Главная | Источники | 

Золотая Звезда Героя Советского Союза

Гнидо Пётр Андреевич

Гнидо Пётр Андреевич

Родился 22 декабря 1919 года в селе Стародонская Балка, ныне Березовского района Одесской области, в семье крестьянина. По окончании средней школы работал на механическом заводе. В 1937 году окончил Одесский медицинский техникум. Работал санинструктором в НКВД. В 1939 году окончил Астраханский аэроклуб. С 1940 года в рядах Красной Армии, в том же году успешно окончил Сталинградскую военную авиационную школу пилотов и был оставлен в ней лётчиком - инструктором.

С сентября 1941 года на фронтах Великой Отечественной войны. По декабрь 1941 года служил в 248-м ИАП, летал на И-16. С июня 1942 года служил в 13-м ИАП  ( 111-й Гвардейский ИАП ), летал на ЛаГГ-3, Ла-5 и Ла-7. Сражался под Сталинградом, в небе Кубани, участвовал в Курской битве, в освобождении Украины, Польши, Чехословакии.

К апрелю 1943 года командир эскадрильи 13-го истребительного авиационного полка  ( 201-я истребительная авиационная дивизия, 2-й смешанный авиационный корпус, 8-я Воздушная армия, Южный фронт )  лейтенант П. А. Гнидо совершил 206 боевых вылетов, участвовал в 43 воздушных боях, сбил лично 14 и в составе группы 7 самолётов противника.

1 мая 1943 года за мужество и отвагу, проявленные в боях с врагами, удостоен звания Героя Советского Союза.

К 1 мая 1945 года Гвардии майор П. А. Гнидо произвёл 390 боевых вылетов. Участвуя в 80 воздушных боях, лично сбил 34 вражеских самолёта и 7 - в группе.

После войны продолжал служить в ВВС. В 1952 году окончил Военно - Воздушную академию, а в 1960 году и Военную академию Генерального штаба. С 1975 года генерал - майор авиации П. А. Гнидо - в запасе. Жил в Одессе. Работал председателем профкома областного ремонтно - строительного треста. Умер 17 марта 2006 года.

Награждён орденами: Ленина, Красного Знамени  ( четырежды ), Александра Невского, Трудового Красного Знамени, Отечественной войны 1-й степени   ( дважды ), Красной Звезды  ( трижды ), "За службу Родине в Вооружённых Силах СССР" 3-й степени, Богдана Хмельницкого 1-й и 2-й степени; медалями, иностранными наградами.

*     *     *

Пётр Андреевич Гнидо - самый результативный лётчик 10-й Гвардейской истребительной авиационной дивизии - одной из лучших истребительных дивизий советских ВВС, лётчики которой уничтожили в боях 1253 вражеских самолёта. Эта дивизия и входящие в её состав полки более 30 раз отмечались в приказах Верховного Главнокомандующего. Лётчики 111-го Гвардейского ИАП, в котором служил Пётр Гнидо, уничтожили в боях 436 самолётов врага.

Он родился 22 декабря 1919 года в селе Стародонская Балка Березовского района Одесской области  ( Украина ). Отец - Гнидо Андрей Федотович   ( 1882 - 1963 гг. ), участник Русско - Японской и 1-й Мировой войн, занимался сельским хозяйством, работал председателем колхоза. Мать - Гнидо Татьяна Лаврентьевна  ( 1891 - 1945 гг. ). В ходе войны она оказалась в руках румынской охранки. Узнав о том, что её сын - известный лётчик, они приказали написать ему письмо с предложением перейти на сторону румын. Татьяна Лаврентьевна с негодованием отказалась. "Мои дети, - заявила она, - не предатели. Они никогда не перейдут на сторону врага". Её пытали, бросили в подвал, но она стояла на своём и умерла за несколько месяцев до Великой Победы.

В отличии от многих других сверстников, в детстве Пётр Гнидо не мечтал стать лётчиком. Он хотел быть врачём, и окончив медицинский техникум, работал фельдшером, затем санинструктором. И лишь позднее появилась мечта о небе, которая и привела его в Астраханский аэроклуб. В 1938 году он стал курсантом Сталинградского военного авиационного училища, которое окончил в декабре 1940 года с оценкой "отлично", и был оставлен там же лётчиком - инструктором.

Началась война. Гнидо готовил лётчиков для фронта и писал рапорт за рапортом с просьбой направить его в действующую армию. Ответ всегда был один: "Вы нужны здесь. Надо готовить лётчиков".

Тем временем немецкие войска приблизились к Одессе. И тогда Пётр Гнидо вновь весьма категорично напоминает командованию о своей просьбе. "Я, - писал он, - испытываю угрызения совести по поводу того, что фашисты на моей Родине - Одесщине, а я не могу выполнить свой долг...".

Начальник училища полковник Нечаев в сентябре 1941 года принял решение отпустить рвущегося на фронт лётчика. Вместе с ним в действующую армию ушли его сокурсники - Юрий Холодченко и Александр Наумов.

Свою боевую деятельность он начал в составе 248-го авиаполка, который вместе с 762-м ИАП входил в состав отдельной авиагруппы под командованием полковника Якова Гриля. Свою первую схватку Пётр провёл в небе Таганрога. Произошло это в ноябре 1941 года. Тогда Пётр Гнидо впервые увидел в воздухе немецкие истребители. Но бой не сложился. Немцы почему-то быстро стали отходить. На разборе командир дивизии по-отечески произнес: "Ребята, хвалённые немецкие асы испугались вас. Значит, вы можете их побеждать".

Затем он участвовал в боях за Ростов. После освобождения Ростова бои как на земле, так и в воздухе не затихали. Особо напряжённое сражение кипело восточнее Таганрога, на Миусском рубеже.

12 декабря 1941 года пятёрка лётчиков 248-го истребительного авиационного полка  ( ВВС 56-й Отдельной армии, Южный фронт )  провела тяжёлый бой с группой бомбардировщиков и истребителей противника в районе Самбека. Они сбили в этом бою 3 бомбардировщика Ju-87 и 2 истребителя Ме-109, но из всей группы на свой аэродром вернулся только один пилот. В этом бою Петру Гнидо удалось подбить "Мессер", но бой становился всё напряжённее. И тогда он повёл свой истребитель И-16 в лобовую атаку. Пытаясь уклониться от неё, немецкий пилот на какие-то доли секунды промедлил с отворотом. Последовал сильный удар. Самолёт Гнидо "затормозило", затем он стал беспорядочно падать, догоняя разваливавшийся "Мессер".

Пётр попробовал выровнять машину, но рули бездействовали: левое крыло от удара по хвостовому оперению Ме-109 сильно деформировалось. Когда раскрылся парашют, совсем рядом пронёсся другой "Мессер". В тот же момент Пётр почувствовал сильный толчок в плечо. Стало невыносимо жарко, и правая рука повисла, как плеть...

Лечение в Грозненском госпитале длилось без малого 3 месяца. И вот наконец он здоров, можно ехать в полк. Но радость оказалась преждевременной: на пути к фронту стоял... запасной авиаполк. А в нём - специальная лётная программа. Однако долго Гнидо там не задержался. В первых же полётах он показал отличную лётную выучку и вскоре был отправлен на фронт.

...Лето 1942 года. В придонских степях нещадно палило солнце. Вражеские колонны продвигались на юго - восток, в глубь страны. Лейтенанту Гнидо, знающему эти места, не раз поручались ответственные задания - полёты на разведку. Вместе с товарищами он вылетал на сопровождение, вёл тяжёлые воздушные бои с противником. Особо запомнился Петру день 17 июля. Поднявшись с полевого аэродрома и набрав высоту, ЛаГГ-3 взял курс на юго - запад. Заметив большое пыльное облако у дороги, Гнидо сразу определил: вражеская механизированная колонна движется из Усть - Донецка на Цимлянскую. Он сообщил об этом на КП.

Вскоре появились штурмовики. Они с ходу атаковали вражескую колонну. Вслед за ними бомбовой груз на цель обрушили "Илы" второй группы. Но вот в небе появились "Мессера". Звено наших "ЛаГГов", прикрывая штурмовиков, вступило в бой. Силы были неравными. Заметив, как пара Ме-109 зажала один из "ЛаГГов", Гнидо кинулся ему на выручку и открыл огонь. Вражеский самолёт вспыхнул и завертелся, падая на землю. В это время на Гнидо устремились 2 подоспевших "Мессера". Вражеский снаряд угодил в его самолёт, и тот стал беспорядочно падать. Однако лётчик успел выброситься с парашютом. Когда на степные просторы опустился вечер, Пётр выбрался из кустарника и осторожно зашагал в темноту. Шёл он всю ночь... Спустя некоторое время он добрался до своего аэродрома и вскоре снова поднялся в пылающее небо.

ЛаГГ-3

К концу 1942 года Петра Гнидо знали как не ведающего усталости и страха воздушного бойца, умеющего вести бой на предельно короткой дистанции. Он всегда действовал по известной формуле боя: высота, огонь, скорость. Максимально используя возможности истребителя ЛаГГ-3, записал на свой счёт 5 воздушных побед.

В ноябре 1942 года 13-й авиаполк был перевооружён на новые Ла-5 и отбыл под Сталинград. В тяжелейших боях на Волгой, когда Геринг пытался деблокировать окружённые войска с помощью воздушного моста и Люфтваффе потеряло в этой бесплодной операции более 3000 самолётов, лейтенант П. А. Гнидо уничтожил 6 тяжёлых бомбардировщиков Не-111. Всего в небе Сталинграда он одержал 10 воздушных побед, сбив 7 бомбардировщиков Не-111 и 3 истребителя Ме-109.

Затем он сражался в небе Донбасса, принимал участие в Изюм - Барвенковской операции. В феврале 1943 года, возвращаясь из разведки, машины Гнидо и его ведомого А. Микелина попали под сильный зенитный огонь. Ла-5 Гнидо потерял треть правой консоли, а самолёт ведомого загорелся. Приземлившись на аэродроме подскока, они погасили горящий самолет, затем Гнидо приказал механикам переставить правую плоскость машины ведомого на его истребитель и, забрав товарища в фюзеляж, вернулся на базу.

Подтверждение сбитых Петром Гнидо самолётов.

Весной 1943 года лётчики 13-го авиаполка сражались уже над Малой землёй. С раннего утра 20 апреля 1943 года и до наступления сумерек небо было буквально заполнено самолётами, разгорались ожесточённые воздушные бои. Первой на задание с аэродрома Геленджик стартовала четвёрка старшего лейтенанта Петра Гнидо. Взлёт в направлении на Чёрное море. Разворот с набором высоты вправо. Впереди Цемесская бухта, Новороссийск, Малая земля. Через 5 минут патрульная группа оказалась в районе прикрытия. Высота 4000 метров. Советские истребители подоспели вовремя: 18 бомбардировщиков Не-111 под прикрытием 22 истебителей Ме-109 на высоте 2500 метров со стороны моря приближались к Мысхако. Свыше 30 тонн смертоносного груза несли они на своих стальных крыльях. Нельзя было допустить, чтобы этот груз был сброшен на десантников. Через минуту над морем разгорелся воздушный бой.

Выбрав слабое место в боевых порядках вражеских истребителей, четвёрка храбрецов во главе с Петром Гнидо ринулась вниз, проскочила в "окно" и дружно атаковала головную девятку бомбардировщиков. "Хейнкели" открыли бешеный огонь и начали на всякий случай освобождаться от опасного груза. Строй вражеских самолётов нарушился.

"Мессеры" яростно набросились на группу Гнидо, стараясь отрезать её от бомбардировщиков. В небе закружилась огненная карусель. Положение было тяжёлым, и Гнидо вызвал по радио помощь с аэродрома. Со второй атаки старшина Николай Гринько сбил вражеский самолёт, другой поджёг Гнидо. Но вот на помощь пришла группа в составе 12 "Лавочкиных" под командованием штурмана 13-го полка майора С. Жуковского. Она вступила в бой, отвлекла на себя часть вражеских самолётов и внесла полное замешательство в боевые порядки противника. Ещё 2 "Хейнкеля" подбили Иван Новожилов и Сергей Горелов. Остальные вражеские бомбардировщики обратились в бегство.

Бомбардировщик Не-111

21 апреля с аэродрома Геленджик на прикрытие войск вновь вылетела шестёрка Ла-5 во главе с командиром эскадрильи старшим лейтенантом П. А. Гнидо. Патрулируя на высоте 4000 метров в районе Федотовки - Широкой балки - Пенного, лётчики встретили 18 бомбардировщиков противника под прикрытием 25 истребителей. Превосходство врага было значительным: 12 пушечных стволов "Лавочкиных" против 147 пушек и пулемётов противника.

Ведя огонь короткими очередями, "Лавочкины" прорвались к "Хейнкелям". На дистанции около 100 метров Пётр Гнидо открыл огонь и сбил ведущего колонны, а его товарищи подбили ещё 2 самолёта. Советские истребители стремительно ушли вверх, в направлении освещённой стороны неба, и вновь спикировали на бомбардировщики. В повторной атаке Гнидо, его ведомый и капитан Новожилов сбили ещё по одному самолёту.

Вокруг горстки смельчаков гудел рой вражеских самолётов. Они вели огонь из всех пушек и пулёметов. Чтобы полностью удержать в своих руках тактическую инициативу, советские лётчики использовали предельные режимы полёта и самые сложные фигуры высшего пилотажа.

Бой продолжался. Пятый вражеский бомбардировщик сбил лейтенант С. Горелов. Находившиеся выше 2 пары Ме-109 свалились на Гринько и подбили его машину. Истребитель Ла-5 загорелся, в кабину снизу рвалось пламя. О том, чтобы дотянуть до аэродрома Геленджик, не могло быть и речи. Вражеские истребители пытались добить горящий Ла-5. Лётчики группы пошли на выручку. Отбивая одну атаку врагов за другой, капитан Новожилов и лейтенант Ерохин сумели сбить ещё 2 Ме-109. Остальные самолёты противника вышли из боя.

Когда Николай Гринько на высоте 2000 метров находился над нашими войсками, он перевернул горящий самолёт и, оказавшись вниз головой, резко отдал ручку управления от себя. Огромная центробежная сила выбросила его из кабины, и, кувыркаясь в воздухе, Николай полетел к земле. Наконец рука нашла вытяжное кольцо и рванула его в сторону. Перебитый кусок тросика свободно выдернулся из шланга. За спиной не слышно шелестящего звука шелка. Парашют, повреждённый в бою, не сработал... На его счету к тому времени числилось около 10 воздушных побед.

Этот беспримерный по соотношению сил бой закончился. Бомбардировщики противника не прорвались к передовым позициям советских войск. В бою было сбито 6 и подбито 3 самолёта врага. В тот же день старший лейтенант Пётр Гнидо получил телеграмму от командира корпуса:

"Лётчику - истребителю 13-го ИАП старшему лейтенанту Петру Андреевичу Гнидо. Сердечно поздравляю Вас с новой славной победой, одержанной в жестоком воздушном бою. Вам, имеющему на своём счету 15 сбитых фашистских стервятников, шлю свои искренние добрые пожелания и благодарность за мужественную и умелую борьбу с немецкими захватчиками. Уверен, что Вы и в дальнейшем будете увеличивать счёт уничтоженных самолётов противника. Желаю Вам, товарищ Гнидо, новых боевых успехов во славу нашей дорогой Родины !   Командир корпуса Генерал - майор авиации Герой Советского Союза И. Ерёменко".

За беспредельное мужество и героизм, отвагу и воинское мастерство, проявленные в боях, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 1 мая 1943 года командиру авиационной эскадрильи 13-го истребительного авиационного полка старшему лейтенанту Петру Андреевичу Гнидо было присвоено звание Героя Советского Союза. На митинге, посвящённом награждению воинов дивизии, Пётр Гнидо, обращаясь к своим товарищам, сказал: "Высокая награда обязывает меня ещё упорнее и лучше бить врага. Отдадим же все силы, а если надо, то и жизнь во славу нашей любимой Родины !"

Прославленный лётчик выразил мысли и стремления всего личного состава частей. И очень скоро эти слова были подтверждены боевыми делами.

Как-то в августе 1943 года, в период боёв на Курской дуге, командир 2-й эскадрильи старший лейтенант Пётр Гнидо получил задание исключительной важности: прикрывать своей десяткой 2 самолёта Ил-2 из 60-й корректировочной эскадрильи, обеспечивая "Илам" их ювелирную работу.

Истребители Ла-5ФН поднялись в воздух. Авиаразведчики - корректировщики прибыли в указанный район, и их экипажи занялись своим делом, непрерывно маневрируя от зенитного огня противника. Данные о местонахождении танков, об артиллерийских позициях противника поступали командованию своевременно. Сообщались также результаты огня своей артиллерии, корректировался огонь "катюш".

Но вот появились вражеские самолёты. Группа из 20 бомбардировщиков под прикрытием 8 Ме-109 шла бомбить боевые порядки советских танков в полосе наступления. Пётр Гнидо во главе шестёрки истребителей устремился в атаку. Самолёты противника начали маневрировать, но их настигали меткие очереди. Лётчики П. Гнидо, М. Чабров, П. Парахин, Д. Ткачёв, М. Игнатьев, В. Ерохин сбили 4 тяжёлых бомбардировщика, сломали их строй, заставили остальных сбросить бомбы неприцельно и уйти из района. Та же участь постигла и второй эшелон в составе 30 Ju-88, которые прикрывали 16 Ме-109. После боя группа Гнидо вернулась к звену прикрытия корректировщиков.

После короткой передышки лётчикам пришлось принять участие в новой схватке, корректировщиков атаковали 12 истребителей FW-190. Подав команду: "Включить форсаж !   За мной, в атаку !" - командир эскадрильи ринулся на врага.

Противник оказался опытным, действовал уверенно. Однако наши лётчики успешно вели бой. Когда Пётр Гнидо расправился с ведущим группы "Фоккеров", Михаил Чабров атаковал ведомого второй пары. Резко маневрируя, тот все время ускользал из прицела. Но упорство, выдержка и ловкость Чаброва взяли верх. С короткой дистанции он поразил врага. За каких - нибудь 10 минут советские лётчики успели сбить 5 "Фокке - Вульфов". Остальным удалось избежать этой участи.

Возвратившись на аэродром, 2-я авиаэскадрилья подвела итоги своих групповых воздушных боёв в одном вылете с 50 бомбардировщиками и 35 истребителями. 13 сбитых вражеских самолётов без единой потери со своей стороны - это был блестящий успех.

12 августа 1943 года с рубежа Кадница, Ольшаны, Ковяги противник перешёл в наступление в общем направлении на Богодухов и ввёл в сражение 400 танков. Его авиация группами по 20 - 50 самолётов поддерживала соединения, наносившие удар по советским войскам. На земле и в воздухе разгорелись ожесточённые бои. Лётчики 2-й Воздушной армии произвели в этот день свыше 600 самолёто - вылетов и провели 17 воздушных боёв. Рано утром эскадрилья Ла-5ФН старшего лейтенанта П. А. Гнидо в районе Максимовка, Ольшаны встретила группу из 30 бомбардировщиков и 20 истребителей. Уничтожив 10 самолётов врага, советские лётчики не допустили их к целям. В этой схватке командир эскадрильи Пётр Гнидо уничтожил 4 вражеских самолёта !

П.А.Гнидо у своей машины
Гвардии майор П. А. Гнидо.

При возвращении с задания на его Ла-5ФН, повреждённом в бою, возник пожар. Гнидо левым скольжением бросил машину вниз, но все попытки сбить пламя ни к чему не привели. Оставаться в машине дольше было нельзя. Огонь лизал обувь, пламя касалось лица и рук, а до передовой лететь ещё целых 20 секунд. Гнидо решил прыгать. Он попытался подняться в кабине, но не смог: ноги не слушались. Тогда, ухватившись обожжёнными руками за ручку управления, он перевернул истребитель на "спину" и вывалился из кабины. Открыв парашют, лётчик приземлился в расположении своих войск.

Осенью 1943 года части дивизии перелетели ближе к Днепру. 111-й Гвардейский ИАП вёл боевую работу с аэродрома Сосновка, 113-й - с аэродрома Глебовка  ( 3 километра северо - западнее Переяслава ). По-прежнему вылет за вылетом делался на прикрытие переправ в районе Канева - Броваров.

Нелегко давалось продвижение на запад. Противник ожесточённо сопротивлялся. Но мощь Советской Армии непрерывно росла. Наша авиация, которую немецкое командование сбросило со счетов в первые же месяцы войны, стала грозой для Люфтваффе. Нашим лётчикам действительно не было равных в мире.

Командира эскадрильи 111-го Гвардейского истребительного авиаполка Петра Гнидо сама природа наградила изумительными способностями к лётному делу. Он в воздухе чувствовал себя лучше, чем на земле. Умея блестяще выходить из самых трудных положений, он обладал ценным даром видеть всё небо боя, молниеносно оценивать обстановку и принимать решение, обеспечивающее победу.

Однажды при сопровождении штурмовиков его глазам предстала такая картина. Навстречу шли 3 группы вражеских истребителей: в верхнем ярусе 4 FW-190, во втором - 6, а внизу, на бреющем, неслись 4 Ме-109. Для "Илов" создалась серьёзная угроза. Гнидо немедленно перестроил боевой порядок своей группы "Лавочкиных". На флангах строя штурмовиков заняли место пары истребителей непосредственного прикрытия. С превышением шла ударная группа, от которой отвалила пара и, круто спикировав, перешла на бреющий полёт.

Штурмовики шли к цели, не меняя курса. Четвёрка Ла-5 вступила в бой с "Фоккерами", нацелившимися на "Илов". Истребители плотно прикрыли группу от атак на флангах. Внизу пара Лё-5 предотвратила попытки вражеских самолётов атаковать группу на малой высоте. Выполнив задание, штурмовики вернулись на свой аэродром без потерь. Впоследствии командир полка не раз ставил в пример решение П. Гнидо и действия его ведомых в сложной обстановке, отмечая личный вклад ведущего.

Позднее Пётр Гнидо участвовал в Корсунь - Шевченковской операции, сражался над Карпатами, освобождал Польшу.

В августе 1944 года авиация 8-й Воздушной армии вела напряжённые бои в небе Закарпатья. Наши самолёты разведывали, выискивали цели противника, уничтожали огневые точки. Сильный удар был нанесён по аэродрому в районе Ужгорода 25 августа. Группу самолётов на это задание водил Герой Советского Союза Гвардии майор Пётр Гнидо. На стоянках было уничтожено около 10 вражеских самолётов, много повреждено. Над аэродромом долго бушевали пожары - горело топливо и разбитая вражеская техника.

П.А.Гнидо

Отважно сражался с врагом Пётр Гнидо, умножая свой боевой счёт. Сражаясь в небе Польши, он меткой очередью "ссадил с неба" немецкого аса - полковника Шмидта. А в боях за освобождение Чехословакии сбил ещё 7 самолётов врага.

С конца 1944 года Гвардии майор П. А. Гнидо воевал на Ла-7. 26 марта 1945 года он тройкой вступил в бой с 9 немецкими истребителями, 2 из которых были сбиты. Свои очередные победы, блестящий "хет - трик", он одержал 2 апреля 1945 года. В тот день он вылетел во главе 6 "Лавочкиных". В районе Крановитца Гвардейцы в короткой схватке и без потерь сбили 8 самолётов FW-190  ( из 20 в группе ), 3 из которых записал на свой боевой счёт Пётр Гнидо.

Ветераны дивизии были свидетелями очень интересного эпизода. Вот как вспоминает об этом боевой товарищ Петра Гнидо, ныне кандидат военных наук В. М. Барабанов:

"В конце марта 1945 года 111-й авиаполк в составе 26 - 28 самолётов Ла-7 базировался на аэродроме Глейвиц  ( ныне Гливице ). На противоположной стороне полосы на открытых стоянках размещался полк штурмовиков Ил-2 и 2 эскадрильи ночных истребителей "Аэрокобра" и "Спитфайер".

В полдень Гвардии майор Горелов получил боевую задачу - сопровождать 3 девятки бомбардировщиков "Бостон" в район Опавы. Эскадрилья заняла готовность № 1. Самолёты располагались параллельно полосе в 70 метрах, буквально крылом к крылу, и ждали сигнала на вылет. Погода была облачная, нижняя кромка облаков на высоте 1200 - 1500 метров, ветер 4 - 5 метров в секунду. Самолёты 2-й и 3-й эскадрилей размещались рассредоточенно на открытых стоянках под маскировочными сетями. Они тоже были готовы к вылету, лётный состав находился в районе стоянок, технический - у самих самолётов.

Со стороны северо - востока неожиданно появляется один Ме-109, высота 700 - 900 метров, скорость не более 400 километров в час, с курсом на наш аэродром. Командир 2-й эскадрильи Гвардии майор Гнидо первым обнаружил незваного гостя. Находясь примерно в 100 метрах от своей машины, Гнидо звучным украинским голосом, не медля ни секунды, крикнул своему механику: "Запускай !", и - бегом к самолёту. Быстро вскочил в кабину, двигатель уже работал и, не одевая парашюта, на больших оборотах вырулил к взлётной полосе.

Вторая эскадрилья размещалась против центральной части полосы. Если взлетать отсюда, то взлётной явно не хватит, выруливать к её началу - значит потерять внезапность. Это мгновенно оценил Пётр Гнидо и с ходу, со стоянки, взлетел под углом 40 - 45 градусов к полосе в направлении крайних Ил-2, располагавшихся на противоположной стороне взлётной полосы. После отрыва самолёт Гнидо прошёл буквально в сантиметрах над штурмовиками. Тем временем Ме-109 на высоте 700 - 800 метров выполнил над нашим аэродромом вираж с небольшим креном.

Наш самолёт оказался сзади, ниже Ме-109, на дистанции около 800 - 1000 метров. Пётр Гнидо левым разворотом вышел в заднюю полусферу и начал сближаться, набирая высоту. По поведению Ме-109 было ясно, что немецкий лётчик не видит нашего истребителя, поэтому повторяет вираж. Можно было предполагать, что он что-то высматривает, но вместе с тем было непонятно, почему, находясь над аэродромом, где базируется около 50 советских истребителей, выполняет полёт на сравнительно небольшой скорости ?

И.А.Зуб с боевыми товарищами.

Майор П. Гнидо, сблизившись на дистанцию около 200 метров, снизу дал первую очередь. Звук стрельбы не успел долететь к нам, как стал виден огромный белый шлейф за Ме-109 - разбиты водорадиаторы. Фашистский лётчик стал метаться из крена в крен. Затем энергичным левым разворотом со снижением вышел точно вдоль самолётов 1-й эскадрильи и перевёл машину в пологое пикирование. У нас создалось впечатление, что последует обстрел наших самолётов. Однако мы рассуждали с позиций советских лётчиков, воспитанных в духе героизма. Тем временем вражеский пилот думал лишь о своём спасении. Он вывел самолёт из пикирования, прошёл над самолётами 1-й эскадрильи на высоте 250 - 300 метров и набрал скорость, явно собираясь ретироваться. В момент, когда Ме-109 находился на границе аэродрома, Гнидо дал вторую очередь. Через несколько секунд Ме-109 произвёл вынужденную посадку в поле с убранными шасси.

Весь этот эпизод был настолько скоротечен, что ни одна из зенитных установок не успела произвести ни одного выстрела.

Как только Ме-109 сел, командир дивизии генерал В. П. Ухов, тоже увлечённо наблюдавший за действиями Петра Гнидо, приказал доставить к нему немецкого лётчика. Буквально через 5 - 10 минут он с испугом на лице сошёл с "Виллиса", хромая, подошёл к генералу, стал по стойке "смирно". Был одет в замшевый костюм коричневого цвета, спортивного покроя, на груди блестели боевые награды.

Вылет бомбардировщиков, которые должна прикрывать 1-я эскадрилья, задерживался, и генерал В. П. Ухов разрешил нам перейти в готовность № 3. Собрался весь лётный состав. Беседа с только-что сбитым немецким лётчиком была особенно интересной для молодого лётного состава, который во все глаза наблюдал классический пример наивысшего мастерства одного из выдающихся асов - Гвардии майора Петра Гнидо.

Естественно, первый вопрос был: "Почему вдруг немецкий лётчик прилетел один ?"   Переводчик перевёл ответ: "У меня были хорошие товарищи, но я заблудился в вашем небе и потерял их". Всеобщий хохот, реплики: "Хороши товарищи, ничего не скажешь..."

В этот момент подошёл Пётр Гнидо, расправляя гимнастёрку. Грудь его украшали "Золотая Звезда" Героя, многие боевые ордена.

Переводчик сообщил немцу: "Вот лётчик, который тебя сбил". Немец поднялся, встал смирно, затем поклонился и попросил по древнему обычаю передать его личное оружие  ( пистолет "Вальтер" )  победителю..."

Несколько часов спустя Гвардии майор П. А. Гнидо вновь поднялся в воздух во главе 8 истребителей, которые в яростном бою разогнали 24 самолёта противника и 5 из них сбили.

Ла-7 Петра Гнидо

Ла-7 из 111-го ГвИАП, на котором весной 1945 года летал майор П. А. Гнидо.

Всего же, за период своей боевой деятельности на фронтах Великой Отечественной войны заместитель командира 111-го Гвардейского истребительного авиационного полка  ( 10-я Гвардейская истребительная авиационная дивизия, 10-й истребительный авиационный корпус, 8-я Воздушная армия )  Гвардии майор П. А. Гнидо совершил 412 успешных боевых вылетов. Проведя 82 воздушных боя, уничтожил 40 вражеских самолётов. В одном из боёв "привёл" вражеский самолет на наш аэродром. Сам был сбит 4 раза, спасался на парашюте.

Уже после войны, Пётр Андреевич узнал, что сведения о сбитых им 34 вражеских самолётах лично и 6 в групповых боях занесены в международную книгу - каталог, изданную в Канаде, "Асы Второй Мировой войны". Под № 28 в ней указан Пётр Гнидо.

Вот что он вспоминает об одном из своих последних воздушных боёв:

"В середине апреля 1945 года, когда уже явственно чувствовалось дыхание победы, я вёл группу из 6 истребителей Ла-7 на прикрытие наземных войск, готовившихся к наступлению на Моравскую Остраву. Поскольку в районе прикрытия самолётов противника не было, у меня возникла мысль вызвать на воздушный бой истребители противника, базировавшиеся на аэродроме Долбенешев. Пара Старшего лейтенанта Г. Раздобудько заняла эшелон 4000 метров, а пара Младшего лейтенанта В. Губанова - 6000 метров. В бой должны были вступать только по моей команде.

Оставив четвёрку самолётов над характерным изгибом реки Одер, южнее города Ратибор, я в паре с лейтенантом И. Мухиным на высоте 2000 метров пришли на аэродром Долбенешев, выполнили ряд фигур высшего пилотажа и произвели по 2 коротких очереди из пушек. Фашисты приняли вызов на воздушный бой. Взлетели 2 пары Mе-109 и в это же время со стороны Моравской Остравы в нашем направлении шли свыше 10 Ме-109: коварство не оставляло фашистов до конца войны. Вот и сейчас они параллельно выпустили свои истребители и с аэродрома Моравской Остравы. Мы стали по-настоящему уходить в квадрат эшелонирования 2-х пар моей группы. Истребители противника преследовали нас хаотично, растянувшись в колонну пар и одиночек, предвкушая, по-видимому, лёгкую победу.

Миновав Одер, мы с ведомым резко развернулись на 180 градусов и пошли в лобовую атаку на колонну "Мессершмиттов". На высоте 2000 метров я приказал паре Григория Раздобудько атаковать, и он на большой скорости пронзил строй "Мессеров", внеся в их группу замешательство. Вслед за парой Г. Раздобудько по моей команде последовала атака пары В. Губанова - такая же стремительная и дерзкая. Не зная, сколько там ещё наших пар, фашистские стервятники начали паническое бегство, а мы - активное их преследование.

В этом воздушном бою мы сбили 5 самолётов противника и 3 самолёта подбили. Когда через 20 дней мы перебазировались на освобождённый аэродром, то жители Долбенешева назвали номера всех самолётов нашей группы, принимавших участие в этом бою..."

П.А.Гнидо

Закончилась война. 24 июня 1945 года на Красной площади в Москве состоялся исторический Парад Пабеды на котором, в составе сводного полка 4-го Украинского фронта, участвовали и воины 10-й Гвардейской истребительной авиационной Сталинградской Краснознамённой, ордена Суворова 2-й степени дивизии во главе со своим командиром генерал - майором авиации В. П. Уховым. Среди участников парада был и Герой Советского Союза Гвардии майор П. А. Гнидо.

После окончания войны Пётр Андреевич ещё долго служил в ВВС. Он удостоился чести быть участником первого парада реактивных самолётов 1 мая 1947 года на Красной площади в Москве. Все лётчики были тогда на приёме в Кремле. Затем окончил Военно - Воздушную академию и Военную академию Генерального штаба, командовал авиационным полком, ракетной дивизией, был заместителем командующего ракетной армией. В 1976 году генерал - майор авиации П. А. Гнидо уволился в запас.

Пётр Андреевич поддерживал активные связи с ветеранской организацией. Как член клуба "Золотая Звезда", часто выступал перед курсантами училищ, школьниками и студентами, входил в состав военно - научного общества при Доме офицеров Одессы.

Памятная доска

*     *     *

Список всех известных побед Гвардии майора П. А. Гнидо:
( Из книги М. Ю. Быкова - "Победы сталинских соколов".  Издательство "ЯУЗА - ЭКСМО", 2008 год. )


п / п
Д а т аСбитые
самолёты
Место воздушного боя
( одержанной победы )
Свои
самолёты
105.12.1941 г.1  Не-111  ( в паре - 1 / 2 )Таганрог - ВароновкаИ-16, ЛаГГ-3,

Ла-5, Ла-7.
225.07.1942 г.1  Ме-109западнее Калача
328.07.1942 г.1  Ме-109восточнее Суровикино
424.11.1942 г.1  Ju-52  ( в группе - 1 / 3 )Цыбенко
517.12.1942 г.1  Ме-110  ( в паре - 1 / 2 )Абганерово
61  Ме-110  ( в группе - 1 / 3 )юго - западнее Верхне - Кумск
714.01.1943 г.1  Ме-109  ( в паре - 1 / 2 )Орловская
812.02.1943 г.1  Ме-109  ( в паре - 1 / 2 )Шахты
920.02.1943 г.1  Ме-110Большое Мешково
1022.02.1943 г.1  Ju-87Верхне - Широкий
111  Ме-109Верхне - Широкий
1226.02.1943 г.1  Ju-87Матвеев Курган
1327.02.1943 г.1  Ju-88Политотдельское
141  Не-111Латоново
1502.03.1943 г.1  Ju-87Сухая Крышка
1622.03.1943 г.1  Не-111Стоянов
1721.04.1943 г.1  Не-111Мысхако
181  Ме-109Мысхако
1904.08.1943 г.2  Не-111Грязное
201  Ме-109Грязное
2112.08.1943 г.2  Ju-88западнее Дергачи
222  FW-190Максимовка
2331.05.1944 г.1  FW-190западнее Коломыя
2415.07.1944 г.1  FW-190восточнее Золочев
2520.07.1944 г.1  FW-190Митулин
261  FW-190Скварзова - Тростянец
2725.03.1945 г.1  Ме-109Глейвиц
2826.03.1945 г.1  Ме-109Белешев
2902.04.1945 г.1  Ме-109Крайценорт
301  Ме-109Завада
3103.04.1945 г.1  Ме-109Ратибор
3215.04.1945 г.1  Ме-109Краварже
3322.04.1945 г.1  Ме-109Юзефовице

       Всего сбитых самолётов - 34 + 7  [ 30 + 6 ];  боевых вылетов - 406;  воздушных боёв - 80.


Возврат

Н а з а д



Главная |  |  | Источники | 

    -->      © AirFighters.RU