Главная | Источники | 

Золотая Звезда Героя Советского Союза

Пулов Григорий Иванович

Пулов Григорий Иванович

Родился 18 января 1918 года в селе Подолец, ныне Юрьев - Подольского района Владимирской области, в семье крестьянина. Окончил 9 классов и Херсонскую лётную школу Осоавиахима в 1939 году. Работал лётчиком - инструктором Костромского аэроклуба. В рядах Красной Армии с 1942 года.

Участник Великой Отечественной войны с июля 1942 года. Сражался в составе 959-го истребительного авиационного полка частей ПВО Западного фронта. Совершил 54 боевых вылета, в воздушных боях сбил лично 1 самолёт противника.

После войны остался на службе в ВВС. Окончил Военно - Воздушную академию в 1949 году. Участник войны в Корее 1950 - 1953 годов. Cовершил около 120 боевых вылетов, в воздушных боях лично сбил 8 самолётов противника.

22 апреля 1952 года за мужество и отвагу, проявленные при выполнении воинского долга, командиру 17-го истребительного авиационного полка подполковнику Г. И. Пулову было присвоено звание Героя Советского Союза.

По возвращении в СССР продолжал служить в ВВС. С 1963 по 1968 год был командиром 24-й дивизии ПВО на острове Сахалин. С 1968 по 1972 год был сначала командиром 15-го корпуса ПВО в Бакинском корпусе ПВО, а зетем до 1975 года - заместителем командующего Бакинского округа ПВО.

В отставку вышел в звании генерал - майор авиации. Работал ведущим конструктором на машиностроительном заводе в Москве. Умер 26 декабря 2005 года.

Награждён орденами: Ленина, Красного Знамени  ( трижды ), Отечественной войны 1-й степени  ( дважды ), Красной Звезды; медалями.

*     *     *

Письмо было из Костромы. Герой Советского Союза, известный лётчик, генерал - майор авиации Г. И. Пулов вскрыл конверт. Родственники жены сообщали о разных новостях. Одна из них, не очень радостная, была специально для него. "Сообщаем Григорию Ивановичу, - писали родственники,- что на днях умер его товарищ и бывший начальник, майор авиации в отставке Огурцов Алексей Ульянович. В областной газете был некролог".

"Алексей Ульянович ! - Пулов мысленно представил старого сослуживца. - Уходят постепенно из жизни боевые друзья, ветераны. Да и то сказать - уже свыше четверти века прошло !.."

Думы его унесли в предвоенную Кострому, к годам, когда он сам только начинал большой путь в авиацию.

Родился Пулов во Владимирской области. Там окончил 9 классов. Год проработал учителем начальной школы. Затем, закончив курсы при педтехникуме, стал преподавать в 3-й неполной средней школе. Одновременно закончил Владимирский аэроклуб. Молодого пилота, решившего посвятить свою жизнь авиации, командировали в Херсонскую авиашколу по подготовке инструкторов аэроклубов Осоавиахима.

Осенью 1938 года он закончил эту школу и был назначен на должность инструктора в Костромской аэроклуб. Вот с тех пор Григорий Пулов и связал свою жизнь накрепко со старинным волжским городом. И много лет спустя, он считает Кострому родным для себя городом, ибо именно здесь, в Костромском аэроклубе, он начал самостоятельную лётную службу, стал военным лётчиком. Здесь он нашёл девушку, которая стала его женой. Отсюда грозным летом 1942 года Григорий добровольно через Костромской горвоенкомат добился посылки его в ряды Красной Армии. Бывал здесь подолгу и после войны, после окончания академии. И после, почти ежегодно, в отпуск приезжал в Кострому.

Алексей Ульянович ?   Да, с ним они встретились в Костроме именно в те незабываемые предвоенные годы. Огурцов был тогда начальником Костромского аэроклуба. Строгий, требовательный, справедливый, он был не только хорошим воспитателем молодых курсантов, но и их командиров - инструкторов.

Его командирская забота о сослуживцах и воспитанниках дала отличные результаты. Именно из той молодёжи, которая училась в Костромском аэроклубе в последние предвоенные годы, в годы войны выросла целая плеяда бесстрашных соколов - асов, когорта Героев Советского Союза. Среди них - Владимир Семёнов, Николай Пургин, Николай Тараканов, Олег Малов, Александр Рыбаков, Валентин Зайцев, Владимир Люсин и многие другие.

Г.И.Пулов на крыле 'Харрикейна'

В их боевых успехах, бесспорно, есть заслуга и их первого наставника. Разве когда забудешь, как впервые в воздухе доверял управление не надеющемуся ещё на самолётные крылья птенцу - курсанту. И как к концу занятий, перед экзаменами, охлаждал пыл того же, но уже окрепшего курсанта, который пытался "лихачить". То пройдётся над Волгой рядом с мостом, то чуть ли не над крышей родного дома, да ещё крыльями помашет.

Любил Григорий Пулов любоваться с воздуха Костромой - её фабриками, златоглавым Ипатием, зелёной берёзовой рощей в Заволжье. Как-то не особенно думалось тогда, что десятки и сотни подобных советских городов могут в одно прекрасное утро проснуться в развалинах.

Когда началась Великая Отечественная война, инструктор аэроклуба Пулов впервые серьёзно подумал о той ответственности, которая лежит на нём и его товарищах. Фронт требовал лётные кадры, их вместе с военными училищами готовили и осоавиахимовские аэроклубы.

Сердце рвалось на фронт, в действующую авиацию. Но подаваемые рапорты оставались без удовлетворения. Лишь в июле 1942 года после расформирования аэроклуба Григория Пулова направили в действующий истребительный авиаполк Ярославского дивизионного района ПВО.

- Вам поручена воздушная охрана стратегически важных военных объектов. Прорвётся враг к ним, выведет из строя - ответственность на нас, - предупредил прибывших в полк лётчиков командир.

И начались вылеты наперехват вражеских бомбардировщиков - днём и ночью. Каким радостным был тот день, когда, вернувшись после ночного полёта, Григорий Пулов доложил командиру эскадрильи:

- Уничтожен один вражеский самолёт "Хейнкель-111".

Сколько их было потом, подобных вылетов ради чистого, безоблачного, мирного неба !   Впереди его ждали напряжённые воздушные схватки в небе Кореи...

Немецкий бомбардировщик Не-111

19 апреля 1951 года заместитель командира полка, он же лётчик - инспектор по технике пилотирования и теории полёта 523-го ИАП капитан Г. И. Пулов был назначен на должность командира 17-го ИАП.

25 августа часть дважды вылетала из готовности № 1 и № 2 и выполняла задачу по отражению бомбардировочных ударов авиации противника, прикрытых истребителями в районе Сенсен, Тэйсю, Сиодзио на высоте 6500 - 11000 метров.

В 7:58 по данным ВПУ в районе 15 км южнее Анею на высоте 6000 - 10000 метров была обнаружена группа бомбардировщиков противника в составе 8 В-29, которых прикрывали до 60 истребителей, следующих с курсом 340°. Часть в составе 26 экипажей под командованием майора Г. И. Пулова в 8:04 вылетела на отражение налёта самолётов противника в район Сенсен. Полк находился в боевом порядке "змейка эскадрилий", имея при этом ударную группу, состоящую из лётчиков 1-й и 3-й АЭ и группу прикрытия, которую составляли лётчики 2-й АЭ.

Следуя с курсом 300°, майор Г. И. Пулов в 8:37 ниже себя впереди справа обнаружил 6 самолётов "Глостер - Метеор", шедших параллельным курсом. Противник, обнаружив преследование, встал в левый оборонительный круг. Майор Пулов, сблизившись до 200 - 300 метров, с задней полусферы сверху с углом 30 - 35°, атаковал ведомого замыкающей пары, после чего вышел из атаки с набором высоты вправо и вторично атаковал в такой же последовательности. В течение воздушного боя Пулов произвёл 4 атаки, из них 3 атаки с огнём.

Старший лейтенант Н. В. Сутягин, прикрывая майора Г. И. Пулова, так как их ведомые оторвались в момент сближения с противником, сам атаковал "Глостер - Метеор".

При первой же атаке Николай Сутягин произвёл 2 очереди по ведущему замыкающей пары, одна из которых достигла цели, после чего он попал в струю "Глостер - Метеора" и сорвался в штопор. Выводя самолёт из штопора, Сутягин обнаружил звено "Глостер - Метеоров", выполнявших вокруг него замкнутый круг. выполняя резкие отвороты влево - вправо, он набрал скорость и оторвался от них. В результате проведённого воздушного боя сбито 2 самолёта противника типа "Глостер - Метеор": один записали на счёт майора Г. И. Пулова, а другой - на счёт Николая Сутягина.

Фотоплёнка старшего лейтенанта Н. В. Сутягина подтверждала сбитие самолёта. На фотоплёнке майора Г. И. Пулова силуэт самолёта имел размытое изображение. Вот как описывает этот бой сам Григорий Иванович Пулов:

"Первую свою победу я одержал 25 августа - в этот день я поднял по команде с КП дивизии весь полк в составе 26 машин и отправился в назначенный район. В том вылете мы встретили группу двухмоторных истребителей "Глостер - Метеор", но до нас с нею встретилась группа наших лётчиков из другого полка, которые доложили по радио на КП дивизии: "Встретили группу Ил-28, что делать ?"   С КП сообщили, что никаких Ил-28 в их районе нет и что это противник. Но, видимо, они уже упустили момент и "Метеоры" скрылись. Вот на них мы вскоре и наткнулись. Их было 2 шестёрки.

Лётчики "Метеоров" также нас обнаружили и встали в оборонительный круг, как наши Ил-2 в годы Великой Отечественной войны. Я атаковал одного из "Метеоров" атакой снизу с превышением и, ударив по нему с дистанции 400 метров, выбил его из круга. Оборонительный круг сразу распался, и "Метеоры" тут же стали выходить из боя.

Я не видел, упал ли обстрелянный мною "Метеор" на землю, как и не видел, что он горел. Я наблюдал только, что после моей очереди он задымил и, клюнув носом, пошёл к земле. Далее за ним не было времени наблюдать, так как обстановка не позволяла сделать это".

Английский истребитель 'Метеор Mk.8'

В этом бою с "Метеорами" из 26 участвующих в бою наших лётчиков огонь вели только майор Г. И. Пулов и старший лейтенант Н. В. Сутягин. Их ведомые оторвались при маневре перед атакой от своих ведущих и не прикрыли их атаку. Эскадрильи капитанов Щербакова и Пономарёва имели недостаточную осмотрительность, потеряли командира группы, что привело к отсутствию взаимодействия между эскадрильями.

Бой был оценён как неудачный и безактивный, хотя Пулов и Сутягин сбили по самолёту противника без своих потерь. Этот воздушный бой был тщательно разобран с лётным составом. Командир полка майор Г. И. Пулов потребовал от лётчиков осмотрительности и активности в бою.

Следует заметить, что Леонид Крылов и Юрий Терсупкаев в своей статье "Метеоры" в Корее" в журнале "Авиация" 1999, № 1 - 2, основываясь на австралийских источниках, дают несколько другое описание этого боя МиГ-15 с "Метеорами". Так, они утверждают, что в бою 25 августа австралийцы потерь не имели вовсе и только через 3 дня австралийцы понесли свою первую потерю от МиГ-15.

31 августа полк выполнил 3 боевых вылета, 2 из них - полковых. В 3-м боевом вылете в 17:02 полк в составе 26 экипажей вёл командир дивизии генерал Г. А. Лобов. Он возглавлял шестёрку в ударной группе 1-й АЭ, которая взлетела первой. Звено старшего лейтенанта Н. В. Сутягина находилось в группе прикрытия. 2-я и 3-я АЭ под командованием майора Г. И. Пулова взлетела на 7 минут позже. В бою с истребителями - штурмовиками было сбито 4 F-80 без потерь с нашей стороны. По одному самолёту противника сбили генерал Г. А. Лобов, майор Г. И. Пулов, капитан М. С. Пономарёв и лейтенант А. Т. Божко.

С 1 сентября командир 17-го ИАП майор Г. И. Пулов поменял расстановку сил в боевом порядке: сам стал летать во главе 2-й АЭ, которую сделал ведущей ударной группы. Это повлияло на результативность подразделений - по числу сбитых в сентябре вперед вышли 2-я и 3-я эскадрильи, одержавшие 5 и 4 победы соответственно. 1-я АЭ, выполняя роль группы прикрытия, сбила 3 самолёта, и 4 самолёта было записано на управление полка.

2 сентября погода улучшилась, что позволило лётчикам дивизии вновь вылетать на боевые задания. Только лётчики 17-го ИАП совершили в этот день 3 боевых вылета и провели 2 воздушных боя. Наиболее ожесточённым было сражение, которое разыгралось во 2-м вылете в 10 часов утра. В 9:58 по данным РТС в районе 20 км южнее Дзюнсен на высоте 7000 - 9000 метров была обнаружена группа бомбардировщиков противника в составе 6 В-29, прикрытых истребителями. В 10:03 по сигналу с КП дивизии были подняты в воздух 2-я и 3-я эскадрильи с задачей сковывания и уничтожения истребителей противника.

Подходя на высоте 11 000 метров к району Анею, майор Г. И. Пулов, шедший во главе 2-й АЭ, обнаружил впереди себя ниже слева на 500 метров 8 F-86, шедших в левом пеленге. Пулов приказал капитану М. Н. Щербакову прикрыть атаку, а капитану М. С. Пономарёву атаковать правое звено. Сам звеном пошёл на сближение с замыкающим звеном F-86. Противник, обнаружив наши самолёты, стал сбрасывать подвесные топливные баки, одновременно производя правый разворот. Левое звено F-86 стало уходить под строй ведущего звена. При развороте замыкающий F-86 отстал от звена. Этим и воспользовался майор Г. И. Пулов, сблизился с ним до дистанции 400 метров и открыл огонь. В результате атаки истребитель противника был сбит, что подтвердил старший лейтенант П. П. Гостюхин своим рапортом.

В целом дивизией было заявлено на этот день 9 побед, но на самом деле их могло быть меньше. По американским источникам, был сбит только один F-86 и несколько получили повреждения.

8 сентября 17-й ИАП провёл ещё один результативный бой. Группа в составе 26 экипажей под командованием майора Г. И. Пулова в 8:14 была поднята в воздух на отражение штурмового удара противника в районе Сюкусен. 1-я АЭ находилась в группе прикрытия. Облачность составляла 6 - 9 баллов, поэтому на предварительной подготовке звену старшего лейтенанта С. С. Бычкова была поставлена задача выполнять задание за облаками.

В 8:29 майор Г. И. Пулов обнаружил впереди себя слева 8 F-86, шедших на одной высоте на встречно - пересекающихся курсах. Дав команду капитану М. Н. Щербакову прикрыть атаку 2-й АЭ, а звену старшего лейтенанта С. С. Бычкова идти за облака, сам Пулов пошёл на сближение с F-86 и произвёл одну очередь по замыкающему самолёту. Очередь прошла по левой плоскости, F-86 переворотом ушёл в направлении моря. Выйдя из атаки, Пулов обнаружил ещё 2 F-86, шедших справа, которые со снижением стали уходить в южном направлении. Вследствие большой дистанции огня не вёл. Его ведомый старший лейтенант П. П. Гостюхин произвёл одну очередь по ведущему F-86, но безрезультатно.

Капитан И. Н. Морозов, находясь в звене майора Г. И. Пулова, перешёл на сближение со второй парой "Себров", последние стали выполнять вираж с набором высоты. Морозов, выполнив 3 косые петли, зашёл в хвост F-86 и, сблизившись до дистанции 600 - 500 метров, в пикировании с углом до 30° произвёл 3 длинные очереди, после чего боевым разворотом влево вышел из атаки и взял курс на свой аэродром. Его ведомый лейтенант Б. А. Корданов вёл огонь по ведомому F-86.

Старший лейтенант С. С. Бычков, следуя в эскадрилье прикрытия, получил приказание пробить облака и за облаками следовать в район боя. Выйдя за облака 3 самолётами, капитан Б. В. Масленников, старшие лейтенанты Н. Н. Крамаренко и А. С. Широков оторвались при пробивании облачности. Старший лейтенант Бычков обнаружил впереди справа выше на пересекающихся курсах 16 F-86, следовавших в остром пеленге с дистанцией между группами 1,5 - 2 км. Бычков передал Пулову об обнаружении противника, а сам, набрав 12 000 метров левым разворотом со снижением перешёл на сближение с замыкающим звеном. Сблизившись до дистанции 600 метров, Бычков открыл прицельный огонь. После 3-й очереди самолёт противника загорелся и с левым разворотом со снижением пошёл под облачность.

Из первой восьмёрки F-86, заметив, что их атакуют, отделилась одна пара и пошла на сближение с Бычковым. Старший лейтенант Н. Я. Перепёлкин, заметив F-86, передал об этом своему ведущему Бычкову, и тот резким боевым правым разворотом вышел из атаки. Оказавшись с превышением над противником, Бычков звеном вторично идёт на сближение, но F-86, видя невыгодное положение, уходят со снижением под облачность.

В этом воздушном бою наши истребители первыми атаковали противника. Старший лейтенант С. С. Бычков 3-мя самолётами связал боем 16 F-86. В результате проведённого боя сбито 2 самолёта F-86 и 1 подбит. Самолёты сбили: старший лейтенант С. С. Бычков и капитан И. Н. Морозов. Один самолёт противника подбил майор Г. И. Пулов. Но по результатам фотоконтроля победа была засчитана только старшему лейтенанту С. С. Бычкову. Он сбил в этом бою 1-го лейтенанта Томсона из состава 335-й эскадрильи 4-го ИАКр ВВС США, которому удалось довести свой F-86A  ( № 49-1323 )  до моря, где он катапультировался и был подобран поисково - спасательной службой.

11 сентября в первом воздушном бою 24 МиГ-15 под командованием майора Г. И. Пулова были направлены на отражение бомбардировочного удара 12 В-29, прикрытых большими силами истребительной авиации. Были сбиты 3 F-84 - 2 капитаном М. С. Пономарёвым и 1 - старшим лейтенантом Н. С. Волковым. Один F-84 подбил майор Г. И. Пулов.

Рассказывает Григорий Иванович Пулов:

"Миша Пономарёв постоянно просил у меня разрешения направлять его на штурмовики, так как он на них специализировался и удачно с ними вёл бои. В одном таком бою пара F-84, делая маневр "ножницы", столкнулись друг с другом в воздухе при атаке по ним самолёта Пономарёва, ещё одного F-84 Пономарёв в тот же день сбил огнём из пушек своего "МиГа". Прилетев на аэродром, он спросил у меня, записывать эти 2 столкнувшихся самолёта противника на счёт его эскадрильи или нет ?   Я ответил, что это его заслуга и все 3 F-84 будут записаны на его личный счёт".

В тот же день, во 2-м воздушном бою 26 МиГ-15 с 8 F-84 в районе Дзюнсен, полковую группу возглавлял заместитель командира дивизии подполковник А. С. Куманичкин, который сбил один F-84. Капитан М. С. Пономарёв вёл звено прикрытия и также сбил один F-84. Таким образом, Пономарёв в один день увеличил свой боевой счёт сразу на 3 самолёта противника и стал 2-м асом в составе 17-го ИАП. Его ведомый лейтенант А. Т. Божко также подбил F-84, но был сам сбит уже при возвращении на свой аэродром, предположительно огнём зенитной артиллерии Корейской народной армии. Божко удачно катапультировался и приземлился в районе Киган, 15 км восточнее Сейсен. Вернулся в часть 13 сентября 1951 года.

27 Сентября в утреннем сражении отличился командир 17-го ИАП майор Г. И. Пулов. В 9 часов 8 минут в устье реки Сен - Сенко группа в составе 26 экипажей выполнила правый разворот на 180°. Выйдя из разворота, Пулов обнаружил 10 F-84, шедших ниже справа на встречно - пересекающихся курсах в боевом порядке "колонна звеньев" на высоте 4000 метров. Пулов подал команду Щербакову и Пономарёву: "Прикрыть бой, я иду на сближение". Группа Пулова начала выполнять правый разворот на F-84. Первое звено F-84 энергичным разворотом вправо зашло в хвост паре капитана Артемченко и открыло по нему огонь. Артемченко, выполняя правый боевой разворот, вышел из-под удара. Майор Пулов правым разворотом зашёл в хвост атакующему звену F-84 и стал сближаться с замыкающим "Тандерджетом". Сблизившись до дистанции 500 метров, он открыл огонь, произведя длинную очередь, в результате которой самолёт загорёлся. В момент выхода из атаки влево вверх пара F-84 с задней полусферы сближалась с Пуловым. Его ведомый старший лейтенант Мирошниченко обнаружил эту пару "Тандерджетов" и отразил их атаку.

1 октября наземные войска противника на Восточном, Центральном и частично Западном участках фронта при поддержке авиации и кораблей морского флота начали наступательные действия. Ценой больших потерь в живой силе и технике противнику удалось в течение месяца продвинуться на отдельных участках фронта от 5 до 20 км.

Боевая задача части в Октябре заключалась в прикрытии железнодорожного моста через реку Ялуцзян, электростанции в Сиодзио, а также в охране аэродромной сети в районах Кайсен, Тэйсю, Анею от блокировки авиацией противника.

С 1 октября майор Г. И. Пулов вновь поменял расстановку сил в боевом порядке полка: теперь он сделал ведущей ударной группы 3-ю эскадрилью, в составе которой он и стал вылетать на боевые задания в паре с капитаном В. А. Благовым. Самой результативной в тех боях наконец-то стала 3-я эскадрилья, которая за октябрь сбила 15 самолётов, 1-я АЭ сбила 7 самолётов, 2-я АЭ - 3 и управление полка - 5.

Октябрьские бои начались с потери: 2 октября погиб капитан И. Н. Морозов - командир звена из 2-й АЭ. В тот день в 14:53 полковая группа в составе 24 МиГ-15 под командованием майора Г. И. Пулова, который вёл 3-ю АЭ, выполняла 2-й боевой вылет на перехват истребителей противника. Ведомым у Пулова должен был быть старший лейтенант Н. Мирошниченко, но тот при взлёте по каким-то причинам отстал. Ведомым к Пулову пристроился Морозов, а его ведомый старший лейтенант Б. А. Корданов взлетел позже со старшим лейтенантом Н. Ф. Мирошниченко уже после взлёта 18-го ГвИАП, который взлетал следом.

Следуя на высоте 7000 метров, в районе Тэйсю майор Г. И. Пулов ниже себя слева на встречных курсах обнаружил 13 F-84, следовавших в боевом порядке "колонна звеньев". Пулов подал команду: "Второй и третьей АЭ в колонне пар атаковать противника. Первой АЭ прикрыть бой", - сам левым боевым разворотом со снижением пошёл на сближение с F-84. На высоте 5000 метров, выполнив левый разворот, Пулов с ведомым капитаном И. Н. Морозовым сблизились на дистанцию 500 - 600 метров с парой F-84. Одновременно открыли огонь, после чего правым разворотом с последующим переходом в левый разворот перешли на сближение со второй парой F-84. В этот момент Морозов, заметив сзади атакующую пару F-86, передал по радио Пулову: "Делайте влево боевой разворот". Затем Морозов, оторвавшись от Пулова, стал сам выполнять левый разворот. "Сейбры", сблизившись на дистанцию 100 - 200 метров, открыли огонь по самолёту Морозова. В результате атаки "МиГ" загорелся, затем резко с правым креном пошёл вверх, после чего перешёл в пикирование с углом 70 - 80°.

Капитан Н. П. Мишакин с ведомым старшим лейтенантом А. А. Комаровым, обнаружив пару F-86, атакующую Морозова, перешли на неё в атаку. Но было уже поздно: противник вышел из атаки и был потерян из виду. Капитан Н. П. Мишакин пристроился ведомым к командиру полка, и они продолжили вести бой.

Место падения самолёта капитана И. Н. Морозова - 5 км северо - восточнее Ододо, что в 24 км северо - восточнее Сенсена. Гибель опытного лётчика была обусловлена нештатной ситуацией, когда ему пришлось занять место ведомого. При этом, видимо, сказалась его неслётанность с ведущим. Самолёт Пулова получил в бою одну пробоину в левую плоскость, но не потерял управления и долетел до своего аэродрома. Часть свою задачу выполнила, хоть и дорогой ценой - Иван Николаевич Морозов попал под удар пилотов "Сейбров" из 334-й АЭ, которые в этот день записали 3 победы над "МиГами".

Американский истребитель F-86E

В этом вылете полку пришлось вести бой с 30 F-84 и 16 F-86, майором Г. И. Пуловым был сбит один F-84. Однако эта победа Григорию Пулову не была засчитана, так как не было подтверждения от властей КНДР. Кроме этого, лётчики 17-го ИАП в этот день сбили также 2 штурмовика F-80. Отличилась пара старших лейтенантов Волков - Николаев из состава 3-й АЭ. Скорее всего, именно эта пара сбила в тот день самолёт - разведчик RF-80A  ( № 45-8472 ). Его пилот 1-й лейтенант Брюс Свини  ( Вrucе Sweney )  погиб.

В октябре пилоты американской 4-й ИАГ начали пересаживаться на только что прибывшие в Корею новую версию "Сейбра" - F-86Е. Тогда же в Корею прибыли ещё 75 самолётов F-86Е, которые получила 51-я ИАГ. Эта авиагруппа дислоцировалась на авиабазе К-13 в Сувоне и летала до этого на F-80С. Так что к декабрю 1951 года, когда данная авиагруппа достигла полной боевой готовности, состав истребителей F-86 в небе Кореи увеличился вдвое.

Штаб 303-й дивизии по-прежнему уделял пристальное внимание учёту сбитых самолётов. 5 октября майор Г. И. Пулов получил выговор "за формальное составление донесений" с описанием проведённых полком воздушных боёв. А ведь в этот день Пулов отличился в первом вылете, когда в воздушном бою сбил один F-86.

В 9:51 часть в составе 20 экипажей была поднята в воздух по команде с КП дивизии и направлена в район Анею с задачей по отражению штурмового удара противника. 3-я и 1-я АЭ составляли ударную группу боевого порядка, а 2-я АЭ находилась в группе прикрытия. Следуя с набором высоты во главе 3-го подразделения, в 10:20 на высоте 9000 метров Пулов обнаружил до 10 F-86 из истребительного заслона противника, следовавших выше на 500 метров впереди слева в боевом порядке "колонна пар". Оценив воздушную обстановку, Пулов принял решение атаковать противника и начал выполнять левый разворот в направлении группы "Сейбров". Обнаружив наши самолёты, первые 2 пары истребителей противника перестроились в правый пеленг звена и начали выполнять правый разворот. Следовавшая сзади пара F-86 начала спиралью уходить вниз.

Майор Г. И. Пулов с ведомым капитаном В. А. Благовым левым разворотом со снижением начали сближаться с парой F-86. Сблизившись на дистанцию 500 метров, Пулов произвёл 3 очереди по ведомому пары противника. В момент ведения огня Пуловым его пара была атакована сзади слева сверху парой F-86. Заметив атаку истребителей противника, ведомый Благов с левой стороны перешёл на правую по отношению к своему ведущему, после чего левым доворотом отбил атаку пары F-86. "Сейбры" левым переворотом ушли в направлении моря. В момент ведения огня Пуловым, Благов наблюдал попадание снарядов в атакуемый самолёт.

В результате этого боя майором Г. И. Пуловым был сбит один "Сейбр" и один подбит. Однако часть свою задачу не выполнила - она не смогла пробиться к штурмовикам противника, будучи связанной боем с превосходящими силами истребителей заслона. На самолёт, сбитый Пуловым, было получено подтверждение наземных войск, но в дивизии эту победу ему почему-то не засчитали.

6 октября в 8:31 майор Г. И. Пулов вновь повёл группу из 22 МиГ-15 на отражение налёта штурмовиков, прикрытых истребителями. В воздушном бою Пулову удалось сбить один F-86. Ещё по одному "Сейбру" сбили капитан Н. П. Мишакин и старший лейтенант А. А. Комаров. Но и у нас было подбито 2 МиГ-15, оба благополучно вернулись на свой аэродром.

22 октября группа прикрытия капитана С. С. Артемченко не выполнила свою задачу прикрытия действий ударной группы, потеряв её из поля зрения, и по своей инициативе Артемченко безуспешно преследовал до Пхеньяна группу самолётов противника. Ударная группа, ведомая майором Г. И. Пуловым, в составе 8 самолётов атаковала 16 "Шутов" на высоте 2000 - 4000 метров. В группе Пулова при резком снижении у его ведомого - капитана В. А. Благова - запотел фонарь, и тот вышел из боя. После атаки Пулов, зная о том, что у него нет ведомого, также вышел из боя. Майор Г. И. Пулов был подбит, его самолёт получил 12 пулевых пробоин в плоскости, фюзеляж и двигатель. Но и на этот раз ему удалось благополучно посадить самолёт на свой аэродром. Его "МиГ", по свидетельству очевидцев, был в довольно жалком состоянии.

Сам Григорий Иванович Пулов так рассказывает об этом бое:

"В бою я повредил одного штурмовика на малой высоте, но в ходе боя остался парой со своим ведомым Широковым. Когда возвращались парой домой, к нам присоединилось звено Благова. Сверху была размытая облачность, а мы летели ниже облаков. Вот из этих облаков, не замеченный никем, выскочил "Сейбр" и, подойдя снизу к моему самолёту, под ракурсом 0/4, ударил по мне. Тут же ведомый запоздало крикнул мне по радио: "Крути влево". Я сделал резкий разворот влево с уходом вниз. Посчитав, видимо, что мой самолёт сбит, "Сейбры"  ( а их было около звена )  взялись за моего ведомого Сашу Широкова. У моего самолёта были выбиты 8 лопаток турбины, и обороты двигателя резко упали, но, несмотря на это, двигатель тянул, да и аэродром был рядом, и я благополучно дотянул до аэродрома и сел. В моём самолёте оказалось больше 10 пробоин, и его отправили на капитальный ремонт, а я получил новый самолёт.

Был подбит и самолёт Широкова в этом же бою, а сам он был легко ранен осколками разлетевшегося остекления фонаря кабины в лицо. "Сейбры", видимо, и его посчитали сбитым и оставили его в покое. Поэтому Саша Широков не стал катапультироваться и благополучно сел на своем аэродроме. Его самолёт наши техники вскоре восстановили.

Звено Благова от боя с "Сейбрами" уклонилось, и на помощь нам не пришло. Я после посадки стал выяснять, почему он не пришёл к нам на помощь, на что Благов сказал, что не видел противника. Я ему не поверил и временно отстранил его от командования звеном. На некоторое время перевёл его в ведомые, чтобы он на своей "шкуре" понял, как тяжело ведомому в бою".

События сражения 26 октября развивались следующим образом: где-то в 14:30 посты РТС засекли большую группу самолётов противника в районе Циннампо - всего около 50 машин. По тревоге в 14:36 с аэродрома были подняты на перехват 22 экипажа 17-го ИАП под командованием майора Г. И. Пулова. После набора высоты 5000 метров часть в боевом порядке "змейка подразделений" последовала в район Анею. Следуя на высоте 7000 метров в районе Анею, Пулов заметил слева внизу с курсом на запад 4 F-80. Пулов выполнил разворот влево со снижением, затем вправо, пошёл на сближение с F-80 и с дистанции 500 метров открыл огонь сзади слева по ведомому пары F-80. Выйдя из атаки, Пулов сделал правый полупереворот и вновь атаковал ведомого этой пары F-80, после чего тот загорелся и стал падать. Остальные "Шутинг Стары" вышли в море, и далее их уже нельзя было преследовать. После этого звено Пулова пошло на свой аэродром...

Первая серьёзная встреча противников в новом 1952 году состоялась 6 января. В ней участвовали группы "МиГов" из всех 5 полков обеих дивизий корпуса, подходивших к району боя по мере нарастания сил с обеих сторон. От каждого полка выделялась группа от 12 до 18 самолётов, все боеготовые экипажи из состава полков 303-й и 324-й ИАД. Противником наших лётчиков в этом сражении были лётчики 51-го ИАКР, представленные двумя эскадрильями: 16-й и 25-й АЭ в общем количестве 50 машин.

Первыми в бой вступили 2 группы "МиГов" из 18-го Гвардейского ИАП и 17-го ИАП, обнаружив большую группу "Сейбров", летевших восьмёрками в район Ансю. В ходе воздушного боя к месту сражения подошли ещё 2 группы "МиГов" из состава 196-го ИАП и 176-го Гвардейского ИАП, которые завершили начатое лётчиками 303-й ИАД сражение.

Особо отличились в этом утреннем сражении лётчики 17-го ИАП, которые заявили о 6 сбитых и 2 подбитых "Сейбрах" в одном сражении, причём 2 "Сейбра" в одном бою сбил капитан Н. В. Сутягин. По одной победе одержали подполковник Г. И. Пулов, старший лейтенант В. Ф. Шулев, капитан С. С. Бычков, старший лейтенант Н. Н. Крамаренко и другие. Лётчики 196-го полка в этом утреннем сражении сбили также один "Сейбр" - отличился командир полка полковник Е. Г. Пепеляев.

Во втором сражении дня участвовали только лётчики 324-й дивизии: 20 "МиГов" 176-го полка и 16 "МиГов" 196-го полка в районе Ансю провели успешный бой с группой из 36 F-86, в котором старший лейтенант А. П. Гоголев сбил F-86, упавший в районе Сяренкан.

3 февраля 1952 года в период 13:10 - 13:20 лётчики 17-го полка под командованием подполковника Г. И. Пулова был проведён удачный бой с группой из 24 F-86, в котором командиром полка был сбит один "Сейбр". Это был F-86А с № 49-1223 из состава 335-й АЭ - его пилот Чарльз Спат попал в плен.

Лётчик, старший летчик, командир звена, заместитель командира эскадрильи, комэск. Затем командир полка, соединения. Генерал - майор авиации.

Да, много воды с тех пор утекло !   Вон и Кострому нынче с воздуха не узнать !   Через Волгу перекинулся автопешеходный мост. Выросли многоэтажные дома, новые микрорайоны.

Вспоминаются прошлые годы. Вон там проводили учебные полёты курсанты аэроклуба. Там вон стояли готовые к взлёту самолёты. А этот прошедший сейчас ветеран с несколькими рядами орденских планок - не твой ли бывший питомец или офицер - сослуживец ?

Воинские заслуги Григория Ивановича отмечены 16 наградами. Среди них - "Золотая Звезда" Героя Советского Союза, ордена Ленина, Красного Знамени, "Отечественной войны" 1-й степени, Красной Звезды...

Две войны прошёл военный лётчик Григорий Пулов  ( кроме Великой Отечественной ему довелось сражаться и в небе Кореи ), 9 вражеских самолётов сбил лично и ещё 103 на счету части, которой он умело командовал. За его плечами - Военная академия, полёты на реактивных сверхзвуковых истребителях, служба в войсках на различных командных должностях.

*     *     *

Из воспоминаний Григория Ивановича Пулова.

Родился я 18 января 1918 года в селе Подолец Юрьев - Польского района Владимирской области. У родителей наших было 7 детей. Я по счёту был 5-м. С 11 - 12 лет нас приучали к посильному физическому труду: к домашнему хозяйству и полевым работам. Семья жила небогато. Приходилось большей частью ходить в лыковой обуви. Сплетёшь сам себе лапти - и ходи, топай: обувка недорогая. Да и учиться нам было не по средствам. Приходилось идти рано работать, чтобы зря хлеб родительский не есть. В ту пору главной задачей было - учиться и учиться. Потому открылось много педагогических техникумов. Я учился в Юрьев - Польском, а потом Владимирском педтехникумах. Потом один год работал учителем начальной школы. Да ещё полгода - в неполной средней школе учителем географии. И мечтал над своими школьными картами о дальних, неведомых краях.

Геройские подвиги лётчика Валерия Чкалова и призыв комсомола "Молодёжь, на самолёты !" пробудили во мне такие мысли и чувства, которых я прежде не знал, не ведал. Словом, в 1937 году я поступил во Владимирский аэроклуб и в том же году закончил его. А в 1938 году закончил Херсонское авиационное училище по подготовке лётчиков - инструкторов для аэроклубов ОСОАВИАХИМа. В основном лётную подготовку мы проходили, что называется, с инструкторского сиденья. Летали на самолётах У-2 и УТ-2 днём и ночью. Я был прилежен в учёбе, за что командование школы дважды поощряло меня денежной премией. Но главное  ( хотя деньгам в нашей семье поневоле вели строгий учёт ), мне было интересно учиться, интересно летать.

После окончания школы мне было присвоено воинское звание "Младший лейтенант запаса". Я гордился своим званием, потому что заслужить его было нелегко: учёба трудная, и отсев у нас среди курсантов был немалый - по здоровью, за проступки. И физических сил нужно было много, и воля требовалась железная.

Забегая вперёд, скажу: с 1939 года по март 1942 года я проработал в Костромском аэроклубе инструктором - лётчиком. Жизнь моя вроде была уже обустроена неплохо, если не считать тяжкого для всех военного времени и моих долгих, бесплодных попыток попасть на фронт. Но нас, лётчиков - инструкторов, обучавших молодёжь, крепко держали "на броне".

Подготовил я за эти годы более 50 лётчиков первоначального обучения. Общий налёт в аэроклубе, на учебных самолётах составил у меня 263 часа. При командирских полётах летом, в закрытой кабине, в облаках и ночью - на самолётах По-2 общий налёт был 71 час.

А где-то далеко шла кровопролитная Отечественная война. Немецкие лётчики были вблизи Москвы. Понеся большие потери в ходе своих дневных бомбовых ударов по Москве, они отказались от дневных боевых действий и перешли к ночным налетам на стратегические объекты нашей страны. С северо - западного направления такими стратегическими объектами были город Рыбинск  ( там находился моторостроительный авиационный завод и каскад Верхне - Волжской ГЭС )  и город Ярославль с его знаменитым шинным заводом. По этим объектам фашистская бомбардировочная авиация наносила неоднократные ночные удары. Но и мы, советские лётчики, умели летать ночью. В июле 1942 года я наконец попал в действующую армию.

В ночных условиях лётчиками нашей авиаэскадрильи было уничтожено 2 бомбардировщика. Один из них был уничтожен воздушным тараном, причём на нашем самолёте находилось 7 человек: 6 - в экипаже, женщина-корреспондент, да ещё взятая кем-то "на счастье" собака. Этот героический таран выполнил в ночь на 21 июня 1943 года старший сержант И. Ф. Ушкалов.

В апреле 1943 года я был назначен командиром эскадрильи. К этому времени лётный состав был полностью подготовлен к боевым действиям ночью. Весной 1944 года 959-й истребительный авиаполк был переброшен на Западный фронт и действовал по прикрытию железнодорожного узла города Смоленска, через который шла интенсивная передислокация наших войск перед стратегической операцией "Багратион" - для освобождения Белоруссии.

При отражении ночных бомбардировочных ударов авиации по железнодорожному узлу Смоленска лётчиками нашей эскадрильи было уничтожено 2 бомбардировщика немцев. Лично я сбил один самолёт "Хейнкель-111".

Да, количество сбитых самолётов у нас пока было небольшое. Но противник летал на бомбёжку в ночное время, и это затрудняло поиск. Радиолокационное обеспечение в то время было слабое. Как правило, поиск проводился визуально, при лунном освещении. Лунная, ясная ночь - это было счастье для нашего лётчика и несчастье для экипажа вражеского бомбардировщика.

При обнаружении бомбардировщика сближение с ним проводили с тёмной стороны луны. На расстоянии до 50 метров открывали залповый прицельный огонь из 4-х пушек, после чего самолёт противника горящим факелом падал на нашу землю. Словом, исхитрялись как могли. "Голыми руками врага берём", - шутили мои ребята.

Неоднократно приходилось мне, составом своей эскадрильи, прикрывать наши транспортные Ли-2. То были самолёты "особой важности", которые следовали к линии фронта, на малой высоте - в район Орши, Витебска, Минска и других "горячих точек" на фронте.

В Великую Отечественную войну я произвёл более 100 боевых вылетов.

В марте 1945 года я был направлен учиться в Краснознамённую Военно - Воздушную академию на командный факультет. В 1949 году закончил Академию и был направлен для прохождения дальнейшей службы в 523-й истребительный авиаполк на должность заместителя командира. Полк переучивался на самолёты МиГ-15.

25 июня 1950 года началась локальная война в Корее. 523-й истребительный авиаполк в составе 303-й ИАД по тревоге скрытно перебазировался на Дальний Восток для прикрытия объектов Приморского края...

По решению правительства в феврале 1951 года мы перебазировались в Китай для участия в боевых действиях по прикрытию объектов Северной Кореи от штурмовых и бомбардировочных ударов американской авиации. Вон куда занесла американских вояк мечта о "мировом господстве" - за океан !

В воинском звании капитана я был назначен командиром 17-го истребительного авиаполка 303-й истребительной авиадивизии 64-го истребительного авиакорпуса. Лётный состав в большинстве своем был молодой - люди, которые добровольно дали согласие на участие в интернациональной закрытой войне. И оснащены они были в научно - техническом отношении гораздо лучше, чем мы в их возрасте, так бурно развивался в эти годы научно - технический прогресс.

Однако при всём этом от работы с личным составом никуда не уйдёшь. Пришлось проводить большую моральную подготовку. Я объяснился сразу: я всегда буду вместе с вами, в боевых вылетах - выполнять поставленные перед вами задачи. И как правило, делал это на практике: дал слово - держись !

Г.И.Пулов.

При каждом массированном налёте я участвовал в воздушных боях. Лётчики окрылились в этих схватках. Стали настоящими воздушными бойцами. Как правило, нам приходилось воевать при численном превосходстве с американской стороны в 2 - 2,5 раза.

Это была первая для нас и притом очень ожесточённая война на реактивных самолётах. С нашей стороны воевали главным образом МиГ-15бис, с американской - самолёты F-86 "Сейбр", F-84, F-80 и бомбардировщики B-29. Воздушные бои проходили на скоростях 1000 км/час и более, с большими перегрузками. Вскоре господство в воздухе американской авиацией было утрачено.

За 10 месяцев войны я сделал около 120 боевых вылетов и лично сбил 8 американских самолётов. Полком, которым я командовал, уничтожено 103 американских самолёта.

Как значилось в Указе, "...за образцовое выполнение служебного долга, за мужество и героизм" мне 22 апреля 1952 года было присвоено звание Героя Советского Союза, а также досрочно - воинское звание "Майор", а затем - "Подполковник".

И ещё некоторым моим однополчанам было присвоено звание Героя Советского Союза, а подавляющее большинство наших товарищей получили ордена.




Дополнительная информация о Г. И. Пулове.

Информация о Г. И. Пулове на сайте "Асы Корейской войны".

Возврат

Н а з а д



Главная |  |  | Источники | 

    -->      © AirFighters.RU