Главная | Источники | 

Кухаренко Алексей Никитович

Кухаренко Алексей Никитович

Согласно воспоминаниям известного лётчика Д. А. Кудымова, до войны старший лётчик Алексей Никитович Кухаренко служил командиром звена 9-й отдельной истребительной авиаэскадрильи имени К. Е. Ворошилова на Дальнем Востоке.

В годы Великой Отечественной войны служил уже в частях Военно - Воздушных сил Северного флота: 72-м смешанном авиационном полку, а затем во 2-м Гвардейском истребительном авиационном полку, командиром которого в 1941 - 1942 годы был дважды Герой Советского Союза Б. Ф. Сафонов. Был командиром эскадрильи, заместителем командира полка, инспектором ВВС Северного Флота. Летал на И-16, МиГ-3, "Харрикейне", "Аэрокобре", "Киттихауке".

По данным Н. Г. Бодрихина за годы войны Гвардии полковник А. Н. Кухаренко выполнил около 300 боевых вылетов и сбил 15 самолётов противника, а известный лётчик - истребитель Д. А. Кудымов в своих воспоминаниях указывает даже на 18 воздушных побед А. Н. Кухаренко.  [ Документального подтверждения данных побед в архивах, к сожалению, пока не обнаружено. ]

После окончания войны продолжал службу в авиационных частях   ( на территории Эстонии и Латвии ), где и остался жить после выхода в запас в 1950-х годах, работал в Риге на мебельной фабрике.

Награждён орденами: Красного Знамени ( пять ), Крест "За выдающиеся лётные заслуги"  ( высшая авиационная награда Великобритания ); медалями.

*     *     *

В сообщении Совинформбюро от 11 августа 1941 года указывалось:

"На днях 60 - 70 немецких самолётов пытались совершить массовый налёт на район Мурманска. Отряды вражеских самолётов встретила наша истребительная авиация. Попытка крупнейшего за время войны налёта вражеских самолётов на район Мурманска скандально провалилась. В 31-й раз советские истребители и зенитчики этого района побили немецких и финских лётчиков, не дав им возможности сбросить бомбы на военные объекты. Во время этого боя наши истребители сбили в воздухе 13 немецко - финских бомбардировщиков. 3 вражеских самолёта подбила зенитная артиллерия.

Советская авиация потеряла один самолёт. В 2 наших истребителя попали осколки вражеских снарядов, но они были отремонтированы и через некоторое время вновь поднялись в воздух".

Кухаренко Алексей Никитович

В том бою отличились капитаны Б. Сафонов, Т. Раздобудько, И. Туманов, А. Кухаренко, старшие лейтенанты В. Воловиков, В. Алагуров, лейтенанты В. Дорошин, 3. Сорокин, младшие лейтенанты П. Родин, К. Бабий и В. Максимович.

Многократно отличались в осенних боях 1941 года лётчики - истребители отряда "МиГов", которым командовал опытный лётчик, кавалер ордена Красного Знамени капитан А. Н. Кухаренко. Летая на новых машинах, североморцы в короткий срок приобрели ценный боевой опыт. К концу сентября, потеряв 3 своих машины, отряд довёл счёт сбитых немецких самолётов до двух десятков.

В один из дней полк получил задачу нанести штурмовой удар по вражескому аэродрому Луостари. Истребители появились над целью внезапно. Вывел североморцев на удар заместитель командира полка капитан А. Н. Кухаренко. Это был один из немногих вылетов, когда во главе полка шёл не командир: Сафонов находился тогда в госпитале.

Эшелон за эшелоном проносились краснозвёздные истребители над стоянками немецких самолётов, поливая их пушечно - пулемётным огнём. Там, где свинцовые струи попадали в цель, вспыхивали языки пламени...

Дым и гарь расстилались над лётным полем. Ни один самолёт врага не поднялся с этого аэродрома. На стоянках пылали бомбардировщики и истребители. На выручку фашистам подошли "Мессеры" с другого аэродрома. Стремительно атакованные североморцами, они поспешили отойти, потеряв 5 своих машин.

Прибывший в полк начальник управления авиацией ВМФ генерал - лейтенант авиации С. Ф. Жаворонков объявил благодарность всем краснофлотцам, командирам и политработникам, участвовавшим в вылете и его подготовке.

Когда друзья навестили больного Сафонова и поделились радостью успеха, командир улыбнулся:

- Спасибо. Передайте ребятам, что я горжусь ими.

Сгибнев с товарищами

Командование 2-го Гвардейского истребительного авиаполка ВВС Северного флота.
Слева направо: командир полка капитан, Герой Советского Союза П. Г. Сгибнев,
помощник  командира  полка  по  лётной  подготовке  майор  А. Н. Кухаренко,
комиссар Ф. П. Проняков, начальник штаба подполковник И. Ф. Антонов.  1942 год.

Английский орден 'За выдающиеся лётные заслуги'

В середине марта 1942 года в Мурманск прибыл глава английской миссии в СССР генерал - лейтенант Макфарлан. 19 марта клуб ВВС Северного флота был празднично разукрашен. Над трибуной висел лозунг и на русском и на английском языках: "Да здравствует боевой союз армий и флотов Советского Союза, Великобритании и других свободолюбивых народов, ведущих справедливую освободительную войну против немецко - итальянского разбойничьего империализма".

За столом президиума - глава английской военной миссии в СССР генерал - лейтенант Макфарлан, командующий ВВС СФ генерал - майор авиации Кузнецов, дивизионный комиссар Николаев, члены английской миссии и другие лица. Собрание открывается под торжественные звуки оркестра, исполняющего "Интернационал" и английский гимн.

Затем выступил генерал - лейтенант Макфарлан. Свою по - военному лаконичную речь он произнес на английском, затем на русском языке:

"По приказу моего короля, я имею великую честь вручить ордена четырём вашим товарищам: майору Б. Ф. Сафонову, капитану И. К. Туманову, капитану А. Н. Кухаренко и капитану А. А. Коваленко, заслужившим их в борьбе с общим врагом народов Великобритании и Советского Союза. Этот торжественный момент укрепляет дружбу между двумя великими странами. Мы сражаемся вместе и будем продолжать нашу борьбу до полного разгрома общего врага человечества, какими являются фашистские захватчики".

Горячо поздравив лётчиков с наградой и пожелав им дальнейших боевых успехов, генерал - лейтенант Макфарлан прикалывает к их груди высший авиационный орден Великобритании - The Distinguished Flying Cross  ( DFC )  - Крест "За выдающиеся лётные заслуги".  [ Несколько ранее в знак боевого содружества лётчиков Британского Королевского Воздушного Флота из эскадры "Бенедикт" с лётчиками Северного флота Советское правительство наградило орденами Ленина английских пилотов полковника Н. Шервуда, майоров Э. Рука, Э. Миллера, сержанта Ч. Хоу. ]

( Из материалов книги В. С. Бойко - "Крылья Северного флота". Мурманское книжное издательство, 1976 год. )

*     *     *

Кое - какую информацию о А. Н. Кухаренко удалось найти в книге воспоминаний известного лётчика Дмитрия Александрович Кудымова - "Огненная высота"   ( Пермь, 1980 год ):

"Моим командиром звена в 9-й отдельной истребительной авиаэскадрильи имени К. Е. Ворошилова стал старший лётчик Алексей Никитович Кухаренко - невысокого, почти вровень со мной, роста, крутоплечий человек. Родился "наш казаче", как мы называли Кухаренко, где-то на Кубани, там же и провёл свои юные годы. В отличие от командира отряда Д. Петрова, был он малословен, неразговорчив, себе на уме. С молодыми пилотами, вообще с подчинёнными держался строго, начальственно и, как я вскоре решил, бывал придирчив и не всегда справедлив.

Задевало и обижало, что он упорно не хотел замечать моей техники пилотирования, которой я втайне гордился, а при разборах полётов подчёркивал только то, что получалось у меня не совсем гладко - расчёт посадки на аэродром. Оценки за технику расчёта, которые он ставил, у меня были заурядные - выше тройки не поднимались. Нашёлся и товарищ по несчастью - второй ведомый звена лётчик Ткачук, которому также упорно не везло с расчётом. Хотя, наблюдая за полётами молодых лётчиков из звена Михаила Шаболтаса, мы пришли к выводу, что с расчётом у них получалось отнюдь не лучше, чем у нас с Ткачуком. Тем не менее командир звена, считавшийся хорошим, знающим лётчиком, ставил им четвёрки, а то и пятёрки.

И однажды после очередных полётов мы не выдержали - сказали о том Кухаренко.

- А это уж не ваше дело, - отрывисто бросил он. - И впредь прошу старшим замечаний не делать.

- Теперь ты понял, в чём дело ? - сказал Ткачук, когда мы остались одни. - Старшим на хвост садиться нельзя...

Вот оно что. В учебных воздушных боях, которые мы проводили в последнее время, я несколько раз заходил в хвост командиру звена, который считался одним из наиболее сильных лётчиков в эскадрилье. Промолчав, я дал себе слово сделать всё, чтобы и впредь не уступать командиру в воздухе. И пусть он ставит мне за расчёт хоть двойки...

Вскоре эшелон доставил первую партию самолётов И-15, носивших ласковое название "Чайка". Дано оно было истребителю за то, что в полёте он очень походил на эту морскую птицу: верхняя плоскость самолёта в центре была вогнута внутрь. Вооружение - 4 пулемёта ПВ-1, стрелявшие через винт. Планер был лёгок, маневрен, в отличие от всех своих предшественников - истребителей позволял свободно и устойчиво лететь на боку. К тому же на нём был установлен мощный мотор типа "Райт - Циклон". Все фигуры высшего пилотажа И-15 выполнял проще и непринужденней, чем прежние самолёты.

Истребитель И-15.

Одним словом, летали мы с большой охотой, даже с азартом. Вот в этом мы нежданно - негаданно сошлись с командиром звена Кухаренко. Я уже упоминал о том, что он вообще отличался высокой техникой пилотирования. Но то, что довелось мне однажды увидеть, прямо - таки перевернуло все мои, не очень-то лестные представления о командире. А увидел я воздушный бой между А. Кухаренко и Н. Щербаковым   ( оказалось, они были давними друзьями, вместе служили в эскадрилье ещё до передислокации её на Дальний Восток ).

Первое, о чём мне подумалось, когда я наблюдал с земли поединок между ними: как это удавалось мне быть на равных с командиром звена в учебных боях - настолько стремительно, неожиданно и незнакомо для меня протекала схватка в воздухе. Кольнуло: победителем в таком бою мне вряд ли удалось бы оказаться. Но Кухаренко, Кухаренко !   Этот педант, как я крестил его в душе, требовавший неукоснительного соблюдения всех правил и предписаний от нас, подчинённых, сейчас только и делал, что пренебрегал ими. Эволюции его самолёта прерывались в самый неподходящий момент, мне даже казалось, что истребитель деформируется от перегрузок и по всем законам механики должен попросту развалиться в воздухе. Но не разваливался, а начинал новый вираж, или петлю, или восходящие фигуры. То же происходило и с машиной Щербакова.

Не помню уж, кто из них и сколько раз оказывался победителем, в чью пользу окончился этот сумасшедший бой, только смотреть на своего командира звена я стал иными глазами. И моё первое впечатление - будто бой Кухаренко со Щербаковым проходил в нарушение и вопреки всем правилам - было неверным. Разбирая мысленно, уже без эмоций, детали боя, которые мой мозг "сфотографировал", я понял, что всё обстояло как раз наоборот. И уяснил для себя: удачная, а в этом учебном бою - блестящая импровизация, дерзкие и непредвиденные решения бойцов основывались на совершенном знании и владении основами воздушного боя, той самой "рутиной", которая казалась нам, молодым и нетерпеливым лётчикам, путами на ногах. Здесь была уже не простая арифметика, но высшая математика воздушного боя. От моей спеси и обиды на Кухаренко не осталось ничего. Или почти ничего...

Со временем я всё-таки завоевал благосклонность командира звена, который начал ставить мне оценки "хорошо" и даже "отлично" за расчёт посадки и приземление. И хотя в учебных боях я частенько садился на хвост командиру, но в душе уже не кичился этими победами. Видимо, Алексей Кухаренко почувствовал или догадался о происходившей внутри меня перемене и обрадовался этому. Отношения между нами быстро смягчались, становились всё более непринужденными, неофициальными. Под конец моей службы в 9-й Ворошиловской эскадрилье мы стали настоящими друзьями - Кухаренко, Щербаков и я. Впрочем, мы свято придерживались правила: дружба дружбой, а служба службой.

...Уже во время войны у меня произошла совсем неожиданная встреча - на одном из аэродромов Северного флота, куда я перегонял очередной истребитель  ( два предыдущих - на Чёрное море ), встретил капитана Кухаренко !   Обнялись. От радости долго болтали о каких-то пустяках, пороли бестолковщину, пока не пришли в себя окончательно.

На Северный флот Алексей Кухаренко попал в 1941 году. Был заместителем командира эскадрильи уже легендарного Бориса Сафонова. Отражал налёты фашистской авиации на Мурманск, сбил 18 "Юнкерсов" и "Мессершмиттов".

- Ах, какой это был ас, Дима !  - восхищённо рассказывал Алексей о бывшем командире...

Теперь Кухаренко сам командовал эскадрильей... английского королевского воздушного флота.

- Постой, постой, помнится, ты знал английский, как я - китайский.

- Не беда... в воздухе язык международный, а на земле - через переводчика.

Командиром "международной" эскадрильи Кухаренко стал так. Однажды ему пришлось прикрывать прорывавшийся к Мурманску союзнический конвой. Немцы непрерывно атаковали его подводными лодками и с воздуха: из 70 судов 20 уже было потоплено. В зоне действия Северного флота подводные лодки противника отстали, но авиация всё более неистовствовала по мере того, как караван приближался к Мурманску. Шестёрка истребителей, ведомая Сафоновым и Кухаренко - больше самолётов под рукой не оказалось, - встретила в воздухе 60 с лишним Ю-88 и Ме-109. Десятикратный перевес !   Тем не менее лётчики - североморцы вступили в бой и в первые же секунды подожгли 3 "Юнкерса" из состава первых двух десяток. Одного "Юнкерса" сбил Кухаренко в лобовой атаке. После чего занялись третьей девяткой Ю-88. Сбить, правда, больше не удалось, но немецкие лётчики не полезли на рожон: освободившись от бомб, отвернули от боевого курса и растеклись в разные стороны - подальше от места схватки с "сумасшедшими" сафоновцами. Врагам так и не удалось прорваться к каравану.

А потом на аэродром прибыл командир английской эскадрильи капитан Росс, следивший за воздушным боем с авианосца. "Будем воевать вместе, кэптэн, - сказал он Алексею Кухаренко. - Командиром просим быть вас..."

Позже я узнал, что в первом же совместном бою "международная" эскадрилья Алексея сбила 5 фашистских стервятников над финским аэродромом Луастари, не потеряв ни одного своего самолёта. Англичане были в восторге от своего советского командира, а капитан Росс поставил перед лётчиками задачу: "Драться, как кэптэн Кухаренко !" и повторял эту фразу всякий раз перед атакой...

За героизм и мужество, проявленные в боях с фашистами, Росс был награждён орденом Ленина, а Кухаренко - высшим знаком отличия английской королевской авиации - Бриллиантовым крестом".


Возврат

Н а з а д



Главная |  |  | Источники | 

    -->      © AirFighters.RU