Главная | Источники | 

Мурга Кирилл Никитович

Мурга Кирилл Никитович

Смелостью, мужеством, самоотверженностью политработники завоёвывали уважение сослуживцев, без которого трудно ждать и действенности слова. К слову комиссара эскадрильи 7-го Краснознамённого истребительного авиационного полка старшего политрука Кирилла Никитича Мурги прислушивались все и все восхищались его выдержкой, храбростью, находчивостью в бою. За первый месяц войны он сбил в небе Ленинграда 5 фашистских самолётов. Такой счёт тогда имели немногие лётчики.

23 июля 1941 года он вместе с лейтенантом А. И. Никитиным сбил "Юнкерс". Не успели лётчики снять свои доспехи, а на аэродроме уже красовался боевой листок. Один из авиаторов Л. Кулякин посвятил комиссару Мурге стихи, заканчивавшиеся строкой: "Привет тебе, слава, наш лучший герой".

Осенью 1941 года в авиационных частях Ленинградского фронта работал замечательный советский художник Яр-Кравченко. С раннего утра и до позднего вечера он был на самолётных стоянках, на взлётно - посадочной полосе, заглядывал на командный пункт, в землянки, общежитие лётчиков и рисовал, неустанно рисовал.

Яр-Кравченко отказывался от всяких привилегий. Жил в землянке на аэродроме, питался тем же, чем и лётчики, - нередко одними сухарями. Он делил с ними горечь неудач и радость побед. Может быть, поэтому его работы были так выразительны и реалистичны.

Когда художник закончил в боевых полках серию авиационных рисунков и портретов, журналист М. Жестев в одной из ленинградских газет написал о нём тёплую корреспонденцию:

"Славой овеяны имена наших лётчиков - истребителей, они любимы народом, и эта любовь привела художника Яр-Кравченко к народным героям. Мастерской рукой портретиста он создал фронтовой альбом. Когда рассматриваешь этот альбом, каждый штрих приобретает необыкновенное значение. Тут нет сражений в воздухе. Героизм лётчиков дан через портрет. Вы чувствуете его во взгляде глаз, повороте головы, в каждой черточке лица...

Мы перелистываем альбом. Вот лётчик Мурга. Под портретом лаконичные строки: "В воздушных боях он уничтожил 11 фашистских самолетов..."

Альбом издан редакцией газеты "Атака" в ноябре 1941 года. Вы перелистываете его от начала до конца, от первого до последнего портрета, и вам не хочется расставаться с близкими и дорогими вам людьми. Их бодрость, мужество и отвага заставляют усиленно биться ваше сердце. Вас глубоко волнует образ героя лётчика, славного защитника города Ленина. Он многолик, этот образ, он в сердце каждого советского патриота".

Некоторое время Мурга был старшим политруком в 122-й ИАП, воевал на Западном фронте. Затем командовал 519-м ИАП.

Одной из последних операций, в которой принимали активное участие истребители МиГ-3, стала Ржевско - Сычевская, начавшаяся 4 августа 1942 года. К тому времени советское командование сосредоточило авиацию под единым командованием - на этом участке действовали 1-я и 3-я Воздушные армии, которые включали более 60 авиаполков. Два из них были вооружены МиГ-3, и оба действовали вполне успешно. Так, в первый день наступления 519-й ИАП получил задачу прикрытия войск. Его истребители не пропустили ни одного бомбардировщика, сбили 7 и повредили 5 самолётов.

Во второй половине следующего дня майор Мурга повёл 8 МиГ-3 на прикрытие войск. Над деревней Погорелое Городище на высоте 4000 метров были обнаружены до 30 Ju-88 под прикрытием 4-х групп Ме-109. "МиГи" атаковали противника в лоб, разошлись на большой скорости с первой четвёркой немецких истребителей и прорвались к бомбардировщикам. Пытаясь уклониться от атаки, один Ju-88 столкнулся с соседним бомбардировщиком, и оба рухнули на землю. Строй ударной группы нарушился. Мурга дал команду разделиться. Одна часть его группы связала боем истребители, другая занялась "Юнкерсами". Сам Мурга не гонялся за добычей, а вёл наблюдение за ходом боя и вовремя давал команды подчинённым, которые чётко их выполняли. Огонь лётчики старались вести короткими очередями с минимальных дистанций и в результате заявили о сбитии ещё 9 Ju-88.  [ Очевидно, в тот день им попались бомбардировщики эскадры KG 3. Её документы не подтверждают потерю 11 машин 4 августа, но Ржев дорого обошёлся этому соединению. ]

По некоторым источникам, в составе 7, 19, 122, 153, 519-го истребительных авиаполков, совершил 423 боевых вылета. В воздушных боях сбил не менее 14 вражеских самолётов лично и 4 в группе с товарищами.   [ М. Ю. Быков в своих исследованиях указывает на 3 личные и 7 групповых побед. ]

В небе Ленинграда с комиссаром чаще других летал лейтенант Алексей Иванович Никитин, депутат Ленинградского городского Совета, впоследствии Герой Советского Союза. Во фронтовой газете "На страже Родины" 18 августа 1941 года он опубликовал записи из дневника. В них немало задушевных слов и о комиссаре:

"Комиссар Кирилл Никитич Мурга - крепкий лётчик и хороший товарищ. С ним хожу в бой. Когда дерёшься рядом с Мургой, сердце радуется - так здорово он бьёт фашистов.

31 июля первый наш вылет был неудачным. Не догнали фашистов, - удрали, едва завидев нас. Вечером, едва мы с Мургой кончили ужинать, как получили приказ вылетать.

Набрав 1000 метров высоты, заметили 5 бомбардировщиков. Пошли к ним. Они стали отбиваться. Мы подошли ближе, фашисты из кильватера перестроились в пеленг, чтобы дать возможность своим стрелкам отразить наши атаки. Мы атаковали ведущего и правого ведомого. Били их упорно, пока не пустили к земле один "Юнкерс".

А вот что пишет в своей книге "Серебрянные крылья"  ( Воениздат, 1972 год. )  бывший лётчик 122-го ИАП В. А. Кузнецов:

"Три комиссара полка встали перед моими глазами. Шведов - ласковый, общительный, такой нужный в тяжёлую минуту. Мурга - прекрасный лётчик, сбивший 18 самолётов, но несколько далёкий от нас - рядовых пилотов. И Любимов - суровый, требовательный и в то же время очень чуткий, заботливый человек".

Бывший лётчик 519-го истребительного Мозырского Краснознамённого ордена Богдана Хмельницкого авиационного полка, которым с 29 июля 1942 года командовал майор К. Н. Мурга, А. Б. Краснов пишет в своей книге "Атакуют истребители"   ( Воениздат, 1981 год. ):

"Внимательно изучая тактику немецкой авиации на северном фасе Курской дуги летом 1943 года, командир полка майор К. Н. Мурга подметил, что перед налётами бомбардировщиков на направлениях подхода к ним наших истребителей появляются группы Ме-109, которые пытаются связать их боем. Предвидя такую тактику врага и получив сообщение о появлении "Мессеров", Мурга поднял в воздух две эскадрильи, которые вышли к району боя с неожиданного для них направления. Прогноз оправдался. Обойдя заслоны вражеских истребителей, лётчики обнаружили 2 девятки "Юнкерсов", которые приближались к прикрываемым войскам. Правда, не всё оправдалось в командирском прогнозе. Бомбардировщики шли под охраной 6 Ме-109. Но командир, увидев подходящие к переднему краю вражеские самолёты, успел скорректировать решение. Он имел для этого достаточно сил, потому что заранее разгадал замысел противника. Ему был нанесен сокрушающий удар...

С давних пор в кругу командиров уже вошло в привычку повторять известное крылатое выражение: "Внезапность - мать победы". В принципе это верно. Решающим фактором победы в бою была и остается внезапность. Но меньше внимания обычно уделяется тому, как действовать в противоположных ситуациях, если "мать победы" окажется на стороне противника.

...Это случилось ясным летним утром 2 июня 1943 года. Лётчики с рассветом уже были у своих самолётов с надетыми парашютами. Полк нёс боевое дежурство на аэродроме Щигры. Тихо было в этот ранний час над аэродромом. Солнце ещё только вставало над Курской дугой. Казалось, ничто не предвещало опасности. И вдруг... Всегда это "вдруг". В слепящих солнечных лучах появилось множество чёрных точек. Считанные мгновения - и прямо на нас уже пикировали многоцелевые Ме-110. Враг достиг внезапности. Кто знает, как это ему удалось ?   То ли посты ВНОС "прозевали" или выполнил он какой - то хитрый маневр. "По самолётам, запускай моторы !" - пронеслась громкая команда через всё лётное поле. Поздно. Над головами уже ревут чужие моторы, блестят крылья с чёрными крестами, сверкают цветные трассы, устремленных к нашим самолётам. Рвутся бомбы. Одна из них крупного калибра взметает большой чёрный столб дыма посередине аэродрома, прямо на взлётно - посадочной полосе. Удастся ли парировать внезапность, останутся ли живы люди, будут ли сохранены самолёты ?   Всё теперь зависело от того, сможем ли мы немедленно деблокировать аэродром.

К чести командира полка майора К. Н. Мурги и всего лётного состава нужно сказать, что было сделано всё возможное в этих грозных обстоятельствах. Виртуозно увёртываясь от губительных трасс и маневрируя между воронками на лётном поле, сумело взлететь 5 истребителей, которые связали противника боем и оттянули его от аэродрома. Вскоре подоспели истребители соседнего полка. И хотя наш полк понёс некоторые потери, но сохранил боеспособность и вскоре вылетел на выполнение очередной боевой задачи".

И наконец, выдержка из довольно известной книги "16-я Воздушная":

"Командиры 157-го ИАП майор В. Ф. Волков, 347-го ИАП капитан П. Б. Данкевич и 519-го ИАП майор К. Н. Мурга проявили себя образцовыми боевыми воспитателями лётного состава, умелыми руководителями воздушных боёв, из которых их лётчики всегда выходили победителями.

Указами Президиума Верховного Совета СССР в августе - октябре 1943 года и в феврале 1944 года особо отличившиеся авиационные полки 16-й Воздушной армии были награждены: орденом Ленина - 53-й Гвардейский ИАП  ( командир майор И. П. Моторный ); орденом Красного Знамени - 30-й Гвардейский и 519-й ИАП   ( командиры соответственно подполковники X. М. Ибатулин и К. Н. Мурга )".

Пока это всё, что удалось найти о этом человеке. Возможно кто - либо из читателей имеет о нём дополнительную информацию и поделится ею с нами...

По некоторым источникам, в 1950-е годы генерал - майор авиации К. Н. Мурга командовал 170-й ИАД 11-й Воздушной армии Закавказского Военного округа. На её вооружении состояли истребители МиГ-17 и МиГ-17ПФ.


Возврат

Н а з а д



Главная |  |  | Источники | 

    -->      © AirFighters.RU