Главная | Источники | 

HSU

Голячков Леонид Дмитриевич

Л.Д.Голячков

Родился 8 Августа 1919 года в деревне Юрино, ныне Собинского района Владимирской области, в семье рабочего. В 1933 году приехал в Москву. Окончил 10 классов. В 1933 году окончил школу ФЗУ при машиностроительном заводе имени М. И. Калинина по специальности токаря. Работал на этом же заводе, одновременно занимался в Дзержинском аэроклубе. В 1938 году по путёвке комсомола поступил в Борисоглебскую военную авиационную школу лётчиков, которую окончил в 1940 году.

С Июня 1941 года Младший лейтенант Л. Д. Голячков в действующей армии. В составе 239-го ИАП сражался на Брянском фронте. В 1942 году участвовал в боях под Сталинградом. Впоследствии воевал на Южном и Северо - Кавказском фронтах, участвовал в боях на Кубани.

К концу войны штурман 181-го Гвардейского истребительного авиационного полка  ( 15-я Гвардейская истребительная авиационная дивизия, 10-й истребительный авиационный корпус, 8-я Воздушная армия, 4-й Украинский фронт )  Гвардии майор Л. Д. Голячков совершил 281 успешный боевой вылет, участвовал в 43 воздушных боях, сбил 14 вражеских самолётов лично и 1 - в составе группы.

15 Мая 1946 года за мужество и воинскую доблесть, проявленные в боях с врагами, удостоен звания Героя Советского Союза.

После войны продолжал службу в ВВС. С 1954 года Гвардии полковник Л. Д. Голячков - в запасе. Жил в Москве, работал инженером машиностроительного завода. Умер 23 Февраля 1993 года.

Награждён орденами: Ленина, Красного Знамени  ( дважды ), Александра Невского, Отечественной войны 1-й степени  ( дважды ), Красной Звезды; медалями. Имя Героя носил пионерский отряд средней школы села Черкутино Собинского района.

*     *     *

Три самолёта Як-1, построившись клином, подходили к линии фронта. Звено истребителей возглавлял Капитан Виктор Мальцев, правым ведомым летел Младший лейтенант Леонид Голячков, левым - Младший лейтенант Николай Новиков. Перед авиаторами стояла задача - прикрыть с воздуха наши наземные войска, ведущие оборонительные бои с превосходящими силами противника.

Наблюдая за воздухом и землёй, лётчики заметили, как в разрыве облаков мелькнули силуэты двух "Мессеров". Звено наших истребителей, используя преимущество в высоте, стремительно атаковало врагов. Но в этот момент из облачности внезапно вывалилась вторая пара Ме-109, и Новиков не успел увернуться от их пулемётных очередей. Видимо, лётчик был сразу убит, он даже не сделал попытки выброситься с парашютом из горящего самолёта.

Мальцев и Голячков остались вдвоём против 4 врагов. Действуя быстро и решительно, они продолжали настойчиво атаковать Ме-109. Леонид ни на секунду не отрывался от ведущего, прикрывая огнём его самолёт. Когда же один из "Мессеров", выходя из атаки, попал в прицел Голячкова, последовала короткая пушечная очередь, вражеский самолёт вспыхнул ярким пламенем и, быстро теряя высоту, врезался в землю.

Леонид был охвачен радостью: впервые за время войны он сбил вражеский самолёт. Немцы, выйдя из боя, ушли восвояси. Советские лётчики их не преследовали: в баках кончалось горючее, надо было возвращаться на свой аэродром.

Вскоре в голубоватом мареве показалось знакомое село, где базировался полк. Совершив посадку, Леонид зарулил на стоянку. Здесь уже находился командир полка Алексей Иннокентьевич Курочкин, пользовавшийся большим уважением у личного состава. Умелый лётчик и воспитатель, он не раз водил подчинённых на трудные боевые задания. Выслушав доклад ведущего о выполнении боевого задания, он поздравил Младшего лейтенанта Голячкова с первой победой.

Вечером в деревянном бараке, где размещалась лётная столовая, собрались авиаторы. Повар торжественно поставил перед Голячковым традиционный торт. Лётчика поздравляли с открытием боевого счёта, желали дальнейших успехов.

Первая победа в воздухе преобразила Голячкова, он стал смелее вступать в схватки с противником, решительнее навязывать ему свою волю, разнообразить тактические приёмы ведения воздушного боя.

Лето 1942 года было в самом разгаре. 239-й истребительный полк, в котором служил Голячков, вёл в то время упорную борьбу с вражеской авиацией, обладавшей численным превосходством. Лётчики нередко делали по 4 - 5 боевых вылетов в день, участвовали в воздушных боях, вели разведку войск противника.

В один из дней в небе была замечена девятка бомбардировщиков Ju-88, которая приближалась к городу и железнодорожной станции Старый Оскол. В воздух немедленно поднялась пара Як-1 под командованием Голячкова. Но у ведомого в самый последний момент неожиданно отказал мотор, и Леониду пришлось лететь на задание одному.

Вскоре он увидел на фоне белесого неба девятку "Юнкерсов". Голячков хорошо помнил задачу: воспрепятствовать группе Ju-88 выход на боевой курс для бомбометания хотя бы до тех пор, пока не подойдут наши истребители. Но как это сделать ?  Голячков хотел атаковать ведущего группы, чтобы вызвать среди врагов замешательство, но прорваться к нему не удалось: "Юнкерсы" шли с разворотом, а это мешало провести атаку. Тогда Леонид решил ударить по ведущему звена, который находился значительно ближе.

Немцы открыли сильный огонь по советскому самолёту. Трассы пересекались в воздухе, озаряя облака тревожным светом. Но Леонид, умело маневрируя, всё же сумел прорваться к ведущему звена Ju-88 и поджечь его короткой прицельной очередью. Строй врагов нарушился.

Внезапно Голячков услышал треск, самолёт сильно качнуло. Бросив взгляд в сторону, он увидел, что вражеские снаряды разворотили левое крыло. Скорость упала, потерялась маневренность машины. Летчик оказался в трудном положении.

В это время подошла группа наших истребителей, и враги дрогнули, заметались, бросая бомбы куда попало. Голячков, с большим трудом дотянув до своего аэродрома, пошёл на посадку. Но тут произошло неожиданное. Из левого крыла вывалился бензиновый бак. Оказалось, металлический пояс, который закреплял его внутри крыла, лопнул во время взрыва вражеского снаряда. Пока Як-1 находился в воздухе, подъёмная сила удерживала бак в крыле, но стоило машине потерять скорость, как он выпал наружу.

- Видать, товарищ командир, в сорочке родились, - сказал техник Григорий Фомичёв после осмотра самолёта. - Могло быть и хуже.

- Будем считать, повезло, - улыбнулся Голячков. Лётчик был доволен, что ему удалось выполнить трудное задание. В полку уже стало известно, что группа наших истребителей, вступив в бой, сбила ещё 2 "Юнкерса". Немцы так и не смогли нанести массированный удар по железнодорожной станции Старый Оскол.

В Ноябре 1942 года полк, в котором служил Леонид Голячков, перебросили под Сталинград. Там четвёрка истребителей во главе с Капитаном Георгием Кузьминым однажды получила задание участвовать вместе с девяткой Ил-2 в налёте на вражеский аэродром, расположенный в Гумраке. Порядок взаимодействия со штурмовиками был согласован заранее.

Самолёты один за другим оторвались от земли. Кузьмин летел в паре с Младшим лейтенантом Кравчуком, Голячков - с Младшим лейтенантом Николаем Котельниковым. Лётчикам следовало блокировать вражеский аэродром, не позволить находящимся на нём истребителям противника подняться в воздух.

Пришли к цели точно в назначенное время. На стоянках находилось не менее 30 машин. Два "Мессера" сделали попытку взлететь, но Кузьмин и Кравчук, которых прикрыла пара Голячкова, сбили оба самолёта противника.

В воздухе заклубились разрывы зенитных снарядов. В этот момент подошла девятка Ил-2. Она быстро подавила зенитную артиллерию, принялась штурмовать вражеские самолёты. На стоянках сразу же вспыхнуло несколько костров. Четыре захода сделали штурмовики, уничтожив более десятка машин противника. И лишь израсходовав боезапас, они ушли на свою территорию.

Когда вражеская группировка оказалась в окружении и немецкое командование пыталось с помощью транспортной авиации снабжать её оружием, боеприпасами, горючим и продовольствием, перед полком поставили задачу - немедленно вступить в борьбу с транспортными самолётами врага. Лётчики успешно выполняли её. Тут как раз и произошел случай, о котором потом долго вспоминали. Молодой лётчик Пётр Слонев, атакуя трёхмоторный Ju-52, не заметил, как по его машине был открыт огонь из пулемёта, установленного на транспортном самолёте. Ла-5 загорелся, Слоневу пришлось выброситься из него с парашютом.

Наши авиаторы видели это, ибо бой происходил неподалеку от аэродрома. Голячков бросился к своему истребителю, готовому к вылету. Он быстро поднялся в воздух, догнал этот "Юнкерс" и прошил его пушечно - пулемётной очередью. Охваченный пламенем, транспортник развалился на части.

После победы советских войск в районе Сталинграда полк перебазировался в Котельниково и снова стал прикрывать с воздуха наши наземные войска.

В начале Марта 1943 года пятёрка Ла-5 под командованием Капитана Кузьмина вылетела на задание. День был тёплый, облачность 4 - 5 баллов, но на высоте около 3000 метров висела сизая дымка, снижавшая видимость.

Четыре самолёта нашего воздушного патруля имели летний камуфляж, а пятый, на котором летел Голячков, был ещё по - зимнему окрашен в белый цвет. Это решили использовать при построении боевого порядка. Четвёрка шла на высоте 2500 метров, а немного выше находился Леонид. В сизой дымке его белый самолёт был почти не виден.

Подходя к Манычскому каналу, лётчики заметили в воздухе 14 "Мессеров". Несмотря на почти 3-кратное численное превосходство противника, они смело вступили в схватку. Четвёрка во главе с Кузьминым навязала врагам бой на вертикалях. После каждой атаки немецкие пилоты уходили вверх, чтобы, используя набранную высоту, начать новую атаку. Они и не предполагали, что там, в сизой мгле, находится пятый советский самолёт.

Улучшив момент, когда один из "Мессеров" оказался на близком расстоянии, Голячков обрушил на него всю мощь огня своего "Лавочкина". Вражеский самолёт, объятый пламенем, рухнул на землю. Так же был сбит и второй Ме-109. Всего же в том напряжённом бою наши лётчики уничтожили 6 "Мессеров".

Минуло ещё несколько месяцев. В ожесточённых схватках с врагом крепло мастерство воздушного бойца. Как - то раз Леонида вызвали на командный пункт. Войдя в помещение, он увидел Полковника Ивана Алексеевича Лакеева, командира 235-й истребительной дивизии, прославленного лётчика. Он отважно сражался добровольцем против франкистов в небе Испании, за что и был удостоен звания Героя Советского Союза.

Выслушав доклад Голячкова, комдив быстро изложил боевую задачу. В районе Томаровки четвёрку Ла-5, вылетевшую на прикрытие наших наступающих войск, атаковала большая группа Ме-109. Заместитель командира полка по политической части Подполковник Иван Андреевич Зуб, возглавлявший эту четвёрку, совершил на повреждённой машине вынужденную посадку в поле на нашей территории. Остальные 3 лётчика с трудом отбиваются от наседающих врагов.

- Надо им помочь, - сказал Лакеев. - Выделяется четвёрка истребителей. Вы ведущий. Вылетайте немедленно !

Ла-5, быстро набрав высоту, вскоре подошли к месту боя. Леонид сразу же заметил, как Капитан Иван Блохин, зажатый несколькими вражескими самолётами, с трудом отбивается от них. Медлить нельзя, всё решали секунды. Голячков дал длинную очередь, стремясь отсечь "Мессеров", наседавших на Блохина. Получилось удачно. Один из Me-109, наткнувшись на огненную струю, провалился вниз. Что произошло дальше с ним, Леонид проследить не мог - он ринулся на другой "Мессер". Враг, оказавшись между двумя советскими самолётами, поспешил выйти из боя. Не выдержали напряжения схватки и другие немецкие лётчики. Когда наши вернулись на сбою базу, Блохин расцеловал Голячкова: "Спасибо, выручил меня из беды !   Будем жить долго !"

Одержав выдающуюся победу на Курской дуге, советские войска развернули широкое наступление. Бои шли уже на Днепре. В это время наши лётчики вели активную воздушную разведку. Осенний день дышал холодом. Небо было затянуто облачностью, нижний её край висел над землёй на высоте не более 200 метров. Ненастье ограничивало видимость.

Голячков, недавно ставший командовать эскадрильей, в паре с Младшим лейтенантом Василием Мусатовым вылетел на разведку в район Жулян и Василькова, что неподалёку от Киева. В полку он справедливо считался мастером воздушной разведки. Все помнили его трудный полёт в районе Богодухова. В тот день, несмотря на противодействие вражеской авиации и зенитной артиллерии, Голячков точно установил линию фронта, что имело важное значение при проведении нашими войсками наступательной операции. За образцовое выполнение сложного боевого задания он был награждён орденом Александра Невского.

Теперь комэску и его ведомому предстояло снова выполнить трудную задачу. Самолёты шли крыло в крыло. Голячков пристально всматривался в воздушное пространство. Вот под нижней кромкой рваных облаков на какое - то мгновение показался Ju-88. Леонид тут же довернул свой самолёт и стремительно атаковал противника. Две огненные трассы сошлись на фюзеляже "Юнкерса"; вспыхнуло пламя, и бомбардировщик, оставляя за собой чёрную полосу дыма, стал круто снижаться.

Видимо, вражеская машина была нагружена бомбами. Когда она упала на землю, произошёл сильнейший взрыв. Огонь и дым взметнулись над землей. Голячков почувствовал удар в левое крыло, и его "Лавочкин", подхваченный воздушной волной, оказался выше облаков. Именно в этот момент Леонид заметил зыбкую тень второго "Юнкерса". Быстро включив радио, передал ведомому: "Атакуй, я прикрою !"

Мусатов устремился на "Юнкерс". Командир эскадрильи шёл немного сзади, готовый в любой момент поддержать молодого лётчика. Но, как часто бывает, обстановка внезапно изменилась. Увлекшись, Мусатов с опозданием заметил, что путь ему пересекают два "Мессера", вынырнувшие из облаков. Не доведя атаки до конца, молодой лётчик резко отвернул в сторону.

Голячков немедленно ринулся на "Юнкерс". Короткая очередь - и второй вражеский бомбардировщик загорелся.

Л.Д.Голячков

Помня о полученном задании - разведке, комэск вместе с ведомым быстро ушёл в облачность. Немцы их потеряли. А Голячков успешно сделал фотоснимки расположения вражеских войск. Вскоре пара Ла-5 вернулась на свой аэродром.

...Фронтовые дороги вели полк, ставший к тому времени 181-м Гвардейским, всё дальше на запад. С каждым днём усиливались удары по врагу. Голячков воевал в Закарпатье, участвовал в освобождении Польши, сражался в небе Германии. В конце войны полк находился в Чехословакии, под городом Моравска - Острава, продолжая вести активные боевые действия.

В день победы, когда враг был уже повержен, шестёрка истребителей под командованием штурмана полка Гвардии майора Леонида Голячкова получила сложное задание. Она должна была сопровождать группу штурмовиков Ил-10, наносивших удар по немецким войскам, продолжавшим сопротивление под Прагой. Действия нашей авиации и на этот раз были успешными. Враги понесли большие потери в живой силе и технике.

Так закончил войну Леонид Дмитриевич Голячков. Он сражался на 9-ти фронтах, и в том числе на Брянском, Сталинградском, Южном, Северо - Кавказском, 4-м Украинском. После войны почти 10 лет продолжал служить в авиации. Освоив новую реактивную технику, он успешно передавал свой богатый боевой опыт молодым лётчикам.

*     *     *

Список известных побед Гвардии майора Л. Д. Голячкова:
( Из книги М. Ю. Быкова - "Победы сталинских соколов".  Изд. "ЯУЗА - ЭКСМО", 2008 год. )


п / п
Д а т аСбитые
самолёты
Место воздушного боя
( одержанной победы )
Свои
самолёты
101.07.1942 г.1  Ме-109ГоршечноеЛаГГ-3, Як-1,

Ла-5, Ла-7.
208.12.1942 г.1  Ju-52Воропоново
312.12.1942 г.1  Ме-109Варваровка
417.12.1942 г.1  FW-189  ( в паре - 1 / 2 )Варваровка
522.01.1943 г.1  Ме-109Самодуровка
627.07.1943 г.1  Ju-87Томаровка
71  Ме-109Томаровка
804.08.1943 г.1  Ме-109Быстрый
922.11.1943 г.1  Ме-109Вольшка
1015.03.1944 г.1  Ме-109юго - зап. Проскуров
1105.04.1944 г.1  Ju-87зап. Чертков
1219.04.1944 г.1  Ju-88сев. Новосёлки
1313.07.1944 г.1  Ме-109Коршув
1428.03.1945 г.1  Ме-109зап. Сырин
1515.04.1945 г.1  Ме-109Краварже

      Всего сбитых самолётов - 14 + 1;  боевых вылетов - 281;   воздушных боёв - 43.


Возврат

Н а з а д