Главная | Источники | 

HSU

Лобозов Василий Андреевич

В.А.Лобозов.

Родился в 1913 году в деревне Василёво, ныне Темкинского района Смоленской области, в семье крестьянина. Окончил 7 классов и школу ФЗУ в Вязьме. С 1932 года жил в Москве, работал слесарем на заводе. В 1935 году по комсомольскому набору был направлен в Воронежскую школу младших авиационных специалистов. Случил стрелком - радистом. В 1936 - 1937 годах сражался в Испании, в составе интернациональной бригады. Совершил 153 боевых вылета. В 1938 году окончил Сталинградскую военную авиационную школу лётчиков. Служил в 40-м бомбардировочном авиационном полку ВВС Черноморского флота.

С Июня 1941 года в действующей армии, сражался на многих фронтах. Участвовал в обороне Одессы и Севастополя, наносил удары по нефтеперегонных заводам города Констанца, базам, аэродромам, мостам и другим военным объектам Румынии.

К Марту 1944 года помошник по лётной подготовке командира 30-го разведывательного авиационного полка ( ВВС Черноморского флота ) Майор В. А. Лобозов совершил 185 боевых вылетов. 16 Мая 1944 года за мужество и воинскую доблесть, проявленные в боях с врагами, удостоен звания Героя Советского Союза.

В Июле 1944 года окончил Высшие офицерские курсы ВВС ВМФ. 30 Ноября 1944 года погиб при выполнении боевого задания. Награждён орденами Ленина, Красного Знамени ( трижды ), Отечественной войны 1-й степени, медалями.

*     *     *

Василий Лобозов родился в небольшой деревеньке Василёво, что на Смоленщине. В семье крестьянина было 4 детей, и среди них только один сын. Именно поэтому с самого момента появления его на свет в Василии видели продолжателя и будущую опору рода. Несмотря на разруху после гражданской войны, житейские трудности, его всё же решили отдать учиться, сделать из него хорошего мастерового.

Окончив начальную школу, затем семилетку, Василий поступил в ФЗУ. Учился на слесаря. Получив рабочую профессию, в 1932 году оформился на московский завод "Спецстрой". Через 3 года из столицы ушёл в армию. Затем вновь учёба, на этот раз на стрелка - радиста в авиационной школе. После её окончания - Испания. Друзья, знакомые да и родственники были уверены, что Василия перевели служить в другое место и что как только устроится, он обязательно напишет. Но Василию было не до писем, хотя часто вспоминал свою Родину в Испании, где бушевал огонь гражданской войны.

Различными путями проникали в Испанию добровольцы. Особая нужда у республиканцев была в артиллеристах, танкистах, лётчиках. Господство в воздухе захватили фашистские профессионалы на "Хейнкелях" и "Фиатах", вооружённых даже крупнокалиберными пулемётами. Республиканская же авиация располагала безнадёжно устаревшими самолётами различных типов. Те немногие самолёты, которыми располагали республиканцы, целый день находились в воздухе и вводили в заблуждение противника: он никак не мог себе представить, что это были одни и те же машины, что одни и те же лётчики совершали чудеса, успешно прикрывая и защищая небо Мадрида.

СБ-2 Республиканских ВВС
СБ-2 Республиканских ВВС, Испания, 1937 год

Вслед за добровольцами из Советского Союза стали поступать и современные для того времени самолёты. Ласковым русским именем "Катюша" называли испанцы советский самолёт СБ, ставший их основным бомбардировщиком.

О действиях советских добровольцев лучше всего могут рассказать сами участники воздушных боёв.

"Вспоминая о воздушных стрелках, - писал уже после войны Герой Советского Союза Генерал - Майор авиации Г. М. Прокофьев, - я должен отметить их героизм и самоотверженность. Летая часто с разными лётчиками, я почти всегда брал с собой своего постоянного стрелка - "Отца". Я был спокоен: он не прозевает воздушного врага, вовремя предупредит, вовремя и расчётливо откроет огонь. Пулемёт его не знал отказов. Ведь никто столько не видит в воздухе, сколько воздушный стрелок. Лётчик и штурман, занятые своими делами, часто не видят ни истребителей, ни разрывы снарядов зенитных орудий. А у стрелка всё это на глазах. Это требует большого напряжения всех моральных сил. Такими стрелками были у нас Кондрашев, Лобозов..."

Немалая роль отводилась стрелку - радисту и в разведке. Он не только следил за небом, охраняя тыл экипажа, но и вёл наземное наблюдение, считал вражескую технику. Из тех многочисленных полётов, совершённых в небе Испании, нашим лётчикам особенно запомнился вылет в Марте 1937 года на разведку морских портов Малага, Алхесирас, Сеута и обороны прибрежной зоны.

"В начале полёта, - вспоминал Прокофьев, - погода в районе Картахены стояла чудесная. Видимость была отличная. Но через 10 - 15 минут после вылета на горизонте показалась тёмная полоса. По мере приближения она стала зловеще чёрной. Начался сильный дождь, усилился ветер. Решили обойти облачность, но безуспешно. Не увенчались успехом и попытки пробиться к Сеуте. После этого были вынуждены взять курс на аэродром Мелилья. Подойдя к цели на высоте 600 метров, решили сбросить бомбы на лётное поле, так как один из моторов нашего самолёта сильно перегрелся и работал на малых оборотах. Затем взяли курс на Альмерию. В связи с тем, что погода всё ухудшалась, летели на высоте 300 метров. Самолёт сильно бросало. Пришлось перейти на бреющий полёт над бушующим морем. Только таким образом и спаслись".

В этом полёте участвовал и Василий Лобозов. Всего же за год боев в Испании он совершил 153 боевых вылета. За мужество и отвагу, проявленные в тех боях, Лейтенант Лобозов был награждён двумя орденами Красного Знамени.

Вернувшись из Испании, Василий решил освоить профессию пилота, ибо ясно понимал, что исход боя в воздухе во многом зависит от лётчика. И свою мечту он осуществил. В Ноябре 1939 года Старший лейтенант Лобозов получил диплом пилота и был направлен на Черноморский флот, в район Крымского полуострова.

Великую Отечественную войну он встретил в кабине бомбардировщика. Вскоре поступил приказ: разбомбить железнодорожную станцию, забитую вражеской техникой и войсками. Несмотря на плотный огонь зенитной артиллерии, Лобозов точно вывел своё звено на стоящие под парами эшелоны фашистов. Сделав по нескольку заходов на цель и сбросив бомбы, самолёты пошли на свой аэродром. В этот момент на них сверху, из облаков, набросились немецкие истребители. Шесть "Мессеров" взяли в кольцо самолёт ведущего. Из этой смертельной карусели экипаж Лобозова всё же вышел достойно, сбил один вражеский истребитель. А затем, на предельной скорости, бомбардировщик ринулся в сторону своего аэродрома. Казалось, всё кончилось хорошо. Но, посадив самолёт, Василий долго не мог его покинуть. Наконец понял, что ранен. Открыв фонарь пилотской кабины, он с трудом вывалился на руки подоспевших техников.

Оправившись от ранения, Лобозов вновь поднялся в воздух. "Отвага и самообладание" - так характеризовала действия его экипажа армейская газета. В одном из боёв был тяжело ранен стрелок - радист Лавров, и самолёт оказался неприкрытым с тыла. Вышел из строя левый мотор, машина загорелась, но Лобозов ветром сбил пламя. Через некоторое время заглох второй мотор. Аэродром почти рядом, но отказало шасси. Едва удерживая машину в планировании, лётчик посадил её на фюзеляж и сразу же бросился к раненому товарищу.

Не раз экипаж из - под Одессы вылетал на бомбардировку военно - морских баз противника. К цели в этих полётах Лобозов старался выйти неожиданно для фашистских зенитчиков, чаще всего со стороны солнца. Отбомбившись, снижался до бреющего полёта и, ведя интенсивный огонь, на предельной скорости уходил из опасной зоны. А чего стоили повторные заходы на объект !  Казалось безумием снова лезть в огненный шквал, нередко на уже повреждённой машине. Лобозов не раз штурмовал также вражеские автоколонны, морские суда и другие наземные объекты.

Учитывая его высокое мастерство, боевой опыт и бесстрашие, Лобозову довольно часто давали особенно трудные и ответственные задания. Вот лишь один пример. Необходимо было разрушить железнодорожный мост через Дунай, по которому беспрерывным потоком шли воинские эшелоны противника. Посовещавшись с экипажем, Лобозов заверил командование:

- Если промажу, пойду в пике до конца - жизни не пожалею, а задание выполню. Без победы не вернусь.

Сложность подобной задачи хорошо охарактеризовал морской лётчик дважды Герой Советского Союза В. Раков:

- Уничтожить мост - это только сказать просто. Для авиации мост - малоразмерная цель. Ну что такое пролёт в каких - нибудь 50 метров длиной и меньше 10 шириной ?  Представьте себе, что вы видите из окна 2-го этажа на тротуаре карандаш !  Попробуйте попасть в него камнем !  К тому же этот "карандаш" ажурный и не лежит на асфальте, а висит над рекой на порядочной высоте. Бомба может взорваться рядом, а ему ничего !  Здесь требуется только прямое попадание. Да и то не всякое. Бомба может пройти через пролёт, не повредив его. Если воронка взрыва окажется вблизи опоры моста, он будет повреждён, но подобное повреждение недолго и устранить...

Пе-2 ВВС Черноморского флота

Бомбардировщик Пе-2 одного из полков ВВС Черноморского флота.

Старший лейтенант Лобозов в тот день сдержал слово. Ни ураганный огонь зениток, ни истребители противника не помешали точному бомбометанию. Взлетели глыбы бетона, земли, камни, и словно нехотя рухнула огромная ферма моста... Третий орден Красного Знамени засиял на груди отважного пилота.

29 боевых вылетов совершил под Одессой Василий Андреевич со своим экипажем, громя вражеские железнодорожные эшелоны и морские конвои, уничтожая танки и живую силу, срывая военные поставки фашистов на Кубань и Таманский полуостров. Он был готов в любой момент бомбить, расстреливать врагов. И когда однажды поступил приказ не загружать самолёт бомбами, воспринял его с нескрываемой досадой. Необходимо было лететь на разведку, и облегчённый самолёт мог значительно увеличить скорость в случае нападения истребителей противника. Вскоре Лобозов осознал, что разведка не менее важное дело, чем бомбардировка. Полёты в тыл врага, на хорошо охраняемый объект, без прикрытия, в одиночку требовали мужества, хладнокровия и высокого лётного мастерства.

В одном из разведывательных полётов на подходе к линии фронта Лобозов попал под плотный огонь зенитной артиллерии. Снаряды рвались слева и справа от фюзеляжа, точно дождём осыпая самолёт осколками. Белые шапки разрывов вставали то тут, то там. Лобозов постоянно маневрировал, менял курс, высоту, скорость. А со стороны могло показаться, что лишь чудо спасает самолёт от огня зениток. Но вдруг раздался сильный треск, самолёт тряхнуло, и пилот с удивлением заметил большую дыру в капоте. Из неё брызгами вылетал зеленоватый антифриз, смешанный с коричневой масляной пеной. Давление масла в одном из моторов упало до нуля. Самолёт стало кренить - заклинило мотор. Лётчик с трудом выровнял машину. Однако спасти её не удалось...

После непродолжительного лечения Лобозов защищал Севастополь. Бомбовыми ударами по аэродромам противника в Крыму его звено уничтожило 8 самолётов. Отбомбившись, Василий снижал машину до бреющего полёта и расстреливал вражеские колонны, которые двигались к городу.

Как одного из опытных лётчиков, Лобозова назначили командиром разведывательной эскадрильи. За 8 месяцев боевых действий лётчики его подразделения совершили 650 дальних разведывательных полётов в глубокий тыл противника, доставили нашему командованию немало ценных сведений. А добывать данные о противнике было довольно тяжело. Приходилось летать и в плохую погоду, нередко на обледенелом самолёте. Затрудняли съемку не только зенитчики фашистов, но и облака и туманы, хотя бывало, что они не раз и спасали лётчиков от преследования вражеских истребителей. Иногда объект разведки менялся во время полёта, и необходимо было перестраиваться на лету, зачастую под огнём зениток противника.

А-20ДО из состава 30-го РАП

Часто Лобозов сам присутствовал при дешифровке разведфильмов. Да и кто мог точнее объяснить, что сфотографировано с высоты 7000 метров, безошибочно определить вражеские зенитные батареи, количество вагонов, автомашин, самолётов, танков, их типы и многое другое. Порой бывало, что разведчик, пролетая над объектом, не мог обнаружить противовоздушную оборону врага, хотя интуитивно не сомневался в её наличии. При повторном заходе приходилось сбрасывать припасённые на случай фугаски, и, как правило, у врагов сдавали нервы: они открывали преждевременный огонь. За сравнительно короткое время Лобозов произвёл свыше 50 ответственных и опасных вылетов, за что был награждён орденом Отечественной войны 1-й степени.

В Апреле 1943 года Василия Андреевича направили на Высшие офицерские курсы ВВС Военно - Морского Флота. После их окончания его назначили заместителем по лётной подготовке командира 30-го разведывательного авиационного полка. К началу 1944 года он лично совершил уже 185 боевых вылетов. Указом Президиума Верховного Совета СССР в середине Мая 1944 года ему было присвоено звание Героя Советского Союза. В наградном листе командование подчеркивало: "Бесстрашен в боях, своим мужеством и героизмом учит своих подчинённых".

Однажды в конце Ноября 1944 года, когда пасмурное, серое небо сливалось с бушующим морем, заместитель командира полка по лётной части Майор Лобозов вылетел на выполнение очередного особо важного задания. И случилось так, что этот вылет оказался последним для отважного сокола...

Метро, реклама история рекламное агентство киев.


Возврат

Н а з а д