Главная | Источники | 

HSU

Куцевалов Тимофей Фёдорович

Т.Ф.Куцевалов

Родился 21 Января 1904 года в селе Ивановка, ныне Верхнеднестровского района Днепропетровской области, в семье крестьянина. С 1926 года в Красной Армии. Окончил военно - теоретическую школу ВВС в 1927 году, 1-ю военную школу лётчиков им. тов. Мясникова в 1928 году. Служил в строевых частях ВВС лётчиком, командиром звена, отдельного авиаотряда и эскадрильи. В 1938 году командовал 22-м истребительным авиационным полком, с Апреля 1939 года - 23-й смешанной авиационной бригадой в Забайкалье.

С 11 Мая по 16 Сентября 1939 года участвовал в боях с японскими милитаристами в районе реки Халкин - Гол. Командир 56-го истребительного авиационного полка Полковник Т. Ф. Куцевалов совершил 54 боевых вылета, в 19 воздушных боях сбил лично 4 и в группе 5 самолётов противника. Участвовал в 17 штурмовках наземных целей. 17 Ноября 1939 года удостоен звания Героя Советского Союза.

Накануне Великой Отечественной войны командовал ВВС 1-й армейской группы, Забайкальского и Ленинградского военных округов.

В годы Великой Отечественной войны был командующим ВВС Северо - Западного и Западного фронтов, 1-й Воздушной армией, 12-й Воздушной армией Забайкальского фронта.

После войны продолжал служить в ВВС. В 1945 - 1947 годах, став уже Генерал - Лейтенантом авиации, был начальником отдела ВВС Советской военной администрации в Германии, затем начальником Высших офицерских лётно - тактических курсов ВВС. В 1952 году окончил Высшие академические курсы при Высшей военной академии Генерального штаба. Был командующим ВВС Уральского военного округа, заместителем председателя ЦК ДОСААФ. С 1959 году - в запасе. Награждён орденами Ленина ( дважды ), Красного Знамени ( четырежды ), Отечественной войны 1-й степени, Красной Звезды, медалями, а также монгольскими орденами: "Сухэ - Батора" и "За воинскую доблесть" ( дважды ). Умер 6 Января 1975 года. Похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве.

*     *     *

Детство у Тимофея Куцевалова было трудным. Отец работал по найму конюхом у кулаков, своей земли не имел. В 1907 году он трагически погиб. Осиротевшая семья Куцеваловых с берегов Днепра переехала в далекую Сибирь, в деревню Орловку Исилькульского района Омской области. Окончив начальную школу, Тимофей 4 года пас скот у местных кулаков. В Апреле 1919 года в поисках заработка уехал в Омск, трудился посыльным на мельнице, разнорабочим на железнодорожной станции. В Феврале 1921 года перебрался в Грозный, был подводчиком на нефтепромыслах частновладельца Ситникова, а затем окончил школу ФЗУ и работал слесарем на предприятии. В те годы Тимофей Куцевалов впервые увидел в небе самолёт и заболел авиацией на всю жизнь. После месячных курсов Осоавиахима в Ростове - на - Дону поступил в Ленинградскую военно - теоретическую школу ВВС. Отсюда начался его путь в большую авиацию.

К началу боевых действий на Халхин - Голе Майор Т. Ф. Куцевалов командовал 23-й смешанной авиационной бригадой в Забайкалье. Он был уже зрелым командиром, имел прекрасные организаторские способности, отлично летал на многих марках машин, хорошо знал театр военных действий. Когда в Забайкалье прибывали новые лётчики, их встречал Куцевалов. Перелёт со стационарных аэродромов на полевые площадки в район боевых действий осуществлялся всегда под его руководством. Он пользовался у лётчиков полным доверием.

С первых дней пребывания на Халхин - Голе Майор Т. Ф. Куцевалов основное внимание уделял подготовке молодых лётчиков. Часто он сам водил большие группы истребителей в бой и личным примером показывал, как нужно побеждать врага. Казалось, от природы были заложены в нем качества лётчика, особый талант воздушного бойца.

В 56-м истребительном авиационном полку Куцевалов сумел воспитать большую группу замечательных лётчиков, в совершенстве владевших всеми элементами высшего пилотажа и воздушного боя. В их числе был и Лейтенант А. Ф. Мошин, который в критическую минуту боя 4 Августа совершил воздушный таран.

Под руководством Майора Т. Ф. Куцевалова в небе Халхин - Гола проведены десятки воздушных сражений, но особенно примечательными были 21 Августа и 15 Сентября.

...Второй день Халхингольской наступательной операции. Над степью ещё стоял предутренний туман, ещё не взошло солнце, а с востока, из - за зубчатых вершин Большого Хингана, уже шли 50 бомбардировщиков врага в сопровождении 40 истребителей. Противник рвался к нашим аэродромам и тыловым базам, расположенным в районе Тамцак - Булака. Посты воздушного наблюдения и оповещения своевременно обнаружили самолёты противника, но доклад поступил только на аэродром 56-го полка. Связь постов с аэродромами других полков была выведена из строя японскими диверсантами. Майор Куцевалов пытался уточнить обстановку, но связи с командным пунктом ВВС армейской группы тоже не было. Он поднял в воздух 45 истребителей И-16 и 30 "Чаек" - весь полк. Вражеские бомбардировщики были встречены на подступах к городу. "Чайки", ведомые Майором С. И. Грицевцом, связали боем группу японских истребителей, а три эскадрильи во главе с Куцеваловым атаковали колонну вражеских бомбардировщиков СБ-96. Куцевалов хорошо знал боевые качества японского бомбардировщика. Самолёт нёс бомбовый груз от 500 до 1000 килограммов, был вооружён 4 пулемётами калибра 7,7-мм системы "Виккерс". Экипаж состоял из 5 - 7 человек. Это был по тому времени неплохой бомбардировщик, но он имел один существенный недостаток - небольшую скорость, которая при самых благоприятных условиях полета не превышала 330 км / час.

Используя большое преимущество наших истребителей И-16 в скорости, Куцевалов со своими лётчиками занял выгодное положение для атаки, а затем ринулся с высоты на колонну бомбардировщиков. Сам он атаковал ведущего первой девятки. Прильнув к прицелу, Куцевалов поймал в перекрестие серебристую машину врага и нажал на гашетки. СБ-96 сразу же дернулся, задрал нос вверх, затем завалился на крыло и, дымя, пошёл к земле.

Выйдя из атаки, Куцевалов огляделся и мгновенно оценил обстановку. Ряды японской колонны поредели - на землю падали ещё 3 бомбардировщика, один из которых горел ярким пламенем. Экипаж этой машины успел выброситься с парашютами. Японцы приземлялись на нашу территорию, но в степи, где не было войск и тем более населения. Майор успокоил себя мыслью, что парашютистов заметят и возьмут в плен.

Остальные вражеские машины, сомкнув ряды, продолжали путь по заданному курсу. Выше "Чайки" Грицевца вели бой с японскими истребителями.

Куцевалов ринулся в новую атаку. Его примеру последовали остальные лётчики. И японцы дрогнули. Потеряв ещё 4 машины, они сбросили бомбы куда попало и повернули обратно. Наши устремились за ними, но... Какая досада !  Бой шёл уже 40 минут, горючее оставалось на исходе, надо было возвращаться на свой аэродром. Майор дал сигнал сбора и повёл группу на запад. Но к месту боя спешил полк Майора Г. П. Кравченко. Его эскадрильи бросились преследовать врага.

Вечером были подведены итоги боя. Было сбито 13 бомбардировщиков и 4 истребителя. Группа Куцевалова потерь не имела.

Если бои на земле были завершены 31 Августа, то в воздухе сражения не прекращались до 15 Сентября.

В начале Сентября 1939 года группа опытных лётчиков, в том числе дважды Герои Советского Союза Сергей Грицевец и Григорий Кравченко, Герои Советского Союза Иван Лакеев, Александр Гусев, Евгений Степанов и другие, во главе с комкором Я. В. Смушкевичем была отозвана в Москву. Их ждали новые задания Советского правительства. В это время Т. Ф. Куцевалову было присвоено воинское звание Полковника, и он был назначен командующим BВС 1-й армейской группы.

15 Сентября японское правительство сделало заявление о согласии на прекращение военных действий в районе Халхин - Гола и на переговоры о перемирии. Но в тот же день совершило коварный шаг - командование бросило в бой всю наличную авиацию - 212 самолётов. Куцевалов поднял в воздух 180 истребителей. В грандиозном 3-часовом воздушном сражении было уничтожено 20 японских самолётов.

За время боёв на Халхин - Голе Т. Ф. Куцевалов сделал 54 боевых вылета, участвовал в 19 воздушных боях и 17 штурмовых ударах по наземным целям, сбил 4 японских самолёта лично и 5 в группе.

За умелое и мужественное командование истребительной авиационной группой и проявленный в боях героизм Тимофею Фёдоровичу Куцевалову 17 Ноября 1939 года было присвоено звание Героя Советского Союза.

Обладая сильной волей и исключительным трудолюбием, Куцевалов постоянно занимался повышением своих специальных и политических знаний, добросовестно исполнял обязанности командующего авиацией 1-й армейской группы. Вскоре после событий на Халхин - Голе ему было присвоено воинское звание комбрига, а 4 Июня 1940 года и Генерал - Майора авиации. Г. К. Жуков считал Т. Ф. Куцевалова перспективным авиационным командиром, относился к нему с большим уважением.

Георгий Константинович не ошибся. Генерал Куцевалов в годы Великой Отечественной войны вырос в крупного авиационного военачальника, внёс вклад в победу над врагом, многое сделал для укрепления могущества советской военной авиации.

*     *     *

Справедливости ради, хочется привести и воспоминания известного лётчика - истребителя, дважды Героя Советского Союза, участника боёв в Монголии, Арсения Васильевича Ворожейкина ( опубликованы в книге "Небо истребителя" ):

"В народе говорят: "Если хочешь познать человека, дай ему власть". К сожалению, став командующим, Куцевалов сильно изменился. Грубость и крики на подчинённых прочно вошли в стиль его работы. Один случай во время войны облетел всю авиацию. Самолёт Майора Свитнева в воздушном бою над аэродромом был подбит, лётчик с трудом приземлился. На лётном поле в это время находился Куцевалов. Он сразу же, как только пилот вылез из самолёта, выхватив пистолет, подбежал к нему и закричал: "А ну, трус, немедленно взлетай. Иначе застрелю !"

На войне лётчики особенно чутки к несправедливости. И возмущённый Свитнев, мгновенно выхватив свой пистолет, спокойно сказал: "Давайте, товарищ Генерал, посоревнуемся - кто кого ?"

После этого случая Куцевалова за глаза стали называть "Генерал Застрелю..."




Дополнительная информация о Т. Ф. Куцевалове.

Возврат

Н а з а д