Главная | Источники | 

Калюжный Алексей Алексеевич

Калюжный Алексей Алексеевич

Родился на Кубани, в станице Варениковская Краснодарского края. Лётчик - истребитель.

С осени 1942 года лейтенант А. А. Калюжный на фронтах Великой Отечественной войны. Служил в составе 122-го ИАП  ( 233-я ШАД, 1-я Воздушная армия ). Позже служил в составе 18-го Гвардейского истребительного авиационного Витебского дважды Краснознамённого ордена Суворова 2-й степени полка  ( 303-я ИАД, 3-й Белорусский фронт ). Выполнил около 250 боевых вылетов, в воздушных боях сбил 4 самолёта противника лично и 2 в группе.  [ М. Ю. Быков в своих исследованиях указывает на 2 личные победы лётчика. ]

Участник вооружённого конфликта на территории Кореи 1950 - 1953 годов. Инспектор по тактике воздушного боя 303-й ИАД Гвардии капитан А. А. Калюжный выполнил 120 боевых вылетов, в 40 воздушных боях сбил 6 самолётов США лично и 1 в группе с товарищами.

После возвращения в Советский Союз продолжал служить в ВВС.

После выхода в запас жил в городе Одесса  ( Украина ), работал начальником политотдела мореходного училища.

Награждён орденами: Красного Знамени  ( дважды ), Отечественной войны 1-й степени, Красной Звезды; медалями.

*     *     *

...Наступление наших войск на Смоленск развивалось успешно. Это был заключительный этап Смоленской операции. В ходе её на ближних подступах к Смоленску и над самим городом наши Гвардейцы 18-го полка сбили 15 фашистских самолётов. В этих боях вместе с опытными лётчиками участвовали и молодые. В их числе были А. А. Калюжный, Н. Л. Корниенко, Н. П. Калинцев, Н. И. Герасименко, Д. А. Тарасов, Ф. М. Малашин, П. Н. Калинеев, Г. А. Косиков... Все они в тех боях держали равнение на ветеранов полка.

25 сентября 1943 года наши войска освободили Смоленск. 303-й истребительной авиационной дивизии присвоили наименование "Смоленская". Для всех это были радостные события.

Для обобщения опыта ведущих лётчиков и техников полка и передачи этого опыта молодёжи по инициативе и под руководством комсорга полка Н. Ф. Титомира издавался рукописный журнал "Комсомол гвардии", в котором помещались статьи о подвигах лётчиков и их рассказы о том, как они ковали своё мастерство, материалы о боевых традициях, заметки техников и механиков по вопросам эксплуатации материальной части во фронтовых условиях. Таких журналов, начиная с середины 1943 года, вышло 10. Прибывавшие в полк молодые лётчики и техники с интересом читали журнал. Познакомился с этим рукописным изданием лейтенант А. А. Калюжный. Прочитав все номера журнала, он сказал: "Вижу, в каком замечательном полку выпала мне честь служить. Приложу все силы, чтобы быть достойным высокого звания Гвардейца !

Он выполнил обещание - стал одним из лучших лётчиков...

Утром 26 мая 1944 года Николай Пинчук и Алексей Калюжный ушли на "свободную охоту" в район Витебска, Богушевска, Орши. Вскоре после их вылета на КП услышали доклад Пинчука о движении большой колонны машин из Богушевска к Орше и решении нанести по ней удар. Из динамика доносились отрывочные фразы Пинчука и Калюжного:

- Бей по цистернам !

- Есть !   Горят... Ещё заход !

- Видишь машины под брезентом ?   С боеприпасами, наверное ?

- Беру на прицел. Ты гляди, рвануло-то как !

- Давай еще заход.

- Горит... Пятая машина горит !

- Добро. Курс домой...

Я - "Двадцатый", возвращаемся на "точку" ! - послышался доклад Пинчука...

26 июня 1944 года 18-й ГвИАП и полк "Нормандия" получили задание прикрывать танковые войска, развивавшие наступление вдоль Минского шоссе на Борисов, а также соединения, громившие группировку врага, окружённую в районе Витебска. В полдень, когда в воздухе находилась наша 1-я эскадрилья, минут за 10 до конца её патрулирования В. И. Запаскин передал:

- "Гранит", я - "Орел-10". К району подходят две девятки "Юкерсов" под прикрытием 16 "Фоккеров". Вступаю в бой !

10 "Яков" из полка "Нормандия" взлетели и пошли на помощь нашим лётчикам. Тем временем Запаскин атаковал своей шестёркой первую девятку Ju-88, а шестёрка Николая Пинчука вступила в бой с FW-190. Несмотря на сильный огонь воздушных стрелков врага, ведомые Запаскина пошли в стремительную атаку сверху сзади со стороны солнца. При этом Запаскин поджёг самолёт ведущего группы, и тот с большим креном скользнул вниз, взорвался в воздухе. В этот момент Александр Захаров сбил ведомого правого звена. Потеря 2-х самолётов вызвала растерянность в первой девятке врага. Бомбардировщики сбросили куда попало груз и повернули обратно.

Калюжный Алексей Алексеевич

Группа Запаскина вышла из атаки боевым разворотом и нанесла удар по второй девятке "Юнкерсов". Горячий по натуре Мириан Абрамишвили ворвался в самую середину строя противника и с короткой дистанции сбил 3-й бомбардировщик. Это также принудило "Юнкерсы" сбросить бомбы, не доходя до цели, и повернуть назад.

В напряжённые минуты боя В. И. Запаскина с "Юнкерсами" шестёрка Николая Пинчука связала боем 12 "Фоккеров", закружив их на виражах. На 3-м витке Пинчук под прикрытием Алексея Калюжного зашёл в хвост FW-190 и сразил его меткой пушечной очередью. На выходе из атаки Пинчука попыталась атаковать пара "Фоккеров", но сама попала под прицельный удар пары Владимира Баландина, который двумя очередями сбил ведомого этой пары.

В разгар боя на помощь нашим истребителям подоспели 10 "Яков" под командованием Жака Андре, и "Фоккеры" стали выходить из боя пикированием. Преследуя врага, Пинчук и Калюжный догнали фашистов и на выходе из пике атаковали замыкавший FW-190. Он загорелся после первых же выстрелов и врезался в землю. Французские лётчики получили команду не преследовать противника, продолжать прикрывать наши войска.

Эскадрилья Владимира Запаскина возвратилась на аэродром. На её счёт были записаны 6 сбитых самолётов врага.

День 10 октября 1944 года оказался для наших воздушных бойцов очень удачным. Они сбили 10 вражеских самолётов. У нас потерь не было. События в тот день разворачивались так. Утром на прикрытие наземных войск вылетели 6 "Яков" 1-й эскадрильи. Их вёл Александр Захаров. Патрулируя в заданном районе, Захаров получил с передового КП нашей дивизии команду:

- С запада подходит группа самолётов. Атакуйте !

Гвардейцы тотчас же пошли навстречу противнику и вскоре увидели на высоте 2500 метров на встречном курсе 16 FW-190. Они летели с бомбами. Захаров повёл шестёрку в лобовую атаку. Она заставила врагов освободиться от бомбового груза. Боевой порядок "Фоккеров" расстроился. Наши истребители вышли из атаки боевым разворотом вверх и оказались выше и сзади фашистов. Снова устремились в атаку. "Фокке - Вульфы" разделились на четвёрки, начали вираж, оттягиваясь постепенно на запад. Умело используя маневренные возможности своего Як-3, Александр Захаров уже на втором вираже зашёл в хвост одному "Фоккеру", сблизился с ним и двумя очередями поджёг. Остальные FW-190 торопливо, спикированием до малой высоты начали удирать. Настойчиво преследуя их, Алексей Калюжный и Мириан Абрамишвили сбили на выходе из пике ещё 2-х "Фоккеров".

16 октября 1944 года после мощной двухчасовой артиллерийской и авиационной подготовки 3-й Белорусский фронт перешёл в наступление на Гумбинненском направлении. Земля Третьего Рейха содрогнулась от многочисленных разрывов снарядов и бомб. Всё здесь, казалось, полыхало в огне...

Полк построили на рассвете. Перед строем колыхалось на ветру Боевое Гвардейское Знамя. На его полотнище сверкали ордена Красного Знамени и Суворова 2-й степени - свидетельство отваги, мужества и доблести воинов - авиаторов. Состоялся короткий митинг. Затем командир полка полковник А. Е. Голубов, уточняя боевую задачу эскадрильям, разъяснял:

- В первом вылете эскадрилья Запаскина блокирует аэродром Йукштейн, эскадрилья Серегина - аэродром Будупенен. Ни один самолёт врага с этих "точек" взлететь не должен. Эскадрилья Барсукова вместе с истребителями полка "Нормандия" сопровождает бомбардировщиков. Порядок действия в воздухе - в соответствии с ранее данными указаниями и конкретной обстановкой. Я пойду в составе прикрывающей группы 1-й эскадрильи.

Группы истребителей стремительно уносились в небо. Аэродром быстро опустел. Из динамика на КП сквозь помехи донесся голос командира полка: - "Соколы", всем разойтись по целям !..

На аэродроме Йукштейн было около 60 самолётов. Звено дежурных истребителей - на старте !

- Атакуйте это звено с ходу ! - распорядился Голубов.

Запаскин отдал указания ведомым и тут же нацелился на пару FW-190, уже начавших разбег по полосе. Ведущего этой пары он настиг в момент отрыва от земли и сразил его одной - единственной очередью. Одновременно с ним Мириан Абрамишвили ударил по ведомому. Оба вражеских самолёта загорелись в конце полосы.

В эти минуты боя второе звено во главе с Николаем Пинчуком атаковало на старте другую дежурную пару ФВ-190. Неотразимый пулемётно - пушечный удар по ней нанесли Алексей Калюжный и Борис Арсеньев.

Никто из фашистских лётчиков теперь взлетать не пытался. Они притаились, вероятно, где-то в укрытиях. Лишь "эрликоновские" пушки да крупнокалиберные пулемёты, извергая огненные очереди, били по нашим "Якам". Гвардейцы умело маневрировали. Продолжая блокировать аэродром, они и не думали выходить из боя... Около 20 минут наши истребители блокировали аэродромы. В это время большие группы бомбардировщиков и штурмовиков наносили мощные прицельные удары по узлам сопротивления вражеской обороны в районе Шталлупенена.

17 октября на прикрытие войск ушли две эскадрильи под общим командованием С. А. Сибирина. Минут через 15 с передового КП поступила команда:

- "Сокол-3", с запада подходит большая группа. Атакуйте !

Взяв курс на запад, Сибирин повёл Гвардейцев навстречу врагу. Вскоре лётчики увидели ниже метров на 500 около 40 истребителей - бомбардировщиков FW-190, шедших колонной восьмёрок.

- "Соколы", атакуем на встречных курсах. Выход - левым боевым разворотом ! - скомандовал Сибирин и повёл первое звено в атаку.

За ним последовали "Яки" остальных звеньев. Атака оказалась удачной. Николай Пинчук, Владимир Баландин и Григорий Репихов сбили 3 "Фоккера".

Выполнив боевой разворот, Гвардейцы звено за звеном нанесли по врагу ещё один удар сверху сзади. На этот раз Алексей Калюжный и Николай Даниленко врезались в строй противника и одержали 2 победы. Фашисты начали выходить из боя. Многие из них делали это методом пикирования до малой высоты. Преследуя FW-190, Николай Агалаков и Закарий Моргоев на выходе из пикирования вогнали в землю ещё 2 FW-190. Всего за день наши воздушные бойцы сбили 10 вражеских самолётов.

Як-3 из состава 18-го Гвардейского ИАП.

Вечером 18 января 1945 года Гвардейцы получили телеграмму Военного совета 3-го Белорусского фронта. Генералы И. Д. Черняховский, В. Е. Макаров и Т. Т. Хрюкин поздравили авиаторов с прорывом всей тактической глубины второго рубежа обороны в Восточной Пруссии, призвали с новой энергией бить противника на последующих рубежах...

19 января противник повсеместно начал отступление. Кое-где оно превратилось в бегство. Наши войска неотступно преследовали врага. Несмотря на плохую погоду, штурмовики и бомбардировщики под прикрытием истребителей постоянно наносили удары по колоннам отступавших гитлеровцев и узлам сопротивления. В воздухе то и дело разгорались схватки.

Примерно за час до захода солнца 10 "Яков" под командованием С. А. Сибирина, прикрывавшие наши войска севернее Инстербурга, перенацелили в другой район. Там, как выяснилось, группа вражеских самолётов штурмовала наши войска. Через 5 минут Сибирин подошёл к указанному району и увидел под облаками 4 Ме-109, а ниже - более 10 FW-190 и отдал указание Александру Захарову и Григорию Васильеву связать "Мессеров" боем, а всем остальным атаковать "Фоккеры".

Заметив наших истребителей, фашисты прекратили штурмовку, перешли к обороне. Наши "Яки" открыли по ним огонь в момент пикирования. Очереди Николая Пинчука оказались меткими. Он поджёг один "Фоккер", и тот врезался в лес. Выполнив боевой разворот вверх, "Яки" нанесли повторный удар. На этот раз победу праздновал Алексей Калюжный. Ещё 2 самолёта подбили Николай Корниенко и Николай Калинцев. И фашисты бросились наутёк.

В начале февраля лётчики полка встречались с фашистскими асами из эскадры "Мёльдерс", сражавшимися на новых истребителях. Первыми с ними скрестили оружие Николай Пинчук и Алексей Калюжный. В один из тех дней, выполняя задание по разведке на высоте около 4000 метров, они встретились с 6 Ме-109G. На этих самолётах были установлены более мощные моторы. На большой высоте новые "Мессеры" не уступали нашим Як-3 в скорости и маневренности. Зная это, Пинчук и Калюжный первыми нанесли по фашистам удар и стали вести бой, снижаясь спиралью на меньшую высоту. Здесь Як-3 обладал неоспоримым преимуществом.

Немцы всеми силами стремились зажать Пинчука и Калюжного в клещи. А высота между тем падала, и преимущество наших истребителей становилось всё заметнее. В бешеной карусели носились 6 "Мессеров" и 2 "Яка". Один из "мёльдерсовцев" увлёкся погоней за Пинчуком и не заметил, как в хвост ему пристроился Калюжный. Когда же увидел истребитель с белыми молниями позади, было уже поздно. Калюжный прошил "Мессера" снарядами из пушки.

На выходе из пикирования, однако, Калюжный сам попал в опасное положение. На помощь ему поспешил Пинчук. С максимально возможным креном он резко развернул машину и открыл огонь по врагу. Ме-109 окутался дымом, камнем понёсся к земле. Таких неожиданных маневров в сочетании с исключительно метким огнём фашисты явно не ожидали. Они растерялись, полезли вверх, полагая, что наши лётчики потянутся за ними. Но Гвардейцы ещё более снизились и на большой скорости ушли на свою территорию.

( Из книги воспоминаний Ф. С. Гнездилова - "На высотах мужества".  Минск, 1987 год. )

*     *     *

13 апреля 1945 года в составе 8 самолётов мы вылетели на прикрытие войск в район Норгау. Я со своей четвёркой летел на высоте 3500 метров, а четвёрка Александра Захарова выше на 400 - 510 метров и немного позади. В районе Бордау почти на одной высоте мы встретились с 4 "Мессерами" и 4 "Фоккерами". В завязавшемся бою Калюжный, Васильев и я сбили по одному самолёту.

Это был мой 68-й, последний за войну, воздушный бой и 24-й сбитый фашистский самолёт. Справедливости ради я должен сказать, что большая заслуга в этих победах принадлежит моему ведомому Алексею Калюжному. При выполнении любого маневра он не терял меня из виду. Идя в атаку, я был уверен, что Алексей надёжно меня прикроет. Если грозила опасность, ведомый своевременно по радио предупреждал о ней, и я успевал выполнить наиболее выгодный маневр ещё до открытия врагом прицельного огня. Так же и Алексей был уверен, когда атаковал, что у него крепкая защита. Мы понимали друг друга в воздухе с полуслова...

( Из книги воспоминаний Героя Советского Союза Н. Г. Пинчука - "В воздухе - "Яки". )

*     *     *

1 июня 1951 года в 13 часов 5 минут во время боевого патрулирования в "Аллее "МиГов" 1-я эскадрилья 18-го Гвардейского ИАП в составе 8 машин, которую возглавлял Гвардии капитан А. Ф. Мазнев, обнаружила на малой высоте 6 поршневых штурмовиков F-51. Звено Мазнева осталось сверху прикрывать, а звено Гвардии капитана А. А. Калюжного атаковало "Мустангов", которые шли на высоте 600 - 800 метров. Ведущему второй пары Гвардии старшему лейтенанту Л. К. Щукину с первой же атаки, правда, с резким доворотом влево, удалось выйти на дистанцию 80 метров в хвост одному из F-51 и короткой очередью сбить ведущего второй пары, и он врезался в землю.

Истребитель Р-51 'Мустанг'

Оставшиеся 3 "Мустанга" прижались к земле и начали уходить. Местность была гористая, маневр ограничен. На преследование второй пары устремилась ведущая пара Гвардии капитана А. А. Калюжного, который, как противник ни маневрировал, зашёл одному "Мустангу" в хвост и с дистанции в 300 метров открыл огонь. После первой очереди F-51 задымил, а Калюжный продолжал снижаться, сблизился с противником до 150 метров и дал по нему ещё 2 очереди - "Мустанг" резко клюнул носом и с небольшим углом пикирования плюхнулся в море недалеко от берега. Остальные F-51 успели удрать в залив, и наши лётчики вернулись в Мяогоу, одержав 2 победы без своих потерь. Американская сторона признает потерю одного своего "Мустанга" с № 44-74614 из 18-й ИБАГ, лётчик которого погиб, а ещё один "Мустанг", потерянный в этот день, был из состава 2-й аэ Южноафриканских ВВС, пилот которого попал в плен.

Калюжный Алексей Алексеевич

Начиная с 6 июля 1951 года, после того как над территорией Северной Кореи вновь установилась лётная погода, противник ежедневно начал совершать массированные налёты силами ИБА под сильным прикрытием больших групп F-86. И первый крупный бой произошёл уже 7 июля. По вызову с КП дивизии на прикрытие железной дороги и моста через реку Ялуцзян на участке Аньдун - Ансю от налётов авиации противника была подняты 8 МиГ-15 из 1-й эскадрильи 18-го Гвардейского ИАП под командованием капитана А. Ф. Мазнева. Вскоре группа обнаружила 14 "Сейбров", которые шли впереди и должны были связать боем "МиГи". За ними шла большая группа истребителей - бомбардировщиков F-84G.

Поняв замысел противника, Мазнев разделил эскадрилью на 2 группы: звено капитана А. А. Калюжного пошло на истребители, а звено капитана А. Ф. Мазнева - на F-84. Звено Калюжного распалось на пары, каждая дралась с 6 F-86. Вот как описывает этот бой ведомый Калюжного, старший лейтенант А. А. Свинтицкий:

"Наша пара связала боем шестёрку F-86, четвёрка выше и пара ниже. Калюжный пошёл в атаку на четвёрку "Сейбров". Я держался за ним, прикрывая его. В этой атаке ведущий с короткой дистанции сбил ведомый "Сейбр". При выходе из атаки Калюжный передал мне по радио: "Крути круче, у тебя в хвосте пара "Сейбров" !

Я оглянулся назад и увидел сзади пару самолётов противника и начал создавать резкое угловое вращение вправо. В этот момент почувствовал удар в самолёт, получил пробоину в задней части фюзеляжа, пуля прошла насквозь фюзеляж и вышла в передней кромке левого крыла. Но чувствую, что управление самолёта исправное, и я остался вести бой один с парой противника. Так как скорость была потеряна на эволюциях за счёт углового вращения с набором высоты, я выпустил воздушные тормоза и сошёлся на лобовых с этой парой F-86, открыв огонь, и с короткой дистанции сбил самолёт ведомого. Ведущий "Сейбр" стал мне снова заходить в хвост. Пока он разворачивался на 180 градусов, я вышел на прямую, развил скорость, перешёл в набор высоты и таким образом ушёл от удара ведущего".

Лётчики другой пары капитана В. А. Соханя сбили ещё один F-86, и вскоре обе стороны вышли из боя. В итоге звено капитана А. А. Калюжного сбило 3 "Сейбра" без своих потерь.

19 августа 1951 года лётчики 18-го Гвардейского ИАП в составе 8 машин совместно с полковой группой в 28 экипажей из 523-го ИАП провели бой с 3 группами "Сейбров" общим количеством 24 - 30 машин, в 9 часов 15 минут в районе Тэйсю. Лётчики 18-го полка попали под удар большой группы "Сейбров" и, пока подоспели лётчики 523-го ИАП, понесли потери: были сбиты капитан В. А. Сохань и лейтенант В. Т. Кондратов. Причём обоих сбил лётчик 334-й АЭ 1-й лейтенант Ричард Беккер. Благо обоим нашим лётчикам удалось благополучно покинуть свои подбитые машины и вернуться в часть. Лётчикам 18-го ГвИАП удалось сбить только один "Сейбр", и сделал это капитан А. А. Калюжный.

27 ноября 1951 года наши лётчики провели дерзкий и одновременно опасный рейд к восточному побережью Северной Кореи. Об этом боевом вылете и бое с палубной авиацией ВМС США подробно рассказал его участник инспектор по тактике воздушного боя 303-й ИАД Алексей Алексеевич Калюжный:

"Мы защищали с воздуха Северную Корею от Аньдуня  ( КНР )  и Синыйджу  ( КНДР )  вплоть до Пхеньяна вдоль западного побережья Корейского полуострова, омываемого Жёлтым морем. А к противоположному, восточному побережью Кореи, омываемому Японским морем, мы летать не могли, очень далеко от Аньдуня, и у нас не хватало запаса горючего, чтобы слетать туда и обратно. Это учли американцы и подогнали в Восточно - Китайский залив, недалеко от порта Гензан  ( ныне Хыннам ), 3 авианосца с палубной штурмовой авиацией на борту. И они оттуда действовали совершенно безнаказанно, не встречая никакого сопротивления со стороны нашей авиации. Они так обнаглели, что летали, как на свой полигон, уничтожая всё подряд на земле.

Когда мы получили такую информацию, я задумался: как их проучить ?   За несколько дней тщательно разработал маршрут полёта, рассчитал инженерно - штурманский график. У меня выходило, что если я заберусь почти на потолок   ( 15 000 метров ), а в районе Гензана снижусь до 3000 - 4000 метров, то смогу на этой высоте находиться 8 - 10 минут. И если к тому же повезёт и за эти минуты встречу американские самолёты, то я смогу один раз атаковать и снова вверх на потолок, а затем домой. В бой ввязываться нельзя, не хватит горючего, а так при посадке у меня ещё останется запас горючего на 3 - 4 минуты.

Со старшим инженером дивизии Нестеровым Андреем Захаровичем проверили все расчёты, и он подтвердил их верность. Тогда я доложил расчёт полёта командиру дивизии Герою Советского Союза полковнику А. С. Куманичкину, который согласился и в свою очередь запросил наверху разрешение на такой полёт у командира корпуса генерала Г. А. Лобова и получил добро.

Взял себе хорошего лётчика  ( я с ним уже не раз летал )  капитана Астаповского Анатолия Андреевича, он до этого летал ведомым у капитана Л. К. Щукина из 18-го ГвИАП. 27 ноября я с ним сделал один вылет на боевое задание в составе всей дивизии. При этом мы провели воздушный бой с F-86, но безрезультатный. Затем во второй половине дня, когда наши машины были тщательно проверены и под пробку заправлены горючим, мы вылетели в паре с Толей Астаповским.

Набрав высоту 12 000 метров, летя по маршруту на Гензан, мы двинулись к цели нашего полёта - на "свободную охоту". В районе Гензана у восточного побережья Кореи я перешёл на крутое снижение, оставив солнце у себя сзади. Где-то с высоты 5000 - 6000 метров я увидел впереди и ниже нас 8 поршневых истребителей - бомбардировщиков, летящих в том же направлении, что и мы. Нам крупно повезло - с ходу обнаружили противника, причём шли на них сзади сверху и со стороны солнца. Я дал команду ведомому на сброс ПТБ и сориентировал его, где цель.

Палубники F6F-5 шли плотным строем в правом пеленге. До них было ещё километра 1,5 - 2, а для того, чтобы сбить наверняка, надо было подойти на дистанцию 200 - 300 метров. Установил данные в прицеле и перешёл в атаку на один из средних самолётов, идущих в строю, а ведомый - на крайнего правого   ( Толя шёл справа от меня и немного сзади ). Меня волновало только одно: нет ли у них радиолокационного прибора защиты хвоста, тогда они могут нас обнаружить заранее и сорвать внезапную атаку. Но они до того были спокойны, что нас здесь быть не может, что, видимо, и не включили этот прибор. У нас была скорость под 1000 км/час, сблизившись на дистанцию 200 - 250 метров, я открыл огонь из всех пушек. Через мгновение палубник, по которому я повёл огонь, взорвался как бомба   ( так и на фотоплёнке ФКП было видно ). Слишком стремительное было сближение, и я еле успел взять ручку на себя, чтобы не врезаться в строй американцев, и горкой пошёл вверх.

В момент, когда я сбил своего врага, мой ведомый также сбил "своего" палубника, их судьба была одинакова. Он также рванул свою машину вверх вслед за мной. Разворачиваться, чтобы снова атаковать американцев, я не стал. И правильно сделал. Забравшись на 12 000 метров и повернув на Аньдун, мы благополучно пришли домой. С ходу зашли на посадку, сел я, и за мной вплотную приземлился Астаповский. Когда вскрыли топливные баки, то у меня осталось всего 100 литров топлива  ( это на 2 - 3 минуты полёта ), а у ведомого бак был почти сухой, он ведь ведомый, и расход топлива у него несколько больший.

В стане американцев на другой день поднялся настоящий вопль. Что только они не измышляли. Несколько дней их палубники вообще не вылетали на штурмовку наземных целей в этом районе, а затем их стали сопровождать усиленные наряды истребителей.

Когда об этом вылете стало известно генералу А. С. Красовскому   ( нашему главному советнику по ВВС в Китае ), он категорически запретил рисковать лётчиками. Ну а нам с Толей Астаповским даже благодарности не объявили. Вообще нашего брата наградами не баловали".

Так закончился этот необычный и очень рисковый рейд в район порта Гензан. По словам же ведомого капитана А. А. Калюжного старшего лейтенанта А. А. Астаповского, они тогда встретили не восьмёрку, а шестёрку палубных истребителей - бомбардировщиков F4U "Корсар" и с ходу их атаковали, сбив 2 из них, а остальные сбросили бомбы и рассыпались кто куда. В тот же вечер Астаповский по радио слышал, как американцы сообщали, что коммунистические "МиГи" сегодня сбили 2 наших палубных истребителя. Правда, ни в одной из западных публикаций о корейской войне об этом бое нигде не сообщается, и неудивительно - кто любит писать о своих потерях !

Американский самолёт F4U-5N.

В итоге за 27 ноября 1951 года лётчики 64-го ИАК, кроме 4 F-84Е и 2 F-80, сбили и 2 поршневых "Корсара". На самом деле американцы признают потерю в этот день 2-х своих палубных штурмовиков: один из них был AD-4L с № 123974 из состава VF-54  ( авианосец "Эссекс" ). Сообщается, что самолёт потерян в результате взрыва бомбы на борту самолёта, при этом его пилот, лейтенант Еуген Хал, погиб. Но понятно, что бомба взорвалась на этом "Скайредере" не сама, а ей "помог" снаряд из пушки "МиГа" капитана Калюжного. Ведомый Калюжного старший лейтенант Астаповский сбил тогда F4U-4B с № 62979 из состава VMF-323   ( авианосец "Бэдоинг Стрейт" ), его пилоту Чарльзу Хиппле повезло больше - он спасся на парашюте.

В течение 3-х дней, с 13 по 15 декабря 1951 года, в "Аллее "МиГов" шли ожесточённые воздушные бои лётчиков 64-го корпуса с "Сейбрами" 4-го и 51-го ИАКР. Первое большое сражение с новыми F-86Е произошло 13 декабря. Лётчики корпуса совершили по 3 боевых вылета и провели несколько воздушных боёв с "Сейбрами" в составе обеих дивизий. Правда, по составу штат дивизии не превышал 40 - 45 экипажей, но это был цвет дивизий, так как дрались в основном самые опытные и искушённые. Лётчики 324-й ИАД сражались все 3 дня полным составом, и оба полка вели в бой каждый раз их командиры полковники Е. Г. Пепеляев и С. Ф. Вишняков.

В сражениях 13 декабря участвовал и инспектор по технике боя 303-й ИАД майор Калюжный Алексей Алексеевич, который отличился в одном из боёв в районе Ансю - Дзюнсен, уничтожив сразу 2 "Сейбра". Вот как он сам вспоминает об этом:

"Особо мне запомнился бой 13 декабря, когда в одном вылете мне удалось сбить сразу 2 "Сейбра". Мы вылетели в составе всей дивизии на перехват самолётов противника в район Ансю. В этот день мы сделали 3 вылета составом дивизии. Встретились с большой группой "Сейбров", и завязалась "карусель". Мне в ходе боя подвернулась пара "Сейбров", видимо, попались новенькие, ещё не обстрелянные в боях лётчики. Моя первая атака для них была внезапной. Атаковав пару сзади сверху со стороны солнца, я подошёл к немного оттянувшемуся ведомому на дистанцию около 150 метров и огнём из всех 3-х пушек развалил "Сейбр" на куски. Затем перешёл в атаку на ведущего, который шёл впереди. Он меня заметил и направил свою машину вверх на левый боевой разворот. Сначала мы шли на равных, но стрелять было ещё рано - дистанция была примерно 400 - 500 метров. Но во время второй половины вертикали я начал заметно с ним сближаться и, когда до него оставалось метров 200 - 250, открыл огонь. Дал несколько длинных и средних очередей, и в одной из них мои снаряды попали в "Сейбр". С него повалил чёрный дым, и полетели куски от самолёта. "Сейбр" перешёл в штопор и, не выходя из него, врезался в сопку. Пилот не катапультировался и, видимо, погиб в кабине самолёта".

Всего в этот день в боях с "Сейбрами" лётчики 64-го корпуса сбили рекордное число истребителей F-86, в том числе и версии "Е" - 10 машин. До этого столько "Сейбров" за один день не падало в землю Кореи, и это без учёта результатов боёв лётчиков ОВА в этот день, так как и они 13 Декабря сражались с "Сейбрами" в этом же районе, правда, менее успешно.

Воздушные бои 14 декабря также были жаркими. Советские лётчики, согласно архивным данным, сбили 8 F-86 без своих потерь. Снова отличились лётчики 324-й ИАД, сбившие 6 "Сейбров". Ещё 2 сбили лётчики 303-й ИАД, и снова отличилась в одном из боёв пара инспектора дивизии майора А. А. Калюжного с его постоянным ведомым старшим лейтенантом А. А. Астаповским. При возвращении из боя они выручили своих товарищей, которые подверглись атаке четвёрки "охотников" из 4-го ИАКР, Анатолий Андреевич Астаповский вспоминает:

"После проведённого большого массированного воздушного боя, парой возвращаясь на аэродром, мы с Калюжным заметили четвёрку "Сейбров", которая преследовала наших товарищей, шедших на исходе горючего на свой аэродром. Мы, не раздумывая, сходу произвели по ним атаку сверху  ( они нас не видели )  и сбили по одному "Сейбру". Оставшаяся пара спаслась бегством".

Однако почему-то победу над "Сейбром" засчитали не Калюжному, а его ведомому...

( Из книги И. Сейдова - "Красные дьяволы" в небе Кореи".  Москва, "ЯУЗА - ЭКСМО", 2007 год. )

Линия

Интервью с А. А. Калюжным на сайте - "ВВС России: люди и самолёты".

Дополнительная информация о А. А. Калюжном.


Возврат

Н а з а д



Главная |  |  | Источники | 

    -->      © AirFighters.RU