Главная | Источники | 

Крылатые витязи.

Есть у замечательного русского поэта Александра Твардовского жизненно точные стихи:

Нет героев от рожденья,
Они рождаются в боях.

За почти 30-летнюю жизнь в авиации мне часто приходилось наблюдать, как к смелым, вооружённым знаниями авиаторам быстро приходит в бою опыт и как всё это, скреплённое пониманием благородных целей борьбы, приводит к подвигу, рождает героя. Так было в небе Испании, где я водил в бой зведо и группу. Так было и в годы Великой Отечественной войны, когда мне довелось командовать на Западном фронте эскадрильей, а затем 127-м Краснознамённым Варшавским авиационным полком на Ленинградском и Волховском фронтах.

Конечно, подвиг рождается в воздушном поединке с врагом. И всё же составная часть его закладывается если и не от рождения, то с юношеских и даже детских лет. Все мы стремились хоть капельку быть похожими на великого лётчика Валерия Чкалова.

Это небольшое отступление от темы своего рассказа я делаю потому, что в наши дни, когда мы располагаем богатейшим опытом воздушных сражений и воспоминаниями выдающихся лётчиков о днях минувшей войны, не грех и напомнить о чкаловской традиции. Мы учились у Чкалова виртуозности полёта, исключительному хладнокровию в критических ситуациях и железному закону: поставленную задачу выполни любой ценой, коль нельзя иначе - ценой жизни.

Этому закону последовали два командира эскадрилий нашего полка - Филипп Зоц и Лука Муравицкий. Их обоих в своё время привёл в аэроклуб пример Чкалова. Первый погиб, пpecледyя вражеские самолёты, мешавшие штурмовой атаке товарищей, второй - прикрывая воздушные карабли с продовольствием на борту дл осаждённого Ленинграда.

На традициях высокой боевой активности были воспитаны и 7 других героев, о которых пойдёт речь ниже. Было это в начале весны 1942 года. Наши войска вели наступательные бои против Любанско - Чудовской группировки противника. Части 54-й армии прорвали фронт вражеской обороны западнее поселка Кириши и продвинулись на 20 километров. Передовые части 2-й Ударной армии, захватив большой лесисто - болотистый район между железными дорогами Чудово - Новгород и Ленинград - Новгород, вышли на ближние подступы к Любани.

Чтобы не допустить окружения Чудовской группировки, немецкое командование перебросило на свой северный фланг в первой половине 1942 года 6 дивизий и 1 бригаду из Германии, Франции и Дании, стянуло сюда крупные силы авиации. Немецкие лётчики усилили налёты по войскам 54-й армии. Нашему 127-му истребительному авиационному полку был отдан приказ на прикрытие частей этой армии.

Каждый вылет истребителей на охрану бомбардировщиков и прикрытие наземных войск сопровождался ожесточёнными воздушными боями. Лётчики полка были достаточно опытными. Уже в первые дни войны под Гродно в воздушных схватках они сбили 18 самолётов противника и подбили 25, затем участвовали в боях за Смоленск и Ельню, успешно защищали от атак фашистских истребителей караваны транспортных самолётов воздушного моста под Ленинградом.

Для выполнения важных разведывательных полётов в полк прилетел самолёт Ар-2. 20 марта 1942 года он поднялся в воздух на разведку расположения войск противника за линией фронта. Обеспечение боевого вылета разведчика было поручено 5 лётчикам - истребителям - пилотам Ивану Сергеевичу Белову, Константину Михайловичу Трещеву, Александру Петровичу Савченко, Владимиру Антоновичу Плавскому и Петру Романовичу Бондарцу. Возглавлял группу Белов.

Первая часть полёта прошла успешно, без осложнений. Разведчик проник в расположение противника, произвёл фотографирование военных объектов согласно поставленной задаче и развернулся на обратный курс. Теперь оставалось важные данные своевременно доставить командованию.

Самолёт Ар-2.

При подходе к линии фронта на высоте 4000 метров показались 2 фашистских истребителя Ме-109F. Имея преимущество в высоте, они перешли в атаку на разведчик Ар-2. Ударная пруппа наших истребителей преградила путь атакующим. Это были бесстрашные воздушные бойцы Савченко и Трещев, которые имели на своём счету по нескольку сбитых самолётов противника. Завязался воздушный бой. Вскоре появилась ещё пара "Мессеров", также пытавшаяся атаковать самолёт - разведчик. Эту пару перехватили лётчики Белов и Плавский. А лейтенант Бондарец продолжал охранять Ар-2.

Наши лётчики вели навязанный противником воздушный бой, но ни на минуту не забывали о выполнении основной дадачи - защите подопечного разведчика и сопровождении его до своего аэродрома. Это сковало свободу действий истребителей прикрытия. Маневрируя, наши лётчики старались выиграть время. В моменты, когда Ме-109 шли в атаку на разведчика, лётчики энергично разворачивались и переходили в лобовую атаку. Фашистские лётчики лобовой атаки не принимали и обычно уходили в сторону солнца. Этим пользовались наши лётчики и всё ближе оттягивали воздушный бой к линии фронта. С таким же искусством и хладнокровием действовала и другая наша пара истребителей.

Тем временем Ар-2 беспрепятственно пересёк линию фронта и вскоре благополучно произвёл посадку. Боевое задание было выполнено. Теперь наши истребители получили возможность рассчитаться с фашистами. Савченко заметил вражеский бомбардировщик Ju-88. Лейтенант решительно ринулся на него. Теперь уже "Мессеры" вынуждены были защищать свой бомбардировщик. В тот момент ярко проявилась взаимная помощь в бою, которая являлась характерной чертой в боевых действиях советских лётчиков. Когда Савченко атаковал "Юнкерс", Трещев прикрыл товарища от атак фашистских истребителей, затем они поменялись ролями. После нескольких очередных атак Ju-88 загорелся и стал падать.

Белов и Плавский тоже действовали искусно. Вот один Ме-109 перешёл, в атаку на Плавского, но Белов был начеку. Незамедлительно бросил истребитель на "Мессер". Фашистский лётчик заметил это и попытался уйти от нависшей угрозы, но было поздно. Неотразимый удар Белова стал для него роковым.

Так, полосуя небо свинцовыми трассами, самолёты наконец пересекли линию фронта и оказались над территорией, занятой войсками 54-й армии. Но накал воздушного боя, вопреки ожиданию, не ослаб, а, наоборот, ещё более усилился. Дело в том, что в воздухе была обнаружена вражеская группа из 9 бомбардировщиков под прикрытием 2 истребителей, пытавшаяся нанести удар по передовым позициям советских наземных войск.

- Прикрой, атакую ! - показал ведомому Белов и бросил свой самолёт наперерез противнику. Стремительным маневром они расчленили строй, сбили 2 Ju-88. Остальные бомбардировщики, беспорядочно побросав бомбы, покинули поле боя. В схватке с противником отличился и Пётр Бондарец. Он меткой очередью сразил Ме-109.

Воздушный бой длился 30 минут. В результате враг потерял 5 самолётов. Наши лётчики все благополучно вернулись на свой аэродром.

На другой день - 21 марта 1942 года полк получил новую боевую задачу: прикрыть от атак авиации противника наши наземные войска в районе Шала, Зенино, Кондуя, Погостье. Для этой цели было выделена 7 самолётов И-16. Кроме лётчиков - участников воздушного боя 20 марта в группу были включены лейтенанты Иван Иванович Петренко и Борис Александрович Горшихин.

Группа вылетела на боевое задание в 17 часов 55 минут и с набором высоты ушла в указанный район. Погода была ясной, безоблачной к благоприятствовала выполнению поставленной задачи. На высоте 1000 метров Белов увидел впереди несколько наших истребителей, вступившнх в схватку с 4 Ме-109. Он подал команду ведомым и поспешил па поддержку к нашим. В это время ведомый Петренко заметил группу бомбардировщиков противника в составе 8 Ju-88, которые намеревались нанести удар по наземным войскам.

Правильно оценив обстановку, Петренко устремился в атаку. За ним развернулись другие лётчики. Ведущий группы позаботился о прикрытии атакующих. Первым сблизившись с пикирующим Ju-88 на короткую дистанцию, Петренко дал несколько очередей по моторам и кабине. Бомбардировщик мгновенно вспыхнул и не выходя из пикирования, врезался в землю. А затем отличился лейтенант Бондарец. Он с близкого расстояния сбил Ме-109, который пытался атаковать Петренко.

Тем временем на Белова, атаковавшего "Юнкерс", сверху набросился Ме-109. Петренко моментально пришёл на выручку. "Юнкерс" был сбит, но атаки Ме-109 тоже не прошла бесследно. От его очереди оказался подбитым самолёт Белова, который вынужден был выйти из боя и взять курс на свой аэродром.

В тяжёлом воздушном поединке, длившемся всего несколько минут, наши крылатые витязи сбили 6 самолётов. Все наши лётчики вернулись на аэродром. Ведущий группы Белов получил тяжёлое ранение в ногу и всё же нашёл в себе силы посадить изрешечённый самолёт на свой аэродром.

Подвиг отважной семёрки был по достоинству оценён командованием 54-й армии и 13-й Воздушной армии. В поступившей в полк телеграмме за подписью генерал - майора авиации Рыбальченко и бригадного комиссара Иванова говорилось:

"Действия мужественной семёрки, руководствующейся суворовским правилом воевать не числом, а умением, ставлю в пример всем лётчикам Ленинградского фронта... Гордимся вашими славными делами, дорогие товарищи. Уверены, что вы и впредь своими молниеносными, острыми и разящими ударами на истребление врага будете приближать день освобождения великого города Ленина от вражеской блокады..."

Все участники того мартовского боя были награждены.

А жестокие схватки с врагом продолжались. Росли мастерство и закалка, увеличивался боевой счёт каждого из отважной семёрки. Но война есть война. Не вернулся с задания Владимир Плавский, сбивший к тому времени 9 фашистских самолётов лично и 5 в группе. Погиб под Сталинградом бесстрашный лётчик Иван Белов. Получил ранение и надолго вышел из строя Пётр Бондарец. Попал в госпиталь и Борис Горшихин.

Я упомянул лишь 9 фамилий своих боевых товарищей, рассказал лишь об одном бое этой семёрки, назвав их витязями. Так в Древней Руси называли отважных, доблестных воинов, богатырей. Правомерно ли такое имя ?   Бесспорно. Они - крылатые витязи Советской Отчизны. Я рад, что воевал с нимнк рядом, и счастлив, что знаю судьбу живых.

После окончания войны Герой Советского Союза генерал - майор К. Трещев продолжал службу в Советской Армии. Подполковник в отставке А. Савченко работал в одной из строительных организаций Ростова-на-Дону. На груди его сияла "Золотая Звезда" Героя. Полковник в отставке И. Петренко трудился в одном из Киевских институтов. В Киеве жил и работал капитан в атставке П. Бондарец. А Б. Горшихин - работал преподавателем техникума в Иванове.

( Из воспоминаний генерал - майора авиации Владимира Васильевича Пузейкина. )

Возврат

Н а з а д



Главная |  |  | Источники | 

         © AirFighters.RU