Главная | Источники | 


Кошкина Мария Алексеевна

М.А.Кошкина

Много лет работает в амбулатории ленинградского мясокомбината Мария Алексеевна Ткалич. Она рентгенотехник. В амбулатории часто раздаются телефонные звонки:

- Попросите, пожалуйста, товарища Кошкину.

- Вы, вероятно, её фронтовой товарищ ?

- Так точно, угадали.

- Сейчас попрошу.

И к телефону подходит Мария Алексеевна Ткалич. Её девичья фамилия - Кошкина.

Впервые на ленинградский мясокомбинат имени С. М. Кирова она пришла в 1939 году. 18-летняя чувашка, Мария Кошкина поступила в отдел капитального строительства. Работала штукатуром. Жила в общежитии. Вместе с подругами ходила гулять в парк, любила танцы. Подолгу задерживалась у зеркала - хорошо ли сидит платье, нарядна ли прическа.

Как - то в клубе она слушала рассказ о войне с белофиннами. Удивилась, узнав, что на фронте были и девушки - они под огнём противника делали перевязки раненым, выносили их с поля боя. Тут же Мария спросила себя: "А я сумела бы ?"

Все дни после услышанного в клубе она думала о тех девушках. "Может, и мне, как они, поступить в кружок сандружинниц ?"  И пошла в Общество Красного Креста. Твёрдо решила последовать примеру тех девушек.

Занятия на курсах медсестёр проводились 2 раза в неделю, после работы. Ей нравилось, что занимались они не только в классных помещениях, но и на местности. Им поручали разыскать "раненых", а для этого нужно было преодолеть густой кустарник, заболоченную местность, канавы. "Наверно, так и на войне", - думалось ей.

- Но не думала я тогда, что скоро, очень скоро не в учебных, а во фронтовых условиях придётся мне выносить с поля боя наших раненых воинов, - рассказывала Мария Алексеевна Кошкина. Я ушла добровольцем в армию, меня направили в медсанбат.

На фронт она ушла со 2-й добровольческой дивизией народного ополчения Московского района. Боевой путь начала санинструктором разведовательной роты. Только из одного боя она вынесла 15 раненых.

Её имени в течение первого года воины почти никто не знал. Она, как и многие другие девушки - патриотки, перевязывала и выносила с поля боя раненых, помогала врачам в полковом медицинском пункте.

И вдруг Мария заставила заговорить о себе. А началось всё так. Как - то она попросилась пойти с разведчиками в засаду. "Может быть, будут раненые, - убеждала она, - окажу им медицинскую помощь на месте". И ей разрешили. Вышли на рассвете и вскоре... напоролись на противника. Разведчиков, не считая Кошкиной, было 6, фашистов - 15. С первых же выстрелов 3 вражеских солдата оказались сражёнными. Остальные стали отстреливаться. Но их стрельба была беспорядочной, и ни один из наших разведчиков не пострадал. Но через какое - то время фашисты опомнились. Завязался упорный бой. В перестрелке был убит один наш боец. Кошкина взяла его винтовку и впервые в жизни стала стрелять по врагам. Начало оказалось удачным - одного подстрелила.

Возможно, этот эпизод и не отразился бы на её будущей военной биографии. Может быть, так бы и случилось, не окажись в её руках "Комсомольская правда", с первой страницы которой смотрела снайпер Людмила Павличенко, на счету которой было уже несколько сотен уничтоженных вражеских солдат и офицеров. Мария Кошкина заявила: "Буду такой же, как Павличенко".

- На моих глазах гибли боевые товарищи, друзья... И с каждым днём мне становилось всё яснее, что я не смогу быть только медичкой. Не смогу !  А тут ещё этот немец...

Как - то в конце Июля 1941 года советские зенитчики подбили вражеский самолёт. Это было в районе Кингисеппа. Раненый немецкий пилот выбросился с парашютом и был взят нами в плен. Его лечили в нашем медсанбате. Немец вёл себя нагло, требовал подавать ему на обед изысканные блюда и похвалялся, что Ленинград скоро будет взят гитлеровцами. Я крикнула ему: "Никогда !  Этому никогда не бывать, я сама, своими руками буду уничтожать таких как ты !"

Вскоре, в газете Мария прочла о Смолячкове. Прочла и снова задумалась: "А нельзя ли и мне попробовать ?"  Мысль не давала покоя. Она настояла, чтобы её отправили на курсы снайперов. Ей помогли в этом товарищи. Она в короткий срок в совершенстве овладела искусством меткой стрельбы, став одним из первых снайперов среди девушек Ленинградского фронта.

Мария любила ходить в разведку. Однажды её разведгруппа скрытно подобралась почти к самому переднему краю противника. Из засады был виден большой сарай. Около него - немцы. Они, не подозревая об опасности, спокойно разгуливали, горланили песни. Затем открыли сарай, вывели группу советских женщин. Немцы, видимо, добивались от них каких - то сведений. Но советские патриотки молчали. Тогда фашисты избили их и, загнав обратно в сарай, подожгли его.

Нашим разведчикам ничего не стоило перебить всех врагов. Но тогда они бы себя выдали, а этого нельзя было допустить: советские воины выполняли специальное задание. Но вскоре, действуя уже как снайпер, Мария отомстила за тех женщин, которые погибли в огне.

Новой профессией Кошкина была довольна. Она гордилась, что ей доверили винтовку с оптическим прицелом. В морозный день 18 Ноября 1942 года она впервые вышла на огневую позицию. С ней был опытный снайпер Егоров. На мёрзлой земле пролежали почти целый день. Егоров подстрелил немца, а Марии не везло. Ей было холодно, она с горечью думала, что училась зря, что наверно ничего у неё со снайперством не выйдет. Старшина понял настроение девушки.

- Терпение, Маруся, - прошептал он, - враги сами в руки не прыгают... Без выдержки снайпером не станешь.

Начало уже темнеть, когда Мария увидела: метрах в 130 - 150 пугливо перебегал немецкий солдат. Девушка прицелилась и выстрелила. Немец сразу рухнул. "Убила ? - подумала Мария, - нет, пожалуй, что - то он очень быстро свалился, убитый падает медленно, просто он спрятался". Опять неудача !

Прошло ещё полчаса. Снова показался немец. На этот раз Мария не промахнулась. "Счёт мести" открыт !   Радостная и возбуждённая она вернулась в землянку. С этого дня девушка с рассвета до темноты не покидала боевой рубеж.

Она выходила на передовую почти ежедневно и каждый раз возвращалась с удачей. Счёт уничтоженных ею фашистов быстро рос. Росла и её популярность.

Ответственный секретарь редакции дивизионной газеты "За победу" И. М. Альбац написал статьи о зачинателях снайперского движения в дивизии - Петре Дятлове и Марии Кошкине - в дивизионной и фронтовой печати.

1 Декабря 1942 года Мария Кошкина, имея уже 2-недельный снайперский стаж, была приглашена на 2-й дивизионный слёт снайперов. Она была по - прежнему застенчивой и робкой. Когда назвали её имя и похвалили за первые успехи, она опустила глаза и покраснела. Всем невольно подумалось: "Такое хрупкое существо, а взялась за столь опасное, не женское дело, требующее огромной воли и бесстрашия".

Да, характер на войне у Марии Кошкиной оказался богатырский. В то же время к нашим бойцам она была доброй и отзывчивой, никогда не оставляла раненого в беде, даже если ей грозила смерть. Могла сутками напролёт просидеть у его кровати, готовая в любую минуту прийти на помощь, отвлечь от невесёлых мыслей, от страданий и боли.

Солдатская газета 3 Декабря 1942 года поместила сообщение: "Снайпер Мария Кошкина уничтожила 15 фашистов". Прошло 3 месяца - новая заметка: "На счету нашей Марии - 46 убитых гитлеровцев. За мужество, проявленное в борьбе с немецкими захватчиками, советская патриотка награждена орденом Красной Звезды".

Имя меткого стрелка Марии Кошкиной узнали и фашисты. Их снайперы начали охотиться за ней. Узнав о награждении Кошкиной орденом, фашисты кричали в нашу сторону: "Машку - Кошку поймаем, звезду вырежем на её теле".

Немцы боялись нашего знатного снайпера. О том, какой они её себе представляли, узнали наши воины при следующих обстоятельствах. Однажды наши разведчики, с которыми отправилась и Кошкина, взяли "языка" - солдата, стоявшего на часах у блиндажа. Пока разведчики расправлялись с гитлеровцами в блиндаже, Маша охраняла разоруженного пленного. Немного оправившись от страха, тот пытался заговорить с девушкой.

М.А.Кошкина

Тот поинтересовался:

- Кто вы есть ?

- Мария Кошкина.

- Не может быть... Ваш Машка - Кошка - во !

И широким жестом немец показал, что она огромного роста.

- А глаза у неё - во ! - И он их сравнил с большим биноклем.

Маша рассмеялась. "Машка - кошка" совсем была не великан, а маленького роста, худенькая, совсем ещё молоденькая, чернявая. А вот походка у нее была действительно мягкая, да и глаза острые.

Подошли наши разведчики. Они тоже посмеялись, узнав о разговоре Марии с пленным. А изумлённый и перепуганный фашист в изнеможении опустился на землю...

С каждым днём увеличивался личный счёт снайпера Марии Кошкиной. Наши бойцы любили её за смелость, за приветливость в обращении.

Наступил новый, 1943 год. В номере от 1 Января фронтовая газета "На страже Родины" поместила статью Ильи Эренбурга. Он писал: "...Мы многое пережили, мы многое потеряли, но и в самые страшные дни мы хранили вepy. Мы знали, что нельзя уничтожить Россию, как нельзя уничтожить правду.

Год тому назад немцы ещё мечтали ворваться в Ленинград. Они стянули на шее города петлю. Они не взяли Ленинграда, они его и не могли взять Ленинград - это больше, чем город, это гордость. Варвары омрачили его снарядами и бомбами. Они думали, что перед ними распахнутся двери. Они не знали, что такое сердце Ленинграда. Горячее, оно обливается кровью, и оно крепче гранита. Триста тысяч немцев гниют вокруг Ленинграда - большой немецкий город под землей...

С Новым годом, защитники Ленинграда. Привет вам, прославленные стрелки Дьяченко, Антонов, Мария Кошкина !"

В начале Января 1943 года Мария узнала печальную новость: погиб зачинатель снайперского движения Герой Советского Союза Феодосий Смолячков. Морозным утром он ушёл на огневой рубеж и не вернулся: вражеская пуля сразила его. К этому трагическому дню на личном счету комсомольца было 125 уничтоженных фашистов. Никогда не видела Мария Кошкина прославленного снайпера, но всегда считала себя его ученицей. Она поклялась отомстить за его смерть. Росло число убитых ею врагов. Марию наградили орденом Красной Звезды. О первой девушке - снайпере много писали в военных газетах.

*     *     *

15 Марта 1943 года Мария убила 85-го фашиста. Это был её последний снайперский выстрел: в этот же день её тяжело ранило в правый глаз. Стрелять по-снайперски она уже больше не могла, но воевать продолжала: ходила в разведку, спасала раненых. Так прошёл ещё один военный год...

В ночь с 5 на 6 Марта 1944 года  ( было это под Псковом ) 6 наших смелых воинов отправилась за "языком". С ними - Мария, у неё - автомат и санитарная сумка. Четверо наших воинов направились в расположение противника. Марию оставили в засаде. Чуть поодаль от неё - ещё один наш солдат. Их задача - прикрыть отход наших разведчиков. Прошло с полчаса. И вот на стороне противника раздался крик. Как потом выяснилось, это кричал немецкий солдат, которого захватила наша разведка. Началась стрельба. Враги стреляли разрывными пулями. Мария была тяжело ранена в руку. Её отправили в госпиталь.

Так кончились славные ратные дела комсомолки с Московской заставы, но остались в строю подруги, которых она обучила снайперскому искусству.

"Почти 8 часов пролежала в снегу Аня Фёдорова - ученица прославленного снайпера Марии Кошкиной, но добилась своего: убила 3-х фашистов", - сообщала военная газета "Удар по врагу". Увеличивали свои "счета мести" и другие ученицы Кошкиной.

М.А.Кошкина
М. А. Кошкина.

Мстя за Кошкину, её ученицы - снайперы участили вылазки за передний край нашей обороны, увеличивали количество истреблённых врагов. Одна из последователей Марии - комсомолка Нина Кострова уничтожила более 10 фашистов. После войны Кострова ( Лебедева ) также работала на мясокомбинате в Ленинграде.

Мария Кошкина была первой женщиной - снайпером в своей дивизии ( ставшей к тому времени - 85-й стрелковой Краснознамённой Павловской ). О славной героине на фронте сложили песню. Концовка была помещена в многотиражной листовке, выпущенной в её честь:

"Мария Кошкина, пусть враг тебя боится,
Ты   множишь   славу   Родины   своей.
Отныне Родина, как мать, тобой гордится,
Вписав   в   число   отважных   дочерей".

*     *     *

Прошло много лет, но в воинской части, где служила Мария Алексеевна Кошкина ( Ткалич ), помнят о ней. О её патриотизме и снайперском мастерстве рассказывают молодым воинам, ставят в пример.

Как - то раз она получила приглашение посетить свою родную воинскую часть. Ответила: "Обязательно приеду". Солдаты и офицеры радушно встретили ветерана своей части.

- Я очень волновалась, - говорит Мария Алексеевна - Ходила по чистым, опрятным казармам, а мысли мои были далеко, вспоминались военные годы, прожитые под огнём противника. Было приятно узнать, что нынешние воины хорошо несут службу, приумножают славу фронтовиков.

М.А.Кошкина (Ткалич), 1975 г.

А потом мне пришлось ещё пережить волнение. Пыталась быть спокойной, но мне это плохо удавалось. Дело в том, что кто - то из воинов обратился ко мне с просьбой показать, как я стреляла в войну.

- Да что вы, ребята, я же винтовку в руки не брала почти четверть века.

- Ничего страшного. Вы попробуйте...

Кажется, выходя "на охоту" за передний край, я никогда так не волновалась - боялась, как бы не осрамиться. Рискованно было браться за винтовку через 18 лет, но отказать не могла... Помню, все с огромным интересом, я бы сказала, с напряжением следили за мной. И вот результат: все мишени поражены. Фронтовая выучка оказалась прочной. Глаза и руки не утратили точнейшей своей чуткости.

Широко известно имя снайпера Марии Кошкиной, уничтожившей 83 солдата и офицера противника, и в войсках Ленинградского военного округа. Её фотопортрет военных лет выставлен в окружном Доме офицеров, где открыт музей. Экскурсоводы тепло и подробно рассказывают о её боевом пути в годы Великой Отечественной войны, о том, что и после войны она, бывший боец, долгие годы стоит на страже здоровья советских людей.

( Г. Д. Кривич - "Женщины - снайперы Ленинграда", Лениздат, 1966 год. )


Возврат

Н а з а д



Главная |  | Источники | 

        © AirFighters.RU