Главная | Источники | 

HSU

Поздняков Алексей Павлович

А.П.Поздняков

Родился 26 Февраля 1916 года в селе Тулиновка, ныне Тамбовского района Тамбовской области, в семье рабочего. Окончил 7 классов начальной школы и 1 курс техникума механизаторов сельского хозяйства, затем работал электромонтёром. С 1936 года в Красной Армии. В 1938 году окончил Качинскую военную авиационную школу лётчиков.

Участник Советско - Финляндской войны 1939 - 1940 годов, награждён орденом Красного Знамени.

С началом Великой Отечественной войны на фронте. Сражался в небе Запольрья.

К Сентябрю 1941 года командир звена 147-го истребительного авиационного полка  ( 1-я смешанная авиационная дивизия, 14-я Армия, Карельский фронт )  Лейтенант А. П. Поздняков совершил 138 боевых вылетов на штурмовку и бомбардировку живой силы и техники противника, в воздушных боях сбил 2 самолёта.

В Марте 1942 года полк стал именоваться 20-м Гвардейским ИАП и имел на вооружении американские самолёты Р-40 "Томагаук". А. Поздняков командовал эскадрильей, одновременно выполняя функции штурмана полка.

8 Апреля 1942 года в напряжённом воздушном бою на подступах к Мурманску, в паре с И. Д. Фадеевым, сбил многоцелевой двухмоторный самолёт Ме-110. Затем, при участии А. С. Хлобыстова, пикировщик Ju-87. В ходе последующего боя Капитан А. П. Поздняков тараном на встречных курсах уничтожил ведущего группы вражеских истребителей и погиб.

6 Июня 1942 года за мужество и отвагу, проявленные в схватках с врагами, Алексею Павловичу Позднякову посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза.

Похоронен в посёлке Мурмаши Кольского района Мурманской области. Награждён орденами Ленина и Красного Знамени.

*     *     *

Поезд шёл на край земли. Алексей Поздняков сидел у окна вагона, задумчиво глядел на мелькавшие низкорослые сосны, кривые кудрявые берёзки, разбросанные среди валунов, которые, казалось, усыпали всю землю, искорежили и погнули деревья. Перед глазами медленно проплывали серебристые озёра, скалистые горы, окутанные голубым маревом, с белыми макушками на вершинах. Неожиданно совсем рядом, за окном, забурлила стремительная река Кола, давшая название заливу и полуострову...

Небольшой авиационный гарнизон приютился среди сопок. Поднимаясь отсюда в воздух для тренировочных полётов, Алексей с удовольствием парил над древней землёй, восхищался её неповторимыми красками, белыми ночами, причудливыми сполохами полярного сияния. И каждый раз открывал для себя что-то новое, необычное. Однажды, выполняя ночной полёт, увидел огненно - красный шар, покоившийся над самым горизонтом. Не сразу понял - это солнце или луна. Бывалые лётчики, разъясняя загадку, посоветовали понаблюдать за очередным самолётом, поднявшимся в воздух. Набрав высоту, истребитель вдруг озарился золотисто - красным светом. Чем выше он поднимался, тем ярче сверкали на нём лучи солнца.

Молодому лётчику пришёлся по нраву этот спокойный и угрюмый диковинный край. Сперва с трудом различал сопки и озёра, зато реки служили хорошим ориентиром, ибо текли в основном поперёк тундры - либо на север, в Баренцево море, либо на юг - в Белое. А так как по суше от одного моря до другого не более 300 километров, то и реки здесь короткие, но зато необычные - хрустально чистые, порожистые, быстрые. Взяв разбег где-то на горной вершине, они лихо несутся по гранитному ложу в разные стороны. Встретив преграду, валун или скалу, обойдут, найдут щель, а если не удастся - раскинутся небольшим озерцом.

Замечал Алексей и новые стройки, и новые заводские трубы, видел, как стремительно, на его глазах разрастались молодые города и посёлки. Советские люди, его современники, самоотверженным трудом превращали край дикого безмолвия в край индустриальный. Алексей правильно поступил, попросившись сюда, на край земли. Человек, избравший военное дело своей профессией, должен начинать службу в сложных условиях, у границы. А он считал себя именно таким человеком. Эта убеждённость утвердилась в нём ещё в аэроклубе, где он с удовольствием занимался. Спокойный, сдержанный, он не разбрасывался, жадно впитывал то, что получал на занятиях. Энергичные черты открытого лица, острый взгляд глубоко посаженных глаз, квадратный подбородок выдавали в нём серьёзного, волевого, решительного человека.

Поступив в лётное училище, он легко осваивал его программу, но за этой лёгкостью был кропотливый труд. Он продумывал каждый шаг, учился анализировать свои действия, добивался в них точности, быстроты, чёткости. В его выпускном аттестате значились высокие оценки по технике пилотирования, воздушной стрельбе и знанию материальной части. В характеристике были такие слова: "...обладает быстрой реакцией, в воздухе находчив, инициативен".

Прочитав характеристику, командир сказал:

- Эти качества крайне необходимы в бою.

Да, он учился всерьёз, готовил себя к тому, чтобы по первому зову встать на защиту Родины. Обстановка в мире складывалась так, что команда "К бою !" могла прозвучать в любую минуту.

В Декабре 1939 года по радио была передана первая сводка штаба Ленинградского военного округа, в которой сообщалось о боевых действиях, начавшихся на границе СССР и Финляндии. Лейтенант Поздняков принимал самое активное участие в этих действиях. За мужество и героизм, проявленные в боях, он получил первую высокую награду - орден Красного Знамени.

Здесь же, в заполярном небе, Поздняков встретил Великую Отечественную войну. Он был командиром звена 147-го истребительного авиационного полка. От аэродрома до границы - рукой подать, а фашисты, как известно, имели особые виды на Мурманск - важный и крупный морской порт. Парализовать его, уничтожить все наши аэродромы, обеспечить полное господство в воздухе - такую они ставили задачу перед авиацией. Для этого старались максимально использовать благоприятное для полётов время, когда солнце круглые сутки не опускалось за горизонт.

Враг совершал налёты часто, большими группами, с разных сторон. Лётчики смело вступали в неравный бой.

Возглавляя группу перехвата, Старший лейтенант Л. Иванов первым врезался в стаю "Юнкерсов" и связал их боем. В неравной жестокой схватке - один против 7 - Иванов поджёг вражеский самолёт, но и сам геройски погиб. 22 Июля 1941 года ему посмертно было присвоено звание Героя Советского Союза.

Группа, возглавляемая Лейтенантом П. Кайковым, выполнив задание, подходила к аэродрому, когда в воздухе появились "Мессеры". Хотя боеприпасы у наших истребителей были почти израсходованы, они вступили в бой, не давая врагу возможности напасть на самолёты, выруливавшие к стоянкам. Лейтенант Кайков связал боем сразу 2 "Мессера". Один из них, получив серьёзное повреждение, отвалил в сторону, а второй продолжал атаковать, стремясь прорваться к нашему аэродрому. Когда у Кайкова кончились боеприпасы, он ударил винтом своей машины по хвостовому оперению "Мессера", и тот врезался в сопку.

Так сражались однополчане. Об их подвигах писали в газетах, рассказывали молодым пилотам. Призывая равняться на героев, Поздняков сам подавал пример.

...Зелёный светлячок сигнальной ракеты прочертил небо над аэродромом. Взревели моторы. Ударило из патрубков упругое пламя. Истребители один за другим пошли на взлёт.

Группу вёл Поздняков. Редкая облачность настораживала: враг часто маскировался в облаках, чтобы нанести внезапный удар. И на этот раз, прикрываясь облаками, "Мессеры" летели в направлении железнодорожной станции Кица. Наши истребители перехватили их и завязали бой. Выше общей группы Поздняков заметил ещё 2 "Мессера". Вероятно, на одной из машин их командир, который руководил боем. Его-то и нужно атаковать в первую очередь. Ведомый Лейтенант И. Фатеев понял замысел своего командира и последовал за ним.

Поздняков, направив самолёт в сторону солнца, стремительно набирал высоту. Он появился неожиданно и внезапно атаковал ведущего вражеской группы. Тот не успел выполнить оборонительный маневр. Алексей поймал "Мессера" в прицел и дал длинную очередь. Она прошила кабину, и самолёт, теряя управление, стал падать.

Тем временем Лейтенант В. Королёв, увлекая товарищей, ринулся на "Мессеров", которые, лишившись управления, перестроились в замкнутый круг и отчаянно отбивались. Имея значительное преимущество в высоте, наши "ястребки" парами пикировали на врага. Пример инициативных и смелых действий показывал Королёв, оборвавший полёт ещё одного Ме-109.

Боевые вылеты следовали один за другим. Достаточно сказать, что за 2 недели Сентября лётчики 147-го полка отразили 22 вражеских налёта. Это был самый напряжённый месяц войны.

...Утро 10 Сентября. Над сопками плывут дырявые тучи, накрапывает дождь. Техники готовят самолёты. Прибыв на стоянку, Поздняков осмотрел истребители, затем подошёл к своему. Он был влюблён в него, знал до мельчайших винтиков, но каждый раз обследовал особенно тщательно.

Взлетев, командир повёл звено через залив, вдоль дороги, к Западной Лице. "Будьте бдительны ! - предупредил Поздняков подчинённых. - Скоро линия фронта !"

Внизу, на земле, словно кто-то прочертил огненную черту, в которую сливались вспышки орудий, разрывы снарядов и мин. Поздняков знал, что здесь, у реки, в небольшой лощине, окружённой сопками, уже несколько суток стоят насмерть артиллеристы. Их непрерывно атакуют и обстреливают с 3-х сторон, бомбят с воздуха, но храбрецы не сдаются. Стойкость братьев по оружию восхищала и звала к действию.

Ещё 2 дня тому назад, возвращаясь вместе с Королевым из разведки, Поздняков заметил под облаками 3 "Юнкерса". Решив атаковать, он пошёл на сближение. Маневр был выполнен настолько удачно, что вражеские экипажи не обнаружили опасности. Поздняков подошёл сбоку на близкое расстояние и ударил по стрелку. Когда тот умолк, "Юнкерс" стал для него лёгкой добычей. Королёв атаковал другой, а 3-й повернул назад, так и не сбросив смертоносный груз на "батарейный орешек".

А теперь звено Позднякова должно нанести удар по егерям, облепившим сопки. Подойдя скрытно, на низкой высоте, командир, указав ведомым на цели, первым сбросил бомбы. Удар был внезапным и точным. Потом он повторился. Поздняковцы с бреющего расстреливали метавшихся в панике солдат. Артиллеристы, воспользовавшись поддержкой с воздуха, вырвались из окружения.

Именно 10 Сентября, на 4-й, самый тяжёлый для артиллеристов день боя, Поздняков, как говорится в наградном листе, 3 раза водил группы на штурмовку войск противника в район реки Западная Лица, сбил 2-й "Юнкерс", пытавшийся сбросить бомбы.

А вот ещё несколько строк, которые писались по горячим следам событий:

"04.09.1941. Лейтенант Поздняков вёл звено на штурмовые действия в район о. Куккесяр. Невзирая на ответный огонь, звено сделало 5 заходов по переднему краю противника. Возник пожар со взрывами, который продолжался до 6:00 следующего дня.

23.09.1941. Лейтенант Поздняков вёл группу в район Западной Лицы. Обнаружил 2 палатки, 1 автобус, около 10 машин. Указав на цель, Поздняков первым сбросил бомбы. Звеном уничтожены 3 автомашины, зенитная установка, склад с боеприпасами.

С 20 Августа по 20 Сентября 1941 года Поздняков произвёл 43 боевых вылета на штурмовые действия по войскам противника. Все боевые задания выполнялись отлично. Результаты успешных штурмовых действий подтверждены командованием войск и авиадивизии".

В представлении к званию Героя Советского Союза командир и военком полка написали, что Поздняков за 3 месяца войны произвёл 138 боевых вылетов, все задания выполняет отлично, в боях с противником проявляет инициативу, самообладание и отвагу.

Звено Позднякова считалось лучшим в полку. Он много работал над собой и с подчинёнными, изучал врага, совершенствовал тактическую выучку. Разбирая очередной бой, он говорил:

- Ближе подходите. Бить по "Юнкерсу" с 500 метров - мартышкин труд. Броня у него, как и у "Мессера", прочная. 200 метров - вот ударная дистанция.

Он вселял уверенность, призывал к взаимовыручке в бою.

- Враг силён, но вы ещё сильнее, - говорил Поздняков подчинённым. - На дерзость отвечайте дерзостью, навязывайте свою волю, свой маневр. Не порите горячку, действуйте хладнокровно, расчётливо, наверняка. Бой не прощает промаха. Будьте предельно осмотрительными, учитесь видеть всё, что делается выше, ниже, справа, слева...

Такие советы, подкрепляемые личным примером, не проходили бесследно. Подчинённые Позднякова слыли искусными лётчиками. Среди них - Лейтенанты Королёв, Фатеев, Хлобыстов.

Успех звена во многом объяснялся крепкой спайкой, высокой дисциплиной. Командир никому не давал поблажек. Когда однажды Хлобыстов, возвращаясь на аэродром, крутнул несколько сложных фигур, Поздняков зло заметил:

- Ты, надеюсь, в актёры не собираешься ?

Хлобыстов погасил улыбку:

- Извини, командир. Настроение вдруг такое... появилось.

- Извиняю. А повторится подобное - спрошу с полной строгостью.

Лейтенант А. Хлобыстов прибыл в полк из-под Ленинграда, где в первые дни войны отличился, сбив "Юнкерс", и спустя месяц был награждён орденом Красного Знамени. Они быстро нашли общий язык, подружились. "Алексей первый", "Алексей второй", как их в шутку называли. Оба были искренне преданы друг другу, а находясь в воздухе, отлично понимали друг друга.

- Тонкий ты педагог, командир, - сказал однажды Хлобыстов после очередного разбора, где Поздняков не только хвалил, но и деликатно отчитывал своих питомцев.

- Видимо, педагог во мне родился, да не состоялся, - сказал Поздняков, хотя все в полку знали, что нет более преданного авиации человека, чем он. Знали это и в ВВС армии, куда его приглашали для обмена опытом. Эта встреча и запечатлена на редком фотоснимке, опубликованном в сборнике "Героические подвиги советских воинов на Карельском фронте", выпущенном в 1950-х годах Политическим управлением Северного военного округа. На фронтовом фотоснимке лётчики Е. А. Кривошеев, А. С. Хлобыстов, М. П. Краснолуцкий, И. В. Бочков, А. П. Поздняков, П. С. Кутахов - прославленные асы фронта.

Земля тундры в те дни уже была покрыта снегом. Плотно укатанный, отдающий синевой, он лежал на лётном поле. Погода с каждым днём ухудшалась, низко над аэродромом плыли густые тучи, начинённые дождём и снежными зарядами. Потом, как гость, стало показываться солнце. Прокатывалось шаром по заливу и опять надолго пряталось. Освоившись с непогодой, враг то в одном, то в другом месте пытался прорваться к Мурманску, нанести удар по Туломской ГЭС, по железной дороге.

На этот раз Поздняков летел в район Луостари. Нужно было разведать новый аэродром. Фашисты, отчаявшись, перебрасывали на Север всё новые части, поспешно строили аэродромы. Он скрытно пробрался к цели. Шёл на небольшой высоте, лавируя между сопками, взмывая вверх, обходил облака, а когда подошёл к Мотовскому заливу, нырнул в облака, летел вслепую. По расчёту времени пробил облачность и увидел аэродром. Дав максимальные обороты, лётчик снизился и включил фотоаппарат. Вражеские зенитки "заговорили" в тот момент, когда Поздняков опять вошёл в облака. Он, как всегда, был неуловим и неуязвим. Во многом это объяснялось тем, что лётчик хорошо знал район действий, чувствовал себя хозяином в небе.

С наступлением весенних дней боевые вылеты участились. Порой не хватало времени для того, чтобы размяться, собраться с мыслями. Так было и в тот погожий день 8 Апреля 1942 года, когда Поздняков, с утра слетав на разведку, а потом на штурмовку, решил немного пройтись.

Алексей любил пору весеннего пробуждения. На небольших проталинах, образовавшихся среди сверкающего снега, выглядывали зелёные листочки брусники. Развернув их, он сорвал тёмно - рубиновую ягоду. Она была совсем свежая и сочная, перезимовавшая под снегом. Отведал одну, сладкую и вкусную, и потянулся за другой. От кусточка к кусточку Алексей бродил по лесным проталинам. Встретил пуночку - маленькую, щупленькую - вестницу весны. Он подумал, что она голодная, да и холодно ей ещё, но она бодро вспорхнула, как бы давая понять человеку, что в родном краю и снег не как везде - тёплый.

Проводив птичку тёплым взглядом, Поздняков посмотрел на часы. Надо было торопиться: Михалыч, его техник, наверное уже справился со своим делом, заправил и осмотрел самолёт, поджидает его. Вот уже несколько лет они вместе, трудятся бок о бок. Служба шла как и положено, служба тяжкая, требовавшая напряжения всех сил.

Вскоре Позднякова вызвал командир. Посты ВНОС обнаружили большую группу "Юнкерсов", летевших на Мурманск. Нали лётчики взлетели шестёркой. Привычно построились в 2 клина. Низко над заливом висело яркое солнце. Небо чистое и свободное, только вдали, у туманной кромки горизонта, виднелись дымки разрывов. Бросив взгляд на землю, Поздняков отчетливо увидел железную дорогу, разлившуюся реку Колу, прилепившиеся на берегу деревянные домики.

Поздняков был уже Капитаном, командиром эскадрильи. Не тая тревоги, он думал о молодых лётчиках. Трое из них - Лейтенанты Бычков, Семеньков, Юшинов - рядом, за его спиной. Все они горят желанием быстрее вступить в бой, но для победы над врагом одного желания мало. Накануне, разбирая очередной воздушный бой, командир полка говорил, что некоторые лётчики, выйдя на курс атаки, нервничают, второпях безрезультатно расстреливают боезапас. Этот упрёк в известной степени относился и к его подчинённым. Надо их учить, а при создавшейся обстановке заниматься этим можно только в бою. И этот бой вот-вот начнётся.

- Командир, фашисты ! - услышал комэск в рации хрипловатый голос Хлобыстова.

- Вижу, - хмуро ответил Поздняков. - Будем атаковать !

Навстречу шестёрке, казалось, плыло серое облако: 15 пикировщиков Ju-87 под прикрытием 5 многоцелевых Ме-110. Верный своей тактике, Поздняков решил атаковать головной Ме-110. Атаковать на встречном пути, в лоб. Увеличив скорость, Капитан передал по радио Хлобыстову:

- Иду в атаку !   Смотри за молодыми !

Лётчик словно слился со своей машиной, чувствовал её всем своим существом. Прикрываемый Фатеевым, комэск быстро сближался с самолётом противника. Вдруг справа, а потом и слева промелькнули огненные струи. Поздняков оглянулся, и на какое-то мгновение "Мессершмитт-110" выскочил из прицела, но только лишь на мгновение. Лётчик тут же довернул самолёт, "кресты" вновь попали в сетку. Теперь он не слышал выстрелов, не видел дымных трасс. Он знал, был уверен, что фашист не выдержит атаки, вот-вот провалится. Поздняков нажал на гашетки. Его огонь был снайперским - вражеский самолёт задымил.

Выходя из атаки, Поздняков увидел, что самолёт Фатеева под угрозой. Немец вот-вот откроет по нему огонь. Командир устремился на помощь товарищу, но раньше подоспели Бычков и Семеньков. Спасаясь от их пулемётного огня, Ме-110 отвалил в сторону и оказался совсем рядом с самолётом Хлобыстова. У того на прицеливание не было времени. И он ударил правой плоскостью по хвостовому оперению противника. "Мессершмитт-110" потерял управление и рухнул на землю.

- Молодец, Лёша ! - крикнул по радио Поздняков. - Так их...

Фашисты, тем не менее, упорно рвались к нашим объектам. Видя это, Поздняков приказал атаковать бомбардировщиков. Умело маневрируя, наши истребители подожгли один "Юнкерс", остальные в растерянности принялись было сбрасывать бомбы на сопки, стремясь выйти из боя. Но в этот момент из-за облаков на наших смельчаков свалилось ещё 8 истребителей Ме-109.

Положение поздняковской шестёрки стало критическим. На стороне врага внушительное превосходство. Что он предпримет ?   Постарается расчленить группу или, наоборот, возьмёт её в огненное кольцо ?

Капитан приказал группе выстроиться в круг. Самолёт Хлобыстова, "прихрамывая", тоже занял место в строю. Значит, все его подчинённые целы, все готовы к новой схватке. В создавшейся ситуации Поздняков видел один выход - лишить вражескую группу нового командира. Приняв решение, он развернулся и повёл самолёт в прямую атаку на головной "Мессер".

Самолёты на бешеной скорости неслись навстречу один другому. Расстояние между ними сокращалось с молниеносной быстротой. Кто кого ?   У кого крепче нервы, сильнее воля к победе ?   Под крылом опушка леса. Взять ручку на себя ?   Нет, он должен уничтожить врага. В этом сейчас он видел свой первейший долг. Выполняя его, знал, что идёт на верную смерть. Идёт сознательно, ради победы над врагом.

Когда машины были уже совсем рядом, фашист всё-таки дрогнул, пытался отвернуть в сторону, но это ему не удалось сделать. Оба самолёта врезались друг в друга и рухнули на землю.

Вражеские истребители бросились в разные стороны, но вскоре опомнились и, используя своё численное преимущество, вновь перешли в атаку. Воодушевлённые подвигом своего командира, наши лётчики дрались с ещё большей настойчивостью и преградили врагу путь к объектам.

А.П.Поздняков

Через некоторое время в газете "Боевая вахта" была напечатана небольшая заметка. В ней говорилось:

"Капитан Поздняков был всеобщим любимцем. Лётчики и техники, мотористы и оружейники любили его за веселый нрав, за безудержную храбрость, за удаль и отвагу. Это был воистину прирождённый универсальный воздушный боец, не знавший страха в борьбе с врагами Родины. Он хорошо знал театр военных действий, свободно ориентировался, часто летал в разведку один, не только днём, но и ночью. Как истинный следопыт, чутьём отыскивал цели, наносил их на карту, а наутро, отказавшись от отдыха, вёл своих боевых товарищей на штурмовку вражеских позиций. Его "ястребок" на бреющем, едва не цепляясь за верхушки деревьев, проносился над траншеями и огненными позициями врага, наводя на него панический страх".

Через несколько недель за проявленное мужество и героизм А. П. Позднякову было присвоено звание Героя Советского Союза. В 28 лет оборвалась его жизнь, но память о нём нетленна - она в боевых делах сегодняшних авиаторов, в трудовых свершениях тружеников Заполярья.

( Из сборника - "Герои ленинградского неба".   Ленинградское издательство, 1984 год. )

Возврат

Н а з а д



Главная |  | Источники | 

     © AirFighters.RU