Главная | Источники | 

Золотая звезда Героя Советского Союза

Ерлыкин Евгений Ефимович

Ерлыкин Евгений Ефимович

Родился 24 Декабря 1909 года в городе Твери, в семье служащего. В 1926 году окончил профтехшколу, работал в паровозном депо станции Калинин, затем заведующим клубом в посёлке Горячий Ключ  ( ныне город Краснодарского края ). В октябре 1928 года призван в РККА и направлен на учёбу в Военно - теоретическую авиационную школу РККА в Ленинграде, затем продолжил учёбу во 2-й Борисоглебской военной школе лётчиков. С октября 1930 года проходил службу младшим и старшим лётчиком в 1-й Краснознамённой истребительной авиаэскадрилье Ленинградского военного округа. С ноября 1931 года - слушатель КУНС при Военной школе спецслужб ВВС ЛВО, по окончании их в июне 1932 года назначен помощником командира 12-го отдельного авиационного отряда этого же округа, с сентября 1932 года - командир звена 1-й авиаэскадрильи. В ноябре 1933 года переведён в 117-ю истребительную авиаэскадрилью МВО, где служил в должностях начальника штаба эскадрильи, командира звена, авиаотряда, военкома эскадрильи. С ноября 1936 года - командир особой группы истребителей, с мая 1937 года - начальник Центра воздушного боя ВВС ЛВО.

Участник национально - освободительной войны в Испании с октября 1936 года по 27 марта 1937 года. Совершил 214 боевых вылетов, участвовал в 80 воздушных боях, сбил 5 самолётов противника. Награждён двумя орденами Красного Знамени.

По возвращении в СССР назначен командиром 59-й истребительной авиационной бригады. В этой должности участвовал в Советско - Финляндской войне 1939 - 1940 годов.

Бригада под командованием полковника Е. Е. Ерлыкина проводила воздушную разведку, наносила штурмовые и бомбовые удары по войскам и аэродромам противника. Всего за время боевых действий бригадой было уничтожено на аэродромах более 30 и в воздухе 101 самолёт неприятеля, не потеряв при этом ни одного своего.

21 марта 1940 года за умелое командование авиационной бригадой полковник Е. Е. Ерлыкин удостоен звания Героя Советского Союза.

По окончании войны назначен командиром 5-й смешанной авиационной дивизии ЛВО. С августа 1940 года - слушатель КУКС при Военной академии РККА им. М. В. Фрунзе, по окончании которых в мае 1941 года вернулся на прежнюю должность.

В годы Великой Отечественной войны командовал 7-м истребительным авиационным корпусом ПВО, 6-м истребительным авиационным корпусом, был начальником Липецкой высшей офицерской, а затем лётно - тактической школы ВВС. 10 ноября 1942 года Е. Е. Ерлыкину присвоено звание генерал - майора авиации.

После окончания войны продолжил службу в ВВС. С 1947 года генерал - майор авиации Е. Е. Ерлыкин - в запасе. Жил в Ленинграде. Умер 18 апреля 1969 года. Похоронен в Санкт - Петербурге.

Награждён орденами: Ленина, Красного Знамени  ( трижды ), Красной Звезды; медалями.

*     *     *

Став военным лётчиком, истребителем, рабочий из Твери Евгений Ефимович Ерлыкин участвовал в 3-х войнах и во всех активно сражался с врагами. Впервые он столкнулся с ними в Испании. Революционные войска, народ страны, защищая свою молодую республику, самоотверженно бились с испанскими фашистами и пришедшими им на помощь итальянскими и немецкими войсками, оснащёнными новейшей техникой. Советские добровольцы, отстаивая справедливое дело испанских республиканцев, храбро сражались на земле и в воздухе. Их любили, у них учились мужеству и воинскому мастерству.

В середине Сентября 1936 года в Испанию прибыли первые советские авиаторы: лётчики - истребители, бомбардировщики и штурманы. Лётчики А. В. Ковалевский; И. И. Копец, Е. Е. Ерлыкин, командовавшие на родине авиационными отрядами, во главе с П. И. Пумпуром стали первыми истребителями, включившимися в боевую работу в Испании.

Ерлыкин командовал первой интернациональной авиагруппой, в которую входили французы и итальянцы, испанцы и венгры. Однако эта первая интернациональная эскадрилья обходилась без переводчика: Ерлыкин немного говорил по-французски, а через несколько месяцев все перешли на испанский язык. В боевой обстановке лётчики особенно хорошо понимали друг друга.

Первоначально советские лётчики - истребители действовали в районе Толедо - Талавера, на направлении движения мятежников к Мадриду. Соотношение сил в воздухе в этом районе по отчётам Е. Ерлыкина и советника А. И. Бергольца выглядело следующим образом: противник имел 30 - 35 "Юнкерсов" и 40 истребителей "Хейнкель" и "Фиат"; республиканская авиация - 9 "Ньюпоров", 4 "Девуатина", 2 "Луара", 1 "Спад", 1 "Боинг", 1 "Авио", на которых могли летать 11 лётчиков - истребителей  ( 2 француза, 3 русских, 6 испанцев ), а также 14 "Бреге", 2 "Потеза" и 2 "Дугласа" в качестве бомбардировщиков.

Самолёт 'Ньюпор-52'

Зарубежные источники, говоря об авиационных силах националистов на этот период времени, сообщают о 6 немецких лётчиках - истребителях на Heinkel Не-51. К 1 Сентября они записали на свой счёт 9 побед над республиканцами. В конце Сентября к ним прибавилось ещё 10 пилотов и 12 самолётов. Итальянцы, развернувшиеся более основательно, имели 2 эскадрильи истребителей Fiat CR.32   ( к концу Октября - уже 3 эскадрильи ).

Конкретных примеров того, как происходили первые бои с участием советских лётчиков, вряд ли удастся найти, хотя летали они весьма активно: Ерлыкин из своих 211 лётных часов в Испании 70 налетал в Сентябре - Октябре 1936 года на 16  ( ! )  типах самолётов. При этом он так отзывался о республиканских самолётах:

"Нужно сказать, что бой на всех этих машинах принимать с немецкими машинами "Хейнкель" очень трудно, потому что все иностранные истребительные машины тяжелы. Лётные качества обуславливаются мотором, а моторы, надо сказать, очень мощные. То, что нужно сделать независимо от мотора, не получается".

Евгений Ерлыкин полной чашей испил в Испании опасность кровопролитных воздушных сражений. Сражаясь под Мадридом, сначала в группе Антона Ковалевского, затем в эскадрильи П. В. Рычагова, он лично и в группе с товарищами уничтожил 3 самолёта противника.

Утром 4 Ноября 1936 года 2 республиканских самолёта "Potez 54" бомбили франкистов, подошедших вплотную к Мадриду. Когда бомбардировщики подошли к пригороду Мадрида, они столкнулись с группой самолётов противника - 12 Ju-52, 5 Ro-37bis и 9 CR-32 из эскадрильи "Кукарача". Увидев лёгкую добычу, итальянцы ринулись на бомбардировщики. И нелегко пришлось бы республиканским лётчикам, если бы к месту предстоящей бойни не подоспели 9 И-15 во главе с Пумпуром.

Е.Е.Ерлыкин

Но опыт есть опыт - первыми сориентировались итальянцы. По воспоминаниям Кондрата, бросив преследовать "Потезы", итальянцы лихо развернулись навстречу республиканским истребителям. В плотном строю самолёты сошлись в лобовой атаке, сразу после начала которой строй рассыпался, и воздушный бой разбился на индивидуальные схватки. В этом бою И-15, имевший лучшую маневренность, обеспечил советским лётчикам определённые преимущества. Почти каждый республиканец нашёл свою цель. В этом воздушном бою было сбито 2 "Фиата". Ещё 2, получив повреждения, потерпели аварии на посадке.

Кроме указанных побед, Евгений Ерлыкин подбил внезапно напавшего на него сверху многоцелевого "Ромео":

"Первый серьёзный бой у меня зашёл с 2-местным "Хейнкелем". Я сначала хотел произвести 1 атаку, а потом смотрю, от конца плоскости к фюзеляжу стали появляться дырочки; оглянуться трудно было, я перевернулся, вышел сзади него, вошёл в вираж, он тоже. Сделали кругов 12, я хорошо видел лётнаба, турельную установку, пулемёты. Видел, как он поставил диск пулемёта.

Я дал наддув, не по инструкции, а побольше, увеличил радиус виража, закладывал крен. Летел я на И-15, машина новая, хорошая. Сделал 6 виражей и стал к нему забираться выше и ближе в хвост. Думал, что он из заднего пулемёта будет стрелять, а лётчик ничего не делает, у него передний пулемёт на виражах не стреляет, а задний... и вижу, что ему трудно держать в плоскости цели. Я это заметил. Я читал воспоминания Рихтгофена, когда он вёл подобный воздушный бой с противником.

Самолёт Ro-37 bis

Немец сразу с виража вышел на иммельман. Он очутился выше и перевернулся. Я всадил в него из пулемёта штук 200 пуль, машина пошла к земле. Смотрю, она упала. Этот случай мы разобрали".

В конце дня произошёл ещё один бой. Вновь обратимся к воспоминаниям Ерлыкина:

"У нас этот бой был в облаках. Облачность была 1000 метров, шёл дождь. Пришли в Мадрид 3 "Юнкерса" и 9 "Хейнкелей". Мы атаковали "Юнкерсы" и одного подбили. Все ушли в облака по одному. Они интересно шли. Шли пеленгом по одному нормально. Проходят линию фронта, встречают нашу девятку. Мы открываем огонь. Они в облака, так и ушли по одному в облака, задний не дошёл до облаков, повернулся и ушёл к себе".

Согласно зарубежным данным, этот Ju-52 из эскадрильи испанца - националиста Луиса Пардо Прието  ( Luis Pardo Prieto )  получил тяжёлые повреждения и совершил вынужденную посадку на своей территории. Штурман самолёта, испанец капитан Агусто Агирре Вила  ( Augusto Aguirre Vila )  получил смертельное ранение.

Всего, согласно дневнику боевых действий, в этот день советскими пилотами было сбито 2 "Юнкерса" и 3 истребителя. Наши лётчики потерь не имели.

13 Ноября в 15 часов к Мадриду подошла большая группа франкистских самолётов: 5 Ju-52 и 3 Не-46 под прикрытием эскадрильи из 12 Не-51 и 6 Fiat CR-32. На перехват поднялись 12 И-15 во главе с П. Рычаговым и 12 И-16 во главе с С. Тарховым. В бою с "Хейнкелями" наши лётчики потеряли 2 И-16  ( Тархова и Бочарова ). Лётчики И-15 тем временем атаковали "Юнкерсы" и 2 из них подбили, после чего атаковали оставшиеся в районе боя самолёты. В частности, Ерлыкин со своим звеном встретил тройку "старых "Фоккеров"  ( скорее всего это были Не-46 ):

Самолёт Не-46.

"У меня звено было смешанное - француз капитан Дари, 2 испанца и 1 русский. Смотрим, идут 3 самолёта; белые с чёрными крестами. Не сговариваясь, с капитаном Дари вдвоём по ведущему слева открыли огонь и сразу сбили его, 2 других ушли".

Итог получасового боя: в советских документах сделана запись о 4 сбитых самолётах; немцы претендуют на 7 побед, причём 5 из них засчитали подтверждёнными. Хотя этот бой был не в нашу пользу, для немецкой стороны он оказался вообще самым наихудшим за весь период боевых действий. По данным иностранных исследователей, только ещё один раз, в Январе 1937 года, в одном бою погибли 2 лётчика.

8 Декабря 1936 года, в 16 часов 24 франкистских Ju-52 и SM-81 совершили налёт на Алкалу. Истребители сопровождения участия в бою не приняли, и поднявшиеся на перехват 13 И-15 и 15 И-16 смогли выпустить с близкой дистанции 62 000 пуль  ( ! )  по большим тихоходным машинам. 1 "Юнкерс" был сбит  ( победа пилотов И-16 ), ещё 1 бомбардировщик - повреждён пилотами Н. Мирошниченко и Е. Ерлыкиным и сел вынужденно на линии фронта. Иностранные источники подтверждают: 1 "Юнкерс" из К/88 был сбит и ещё 1 разбился на своей территории. Погибло 5 немецких лётчиков.

Самолёт Ju-53.

Но в Испании наши лётчики вели не только воздушные бои, они занимались и штурмовкой живой силы и техники противника. Вспоминает сам Евгений Ефимович Ерлыкин:

"Наиболее серьёзным успехом я считаю атаку земных войск противника 25 - 26 Января 1937 года в районе Алхама - Лоха. Во время воздушной разведки на узкой горной дороге было обнаружено движение колонны до 200 больших грузовых автомобилей с провиантом, боеприпасами и снаряжением и 3 - 4 эскадронов конницы. Противник, как я решил, готовил удар в сторону Мотриля, для окружения Малаги. Поэтому, прекратив дальнейшее ведение разведки, я решил расстрелять всю эту группировку.

При наличии 24 пулемётов и 19 000 патрон мы имели явный перевес. Первая и вторая атаки были произведены по грузовикам. Вся колонна встала: люди побежали, несколько машин взорвались и загорелись. Все 4 пулемёта, как и всегда, работали безотказно. Конница быстро спешилась и разбилась на 15 - 16 кучек, всадники спрятались за лошадей, мулов и ослов, этого только я и ждал. Первую атаку по коннице произвожу отвесным пикированием на полном газу, чтобы создать панику среди лошадей и гарантировать себя от огня противника; лётчики следуют моему примеру.

Производим 6 - 7 атак по коннице. Цели очень удобные и заметные. Люди и лошади ложатся, как трава из-под косы: бежать некуда - маленькая лощина. Вывожу самолёт из пикирования на высоте 10 - 15 метров - лишь бы не врезаться в горы. Ясно видны чёрные лица марокканцев, их одежда и большие глаза; ясно видно, как они пачками падают мёртвыми. Среди лошадей произошла паника. Эффект хороший.

Патроны все. Собираю группу и увожу её на аэродром. Техники докладывают, что все машины имеют пробоины; один самолёт сел на аэродром с остановленным винтом  ( был пробит бак ). Этой атакой на целых 10 дней было приостановлено наступление..."

2 - 3 Февраля 1937 года 5 И-15 вылетели на разведку дорог в районе Рода - Бурго. В полёте заметили 3 вражеских истребителя, летевших от Севильи к своему аэродрому Антекера. Ерлыкин описывал этот вылет так:

"Мне показалось, что это "Фиаты" и я решил их догнать и атаковать. Если бы я сразу узнал "Хейнкелей" то определённо бы отказался их преследовать, так как скорость "Хейнкеля" значительно больше, чем И-15".

Что произошло дальше, рассказал Виктор Матюнин:

"Мы дрались над их аэродромом, мы полетели на разведку пятёркой в Малаге, залетели в глубину километров на 30. Там шли 3 новеньких "Хейнкеля". Мы стали гнаться за ними. Они бой не принимают. Мы ушли вглубь, завязали с ними бой. Один там был смелый, нахальный лётчик. Когда мы метров на 500 сблизились, дали очереди по нему, он сразу сделал переворот и к нам бросился. Здорово дрался, долго его гоняли. Кончили бой, все эти 3 "Хейнкеля" мы уничтожили. У нас ничего не было. У одного испанца был пробит цилиндр и он прилетел нормально".

По словам Емельяна Кондрата, драться с "нахальным" немецким асом, которого им всё же удалось сбить, пришлось ему и Матюнину. Артемьев схватился один на один с другим вражеским пилотом и сумел зажечь его самолёт. Третьего противника взял на себя испанец, но на лобовой атаке его И-15 был серьёзно повреждён  ( пробито 2 цилиндра мотора )  и он вынужден был выйти из боя, после этой атаки ушёл из боя и его противник. Подводя итог бою, Кондрат также говорит, что были сбиты все 3 истребителя противника.

Несколько расходятся воспоминания Евгения Ерлыкина. Он уточняет, что бой начался на высоте 6500 метров и считает, что лично сбил один "Хейнкель", но и его самолёт был повреждён. Второго истребителя сбили коллективно, третий загорелся, но сумел сесть на своём аэродроме.

С республиканской стороны потерь не было, за исключением повреждения моторов на двух истребителях и обширного срыва полотна на двух других. В иностранных источниках не удалось найти упоминания об этом бое, поэтому идентифицировать самолёты противника и их пилотов не представляется возможным.

Утром 5 Февраля 1937 года 4 гидросамолёта  ( 2 Не-59 и 2 Не-60 )  приблизились к Малаге. По иностранным данным, самолёты осуществляли противолодочную оборону крейсера "Канариас", по отечественным - они собирались атаковать севший на мель республиканский пароход. Служба ВНОС вовремя подняла тревогу. Взлетело 4 республиканских истребителя. Вся группа атаковала и до 5 км в море преследовала большой гидросамолёт. Евгений Ерлыкин так описал этот бой:

"От гидросамолёта летели щепки и осколки; особенно сильно были разбиты оба поплавка, от которых отлетали целые листы".

После этого все лётчики, кроме Кондрата, переключились на другой самолёт:

"Мы навалились всей группой на заднего, пробили у него мотор, и он сел в море на расстоянии 20 км от берега".

По зарубежным данным, раненый пилот подбитого Не-60 сумел довести машину до своих кораблей.

Гидросамолёт Не-60

Согласно мемуарам Емельяна Кондрата, он в одиночку  ( за то ему позже серьёзно "влетело" от Пумпура ) продолжил преследование тяжёлого гидросамолёта:

"Выбрал себе цель, атакую. Фашист увернулся. Ещё раз приготовился к атаке, но пришлось отвернуть в сторону потому что из кабины стрелка ударила очередь пулемёта... Догоняю. Ещё немного. Можно нажимать на гашетку. Ну !   Но вдруг - передо мной пустота. "Гидра" резко провалилась вниз. Ручку от себя !   Вот она круто несётся вниз. Чувствую, как начинает подрагивать самолёт, разгоняя скорость на пикировании.

Метр за метром он достает "Гидру", я уже держу её в прицеле, всё сделал, как надо, остается только нажать спуск, но... Куда она девалась ?   Почему перед глазами небо ?   Где низ, где верх !   Резко тяну ручку на себя, самолёт стонет от боли, как живой. А может, это мой стон ?   В глазах разряжаются молнии, а на плечи наваливается такая тяжесть, что тело сползает вниз, в глубь кабины. Где же земля ?!   Почему везде одно небо ?!

Немец вышел из пике у самой воды, а я вслед за ним. Только сейчас понял - он мог сбить меня без единого выстрела".

И всё-таки Емельян не выпустил свою жертву:

"Гидра" вздыбилась, подскочила, пошла наискосок вверх, но будто натолкнувшись на что-то, почти плашмя стала падать. Впервые я видел, как разбивается о воду самолёт: исчезает в пучине целым, и тут же море упруго выбрасывает обломки".

Командир экипажа Не-59 Д. Ляйхт  ( D. Leicht )  из AS/88  ( морская разведывательная эскадрилья "Легиона Кондор" ), преследуемый Кондратом, всё же сумел довести машину до зоны действия зенитных пушек крейсера "Канариас". Очевидно, пытаясь приводниться возле своих кораблей на разбитые поплавки, Не-59 потерпел катастрофу. Лётчик погиб, остальные члены экипажа остались живы. В отечественных документах эта победа была записана за Петром Пумпуром  ( он в этот день прилетал проверить обстановку ), Виктором Матюниным и Емельяном Кондратом. Некоторые иностранные исследователи приписывают её американскому лётчику Чарльзу Коху  ( Charls Koch ), которого в это время там не было.

Гидросамолёт Не-59.

Итог вылета подвёл Евгений Ерлыкин:

"В дальнейшем мы с удовольствием по тревоге вылетали в море, даже не спрашивая, сколько пришло гидросамолётов".

Согласно данным С. В. Абросова, приведённым в книге "Воздушная война в Испании"  ( Издательство "ЯУЗА - ЭКСМО", Москва, 2008 год ), на 9 Декабря 1936 года Е. Е. Ерлыкин сбил в паре 1 самолёт типа "Хейнкель". А 13 Ноября 1936 года, согласно своего доклада, сбил "старый Фоккер". Кроме этого, 5 Февраля 1937 года в группе сбил гидросамолёт Не-59.

Всего совершил 214 боевых вылетов, участвовал в 80 воздушных боях, сбил 5 самолётов противника:


п/п
Дата
победы
Сбитый
самолёт
Район боя
( падения )
Примечание
104.11.19361 Romeo-37Мадрид( лично )
213.11.19361 He-46Толедо( в паре с французским лётчиком Дари )
308.12.19361 Ju-52Мадрид( в паре с Н. И. Мирошниченко )
402.02.19371 He-51Антекер( лично )
505.02.19371 He-59Малага( в составе звена )

И свои первые ранения Евгений Ефимович получил тоже в испанском небе: одно под Мадридом в Ноябрьских боях, когда в воздух поднималось по 20 - 30 самолётов с каждой стороны, другое - на Центральном фронте, когда он летел в глубокую разведку и попал под зенитный обстрел.

За мужество и высокое лётное мастерство награждён двумя орденами Красного Знамени  ( 2.01.1937 и 4.07.1937 ).

Ерлыкин Евгений Ефимович

В Январе - Апреле 1937 года состоялись беседы между лётчиками, вернувшимися из Испании, и руководством РККА:

"ЕРЛЫКИН: Мы в первое время никакой тактики для себя не могли придумать. Прилетали самолёты, и мы набрасывались на них, как собаки. Немцы видят, что дело плохо, сразу отвесное пике и уходят. Тогда мы нападали на другой самолёт. Вообще, у нас было принято набрасываться на одного - двух, сбивать к земле и тогда подниматься кверху на других. Мы всегда ходили кучкой, никогда не разбрасывались.

На опыте первых боёв мы решили не уступать ни в коем случае воздуха и в последующих боях стали набрасываться первые и выработали свою тактику. У нас было 4 звена - четвёрка ведущая, четвёрка замыкающая, по 2 тройки справа и слева. Одна из троек была значительно выше, патрульной охраняющей.

Был такой случай, когда прилетел один, свалился на нас и сразу смылся. Мы ничего не предприняли, чтобы его поймать, близко были от линии фронта, а нам было запрещено её перелетать.

Мы к концу Декабря очень хорошо сработались с И-16. Очень редко потом стали терять своих людей.

Однажды мне в Гвадалахаре попался танк. Пуль был полный комплект - бронебойных, зажигательных и так далее. Я стал думать, есть ли у танка пулемёт, который стреляет вверх. Если есть, опасно, собьёт и некрасиво получится - сбили с танка. Так до сих пор и не знаю. Я на 1000 метрах сделал несколько атак, у него взорвался бензобак, он остановился. Не знаю, наш или чужой.

АЛКСНИС: Один вопрос. Чем объяснить, что наши сбили довольно много истребителей и так мало "Юнкерсов", многомоторных самолётов - большой их живучестью или чем-то другим. По донесениям, в воздушном бою сбивали по 3 - 7 "Фиатов" или "Хейнкелей".

ЕРЛЫКИН: Живучесть "Юнкерса" - первая причина. Три мотора воздушного охлаждения с максимальной скоростью 280 км/час. Самолёту с равной скоростью трудно вести с ним бой. Во-вторых, довольно большая машина при малом количестве экипажа, всего 4 человека, из них 2 лётчика".

Участвовал в боях на Халхин - Голе и в походе войск Красной Армии в Западную Украину.

Зимой 1939 - 1940 годов, в период Советско - Финляндской войны, Евгений Ерлыкин прибыл на новый фронт. Его богатейший боевой опыт пригодился сотням молодых советских лётчиков, только вступавших в бой. В этой войне Полковник Е. Е. Ерлыкин командовал 59-й истребительной авиабригадой  ( ВВС 7-й Армии, Северо - Западный фронт ). Лётчики бригады вели разведку наземных сил противника, аэродромов базирования его авиации, проводили штурмовку и бомбардировку обнаруженных объектов. Он вылетали на поддержку пехоты, уничтожали артиллерийские, зенитные и даже пулемётные точки врага, взаимодействовали с наступающими танкистами.

Так же самоотверженно уничтожали они и вражеские самолёты, на земле и в воздухе. В тяжёлых метеорологических условиях авиаторы комбрига Ерлыкина произвели в ту зиму 10 812 боевых вылетов, сбили в воздухе 101 и уничтожили на земле 30 самолётов противника. При этом бригада не понесла своих потерь. 15 её лётчиков, в том числе и комбриг, стали Героями Советского Союза, а 300 членов воинского коллектива были награждены орденами и медалями.

Сам командир бригады тоже поднимался в воздух, показывая образцы отваги и бесстрашия. В наградном листе, подписанным командующим войсками 7-й Армии К. А. Мерецковы, указано: "...Ерлыкин показал себя прекрасным командиром, организатором, отличным лётчиком - истребителем".

Е.Е.Ерлыкин

За образцовое выполнение боевых заданий командования, мужество, отвагу и геройство, проявленные в борьбе с немецко - фашистскими захватчиками, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 21 Марта 1940 года удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда"  ( № 259 ).

В начале Великой Отечественной войны Е. Е. Ерлыкин в той же должности на Северном фронте. С сентября 1941 года - командир 7-го истребительного авиационного корпуса ПВО, оперативно подчинённого 2-му корпусу ПВО Ленинграда, а с апреля 1942 года - в составе сформированной Ленинградской армии ПВО. В тяжелейших условиях полного окружения части корпуса выполняли задачи прикрытия Ленинграда, Кронштадта, военно - морских баз КБФ, складов, тыловых объектов и группировок войск Ленинградского фронта. В июле 1943 года за героизм личного состава и успешное выполнение боевых задач по прикрытию Ленинграда 7-й истребительный авиационный корпус ПВО был преобразован во 2-й Гвардейский истребительный авиационный корпус и ему было присвоено почётное наименование "Ленинградский".

С 10 июля 1943 года - командир 6-го истребительного авиационного корпуса, который в составе 16-й Воздушной армии Центрального, затем Белорусского фронтов участвовал в Курской битве, битве за Днепр, Гомельско - Речицкой наступательной операции, в освобождении городов Дмитровск - Орловский, Севск, Бахмач, Чернигов. В ходе боевых действий осенью 1943 года и зимой 1943 - 1944 годов корпус выполнял задачи по обеспечению наступления наземных войск на указанных направлениях и внёс немалый вклад в освобождение Левобережной Украины и восточных районов Белоруссии. За умелое руководство боевыми действиями частей истребительной авиации корпуса и достигнутый при этом успех командир корпуса генерал - майор авиации Е. Е. Ерлыкин был награждён орденом Красного Знамени.

С июня 1944 года занимал должность начальника Липецкой высшей офицерской, а затем лётно - тактической школы ВВС Воронежского военного округа.

За участие в Великой Отечественной войне был награждён ещё одним орденом Красного Знамени  ( 23.11.1942 ), несколькими медалями, в том числе "За оборону Ленинграда"  ( 22.12.1942 ), "За боевые заслуги"   ( 3.11.1944 ), "За победу над Германией"  ( 9.05.1945 ).

После окончания войны, с декабря 1945 года командовал 314-й истребительной бомбардировочной авиационной дивизией. С февраля 1947 года в запасе по болезни. За безупречную службу был награждён орденом Красной Звезды, медалью "30 лет Советской Армии и Флота"  ( 22.02.1948 ).

Жил в Ленинграде  ( ныне Санкт - Петербург ). Умер 18 апреля 1969 года, похоронен на Богословском кладбище.



Дополнительная информация о Е. Е. Ерлыкине.

Возврат

Н а з а д



Главная |  |  | Источники | 

         © AirFighters.RU