Главная | Источники | 

HSU

Ефимов Матвей Андреевич

М.А.Ефимов.

Родился 23 Июля  ( 5 Августа )  1909 года в деревне Пашково, ныне Кардымовского района Смоленской области, в семье крестьянина. Окончил неполную среднюю школу. Жил в Москве. Учился в Академии им. Н. Е. Жуковского. С 1931 года в Военно - Морском Флоте. Окончив Ейское военно - морское авиационное училище, служил в нём лётчиком - инструктором.

С 22 Июня 1941 года Старший лейтенант М. А. Ефимов в действующей армии. Служил в составе 5-го ИАП  ( с Января 1942 года - 3-й Гвардейский ИАП )  ВВС КБФ. Был командиром звена, комиссаром эскадрильи, затем авиаполка.

К Апрелю 1942 года командир звена 3-го Гвардейского истребительного авиационного полка  ( 61-я истребительная авиационная бригада, ВВС Балтийского флота )  Гвардии старший лейтенант М. А. Ефимов совершил 280 боевых вылетов, сбил лично 3 и в группе 19 самолётов противника.

14 Июня 1942 года за мужество и отвагу, проявленные в боях с врагами, удостоен звания Героя Советского Союза.

В Августе 1942 года Гвардии капитан М. А. Ефимов назначен заместителем командира полка по политической части.

7 Января 1943 года погиб в авиационной катастрофе. Похоронен в городе Кронштадт, ныне администрации Санкт - Петербурга, на городском кладбище.

Награждён орденами: Ленина  ( дважды ), Красного Знамени. В Ленинграде есть улица носящая имя Героя.

*     *     *

Есть в Санкт - Петербурге улица Ефимова. Начинается она у площади Мира. Эта улица названа в честь одного из славных защитников Ленинграда от фашистского нашествия - Героя Советского Союза Матвея Андреевича Ефимова.

Перед войной, а затем и в ходе Великой Отечественной войны на должности политработников в авиацию выдвигали лучших лётчиков. И это вполне себя оправдало. Таким людям, овладевшим техникой, политически подкованным, по плечу было руководство политической работой и воспитание личного состава в духе понимания высокого воинского долга.

Паренёк со Смоленщины Матвей Ефимов не сразу избрал путь лётчика. В 1931 году он оказался в танковой школе, потом пошёл учиться в Свердловский коммунистический университет. Здесь он получил хорошую политическую закалку и по спецнабору стал курсантом Военно - морского авиационного училища. На Балтику он пришёл за полгода до начала Великой Отечественной войны из Военно - Воздушной академии им. Жуковского. Ещё не будучи политработником, М. А. Ефимов являлся партийным вожаком в своей части, секретарем партийной организации.

Это было на 10-й день войны. Наши войска вели ожесточённые бои с немецкими моторизованными и танковыми колоннами на Двинском направлении. Здесь, под Двинском, насмерть стояла советская пехота. Насмерть дрались и балтийские лётчики.

Вечером вышел очередной "Боевой листок". Эскадрильский художник нарисовал парторга Матвея Ефимова с ключом от Берлина. В стихотворной подписи, сделанной комсомольцем Игорем Каберовым, редактором "Боевого листка", говорилось, что ключ от фашистского логова в надёжных руках.

Надёжность - это, пожалуй, самое главное качество парторга 3-й эскадрильи. Прежде всего он был надёжен в бою, потому что всегда оказывался имецно там, где наиболее опасно. С ним уверенно чувствовали себя новички. Он учил их осмотрительности, хладнокровию и решительности в действиях против превосходящих сил противника. А сражаться в равных составах, скажем, четвёрка на четвёрку, эскадрилья на эскадрилью, тогда не приходилось. Четырём балтийцам неизменно противостояли 10, 15, а то и 30 врагов, и надо было овладевать умением бить противника, сколько бы его ни было.

Особенно много пришлось летать в Июле 1941 года, когда почти ни одной схватки над Балтикой не проходило без участия Ефимова. В те дни он открыл боевой счёт лично им сбитых вражеских самолётов. Тогда же и окрепла его дружба со штурмовиками. "Илы" ещё не имели стрелка, лётчик был один, как на истребителе. Немцы, обычно, наносили удар с задней полусферы, что называется, в спину. Но живым щитом являлся для штурмовиков Матвей Ефимов. Удивительно быстро он стал мастером сопровождения. Случалось, противник группой нападал на Ефимова, чтобы отвлечь его от штурмовиков и затем расправиться с ним. Ефимов даже в угрожающей обстановке не поддавался на уловки врагов. Коротким контрударом отразив нападение, он снова занимал место над штурмовиками и обеспечивал их действия.

В начале Августа Ефимов и лётчик Алексеев покинули свою базу близ Ленинграда и вылетели на острова Моонзундского архипелага. Здесь по заданию Ставки в глубокой тайне готовилась операция балтийских лётчиков по бомбардировке Берлина. Обеспечивать их безопасность поручалось специальной истребительной группе, в состав которой включили и Матвея Ефимова. Когда в начале Сентября они вернулись в свою эскадрилью, их с огромной радостью приветствовали боевые друзья.

В середине Сентября в полк поступил приказ перелететь на другую базу. Техники заканчивали заправку горючим и пополнение боезапаса, когда парторг позвал Игоря Каберова и вручил ему партийный билет. Это событие Каберов отметил новыми героическими делами. Окружённый 10 "Мессерами", он сумел сбить с курса "Юнкерс-87", пикировавший на линкор. "Мессер" оказался совсем близко, и, чтобы избежать огненной трассы, Каберову пришлось ввести машину в глубокое скольжение. "Мессер" проскочил... и вспыхнул. Это помог спастись от неминуемой гибели "ЛаГГ" с цифрой "63" на борту. Каберов сразу узнал машину Матвея Ефимова.

ЛаГГ-3 из состава 3-го ГвИАП КБФ.

Всего в тот день Ефимов и его товарищи уничтожили над кораблями 4 "Юнкерса" и 1 "Мессер". А вскоре после этого Ефимов, Каберов, Костылев и Сухов были награждены орденом Красного Знамени.

Вспоминая о тех днях, Адмирал Трибуц В. Ф. в своей книге "Балтийцы сражаются", пишет:

"23 Сентября 1941 года противник совершил наиболее интенсивный налёт на Кронштадт. В течение дня самолёты врага несколько раз бомбили наши объекты, главным образом корабли. В этих налётах участвовало до 270 самолётов. Лётчики - истребители от рядовых до командиров авиаполков не выходили из машин, поднимаясь снова и снова для отражения воздушных атак.

В тот день я находился на КП флота и с холма, в сильный бинокль, увидел большую группу вражеских бомбардировщиков шедших от Петергофа к Кронштадту. Ударили наши зенитные орудия. Затем появилась шестёрка истребителей. Больше едва ли будет, подумал я, под Ленинградом трудно, вся наша авиация там. Истребители вступили в неравный бой... Позже мне доложили фамилии лётчиков, это были испытанные авиаторы Каберов, Костылев, Ефимов, Мясников и Львов.

В конце Сентября противник отказался от массированных налётов на Кронштадт и избрал другую тактику воздушной войны - охоты за нашими одиночными самолётами. В небе стали появляться группы вражеских "охотников". Выследив наш одиночный самолёт, они набрасывались на него. Особенно активно охотились они за нашими транспортными самолётами и отдельными лётчиками - истребителями, которых успели запомнить в ходе воздушных сражений. Вражескими "охотниками" занялись наши прославленные асы А. Ф. Мясников, М. А. Ефимов, Г. Д. Костылев, П. Чепелкин, К. В. Соловьёв и другие. За короткий срок они сбили несколько известных немецких лётчиков.

М. А. Ефимов
М. А. Ефимов у своего самолёта, 1942 г.

...Активное участие в защите коммуникаций на Ладоге принимал и 5-й истребительный авиационный полк под командованием Героя Советского Союза П. В. Кондратьева. Под стать ему был и военком Матвей Ефимов. Замечательный лётчик, комиссар сам много летал, показывая пример другим. Часто, после напряжённого лётного дня, он появлялся в землянках и вёл с людьми непренужденные беседы.

По характеру спокойный, добрый, отзывчивый человек, военком совершенно не терпел малейшую недисциплинированность. Он был поистине душой полка, мечтал и был уверен, что скоро у нас появятся новые машины, которые по своим тактико - техническим данным превзойдут технику противника. Но ему не суждено было дождаться этих дней..."

Матвей Ефимов удивительно быстро находил общий язык с авиаторами. Привлекали его душевность, внимательность, умение выслушать и дать неторопливый совет. Помогало и то, что он прошёл основательную жизненную школу, получил фундаментальное образование. Ещё в юности был секретарем комсомольской ячейки в деревне на Смоленщине, председателем сельсовета. С 1927 года жил в Москве, учился в Коммунистическом университете и одновременно работал на заводе. После окончания университета была танковая школа, затем занятия в Военно - Воздушной академии. Закончив Ейское училище, стал лётчиком. Затем работал инструктором. Накануне Великой Отечественной его перевели в 5-й авиаполк на Балтику, где он в первый же день войны и совершил свой первый боевой вылет.

В эскадрилье, где служил Ефимов, была хорошо поставлена партийно - политическая работа. Большая работа велась с письмами. Десятки треугольников отправил Ефимов по домашним адресам отличившихся лётчиков, техников, мотористов, причём писал их сам, писал, как говорили лётчики, сердцем своим.

В первые недели войны на лётчиков легла огромная нагрузка. Ефимов вместе с командирами многое сделал для организации отдыха лётно - технического состава. Случалось, лётчиков Костылева, Каберова, Сухова даже вопреки их желанию заставляли отдохнуть день - другой. Только самого Матвея Андреевича никто не видел на отдыхе. Приляжет, бывало, под плоскостью самолёта на куртку, заботливо постелённую техником; члены экипажа разговаривают шёпотом, чтобы не разбудить, а Ефимов уже привстал, достал записную книжку, что - то пишет: партийную рекомендацию, заметку в "Боевой листок" об отваге лётчиков, похвальное слово техникам, которые совершенно разбитый самолёт снова ввели в строй, или письмо семье лётчика, спасшего товарища в воздушном бою...

Так получилось, что именно Ефимов бессменно оставался на посту, в то время как командиры менялись. Все они были прекрасными боевыми комэсками, но смерть вырвала из строя сначала И. Новикова, затем А. Мясникова, дважды серьёзно был ранен в бою И. Уманский. Эскадрилья тяжело переживала потери. И само собой разумелось, что в бой эскадрилью на правах командира в этих случаях водил парторг, а затем комиссар, Ефимов.

Есть лётчики, о которых говорят: сильны в воздушном бою, штурмовке, разведке, сопровождении бомбардировщиков. Ефимов одинаково уверенно действовал при выполнении задачи любого характера. Он был поистине универсальным бойцом. В 1941 году он начал летать на И-16, затем на ЛаГГ-3. Штурмовал мотомехколонны и прислугу зенитных батарей противника, летал на разведку, штурмовал аэродромы, с которых действовали самолёты врага, участвовал вр многих воздушных боях, надёжно прикрывал нашу штурмовую и бомбардировочную авиацию. Летал над Ладожским озером, защищал автомашины, доставлявшие хлеб осаждённому Ленинграду.

Ефимов изо дня в день вёл карту боевых действий. Скрепя сердце передвигал флажки от границы всё ближе к столице Родины. Вот и Ленинград в кольце. Немало острых вопросов выслушивал парторг: почему так случилось, почему отступаем ?   Он отвечал, не прячась за цитаты. И вывод делал всегда один: улучшение положения на фронте зависит не вообще от стойкости армии и флота, а от стойкости и отваги каждого из нас. Советовали Ефимову прекратить до лучших времён работу с картой, а он не соглашался: "Ежеминутным напоминанием о нашей ответственности является эта карта..."

И вот уже радость - весь мир говорит о разгроме врагов под Москвой. А с Москвой связана вся жизнь Семёна Львова, Георгия Костылева, в Москве работал, учился сам Ефимов. Как же приятно было "привести в порядок" линию флажков. Когда освободили Калинин, Ефимов сказал Сергею Сухову:

- Сам поставь красный флажок. Не потому, что Калинин твой родной город, а потому, что ты здесь за него сражался как настоящий герой.

Рассвет первого дня нового, 1942 года эскадрилья встречала в кабинах самолётов. В первый полёт повёл группу парторг. Короткими оказались встречи с противником. Но важен итог: сбито 2 самолёта. Отличились Игорь Каберов и Пётр Чепелкин. На другой день ещё 2 вражеских самолёта были сбиты над ледовой трассой. И так почти каждый день. Тяжёлый урон противнику нанесла группа под командованием Ефимова над линией фронта. "Мессеры", пытавшиеся штурмовать наши боевые порядки, после атак Ефимова, Костылева, Львова, Мясникова, Сухова и Чепелкина были подбиты и врезались в землю.

М.А.Ефимов.

18 Января 1942 года в жизни Ефимова и его боевых товарищей произошло большое событие: 5-й истребительный авиаполк был преобразован в 3-й Гвардейский. Народный комиссар ВМФ Адмирал Н. Г. Кузнецов в своём приказе подвёл итоги действиям полка и поставил его в пример. В успехах 3-го Гвардейского ИАП был весомый вклад и парторга. Только с 22 Июня 1941 года по Март 1942 года включительно Матвей Ефимов 280 раз водил свой истребитель в бой, сбил несколько вражеских самолётов. 76 раз сопровождал он на передний край врага бомбардировщиков и штурмовиков. Среди многих благодарностей были и от командующего Ленинградским фронтом, и от Военного совета Краснознамённого Балтийского флота, и лично от А. А. Жданова.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 14 Июня 1942 года за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецко - фашистским захватчиками и проявленные при этом мужество и героизм Гвардии старшему лейтенанту Ефимову Матвею Андреевичу, первому в полку, присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда"  ( № 586 ).

М.А.Ефимов на крыле 'Харрикейна'

Матвей Ефимов на крыле "Харрикейна".  3-й Гвардейский ИАП ВВС КБФ. 1942 год.

В Августе 1942 года Ефимов стал заместителем командира полка по политической части. Как и прежде, он много работал на земле и в воздухе. Правда, летал теперь реже, но зато на самые опасные и ответственные задания. Так, 2 Сентября в районе Красного Бора, охраняя наши войска, семёрка "ЛаГГов" во главе с Ефимовым провела напряжённей бой против 20 "Мессеров". Три из них были сбиты. 15 Сентября 7 наших лётчиков под командованием Ефимова провели бой против 10 "Мессеров" и 8 "Юнкерсов". В тот момент для советских войск наибольшую опасность представляли бомбовозы, пытавшиеся накрыть фугасами наш передний край. Ефимов это прекрасно понимал. Недаром в боевой характеристике командир полка Николай Никитин писал о Ефимове: "В бою дерзок и находчив. Подчинёнными в бою управляет отлично".

- Я отсеку "Мессеры" !   Атакуйте бомбовозы ! - передал он ведомым.

М. А. Ефимов

Гвардейцы ударили по "Юнкерсам". С первого же захода 4 вражеские машины были сбиты, остальные ушли обратно. Один Ме-109 был сбит Ефимовым.

Случалось, что в полку оставались в строю считанные самолёты. Тогда в бой шли только самые опытные, воевавшие с начала войны: Ефимов, Львов, Костылев, Каберов.

В другой раз 8 Гвардейцев, во главе с командиром полка Никитиным, завязали бой с 20 Ме-109. В ходе боя Никитин и Каберов сбили 2 "Мессера". Но в это время вышла из строя машина командира полка. Пришлось командование группой передать Ефимову, который и довёл бой до победы.

В своей книге воспоминаний "Матросы защищали Родину" бывший член Военного совета Краснознамённого Балтийского флота Вице - адмирал Н. К. Смирнов пишет:

"Боевое крещение Матвей Андреевич принял 22 Июля 1941 года и в первом же бою сбил "Мессершмитт". На рубеже второго года войны Гвардии капитану Ефимову было присвоено звание Героя Советского Союза. За 2,5 года войны М. А. Ефимов совершил более 350 боевых вылетов, сбил лично 9 самолётов противника и 27 в группе с другими лётчиками.

Таким был воздушный балтийский ас - политработник М. А. Ефимов. Погиб он в 1943 году, за несколько дней до прорыва блокады, к которому он так готовился. Погиб не в бою, а во время катастрофы самолёта, на борту которого Матвей Андреевич был пассажиром".

К Январю 1943 года Гвардии капитан М. А. Ефимов совершил 352 боевых вылета, провёл 106 воздушных боёв, сбил 9 самолётов противника лично и более 20  ( по различным источникам от 22 до 29 )  в группе с товарищами.  [ М. Ю. Быков в своих исследованиях указывает на 8 личных и 17 групповых побед. При этом согласно оперативным документам на счету лётчика 12 личных и 8 групповых побед. ]

То было особое время на фронте. Ленинградцы жили надеждой на прорыв блокады. Полку выделили новые, лучшие тогда истребители. Лететь за ними надо было самим. Предполагалось, что группу перегонщиков возглавит командир полка. Но у него в это время было много срочных дел, и Ефимов предложил, что полетит за новыми самолётами он, заместитель командира полка по политчасти. Лететь надо было на ДБ-3, не приспособленном для пассажиров. К тому же экипажу из - за срочности задания не довелось отдохнуть после напряжённого боевого дня. И случилось так, что лётчик ДБ-3 не поставил триммер руля высоты на взлётное положение. На разбеге машина вздыбилась, потеряла скорость и рухнула наземь. Пламя мгновенно охватило бомбардировщик, раздались взрывы...

Погибли все, кто находился на борту ДБ-3. Погиб и комиссар полка Матвей Андреевич Ефимов. Тяжело переживали Гвардейцы гибель своего любимого комиссара, как они по - прежнему называли заместителя командира полка. Произошло это 7 Января 1943 года.

Позже Гвардейцы вспоминали: более 10 ведомых было за 1,5 года войны у Ефимова. Он умело воспитывал воздушных бойцов - командиров звеньев, ведущих групп. Многие, в их числе Игорь Каберов, Георгий Костылев, Семён Львов, Дмитрий Татаренко, Иван Цапов, Василий Черненко, стали комэсками, Героями Советского Союза.

Меморивльная доска.

Ефимову не раз приходилось быть рядом со смертью, но ведомых он не потерял ни одного. Пример на войне редкий. И хотя не довелось Ефимову "открыть" тем символическим ключом Берлин, лётчики, которых он воспитал, разбили врага, используя боевые качества комиссара полка.

Жители города помнят своего Героя. В Ленинграде  ( ныне Санкт - Петербург )  его именем названа одна из улиц, где на доме № 1 установлена мемориальная доска.

*     *     *

Список всех известных побед Гвардии капитана М. А. Ефимова:
( Из книги М. Ю. Быкова - "Победы сталинских соколов".  Издат. "ЯУЗА - ЭКСМО", 2008 год. )


п / п
Д а т аСбитые
самолёты
Место воздушного боя
( одержанной победы )
Свои
самолёты
122.07.1941 г.1  Ju-88  ( в группе - 1 / 4 )РопшаЛаГГ-3, "Харрикейн".
21  Ме-110  ( в группе - 1 / 4 )Ропша
323.07.1941 г.1  Ме-109р-н Ленинграда
413.08.1941 г.1  Ме-109  ( в группе - 1 / 3 )р-н Ленинграда
503.09.1941 г.1  Ju-88п-ов Сырве
616.09.1941 г.1  Ме-109Кронштадт
72  Ju-87  ( в паре - 2 / 2 )Кронштадт
828.01.1942 г.1  Ме-109Жихарево
901.02.1942 г.1  Ме-109  ( в паре - 1 / 2 )Выстав
1018.02.1942 г.1  Ме-109Минаевка
1119.02.1942 г.1  "Хе-113"Вороново - Жихарево
1213.03.1942 г.1  Ме-109Виняголово
1314.03.1942 г.1  Ju-88сев. Погостье
1416.03.1942 г.1  Ме-109Кондуя
151  Hs-126  ( в группе - 1 / 3 )юж. Погостье
1618.08.1942 г.1  Ме-109  ( в группе - 1 / 3 )Борки
1702.09.1942 г.1  Ме-109Красный Бор
1805.09.1942 г.1  Ме-109Мга - Синявино
1911.09.1942 г.1  Ме-109Первый городок

      Всего сбитых самолётов - 8 + 17  [ 12 + 8 ];  боевых вылетов - 352;  воздушных боёв - 106.

*     *     *

Эпизоды из боевой деятельности.

22 Июля 1941 года в районе Ропша четвёркой самолётов 5-го ИАП КБФ, в составе которой был и М. А. Ефимов, сбиты Ме-110 и Ju-88.

23 Июля 1941 года в 09:33 на отражение массированного налёта вражеской авиации на Ленинград  ( до 20 Ju-88 и 10 - 15 Ме-109 )  вылетели лётчики 5-го ИАП КБФ. М. А. Ефимов в ходе боя сбил Ме-109.

13 Августа 1941 года 3 ЛаГГ-3 из 5-го ИАП КБФ  ( Г. Д. Костылев, М. А. Ефимов и С. И. Сухов )  выполняли задание по разведке войск противника. Вели воздушный бой с 6 Ме-109. На обратном маршруте встретили ещё 4 Ме-109, которые после первой атаки стали уходить. Преследуя их, сбили один "Мессер".

3 Сентября 1941 года М. А. Ефимов из 5-го ИАП КБФ сбил над полуостровом Сырве Ju-88.

16 Сентября 1941 года 2 Як-1 и 4 ЛаГГ-3  ( Мясников, Львов, Ефимов, Халдеев, Каберов и Костылев )  вылетали на прикрытие кораблей в Кронштадте. 40 Ju-87 под прикрытием 20 Ме-109 атаковали линкор "Марат". Каберов и Костылев сбили по одному Ju-87. Завязался тяжёлый воздушный бой с немецкими истребителями. Ефимов, выручая Каберова, сбил одного Ме-109. Ещё 2 Ju-87 сбито лётчиками совместно.

16 Октября 1941 года 4 МиГ-3 и 3 ЛаГГ-3 из 5-го ИАП КБФ вылетели на охрану ВМБ Кронштадт. Первое звено вёл командир эскадрильи Н. М. Никитин, второе - Г. Д. Костылев  ( ведомые М. А. Ефимов, С. И. Львов ). Когда Никитин со своим звеном пробил слой облаков, вторая тройка потеряла его из виду. Лётчики второго звена тоже зашли в облака и на выходе метрах в 400-х впереди на высоте 2000 метров увидели встречный Ju-88. Сразу же пошли в лоб, открыв огонь. Проскочив его, развернулись и зашли ему в хвост. Лётчик "Юнкерса" пытался уйти к берегу, но это ему не удалось. На высоте 500 метров он сорвался в пике и врезался в землю в районе Ропши.

28 Января 1942 года на охрану ст. Войбокало - Жихарево вылетела группа самолётов 3-го ГвИАП КБФ в составе 3 МиГ-3, 1 Як-1 и 1 ЛаГГ-3  ( М. А. Ефимов ). Делая левый разворот над ст. Жихарево, Львов и Ефимов заметили, что из-за облаков со стороны ст. Мга вышли 4 Ме-109 и стали занимать исходное положение для атаки. Во время разворота с большим креном один из ведомых на МиГ-3 оказался в стороне и ниже остальной группы на 300 - 400 метров, что дало возможность одному из Ме-109 произвести по нему атаку. Ефимов, заметив эту атаку, и используя свое преимущество в высоте  ( Ме-109 потерял высоту на пикировании )  с дистанции 500 - 600 метров дал заградительную очередь по Ме-109, который от продолжения атаки по МиГ-3 отказался и сделал правый разворот с набором высоты. Достигнув высоты, на которой находился ЛаГГ-3, "Мессер" начал терять скорость и подставил себя снова под огонь. Из донесения М. А. Ефимова:

"За время боя произвёл до 5 прицельных очередей. Наиболее удачной была последняя очередь с 200 метров в момент потери скорости противником после горки. В результате самолёт противника завертелся беспорядочно и, задымив чёрным дымом, пошёл на резкое снижение. Падение не проследил, так как бой ещё не закончился".

Падение этого Ме-109 в районе деревни Назия подтверждено штабом 54-й Армии. В момент атаки Ефимова один из Ме-109 стал заходить ему в хвост. Львов резким разворотом пошел в лобовую атаку и, сделав несколько коротких очередей, сбил этот "Мессер".

1 Февраля 1942 года летчики 2-й эскадрильи 3-го ГвИАП КБФ А. Ф. Мясников, М. А. Ефимов, С. И. Сухов и П. А. Чепелкин вылетели на охрану участка железной дороги. Облачность висела до земли и к тому же пошёл снег. Надеясь обойти снеговую тучу и выйти к железной дороге в другом месте, лётчики свернули вправо к озеру, где было посветлей. В районе Выстав увидели 4 Ме-109, которые штурмовали аэродром. Мясников нагнал одного из них и сбил. Через минуту Ефимов и Сухов сбили ещё одного.

18 Февраля 1942 года состоялся очередной воздушный бой. Из донесения Гвардии старшего лейтенанта М. А. Ефимова:

"Получил задание на сопровождение Ил-2. В районе д. Минаевка в 13:15 пара Ме-109Ф пыталась атаковать "Илы". Я сблизился на дистанцию 200 метров и дал длинную очередь по ведущему самолёту. Ме-109 сделал резкий переворот и пошёл крутым пикированием к земле. Мой ведомый следил за падением до земли, но потом потерял место падения на фоне леса, так как над лесом на высоте 15 - 20 метров стлалась дымка от пожаров. Второй Ме-109Ф ушёл горкой на солнце и в районе д. Зенино атаковал Ил-2. Я дал очередь по атакующему Ме-109Ф, который отвалил влево и больше не атаковывал".

19 Февраля 1942 года 3 МиГ-3, 4 ЛаГГ-3 и 1 Як-1 из 3-го ГвИАП КБФ прикрывали бомбоштурмовые действия Ил-2 в районе озёр Белое - Линево. Ведущий группы сопровождения - подполковник П. В. Кондратьев, он же ведущий в своем звене. С правой стороны "Илы" прикрывало звено на МиГ-3. Два ЛаГГ-3  ( М. А. Ефимов и С. И. Сухов )   прикрывали "Илы" с левой стороны. При подходе к цели в районе Вороново - Жихарево самолёты прикрытия встретили на высоте 2000 - 2500 метров 10 Ме-109. Самолёты противника находились группами по 4 - 6 самолётов, эшелонируясь по высоте до 4000 метров. В бой вступали группами сверху сзади со стороны солнца парами самолётов. Из донесения М. А. Ефимова:

"Заметил 2 Хе-113, атакующих со стороны солнца Ил-2. Сблизившись на дистанцию действительного огня, я дал очередь по самолёту противника, который начал разворачиваться на юг. Я дал по нему вторую очередь, после чего он пошёл со снижением на юг, а второй погнался за "МиГами".

13 Марта 1942 года в 14:10 - 14:59 лётчики Г. Д. Костылев, М. А. Ефимов и С. И. Сухов на ЛаГГ-3 вылетели на охрану войск. В районе станции Погостье вели бой с двумя Ме-109. Из донесения Гвардии старшего лейтенанта М. А. Ефимова:

"Пара Ме-109 со стороны солнца с высоты 2000 метров пытались атаковать Сухова. Я резким разворотом атаковал Ме-109. Открыл огонь с 100 - 150 метров, после чего самолёт противника сделал переворот и пошёл дымящийся со снижением в сторону д. Малукса. Второй самолёт ушёл на юго - восток на солнце с набором высоты. Сделав после этого вираж, я заметил ещё 4 Ме-109, которые ходили выше нас на 700 - 1000 метров. Я пошёл с набором высоты в атаку. Противник боя не принял и ушёл на юг с набором высоты".

14 Марта 1942 года в 16:52 - 17:57 тройка ЛаГГ-3 и пара МиГ-3 из 3-го ГвИАП КБФ и пара И-16 из 4-го ГвИАП КБФ сопровождали 2 Ил-2 в район Смердыня. Из донесения Гвардии старшего лейтенанта Г. Д. Костылева:

"В 17:08, подходя к району Оломно, на высоте 1800 - 2000 метров слева увидел одного Ю-88, шедшего на этой высоте по направлению Оломно - Погостье. Так как самолёт противника был с нами по пути, принял решение атаковать его. В паре с Ефимовым атаковал сзади сбоку с дистанции 150 метров. Задние стрелки Ю-88 вели по нам ответный огонь. Выпустив 4 очереди из пушки и БС, увидел, что Ю-88 стал делать правый вираж и снижаться. Тогда я подошёл к нему на дистанцию 100 метров и пушечно - пулеметным огнём вывел из строя моторы Ю-88. Самолёт тянул со снижением к болоту Соколиный Мох и сел на лес юго - восточнее разъезда Жарок.

Ефимов, который после 4-х очередей по первому Ю-88 отвалил к Ил-2, увидел на высоте 1500 метров ещё одного Ю-88, пикирующего на дорогу к Погостью, и атаковал его на пикировании с дистанции 150 метров. Ю-88 пытался перейти на бреющий, но был сбит Ефимовым. Врезался в землю и сгорел в 3-х км севернее Погостья.

16 Марта 1942 года в 15:15 для охраны войск в район Погостье - Жарок вылетели 4 ЛаГГ-3 и 1 МиГ-3 из 3-го ГвИАП КБФ. Из донесения Гвардии старшего лейтенанта М. А. Ефимова:

"В 15:55 в районе Малукса из облаков вышел Хш-126 курсом на юго - восток через Погостье. Между д. Погостье и Малукса по нему ударила зенитка, после чего самолёт пошел с пологим планированием. Мы пошли четырьмя самолётами в атаку. На высоте 700 - 200 метров я, Костылев и Каберов дали по очереди с дистанции 150 - 100 метров. Самолёт упал на опушке леса в 4-х км южнее Погостья".

В этот же день состоялся ещё один бой. Из отчёта Гвардии капитана А. Ф. Мясникова:

"Прикрывая наши войска в районе Погостье - Жарок четвёрка ЛаГГ-3  ( Ефимов - Сухов, Костылев - Борисов )  встретила пару Ме-109, которые активно вступили в бой. Первые атаки противника с последующим уходом горкой отдельных наших пар самолётов не дали им успеха, и они решили действовать одиночно, атакуя наши пары по одному. Как после стало ясно, их задача сводилась к тому, чтобы связать боем наших истребителей, по возможности оторвать одиночек, а самое главное, вовлечь наших истребителей в активный бой и для этого расчлениться, чтобы не дать возможности одной из наших пар уйти в сторону, набрать высоту и нанести удар внезапно. ЛаГГ-3 парами ходили на встречных курсах на коротких дистанциях с последующим разворотом и переходом опять на встречные курсы. В тот момент, когда наши пары расходились друг от друга, на одну из них стал заходить Ме-109, но так как галсы были короткими и в момент приближения противника и та и другая пара стали разворачиваться, то атакующий "Мессер" оказался внутри них, был атакован всей нашей четвёркой и тут же расстрелян почти в упор из пушек и БС. После этого коллега погибшего эксперименты больше не производил и уходом вверх направился к пришедшей к этому времени другой четвёрке и к ним пристроился".

18 Августа 1942 года 8 "Харрикейнов" из 3-го ГвИАП КБФ   ( Бондаренко, Рыбин, Теплов, Костылев, Ефимов, Сухов, Львов и Каберов )  взлетели на сопровождение Пе-2, наносивших бомбоудар по транспортам противника в районе Борго  ( около Хельсинки ). Из донесения М. А. Ефимова:

"Взлетев последним, я стал набирать высоту с небольшим левым разворотом, уходя в сторону солнца. Сделав левый разворот, я заметил слева 2 Ме-109, по которым вели огонь 2 наши самолёта. Я подошёл на 200 - 300 метров и тоже открыл огонь. После атаки 3-х наших самолётов один Ме-109 задымил чёрным дымом, пошёл резко на снижение и упал на лес. Я вторично пошёл с набором высоты в сторону солнца, после чего произвел несколько атак по самолётам противника. Перед концом боя я зашёл в хвост на 100 метров к самолёту противника, находившемуся со мной на одной высоте. В этом время по нему кто-то дал очередь. Ме-109Ф сделал штопорный переворот и завис. Я успел дать 2 очереди и самолёт противника беспорядочно стал падать с высоты 500 - 600 метров".

2 Сентября 1942 года 7 "Харрикейнов" из 3-го ГвИАП КБФ на высоте 3000 - 4000 метров в районе Красный Бор вела воздушный бой с группой из 22 Ме-109. Лётчики Ефимов и Сухов сбили по одному Ме-109. Ещё один Ме-109 сбил капитан Хаметов  ( падения не наблюдал ). Четвёртый "мессершмитт" сбил Теплов.

5 Сентября 1942 года "Харрикейны" из 3-го ГвИАП КБФ провели 3 воздушных боя в районе Мга - Синявино. В 14:54 шестёрка "Харрикейнов" на высоте 2500 - 3000 метров вела бой с 16 Ме-109. В ходе боя по одному Ме-109 сбили капитаны Ефимов, Сухов и Львов; ещё 4 повреждённых Ме-109 вышли из боя со снижением в направлении станции Мга. В 17:17 - 17:25 семёрка "Харрикейнов" на высоте 2000 - 2500 метров вела бой против 8 Ме-109. При этом 3 Ме-109 были сбиты, 4 "Харрикейна" имеют пулевые пробоины. Всего в 3-х боях балтийцы уничтожили 11 самолётов, а 2 повредили. Свои потери составили 2 самолёта и 2 лётчика.

Информация с сайта В. Харина - "Авиаторы Второй Мировой..."



В бой вёл парторг.

Возврат

Н а з а д