Главная | Источники | 


Кузнецова  ( Караваева )  Антонина Николаевна

Девушка-снайпер.

Работала я до школы счётным работником в конторе при одном из заводов Нижнего Тагила. Перебирала косточки на счётах, а хотелось мне на фронт. В 1942 году был набор в танковый корпус. Я подала рапорт, но нам, всем девушкам, отказали. Прошла подготовку по 110-часовой программе Всевобуча, а на фронт всё равно не берут. Наконец приходит повестка из военкомата: посылают в школу снайперов. А с производства не отпускают. Начальник цеха говорит: "Никуда ты не поедешь, и отпустить я тебя не могу. Не могу !"   Я в военкомат, а там пожимают плечами: действуйте, мол, самостоятельно, но учтите, завод имеет право оставить вас. Так - от начальника цеха в военкомат, из военкомата обратно к нему - я ходила несколько раз. Вмешался начальник смены: "Нельзя её держать, нельзя. Давайте отпустим. Смотрите, как она рвётся на фронт. И у неё повестка на руках. Может быть, героем станет".

Вышло по-моему. И когда я получила орден Славы 3-й степени, то написала об этом своим начальникам по заводу...

Сейчас перейду к тому, как я бью гитлеровцев.

Подход из тыла к нашей обороне довольно открытый, и добраться туда можно лишь в темноте, когда "слепнут" вражеские снайперы. Добрались вместе с начальником штаба батальона. Однако удобного места для "охоты" вроде бы нет. Нас уже собирались вернуть, но я отказалась. Спустилась в траншею - воды и грязи по колено. Из пулемётной точки траншею противника видно плохо: впереди рогатки и проволочные заграждения. Прошла по траншее метров 15 - 20 в сторону, здесь лучше, и наблюдаю. Гитлеровцы разгуливают чуть ли не в полный рост. Выстрел. Другой. Двое падают. Я ухожу в сторону, опять не более 2-х выстрелов подряд, и меняю позицию. Вижу, из пулемётного окопа, расположенного вправо от меня, фашист смотрит в мою сторону в бинокль. Ищет, значит, снайпера. Я бросилась по траншее влево, заняла удобную позицию, прицелилась и выстрелила. Бинокль у него выпал из рук... С наступлением темноты пошли домой, попали под сильный миномётный огонь, но ничего, вернулись все живы и здоровы.

Надо заметить, что наши девушки - снайперы навели здесь, так сказать, порядок: гитлеровцы перестали ходить в полный рост, как раньше, а прижимались к земле. Недаром они кричали через репродуктор: "Рус Иван, убирай своих Марьев - снайперов !   А мы своих уберём..."

Приходилось работать в любых условиях, в мороз, по колено в грязи и воде, в пургу, выслеживать врага, не считаясь со временем, ни с какими - либо трудностями. Снайпер должен не только хорошо стрелять, но и уметь маскироваться, быть выносливым, терпеливым. Рассмотри цель внимательнее, точнее определи расстояние, а затем истребляй врага. Мы "охотимся", но и за нами тоже "охотятся" вражеские снайперы. Обращаюсь к девушкам, которые учатся в школе: старайтесь в учёбе выработать в себе выносливость, терпение и научитесь маскироваться.

У меня на счету 20 гитлеровцев. Я заверяю Родину: пока смогу держать оружие в руках, не будет пощады проклятым оккупантам, которые нарушили нашу счастливую молодую, цветущую жизнь.

А. Кузнецова.

( Из письма с фронта в Центральную женскую школу снайперской подготовки. )

К концу войны боевой счёт Антонины Николаевны Кузнецовой  ( после войны - Караваевой )  достиг цифры 54.

*     *     *

( Из сборника - "Рождённая войной".   Москва. Издательство "Молодая гвардия", 1985 год. )


Возврат

Н а з а д



Главная |  | Источники | 

        © AirFighters.RU