Главная | Источники | 

Золотая Звезда Героя Советского Союза

Лукьянов Сергей Иванович

Лукьянов Сергей Иванович

Родился 16 октября 1910 года в городе Борисоглебск, ныне Воронежской области, в семье рабочего. Окончил 6 классов. Работал фрезеровщиком Борисоглебского вагоноремонтного завода. С 1931 года в рядах Красной Армии. В 1933 году окончил Ленинградскую военно - теоретическую школу лётчиков, в 1935 году - Оренбургскую военную авиационную школу лётчиков и лётчиков - наблюдателей.

С августа 1941 года лейтенант С. И. Лукьянов в действующей армии. По 1942 год служил в 40-м ИАП; по октябрь 1943 года - в 16-м Гвардейском ИАП; по май 1945 года - в 100-м Гвардейском ИАП.

К сентябрю 1943 года командир эскадрильи 16-го Гвардейского истребительного авиационного полка  ( 9-я Гвардейская истребительная авиационная дивизия, 8-я Воздушная армия, Южный фронт )  Гвардии майор С. И. Лукьянов совершил 356 боевых вылетов, лично сбил 14  ( один из них тараном 7.09.1942 года в районе города Моздок ), в группе 15 и уничтожил на земле 2 самолёта противника.

13 апреля 1944 года за мужество и воинскую доблесть, проявленные в боях с врагами, удостоен звания Героя Советского Союза.

С 1946 года Гвардии подполковник С. И. Лукьянов - в запасе. Жил в Воронеже. Умер 23 апреля 2001 года.

Награждён орденами: Ленина, Красного Знамени  ( трижды ), Александра Невского, Отечественной войны 1-й и 2-й степени; медалями.

*     *     *

К славной плеяде лётчиков, проявивших в годы Великой Отечественной войны замечательное мужество и мастерство, относится и Герой Советского Союза Гвардии подполковник запаса Сергей Иванович Лукьянов.

Он родился 16 октября 1910 года в городе Борисоглебск, ныне Воронежской области, в рабочей семье. Окончил 6 классов неполной средней школы. Работал фрезеровщиком Борисоглебского вагоноремонтного завода. В 1931 году был призван в ряды Красной Армии.

В отличии от многих других парней, Сергей вовсе не собирался стать лётчиком и в авиацию попал против своей воли. Его, 18-летнего паренька, просто поставили перед дилеммой - либо едешь в лётную школу  ( чему он усиленно противился ), либо вылетаешь из комсомола. ЦК поставил задачу - готовить "крылья" для страны, и всё тут...

Так и попал он в Ленинград, где 1933 году окончил Военно - теоретическую школу. Потом - в Оренбург, где уже в 1935 году окончил военную авиационную школу пилотов и лётчиков - наблюдателей. А далее - по распределению на Дальний Восток.

На фронтах Великой Отечественной войны с августа 1941 года. Боевое крещение получил в небе Донбасса, тогда же провёл свой первый воздушный бой. 20 августа 1941 года он повёл четвёрку И-16 на задание. Недалеко от линии фронта нашим лётчикам повстречался вражеский корректировщик. Умелым маневром Лукьянов зашёл ему в хвост, нагнал и сбил. Это был первый сбитый им самолёт противника. Сам Сергей Иванович рассказывает об этом так:

- Было это под Днепропетровском. Наши бомбардировщики разбомбили мосты через Днепр, а мы их прикрывали. Отбомбились - и обратно. Я чуть приотстал. Смотрю - жёлтое поле, жнивьё, и какая - то тёмная полоса, а над дней вроде крылья самолёта. Оказалось, что из города пешком эвакуировали колонну детей, и вот эту колонну немец расстреливал на бреющем полёте... Я его тогда и рубанул от души...

В дни тяжёлых боёв с наступавшим врагом в октябре 1941 года Лукьянов вступил в ряды КПСС. Он стал ещё больше работать над повышением своего боевого мастерства, тщательно и серьёзно готовился к каждому полёту, изучал передовой опыт, осваивал тактику и приёмы борьбы с количественно превосходившим противником.

Ещё в мирное время молодой лётчик настойчиво овладевал полётами в сложных метеорологических условиях и ночью. Приобретённые им навыки в управлении самолётом в сложных условиях нашли своё применение на фронте.

Это произошло в феврале 1942 года под Ворошиловградом. В районе аэродрома стояла очень плохая погода: шёл мокрый снег, была плохая видимость. В это время в штаб авиационного полка поступило сообщение о том, что немцы бомбят наш передний край. Взлетели 2 пары - командир полка с ведомым и Лукьянов с ведомым. Над линией фронта погода улучшилась: снег перестал идти, высота облаков доходила до 150 - 200 метров. На нашей стороне повсюду были видны свежие воронки от бомб.

"Очевидно, враг шёл за облаками, выходил из них и бомбил", - мелькнуло в сознании Лукьянова. Он усилил наблюдение за облаками и вдруг в одном из них увидел чёрное пятно, которое быстро увеличивалось. Это был "Юнкерс-88". Противник не ожидал встретить наших истребителей. Используя внезапность, Лукьянов зашёл снизу и, сделав "горку", открыл огонь по моторам вражеского самолёта. Немецкий лётчик посадил горящий бомбардировщик на фюзеляж в расположении наших войск. Больше в этот день самолёты противника не появлялись.

В 1943 году на Кубани судьба свела Сергея Лукьянова с асом истребительной авиации, впоследствии Маршалом, трижды Героем Советского Союза Александром Покрышкиным. Тот был заместителем командира полка, а Сергей Иванович командовал эскадрильей. Не один раз летали они вместе на выполнение боевых заданий. Лукьянов неустанно учился у Покрышкина, умело использовал его богатейший опыт в воздушных схватках с врагом.

Истребитель Р-39N

Летом 1943 года Лукьянов вторично появился в небе Донбасса. Однако теперь это был уже опытный лётчик - истребитель, на боевом счету которого было много славных побед.

Во второй половине августа 1943 года лётчики 9-й Гвардейской авиационной дивизии вели напряжённые воздушные схватки на Миус - фронте. Так, 23 августа шестёрка истребителей 16-го Гвардейского авиаполка во главе с командиром эскадрильи С. И. Лукьяновым провела 2 тяжёлых боя. В тот день они, сменив вернувшихся с задания лётчиков группы А. И. Покрышкина, поднялись в небо для прикрытия наступающих наших войск. При подходе к району прикрытия шестёрка встретила 2 группы вражеских бомбардировщиков в сопровождении истребителей.

По команде Лукьянова пара Николая Трофимова свалилась на Ме-109 и сковала их боем. Действовали лётчики активно и сбили один "Мессер". Пары Сергея Лукьянова и Аркадия Фёдорова атаковали со стороны солнца в лоб первую девятку бомбардировщиков. Сразу же подожгли 2 пикировщика Ju-87. Противник в панике заметался. Затем наша четвёрка ударила по второй девятке "Юнкерсов" с задней полусферы. Ещё 2 Ju-87 врезались в землю. Бомбардировщики в беспорядке устремились в западном направлении. Преследуя их, наши лётчики увидили подходившую к району прикрытия 3-ю девятку "Юнкерсов" и пошли на сближение.

Первая атака - и горющий Ju-87 вывалился из строя. Сбрасывая бомбы на свою территорию, пикировщики, нарушив строй, стали круто разворачиваться назад. Преследовать их группа Лукьянова уже не могла, на неё навалились "Мессера". Их было более 10. Пришлось вести бой с ними, имея на пределе запас горючего и небольшой остаток боеприпасов. Несмотря на явное преимущество врага в количестве, нашим лётчикам удалось благополучно вернуться на свой аэродром.

На всю жизнь остался в его памяти один воздушный поединок с фашистским асом. На какой-то миг враг перехитрил нашего лётчика и очутился сзади его самолёта. Создалась невыгодная обстановка, и Лукьянов ввёл свою машину в пике. Однако немец, не отрываясь, преследовал его. Казалось, нет выхода из создавшегося положения. От страшной перегрузки в глазах у Лукьянова потемнело, и на мгновенье он потерял сознание. Очнувшись, лётчик вывел машину в горизонтальный полёт и осмотрелся. Кругом никого не было. Тогда он резко накренил самолёт и увидел, что немецкий пилот, ещё не пришедший в себя от резкого пикирования, болтался ниже него, затем, потеряв скорость, сорвался в штопор.

- Туда тебе и дорога ! - крикнул Лукьянов, и закончил трудный поединок короткой очередью из пушки.

К сентябрю 1943 года командир эскадрильи 16-го Гвардейского истребительного авиационного полка Гвардии майор С. И. Лукьянов совершил 356 боевых вылетов, в воздушных боях лично сбил 14 самолётов противника и 15 в составе группы. Штурмовыми ударами уничтожил на земле еще 2 самолёта. 7 сентября 1942 года в районе города Моздок таранным ударом уничтожил вражеский самолёт.

Однако, не все воздушные бои заканчивались для Лукьянова благополучно. Дважды его сбивали. Первый раз - под Харьковом:

- Я поджёг один вражеский самолёт, а второй проглядел. Он меня и лупанул. Прыгать с парашютом поздно. Высота всего 500 метров. И вместе с машиной упал вниз. Счастье ещё, что сиденье с бронеспинкой, в котором я находился, возле земли выбросило из машины... Очнулся в госпитале - сотрясение мозга и переломы. А через месяц снова в бой. У меня такая поговорка была: "Помирать - так под музыку мотора". Второй бой - ещё круче. Пока мы с фашистами играли в "догонялки", кончился бензин. Еле дотянул через линию фронта, посадил самолёт на брюхо, а "Мессер" сзади из пушки как дал снарядом по машине. Но всё равно осколок в бедро получил...

За образцовое выполнение боевых заданий командования, мужество, отвагу и геройство, проявленные в борьбе с немецко - фашистскими захватчиками, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 13 апреля 1944 года Сергей Иванович Лукьянов был удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда".

В начале 1944 года Гвардии майор С. И. Лукьянов получил назначение на должность заместителя командира 100-го Гвардейского авиационного полка той же дивизии.

Истребитель Р-39N

Вообще, биография военных лет у Сергея Ивановича довольно богата событиями.

- "Особисты" - смершевцы - от безделья изнывали. Шпионов - то мало было. Стали на меня что - то накапывать. Как сейчас помню - вызывает меня главный смершевец дивизии майор Волобуев и показывает донос. "Я знаю, это всё чушь, а ты, в свою очередь, напиши заявление на этого капитана, а уж мы на основании этого его под трибунал"... А я и не стал связываться. Просто ушёл - и всё...

Войну Гвардии подполковник С. И. Лукьянов закончил уже командиром 100-го Гвардейского авиационного полка в 9-й Гвардейской истребительной дивизии А. И. Покрышкина. Всего совершил 361 успешный боевой вылет, участвуя в 70 воздушных боях сбил лично 15 самолётов противника и 19 в группе с товарищами.  [ М. Ю. Быков в своих исследованиях указывает на 16 личных и 14 групповых побед лётчика. ]  За это время освоил самолёты следующих типов: И-16, Як-1 и Р-39 "Аэрокобра".

После окончания войны Сергей Иванович ненадолго продолжил службу в ВВС. С 1946 года Гвардии подполковник С. И. Лукьянов - в запасе. Правительство назначило Лукьянову пенсию. Но Сергей Иванович возвратился на свой родной завод, откуда когда-то ушёл в авиацию по путёвке комсомола.

Шло время, и снова старого лётчика всё больше и больше тянуло в небо. Всё чаще вспоминались ему годы лётной службы. Каждый самолёт, пролетающий высоко над головой, он провожал долгим и ревнивым взглядом. Его влекло в голубую даль, туда, где была пройдена не одна сотня тысяч километров воздушного пути, где нашёл он так много и счастья, и славы.

С.И.Лукьянов

В конце 1951 года Лукьянов поступил на работу в Воронежский областной аэроклуб. И вот он снова на аэродроме. У самолёта его окружили курсанты. И пусть перед ним был не истребитель, а всего лишь спортивная машина, для него уже и этого было достаточно. Перед лётчиком был настоящий самолёт, на котором выполнялись фигуры простого и сложного пилотажа, а вокруг него были люди, которые любили авиацию и жили теми же мечтами о ней, что и он. И сразу же зазязалась непринуждённая беседа. Старый лётчик рассказал курсантам о своём трудном детстве, о первых шагах самостоятельной жизни, о том, как он, молодой рабочий, в 1931 году пошёл учиться в авиацию. Лукьянов рассказал молодым пилотам о своих радостях и печалях, об удачах и промахах и призвал их упорно овладевать лётным делом.

С тех пор начались горячие дни работы с молодёжью. Лётчик - ветеран много работал с командирами звеньев и инструкторами, на земле и в воздухе проверял курсантов, делился с ними своим богатейшим опытом и знаниями, помогал бороться за высокие успехи в овладении лётным мастерством.

Как-то раз, во время полётов, над аэродромом аэроклуба появился реактивный истребитель. Самолёт выполнил комплекс фигуо высшего пилотажа и, оставляя за собой белое облако, растаял в голубом небе. Как зачарованные, смотрели курсанты на сверкающую в лучах солнца серебристую машину, и каждый из них в эти минуты мечтал быть там, на месте только что улетевшего счастливца.

И в том, что эта молодёжь уверенно отращивала крылья, и в том, что многие курсанты аэроклуба не остановясь на полпути, пошли потом в "большую азиацию", во всём этом была заложена большая частица труда командира отряда Воронежского аэроклуба Сергея Ивановича Лукьянова - скромного, чуткого, отзывчивого товарища и требовательного командира.

*     *     *

Список известных побед Гвардии подполковника С. И. Лукьянова:
( Из книги М. Ю. Быкова - "Победы сталинских соколов".  Издательство "ЯУЗА - ЭКСМО", 2008 год. )


п / п
Д а т аСбитые
самолёты
Место воздушного боя
( одержанной победы )
Свои
самолёты
120.11.1941 г.1  Ju-87зап. Алексеево - ТузловкаИ-16, "Аэрокобра".
224.11.1941 г.1  Hs-126сев - зап. Большекрепинская
325.11.1941 г.1  Ju-88  ( в паре - 1 / 2 )сев - вост. Большекрепинская
428.03.1942 г.1  Ме-109  ( в группе - 1 / 5 )Осадчий
514.05.1942 г.1  Не-111  ( в группе - 1 / 8 )Ефремовка - Киричевка
620.05.1942 г.1  Ме-109Изюм
71  Hs-126  ( в группе - 1 / 5 )Каменка
820.07.1942 г.1  Ju-88  ( в группе - 1 / 9 )зап. Аксай
91  Ju-88  ( в группе - 1 / 9 )зап. Ростов
1022.07.1942 г.1  Ме-109юж. Несветай
1119.08.1942 г.1  Ме-109Полтавский
1227.05.1943 г.1  Ме-109вост. Киевское
1331.05.1943 г.1  Ме-109зап. Киевское
1414.06.1943 г.1  Ме-109юж. аэр. Славянская
1524.07.1943 г.1  Ме-109вост. Гладковский
1626.07.1943 г.1  Ме-109зап. Киевское
1716.08.1943 г.1  Ме-109сев. Сухая Каменка
1817.08.1943 г.1  Ме-109Курулька-1
1922.08.1943 г.1  Ju-87Колпаковка
201  Ju-87Беспавловский
2123.08.1943 г.1  FW-189юго - зап. Шахта № 7
2230.09.1943 г.1  FW-190сев - вост. Михайловка

      Всего сбитых самолётов - 16 + 14  [ 16 + 6 ];  боевых вылетов - 361;  воздушных боёв - 70.

*     *     *

Командир 100-го Гвардейского авиаполка.

С.И.Лукьянов

Майор Сергей Иванович Лукьянов сидел в комнате дежурного по штабу 9-й Гвардейской авиадивизии и думал: зачем его мог вызвать комдив ?   Дежурный только передал: вызывает командир дивизии - и всё...

Наконец дверь открылась, из кабинета командира дивизий вышел инженер - полковник Дмитрий Петрович Емельянов с рулоном ватмана в руке. Он на ходу поздоровался с Лукьяновым и быстро зашагал по коридору.

Лукьянов встал, одернул гимнастёрку, подошёл к двери, постучал и, не дожидаясь ответа, вошёл в кабинет. За небольшим столом сидели командир дивизии полковник Ибрагим Магометович Дзусов, начальник политотдела полковник Дмитрий Константинович Мачнев и начальник штаба дивизии Борис Абрамович Абрамович, что-то обсуждали. При входе Лукьянова все обернулись.

- А... майор Лукьянов !   Входите ! - промолвил Дзусов и жестом руки пригласил Лукьянова сесть на свободный стул.

- Очень хорошо, что вы пришли, все в сборе, получается что-то вроде дивизионного военного совета, - улыбаясь, проговорил комдив. - Командир 100-го Гвардейского истребительного полка майор Сайфутдинов уходит на повышение. Посоветовавшись, мы решили предложить вам принять командование полком. Полк боевой, на хорошем счету, лётчики имеют большой опыт. Кроме, того, ваш бывший командир полка Покрышкин настоятельно рекомендует вашу кандидатуру...

- Товарищ полковник, разрешите мне немного подумать; - проговорил растерявшийся Лукьянов.

- А что тут думать ? - сказал комдив. - Лётчик вы боевой, смело водите группы на боевые задания, в армии с 1931 года, на фронте почти с самого начала войны. Что ещё нужно ?   Ваше согласие и всё.

- Сергей Иванович ! - обратился к Лукьянову начальник политотдела полковник Мачнев, - если мне память не изменяет, вы - член ВКП(б) с 1941 года ?

- Так точно, с октября 1941-го, - подтвердил Лукьянов.

- Ну вот, опыт имеете не только военный, но и политический... Я полностью поддерживаю кандидатуру майора Лукьянова ! - добавил Мачнев, обращаясь к комдиву.

Через 3 дня после беседы с комдивом Сергей Иванович Лукьянов вступил в командование 100-м Гвардейским авиаполком.

...Боевое крещение старший лейтенант Лукьянов получил в августе 1941 года в небе Донбасса. Истребительный авиаполк, в котором он служил, был переброшен на фронт с Дальнего Востока. Лётчики прикрывали с воздуха промышленные объекты Донбасса, наземные войска в районах сосредоточения и на переправах, сопровождали бомбардировщиков и штурмовиков, вели воздушную разведку.

И вот в один из августовских дней старший лейтенант Лукьянов повёл звено истребителей И-16 на воздушную разведку с целью установить места сосредоточения и интенсивность передвижения фашистских войск за линией фронта.

Звено шло на высоте 1200 метров, временами попадая под плотный огонь вражеских зениток. Лётчики тщательно осматривали район, особенно дороги. Несмотря на маскировку врага, советским лётчикам удалось обнаружить места скопления танков, бронетранспортеров, другой техники.

На обратном пути у переднего края Лукьянов заметил ниже своей группы фашистский корректировщик "Хеншель-126", который летал вдоль переднего края и корректировал сгонь своей артиллерии.

Самолёт Henschel Hs-126.

Лукьянов покачиванием самолёта с крыла на крыло подал своим лётчикам сигнал "внимание" и пошёл в атаку. Вражеские зенитки сразу же открыли огонь по советским самолётам, стараясь отсечь их от "Хеншеля". Но Лукьянов невзирая на огонь начал сближаться с корректировщиком. Лётчик с "Хеншеля" заметил, что его атакуют советские истребители, решил переворотом через крыло уйти из-под атаки. Но Лукьянов, повторив маневр фашистского лётчика, опустился чуть ниже его, на "горке" атаковал врага. Очередь из пулемётов попала в цель: "Хеншель-126" вспыхнул и упал на землю.

Это была первая победа над врагом старшего лейтенанта Лукьянова !

В феврале 1942 года погода над линией фронта была сырая и слякотная. Часто шёл мокрый снег, переходящий в дождь, тяжёлые серые облака, покрывающие небо, медленно и низко ползли над землей. Видимость была очень плохая. Почти все лётчики вынуждены были оставаться на земле и лишь в редких случаях, когда край облаков слегка приподнимался, некоторые из них, наиболее подготовленные, могли вылететь на боевое задание.

В один из таких дней в штаб полка поступило донесение, что фашистские бомбардировщики безнаказанно бомбят наши передовые позиции. Нужно было срочно отогнать их от переднего края наших войск...

Командир полка послал на это задание пару старшего лейтенанта Лукьянова. Сергей шёл к линии фронта на бреющем полёте. По мере удаления от аэродрома на запад нижний край облачности приподнялся до 100 - 150 метров, видимость улучшилась до 2 - 3 километров. У переднего края пара Лукьянова развернулась и пошла над своей территорией вдоль бесконечных окопов, траншей, различных оборонительных сооружений. Вражеских самолётов в воздухе не было видно. Лукьянов развернулся и, не меняя высоты, пошёл в обратном направлении. Вновь осмотрелся. В небе было пусто: ни наших, ни немецких самолётов !

Лукьянов начал даже сомневаться в достоверности донесения, полученного командиром полка. Но вдруг он увидел в облачности, справа впереди себя, тёмное пятно, которое двигалось в его сторону. "Это фашистский бомбардировщик ! - подумал он. - Так вот как они крадутся к цели". И в самом деле - из облачности вскоре вывалился "Юнкерс".

Лукьянов уже отчётливо видел его очертания и опознавательные знаки. Фашистский лётчик не рассчитывал, что рядом с ним может оказаться советский истребитель. Не спеша развернулся, стал на боевой курс, готовясь сбросить бомбы. Лукьянов почти вплотную подошёл к бомбардировщику, нажал гашетку: пулемётная очередь, оставляя за собой полосы огня, скользнула по левому мотору "Юнкерса". Фашист рванул свой самолёт вверх и скрылся в облачности. Но через несколько секунд из облаков вывалились 2 парашютиста, а за ними - горящий "Юнкерс".

В тот день фашисты больше не бомбили наши позиции...

Помню, как нам с Лукьяновым довелось выполнять особо почётное задание. Нашей 9-й Гвардейской истребительной авиадивизии было присвоено наименование "Мариупольская". В один из весенних дней 1944 года, когда полк стоял в Черниговке, Сергея Ивановича Лукьянова и меня вызвал начальник политотдела дивизии полковник Мачнев. Он вручил нам командировочные предписания в город Мариуполь и объяснил, что командование и политотдел дивизии посылают нас, как представителей дивизии, в город, где мы должны провести встречи с рабочими, служащими, школьниками, рассказать им о том, как мы воюем, послушать мариупольцев, как они работают над восстановлением своего города.

Добираться до Мариуполя нам с Сергеем Ивановичем в то время пришлось на перекладных. На железнодорожной станции недалеко от Черниговки мы с Лукьяновым забрались в пустой 22-тонный товарный вагон железнодорожного состава, двигавшегося на Волноваху, чтобы там пересесть на поезд до Мариуполя. Мы разместились на полу, на небольшой кучке соломы. Было сыро, сумрачно. Сквозь щели вагона узкими полосками пробивался свет, ритмично стучали колеса. Сначала мы сидели молча, перебирая в памяти события прошедших дней, потом разговорились. Лукьянов рассказал мне о своей жизни, о том, как попал он в нашу 9-ю Гвардейскую истребительную авиадивизию...

Весной 1942 года Лукьянов был тяжело ранен, пытался спасти свой подбитый самолёт. Вот как это произошло.

22 мая ему было приказано шестёркой И-16 прикрывать "Илы", идущие на штурмовку переднего края противника. В назначенное время они взлетели, набрали высоту и встали над аэродромом в круг. В это время подошла девятка Ил-2 и, заняв боевой порядок, пошла вместе с "ишачками" к переднему краю. Вот и линия фронта. Штурмовики принялись за дело, обрабатывая артиллерийские позиции врага, на опушке леса. При выходе из второй атаки на фоне зелёного леса Лукьянов потерял штурмовиков из виду и решил быстро снизиться, чтобы на фоне неба найти их. Группе сигналом приказал оставаться на прежней высоте.

Снижаясь, Лукьянов заметил штурмовиков: они разворачивались в направлении линии фронта. Он стал выводить свой истребитель в горизонтальный полёт. Вдруг почувствовал удар, самолёт задрожал, Лукьянов резко рванул его в сторону вверх. В тот же момент, мимо него на скорости пролетел "Мессер" и оказался впереди. Лукьянов подвернул истребитель, поймал врага в прицел и дал длинную очередь из всех точек. "Мессер" задымил. Некоторое время он ещё продолжал идти с набором высоты, но затем потерял скорость, завалился на крыло и упал на землю.

"Ишачок" Лукьянова тоже был сильно повреждён, и лётчику с большим трудом удалось довести его до аэродрома. Попытка выпустить шасси не увенчалась успехом, их заклинило. Пришлось посадить самолёт "на живот", но при планировании на посадку самолёт сильно кренился и удержать его не хватало сил. Лукьянов несколько раз пытался зайти на посадку, но неудачно. Пришлось подходить к земле на повышенной скорости. При соприкосновении с землей самолёт переломился пополам, Лукьянова вместе с сиденьем и бронеспинкой выбросило вперёд. Последнее, что он почувствовал, - сильный удар. Потерял сознание. С тяжёлым ранением в голову Лукьянов долго пролежал в госпитале.

С.И.Лукьянов

Когда лётчик вновь вернулся на фронт, попал в 9-ю Гвардейскую истребительную авиадивизию, в 16-й Гвардейский авиаполк.

Тактические приёмы и элементы воздушного боя, разработанные Александром Ивановичем Покрышкиным, имели для Лукьянова неоценимое значение. Покрышкинская школа помогла ему, как истребителю и командиру, принимать грамотные решения, успешно управлять боем и выходить из него победителем. Александр Иванович не раз брал его в состав группы, которую возглавлял. Лукьянов присматривался, как умело, спокойно, без всякой нервозности Покрышкин ставил задачи своим лётчикам при встрече с врагом. Лётчики, которых он вёл, понимали замысел командира и чётко действовали в бою.

"Особенно запомнился мне бой, - вспоминал Лукьянов, - который, мне кажется, я, как ведущий группы, провёл наиболее удачно. Это было 22 августа 1943 года. Мы тогда стояли недалеко от Таганрога. Я повёл шестёрку "Аэрокобр" на боевое задание по прикрытию наступающих войск нашей 4-й армии. Со мной во второй паре шёл лейтенант Вениамин Цветков. Наша четвёрка составляла ударную группу, а прикрывала нас пара капитана Аркадия Фёдорова.

Только мы подошли к линии фронта и по радио связались с наземной станцией наведения, как услышали: "Одиннадцатый" !   Я - "Тигр". С северо - запада идёт большая группа бомбардировщиков противника. Атакуйте их !"

"Тигр" был позывной станции наведения. Мы развернулись в указанном направлении и на фоне желтеющего поля увидели около 30 "Юнкерсов" под прикрытием 6 "Мессеров". Одна пара шла справа, почти на одной высоте с бомбардировщиками, а две пары - слева, чуть выше. Фашисты шли со стороны солнца и, конечно, уже заметили нас. "Набираем высоту !" - скомандовал я.

Мы всей шестёркой полезли вверх, за облачность, очутились на высоте 3000 метров. Маскируясь за облачностью, пошли на сближение с врагом. И как только колонны вражеских самолётов показались в просвете между облаками, мы всей шестёркой с крутым снижением атаковали головную девятку "Юнкерсов". Атака была настолько неожиданной, что "Мессеры" разлетелись кто куда. С первой же атаки из головной девятки были сбиты 3 "Юнкерса". Одного сбил я, второго - Цветков, третьего - Фёдоров. Строй бомбардировщиков распался, часть из них, сбросив бомбы на свои войска, стала разворачиваться назад. Завязался воздушный бой. Постепенно враг стал уходить назад. Мы не потеряли в бою ни одного самолёта. По радио нам была объявлена благодарность командования за успешно проведенный бой".

Гвардии подполковник Сергей Иванович Лукьянов за годы Великой Отечественной войны совершил 360 боевых вылетов, провёл 70 воздушных боёв, лично сбил 15 самолётов и 19 в группе с товарищами.

Командование дивизии доверило ему 100-й Гвардейский истребительный авиаполк, в котором воспиталось 11 Героев Советского Союза. И среди них такие прославленные асы, как дважды Герой Советского Союза Д. Глинка, Герои Советского Союза Б. Глинка, П. Берестнев, Н. Кудря, Г. Дольников, В. Шаренко, П. Гучек и, конечно же, сам командир полка Сергей Иванович Лукьянов.

( Из книги воспоминаний Г. Г. Голубева - "Друзья мои - лётчики".  Москва, 1986 год.)

Возврат

Н а з а д



Главная |  |  | Источники | 

    -->      © AirFighters.RU