Главная | Источники | 

HSU

Дудин Николай Максимович

Н.М.Дудин.

Родился в 1917 году в деревне Склепово, ныне Вохомского района Костромской области, в семье крестьянина. Окончил среднюю школу № 10 в станице Красноармейской. С 1936 года в Красной Армии. В 1938 году окончил 7-ю Сталинградскую военную авиационную школу лётчиков. Служил на Дальнем Востоке. Участник Великой Отечественной войны с 7 Июля 1941 года.

Военный комиссар эскадрильи 29-го истребительного авиационного полка ( 31-я смешанная авиационная дивизия, ВВС 29-й армии, Западный фронт ) младший политрук Лейтенант Н. М. Дудин отличился 28 Июля 1941 года: прикрывая с воздуха переправу в районе Севастьяново ( Витебская область ), сбил огнём вражеский, а другой уничтожил таранным ударом. 22 Октября 1941 года за мужество и воинскую доблесть, проявленные в боях с врагами, удостоен звания Героя Советского Союза.

После ранения, полученного в Феврале 1942 года, Гвардии старший политрук Н. М. Дудин до конца войны служил инструктором в авиационных училищах. После войны был начальником лётной части Астраханского и Краснодарского аэроклубов, начальником Орловского аэроклуба. С 1958 года Подполковник Н. М. Дудин - в запасе. Жил в Краснодаре. Награждён орденами Ленина, Красного Знамени, Красной Звезды, медалями. Умер 27 Января 1968 года. Автор статьи "Традиции советской Гвардии" ( в книге "Богатыри русского неба" ).

*     *     *

Лётчики 29-го ордена Ленина Краснознамённого истребительного полка стояли на плацу и слушали речь приехавшего в полк всеми уважаемого авиационного Генерала П. Ф. Жигарева, который говорил:

- В начале войны Гитлер вещал: "Славяне никогда ничего не поймут в воздушной войне. Это оружие мужественных людей, германская форма боя". Немцы кичились своими асами. Они крикливо превозносили своих воздушных пиратов Вернера Мельдерса, Герхарда Шашке, генерала Гальмут Вильберга, "короля бомбометания" Отто Вегнера, полковника фон Кюрса.

Но советские соколы с первых дней войны доказали зарвавшимся захватчикам, что они умеют отлично воевать и защищать свою страну самоотверженно, геройски. Русские воздушные богатыри своей могучей рукой сбросили тысячи фашистских стервятников - асов с небесной высоты в пучину гибели. У наших лётчиков - невиданный размах, русская гордость, они принесли за облака самое страшное для врага - жгучую ненависть к подлым захватчикам и железное упорство в бою. Воздушная война оказалась не германской, а русской формой боя.

Генерал называл лётчиков, отличившихся в первые недели войны, воздавал должное их мужеству, самоотверженности.

Только что назначенный комиссаром эскадрильи 24-летний Лейтенант Николай Дудин стоял рядом со своими товарищами и мысленно вспоминал первые воздушные схватки с врагом: "Да, ребята наши - орлы !  Они отважно вступают в бой с многочисленными немецкими "Мессерами" и "Юнкерсами" и дерутся отчаянно, дерзко". Вот бок о бок с ним стоит комэск Саша Тормозов, в строю - Лука Муравицкий, Коля Морозов, Попов. Все они отличные воздушные бойцы, смелые, не страшащиеся смерти. С них берут пример другие...

Генерал меж тем продолжал:

- Ваш 29-й полк - гордость нашей истребительной авиации. Ещё в годы Гражданской войны он громил немцев на Украине и был награжден за боевые заслуги высшим тогда орденом республики - орденом Красного Знамени. Почти четверть века боевые эскадрильи полка хранят героические традиции прошлого. В вашем полку вырос и воспитался великий летчик страны Советов, первый воздушный гвардеец Валерий Павлович Чкалов. Сейчас здесь живут и победоносно сражаются с врагом многие его ученики и последователи.

"Что верно, то верно", - Дудин снова оглядел весь строй авиаторов. В полку свято хранятся чкаловские традиции. И последователи, и ученики его есть.

Николай улыбнулся, вспомнив первую свою встречу с замечательным советским лётчиком и разговор с ним. А голос Жигарева разносился над строем:

- Его жизнь стала примером для всех наших лётчиков, а его заветы - руководством к действию. Чкалов говорил: "Я буду держать штурвал самолёта до тех пор, пока в моих руках имеется сила, а глаза видят землю". И добавлял: "Там, где речь идёт о счастье и славе моего народа, там я ищу себе работу, остальное - почести, опасности - над ними я никогда не задумываюсь. Лишь в борьбе я чувствую жизнь". Ныне, когда наш народ ведёт кровопролитную Отечественную войну против немецкого фашизма, сбылись пророческие слова великого лётчика: "Ручаюсь, враги на деле убедятся, что Чкаловых, Громовых, Байдуковых и Юмашевых в советской стране куда больше, чем они это себе представляют".

- Конечно, больше ! - Дудин легонько подтолкнул локтем Тормозова. - Хорошо говорит !   А больше потому, что все эти годы молодые лётчики не сидели, "сложив крылья". Они осваивали фигуры высшего пилотажа, технику пилотирования, приёмы воздушного боя, а некоторые успели и повоевать в небе Монголии под Халхин - Голом, на Карельском перешейке".

- Наши воины отважно бьются с врагом. Они презирают смерть, сражаются с гитлеровцами до последнего в воздухе, на земле, на море. Они следуют завету великого нашего полководца Суворова: "Всегда бей !   Сломался штык - бей прикладом, приклад отказал - бей кулаком, вцепись зубами. Только тот бьёт, кто отчаянно, до смерти бьется". Так же поступают и наши соколы: отказал мотор, кончились патроны и снаряды - смело идут на таран, низвергают фашистских стервятников с неба.

Митинг окончился. Лётчики расходились, глубоко взволнованные вдохновляющей речью боевого Генерала. Они собирались группами и горячо обсуждали то, что их особенно взволновало. Повсюду продолжался разговор об умении всего себя отдать воздушному бою и во что бы то ни стало сбить противника. Лётчики - истребители много слышали о воздушном таране, применявшемся нашими отважными соколами с первых же дней войны, но в полку таран никто ещё не применял. Поэтому - то так горячи и были разговоры.

- По - моему, на таран мы идём не от нашей силы, а от отчаяния, - молодой пилот, только что прибывший в полк, оглядел товарищей, - не хватает скорости, маневра, "Мессеры" лучше вооружены. Вот погоняется - погоняется за немцем лётчик, отчается сбить его, минутный порыв, неразумная удаль и несётся на безотчётный таран. Гробит врага, но разбивается и сам. А много ль проку в этом "геройстве" ?   Погубил боевую машину... А их у нас и так не густо.

Окружающие возмутились:

- Ну, ты это брось !   Пороха ещё сам не нюхал. Побываешь в бою, покрутишься в "карусели" - тогда поймёшь: воздушный таран - продуманный заранее и рассчитанный на очевидное поражение врага боевой маневр.

Дудин подошёл к лётчику - скептику:

- И потом, почему обязательно гробить свою боевую машину ?   Нестеров, наш соотечественник, кстати, первый протаранивший немецкий самолёт ещё в 1916 году, говорил: "Столкновение двух самолётов в воздухе не опаснее для опытного лётчика, чем штыковая атака на земле..."   Конечно, это риск. Но разве мы не привыкли рисковать ?   Всё дело в умении и в воздушном мастерстве того, кто идёт на таран.

- Это верно. - В разговор вмешался подошедший командир эскадрильи Капитан Тормозов. - Для неопытного лётчика - таран почти всегда гибель, для мастеров - нет. Врага он собьёт, а сам останется жив, да и машину постарается посадить на землю. Но к тарану, конечно, нужно готовиться. Помните, как настойчиво готовил себя к предстоящим боям Валерий Чкалов ?

- Но таран - то он не производил ? - "скептик" не сдавался.

- А вот и производил. Правда, не боевой, а учебный !   Однажды на учебно - тренировочных полётах Чкалов выполнял задания по воздушной стрельбе. Командир эскадрильи выпускал над полигоном шары - мишени, лётчик должен был их сбить. Комэск выпустил один шар. Чкалов сбил его со второй атаки. Командир выпустил второй шар - Чкалов сбил его сразу, с первой атаки. Тогда комэск решил усложнить задание и выпустил одновременно два шара. Чкалов бросился сначала на первый, сбил его, а затем ринулся в атаку на второй. Но тут лётчик обнаружил, что запас патронов кончился, а шар между тем продолжает подниматься. "Не уйдёшь !" - упрямо сказал себе Валерий Павлович и, догнав цель, протаранил её пропеллером. "Зачем вы это сделали ?" - спросил его командир, когда он приземлился. - "Так я буду расправляться с неприятельскими самолётами, когда мои пулемёты перестанут стрелять", - ответил лётчик.

- А ты пока и по наземным - то целям все пули в "молоко" пускаешь, "бочку" крутить не научился. Вот тебе и порыв, хлопец !

Лётчики дружно рассмеялись и пошли по самолётам. Тормозов и Дудин зашли в штабную землянку, адъютант эскадрильи Медовой протянул трубку:

- Товарищ комэск, вас командир полка.

Тормозов оправил гимнастёрку и взял трубку:

- "Восьмой" слушает.

Через минуту он коротко сказал:

- Боевой вылет.

Вскоре 7 истребителей, ведомые Тормозовым, были в воздухе. "Ястребки" шли на прикрытие переправы наших войск через реку Днепр.

В воздухе было спокойно. Внизу извилистой лентой бежала широкая, поблескивающая река, домики на земле казались игрушечными. Врага поблизости не было. Но повадки противника наши лётчики уже изучили. Вражеские пикировщики появляются внезапно и обязательно в сопровождении "Мессеров".

Так случилось и сейчас. Вскоре на западе появились чёрные точки. Николай сосчитал - 18 штук - "Юнкерсы" и "Мессеры". Значит, "Юнкерсы" пойдут на переправу, а "Мессеры" завяжут воздушный бой и постараются отвлечь советские истребители на себя.

Надо опередить их и ещё до подхода расстроить их строй стремительной атакой.

Немецкие машины приближались. Ещё минута - другая, и они начнут сбрасывать свой смертоносный груз на головы переправляющихся через реку наших бойцов. Но разве допустят это присланные для прикрытия частей лётчики - истребители. И пусть их только 7, а врагов в 2,5 раза больше, разве это удержит их от неравной встречи.

Бой был горячим и скоротечным. Тормозов, Морозов, Муравицкий и Попов ринулись в атаку на бомбардировщиков. "Ястребок" Дудина и ещё 2 других молниеносно атаковали "Мессеры" прикрытия. Они же зорко следили за действиями своих товарищей и в любую секунду готовы были прийти к ним на помощь.

И-153 ведёт бой с Ме-109

Советский истребитель И-153 ведёт бой с немецким Ме-109, 1941 год.

Несмотря на свою малочисленность, инициативой воздушного боя с первых минут овладели советские лётчики. И они не упускали её до конца, до тех пор, пока на землю не рухнуло 4 "Юнкерса" и 2 "Мессера", а 3 других, повреждённые и изрешечённые пулями, не вышли из боя. Советские воздушные бойцы потеряли лишь 1 самолёт - победа была полной.

Одна за другой машины садились на аэродром. Настроение у всех было приподнятое. Дудин, увидя Медового, ещё издали крикнул:

- Пиши, адъютант, в свой талмуд на стене - плюс 6 самолётов !   Сколько в итоге ?

- Одного до дюжины не хватает...

- Тогда погоди свою бухгалтерию закрывать. Люблю ровный счёт !   Может, завтра ещё фрица сшибём - счёт тебе подравняем.

А назавтра Николаю Дудину вместе с комэском Александрам Тормозовым действительно пришлось первыми вылететь в паре для прикрытия переправ и для разведки переднего края обороны противника.

Вот советские "Ястребки" прошли переправу, взяли курс на северо - восток. В пересечении шоссейной и железной дорог сделали левый разворот. И в тот же миг Тормозов и Дудин заметали выскочившие из облаков вражеские самолёты. Озлобленные вчерашней неудачей в воздухе, немцы решили взять реванш. Когда советские "Ястребки" подошли к району их барражирования, 4 Ме-109 устремилась в атаку.

Раздумывать было некогда. Дудин, заметав вражеские самолёты, бросился им навстречу. Ведущий немец этого не ожидал - он был уверен, что русские не заметили атакующие из - за облаков "Мессеры". Короткая пулемётная очередь - и передний "Mессер", резко спикировав, пошёл вниз.

- Один есть ! - Дудин облизал пересохшие губы. - Медовому исправил бухгалтерию.

И в тот же миг увидел, что левую плоскость машины Тормозова лижет пламя. "Не успел увернуться комэск". Николая охватила ярость. "Ну, погоди !   Сейчас я вам покажу !"

Надо было спешить на подмогу товарищу. В этот момент к нему пристраивался в хвост второй "Мессер" с явной целью добить "Ястребок". Атака, и "Мессер" бросил свою жертву, удрал. Дудин тут же схватился с двумя другими Ме-109.

Не растерялся и Тормозов. Резким скольжением на крыло он сбил пламя и снова вступил в бой. И как раз вовремя - на Дудина насело 3 вражеских истребителя. Вскоре к ним присоединился ещё один.

Трудно бы пришлось комиссару, не подоспей к нему на выручку комэск. Взаимная выручка в бою - закон советских лётчиков. Так было и сейчас. Машина Тормозова вынырнула снизу под брюхо пристроившегося к самолёту Дудина "Мессеру" и срезала его меткой очередью. Теперь уже вдвоём советские лётчики продолжали сражаться против 3 "Мессеров".

Воздушная схватка была жестокой. Вот когда сказалась отличная боевая выучка лётчиков и их сила духа. Два советских истребителя дерзко атаковали вражеские машины, но те, обладая большей скоростью, умело уходили из - под удара, а потом вновь пытались то зайти в хвост нашим "Ястребкам", то ударить сверху. Наши же лётчики отлично использовали преимущество своих самолётов, особенно в горизонтальном маневре. Они вырывались из вражеского кольца и снова бросались в стремительную атаку.

В этих беспрерывных атаках машина Тормозова вскоре получила ещё повреждение и вынуждена была выйти из боя и приземлиться среди наших войск.

С земли командир эскадрильи вместе с сотнями бойцов - пехотинцев с волнением наблюдал за перипетиями боя. Он, как никто другой, особенно ясно видел, как тяжело сейчас приходится комиссару эскадрильи одному против 3 врагов, и он кусал губы, ругал себя, свой подбитый "Ястребок", которого сейчас так не хватало там, в небе.

А Дудин продолжал сражаться с врагом. Вот зажатый со всех сторон, он удачно выскочил из кольца и стал нагонять сзади один из "Мессеров". Но вовремя заметил: два других пикировали на него сверху с разных направлений. Моментально развернувшись, комиссар энергично направляет свою машину в лобовую атаку. Сейчас немцы идут парой, один несколько отстав от другого. Что ж, тем лучше !  Машины несутся лоб в лоб. "Нервы в узду !  Прямо на врага !"

Первый лётчик не выдерживает, с дистанции 1000 метров открывает бесприцельную стрельбу и, получив ответную пулемётную очередь, уходит горкой вверх. Но его тотчас сменяет второй Ме-109, который идёт также прямо в лоб. Страшный молниеносный поединок воли. Кто струсит, не выдержит, отвернёт первым ?

Вот когда отчётливо всплыли в памяти слава Валерия Чкалова, сказанные им молодому курсанту - пилоту Николаю Дудину в 1937 году на военном аэродроме. После полёта Валерий Павлович подозвал Николая, положил руку на плечо и сказал: "Молодец, парень. Лихо летаешь. Будешь в бою - бери врага смелостью, в лоб. Он не выдержит - тогда и добивай его". Эти слова запомнились Дудину на всю жизнь, глубоко запали в сердце. Они не раз помогали ему на деле проявить хладнокровие и выдержку, принимать смелые, единственно правильные в данной обстановке решения. Они помогали ему быть бесстрашным в сражениях, искусным и находчивым в минуты смертельной опасности.

До вражеского самолёта осталось 600 метров. Николай нажимает гашетки - пулемёты молчат. "Ах так твою, растак"... Боекомплект весь вышел !   Решать надо молниеносно. И Дудин решает: "Иду на таран !"

Нервы и у второго вражеского пилота оказываются слабыми. Дистанция между машинами стремительно сокращается. 200 метров... 100... Немец разворотом взвивается в небо.

"Ага, не выдержал !   Нет, теперь всё равно не уйдёшь !"...

Пропеллер ударил в центроплан вражеской машины. Николай успел отстегнуть ремни от сидения и последним усилием воли выбросился из кабины самолёта. Чувство самосохранения подсказало, что надо дернуть парашютное кольцо. Рванул. Но что это ?  Парашют не раскрывался.

А с земли за ходом воздушного боя внимательно следили бойцы и командиры, командующий армией Генерал - Лейтенант Масленников. Они видели падение двух самолётов. И теперь беспокойно смотрели на несущуюся к земле чёрную точку.

- Затяжной ! - говорили бойцы. - Но что - то уж долго не раскрывается парашют...

А Дудин в это время внушал себе:

- Выдержка, выдержка...

Поняв, что стропы одной из лямок зацепились за носок его сапога, он быстрым движением освободил их и снова рванул кольцо. Николай почувствовал над собой полотнище раздутого воздухом парашюта, когда до земли оставалось каких - нибудь 150 метров.

- Жив, раскрылся ! - командующий армией с облегчением вздохнул. - Молодец. - И, обернувшись к окружавшим его офицерам, приказал:

- Узнайте, как фамилия лётчика, что шёл на таран.

- Лейтенант 29-го истребительного полка Николай Дудин, - ответил только что подошедший к командному пункту Капитан Тормозов. - Отличный воздушный боец.

- Да, настоящий сокол, - согласился Генерал.

Н.М.Дудин.

22 Октября 1941 года за подвиг, совершённый в последние дни Июля у переправы через Днепр, комиссар эскадрильи, Лейтенант Николай Максимович Дудин Указом Президиума Верховного Совета СССР был удостоен высшей степени воинского отличия - звания Героя Советского Союза. Героями стали и его друзья по полку Попов и Муравицкий.

Особым приказом Ставки Верховного Командования 29-й ордена Ленина Краснознамённый истребительный полк за проявленную отвагу в воздушных боях с немецкими захватчиками, за стойкость, мужество и героизм личного состава в Сентябре 1941 года был преобразован в 1-й Гвардейский истребительный авиационный полк. Воины - авиаторы с честью пронесли Гвардейское знамя, вписали много славных страниц в боевую летопись советской авиации...

После окончания войны Николай Максимович продолжал служить в ВВС. С 1954 года Подполковник Н. М. Дудин был Председателем Орловского аэроклуба, одним из инструктором которого стал Виктор Меренков  ( с 1964 года этот аэроклуб возглавил Подполковник Дзюба Виктор Дмитриевич ).




Дополнительная информация о Н. М. Дудине.

Возврат

Н а з а д