лётчиков во главе с Вадимом Лойко получила на КП задание вылететь на прикрытие наземных войск, сдерживающих наступление противника в районе Нового Оскола. А четвёрка Гончаренко должна была выйти одновременно с ними на сопровождение штурмовиков.

Некоторое время лётчики летели вместе вдоль железной дороги. Показалась станция Новый Оскол. Там повсюду были разбросаны обгоревшие товарные вагоны и цистерны. Несколько паровозов, ещё дымя, валялось под откосом. Затем, лётчики заметили 6 Ме-109, которые шли прямо на них. Это была уже известная тактика - отвлечь внимание, чтобы дать возможность своим бомбардировщикам прорваться к линии советской обороны.

Сначала сошлись в лобовую, потом, когда ещё не успели отбить первой атаки, 2 "Месса", кружившие в стороне, атаковали сверху пару Вадима Лойко. Их атаку вовремя заметил Василий Добровольский и тотчас поспешил на выручку к товарищу. Пристроившись одному из немцев в хвост, он погнал его вниз с такой стремительностью, что тот врезался на полной скорости в землю. А сам Василий едва успел выхватить свой самолёт, немного зацепив верхушки деревьев.

Василий привёз на аэродром полный радиатор листвы, но всё же его "Харрикейн" был целёхонек. А машина Лойко, изрешечённая пулями, оказалась в очень плохом состоянии. Техники покачали головой: вряд ли удастся поставить её в строй. Что делать ?   Других самолётов не было. Из группы, выходившей на сопровождение штурмовиков в район Валуек, тоже не вернулось 2 истребителя. Их встретил на малой высоте сильный огонь неприятельских зениток. Один из лётчиков выпрыгнул с парашютом из горящей машины и приземлился на своей территории, другой сел в поле, но его "Харрикейн" взорвался...

Боевых машин оставалось совсем мало, поэтому все исправные самолёты собирали в одну группу и вылетали на задание по очереди. А враг тем временем упорно рвался к Дону, шёл на восток, не ввязываясь в бои за отдельные населённые пункты и обходя очаги сопротивления советских войск.

Воздушные бои стали вспыхивать всё чаще. Активность противника в воздухе усиливалась. С утра до вечера небо сотрясалось от прерывистого гула тяжёлых бомбардировщиков, начинённых смертоносным грузом. Лётчики атаковали врага, заставляли его сбрасывать бомбы в степь, но силы были слишком неравны. За последние 3 суток удалось сбить лишь 5 бомбардировщиков противника. Наши потери - 3 самолёта и 1 лётчик.

К концу недели в 191-м полку остался единственный "Харрикейн", да и тот вскоре сгорел в воздушном бою. Так лётчики остались без единого самолёта, и им приказали переправиться на левый берег Дона. Оставшиеся самолёты всех частей, что стояли в Коротояке, были переданы в 436-й истребительный авиационный полк, которым командовал майор А. Б. Панов. Туда же перевели часть лётчиков, в том числе и Василия Добровольского.

В новом полку лётчиков ждали новые суровые испытания. Наиболее сложное и трудное задание - сопровождение штурмовиков, так как истребители в этом случае связаны маневром и скоростью. "Илы", эти неутомимые воздушные труженики, обычно действуют на малых высотах. Они хорошо защищены от пуль и осколков снарядов. Истребители, сопровождая их, тоже вынуждены снижаться и уменьшать скорость. В этих условиях не защищённые броней машины легко поражаются не только осколками снарядов, но и пулями.

Следует сказать, что лётчики никогда не думали, какое задание легче. Летели туда, где требовалась помощь истребителей. В один из дней на разведку аэродромов противника уже 2-й раз ушли Василий Добровольский и его ведомый сержант Алексей Бородачёв. Очень разными по характеру были эти ребята. Василий - добродушный, жизнерадостный, Алексей - малоразговорчивый, застенчивый паренек. Несмотря на это, они были исключительно дружной, сработанной лётной парой, понимали друг друга с полуслова, а в воздухе - по малейшему движению или маневру.

Время, отведённое для разведки, заканчивалось, и Алексей Борисович Панов всё чаще посматривал то на часы, то на карту с нанесённой красным и синим цветом линией фронта. Командир нервничал. И не только потому, что надо было докладывать в штаб дивизии о результатах разведки. Он беспокоился о судьбе лётчиков. Во вражеском тылу не исключена встреча с истребителями противника, объекты, представляющие интерес для разведки, как правило, бывают прикрыты сильным зенитным огнём. Успех разведывательного полёта во многом зависит от опыта, умения и смекалки лётчика. Однако при выполнении боевого задания всякое может случиться...

- На сколько у них осталось горючего ? - спросил Панов одного из офицеров штаба.

- До полной выработки баков - минут 15, - ответил тот.

В воздух поднялась очередная группа истребителей и пошла на задание. Несколько самолётов возвратились с задания и теперь по одному заходили на посадку. С вышки, оборудованной на вековой сосне неподалеку от КП, наблюдатель доложил, что километрах в 20 юго - западнее аэродрома идёт бой.

- Масальский ! - крикнул Панов своему адъютанту и кивнул в сторону наблюдателя: - Уточни сам. - Штабному офицеру приказал: - Запросите по радио Добровольского и предупредите, что в район боя высылаю четвёрку истребителей.

Саша Масальский сбросил куртку и в несколько мгновений вскарабкался на сосну. Взяв бинокль у наблюдателя, опытным глазом сразу определил: 2 советских истребителя на высоте около 1000 метров ведут бой с 4 Ме-109. По всей вероятности, это были Василий Добровольский и Алексей Бородачёв. На запросы по радио они почему - то не отвечали.

Все, кто не был занят боевой работой, поспешили на лётное поле, откуда можно было наблюдать за поединком наших лётчиков с вражескими самолётами. Над аэродромом повисла тишина, только издали доносился надрывный вой работающих двигателей, в который время от времени врывалась отчетливая дробь пулемётно - пушечных очередей. По классической технике пилотирования и чёткой согласованности действий все догадывались, что бой ведут Добровольский и Бородачев. Вскоре это предположение подтвердилось. Василий с присущим ему спокойствием доложил по радио:

- Задание выполнили !   За нами увязалась четвёрка "Мессеров". Ведём бой на подступах к аэродрому. Горючее на исходе.

Как хотелось помочь ребятам !   Но что можно было сделать, находясь на земле ?   Только сочувствовать и страстно желать победы над неприятелем. Правда, все крепко надеялись на четвёрку истребителей, которую послал командир полка на помощь разведчикам. Но она только начинала взлёт парами.

Бой с каждой атакой приближался к аэродрому. Василий и Алексей, умело применяя маневр, называемый "ножницами", отбивали натиск немецких истребителей и зорко обороняли друг друга. А противник тем временем широко рассредоточился по фронту и начал одновременную атаку наших самолётов. Добровольский, заложив левый крен, развернулся в сторону своего ведомого против атакующей его пары "Мессеров". Бородачёв на фоне солнца временно потерял из виду вторую пару немецких истребителей и несколько запоздал с маневром - начал разворот, когда враг уже был в непосредственной близости от ведущего.

Все, кто наблюдали за боем с земли, с замиранием сердца следили за нашими истребителями.

- Эх, не успела наша четвёрка помочь ребятам, - с горечью вырвалось у кого-то из однополчан.

Огненная струя, как вспышка молнии, полоснула по фюзеляжу и левой плоскости ведущего самолёта. А через несколько мгновений донесся звук длинной пушечной очереди, напоминающий сильные и частые удары в большой барабан. Машина Василия вздрогнула, на какое-то мгновение замерла, затем медленно с левым разворотом, опустив нос и вращаясь вокруг продольной оси, пошла к земле.

Все ждали, что Добровольский вот-вот выбросится с парашютом. Но его "Киттихаук", в последний раз сверкнув на солнце крыльями, скрылся за лесом. Над местом падения поднялся огромный столб клубящегося дыма. Потом послышался взрыв. Лётчики, техники, все авиационные специалисты сняли шлемофоны и ушанки...

Истребитель Р-40 'Киттихаук'

В небе остался Бородачёв и 4 вражеских истребителя. Трудно сказать, чем бы кончился этот неравный бой, не подоспей к Алексею четвёрка наших самолётов. Заметив её, немцы повернули на запад, а Алексей - в сторону своего аэродрома. По радио сержант доложил:

- Высота 800, двигатель остановился, обеспечьте посадку.

Другие лётчики, прибывшие с задания и тоже заходившие на посадку, ушли на второй круг. Едва перетянув верхушки деревьев, Бородачёв мастерски приземлился. Выйдя из кабины, он доложил командиру полка:

- Боевое задание выполнено. На двух аэродромах обнаружено до 50 самолётов, из них около 20 бомбардировщиков Ju-88. Южнее Старой Руссы на высоте 2000 метров нас атаковала пара "Мессеров". Потом с аэродрома взлетели ещё несколько истребителей. Мы оттянули бой на восток. После очередной лобовой атаки ушли вниз и на фоне леса оторвались от противника. Около Демянска снова набрали высоту, пересекли линию фронта на большой скорости со снижением. И тут заметили, что сзади и ниже нас над самым лесом идут 2 пары "Мессеров". Завязался бой. Остальное вы видели, - Бородачёв опустил голову.

Алексей Борисович тяжело вздохнул.

Через полчаса на грузовой машине, крытой брезентом, группа специалистов отправилась к месту падения самолёта. К удивлению участников поиска, никаких следов Василия Добровольского не было поблизости от обломков его самолета. Что с ним ?   А спустя некоторое время Василий сам пришёл в полк. Радости не было конца. Оказывается, он выпрыгнул с парашютом над самым лесом и благодаря густым кронам деревьев остался жив.

- В рубашке родился, - радостно улыбались лётчики.

9 августа 1942 года командир звена 436-го ИАП лейтенант В. М. Добровольский был представлен командованием части к очередной правительственной награде. В документе указывалось:

"Бесстрашный истребитель, до конца преданный делу партии и социалистической Родине. На Ленинградском фронте с 22.06. по 18.11.1941 г. им произведено 127 боевых вылетов, из них: 12 - на штурмовку, 3 - на разведку, 5 - на прикрытие, 7- на спецзадания. На Калининском фронте с 12.03. по 12.04.1942 г. им произведено 10 боевых вылетов, из них: 2 - на разведку, 8 - на прикрытие. На Юго - Западном фронте с 30.05. по 17.07.1942 г. им произведено 60 боевых вылетов, из них: 4 - на разведку, 38 - на прикрытие, 18 - на сопровождение. На Сталинградском фронте им произведено 28 боевых вылетов, из них: 10 - на сопровождение Ил-2, которые не имели потерь. 27.07.1942 г. один сопровождал 8 Ил-2, которые без потерь вернулись на свой аэродром. При сопровождении участвовал в 3-х воздушных боях.

За короткий промежуток времени боевой работы в 436-м ИАП заслужил всеобщее уважение и любовь, как среди командования полка, так и среди личного состава. Среди товарищей общителен и живёт жизнью коллектива.

В воздушных боях сбил лично 8 самолётов противника. Кроме того, 3 самолёта  ( 2 Ю-88 и 1 До-215 )  сбил в групповых боях".

Приказом по войскам Сталинградского фронта № 56/н от 23 октября 1942 года лейтенант В. М. Добровольский награждён вторым орденом Красного Знамени.

30 декабря 1942 года заместитель командира 2-й эскадрильи 436-го ИАП старший лейтенант В. М. Добровольский погиб в воздушном бою.

Вот как описывает события тех дней один из его боевых товарищей, прославленный лётчик - истребитель Николай Фёдорович Кузнецов:

...5 дней тому назад Вася Добровольский схватился на лобовых с "Фоккером" и оба самолёта посыпались вниз. Все знали какой Вася напористый. А тут фриц, видимо, попал тоже из упрямых. Правда, в последний момент "Фоккер" пытался отвернуть, но было уже поздно...

Я никак не мог представить себе, что никогда больше не увижу Добровольского. Нашего Васю - весельчака и оптимиста. Не хотелось верить..."

К тому времени Василий Митрофанович Добровольский совершил около 260 боевых велетов. В воздушных боях сбил не менее 13 самолётов противника лично и 3 в группе с товарищами.  [ М. Ю. Быков в своих исследованиях указывает на 10 личных побед лётчика. ]

Внизу представлено одно из последних  ( если не последнее )  фото В. М. Добровольского:

В.М.Добровольский.

Лейтенант В. Добровольский, совершивший 254 боевых вылета,
сбивший лично 13 самолётов противника, а также 3 самолёта в
групповых боях. Северо - Западный фронт. Декабрь 1942 года.

*     *     *

Список известных побед старшего лейтенанта В. М. Добровольского:
( Из книги М. Ю. Быкова - "Победы сталинских соколов".  Издательство "ЯУЗА - ЭКСМО", 2008 год. )


п / п
Д а т аСбитые
самолёты
Место воздушного боя
( одержанной победы )
Свои
самолёты
111.09.1941 г.1  Ju-87НиколаевскоеИ-16, "Харрикейн",

Р-40 "Киттихаук".
214.09.1941 г.1  Ju-88Александровка
323.09.1941 г.1  Ме-109Ново - Весь
428.06.1942 г.1  Ме-109Терновская
501.07.1942 г.1  Ме-109Волоконовка
623.07.1942 г.1  Ме-109северо - восточнее Стенюки
731.07.1942 г.1  Ме-109западнее колхоза "Стан"
804.12.1942 г.1  Ме-109Симоново
916.12.1942 г.1  Ме-109северо - западнее Тихакино
1017.12.1942 г.1  Ме-109Заозерье

      Всего сбитых самолётов - 10 + 0;  боевых вылетов - около 250.


Возврат

Н а з а д



Главная |  |  | Источники | 

    -->      © AirFighters.RU