Главная | Источники | 

Золотая звезда Героя Советского Союза

Репников Николай Фёдорович

Репников Николай Фёдорович

Родился в 1914 году в городе Петрограде  ( ныне Санкт - Петербург ), в семье рабочего. Окончил 7 классов и школу ФЗУ в Петрозаводске. Работал на Онежском заводе, учился в аэроклубе, затем был лётчиком - инструктором. С 1936 года в рядах Красной Армии, призван Петрозаводским горвоенкоматом Карельской АССР.

Участник Советско - Финляндской войны 1939 - 1940 годов, в составе ВВС 9-й армии.

На фронтах Великой Отечественной войны с июня 1941 года. Командир эскадрильи 152-го истребительного авиационного полка  ( 103-я смешанная авиационная дивизия, 7-я отдельная армия, Карельский фронт )  старший лейтенант Н. Ф. Репников совершил 51 боевой вылет, в воздушных боях сбил 5 вражеских самолётов. 4 декабря 1941 года тараном уничтожил в воздухе вражеский истребитель и погиб в этом бою. Это был один из первых воздушных таранов на Карельском фронте.

22 февраля 1943 года за мужество и воинскую доблесть, проявленные в боях с врагами, посмертно удостоен звания Героя Советского Союза.

Награждён орденами: Ленина  ( дважды ), Красного Знамени.

Именем Героя названа улица в Петрозаводске и профессионально - техничесое училище № 1. На доме № 17 по улице Кирова, где он жил, установлена мемориальная доска, а в Доме культуры Онежского тракторного завода - скульптурный портрет Героя. Портрет Н. Ф. Репникова, как и всех 27-и Героев Советского Союза, - сынов и дочерей Карелии, установлен в монументальной портретной галерее, открытой в 1977 году в столице Карелии городе Петрозаводске в районе улиц Антикайнена и Красной.

*     *     *

Боевое крещение старшего лейтенанта Репникова произошло в декабре 1939 года, в первые дни Советско - Финляндской войны. Тогда молодой лётчик - истребитель разрушал укрепления, штурмовал обозы, поджигал базы горючего. Не раз, бывало, попадал под огонь вражеских зениток. Был случай, когда после приземления на его самолёте насчитали 32 пробоины. За эти бои он был награждён орденом Красного Знамени.

"Везучий же ты, Николай, - говорили ему боевые друзья. - Враг тебя боится, пуля тебя не берёт". Под везучестью, разумеется, подразумевали не слепую удачу или волю случая, а незаурядное мастерство, помноженное на личную храбрость пилота. Он постоянно изучал район действий, быстро и точно ориентировался в обстановке, на местности, выжимал из своего "ястребка" всё, что тот мог дать.

Репников никогда не удовлетворялся достигнутым. Он упорно, шаг за шагом, шёл от успеха к успеху, закреплял приобретенное, находился в том постоянном и неутомимом поиске, который позволяет глубже познавать свои возможности, совершенствовать свою профессию. Именно это помогло ему, молодому лётчику, значительно опередить своих товарищей в боевом совершенствовании, стать ведущим пары, а потом возглавить звено. В этой должности он и встретил Великую Отечественную войну, первым в полку сбил вражеский самолёт.

Произошло это так. Выполняя очередное боевое задание, звено, возглавляемое Репниковым, пересекло линию фронта и взяло курс к объекту неприятеля. Командир зорко следил за воздушной обстановкой, особенно внимательно просматривал облака, видневшиеся слева. Как и предполагал, оттуда выскочили 2 вражеских истребителя. Репников решил их атаковать. Сблизившись на короткую дистанцию, он открыл огонь. Действовал уверенно, в расчётах не ошибся. Один истребитель загорелся и пошёл к земле. А второй скрылся в облаках.

Звено, выполнив задание, возвратилось на аэродром. "Едва советские самолёты успели приземлиться на родном аэродроме, - говорилось в заметке армейской газеты, - о воздушном поединке узнал командир полка. Когда Репников явился к нему с докладом, тот спросил:

- Ну, как дела ?

- Всё в порядке, товарищ майор, - доложил Репников. - Задание выполнено. Нанесли удар по вражескому объекту. По дороге штурмовали машины с боеприпасами. Словом, вылет был удачный...

- Что же вы о своей победе не рассказываете ? - улыбнувшись, спросил Майор.

- Ну, рассказывать тут нечего. Увидел фашиста, зашёл ему в хвост и сбил...

Майор пожал руку лётчику. В формуляре полка появилась запись о первом сбитом фашистском самолёте".

Обстановка на фронте была сложной. Враг пытался захватить Беломорско - Балтийский канал. Бои на земле и в воздухе принимали всё более ожесточённый характер. Авиация противника поддерживала и прикрывала свои войска, которые, потерпев неудачу при попытке захватить канал, перегруппировались с целью нанести главный удар по северо - восточному побережью Повенецкого залива Онежского озера с последующим развитием наступления на Петрозаводском, Олонецком и Сортавальском направлениях.

Стремясь усилить поддержку наземных войск с воздуха, советское командование в конце октября 1941 года на базе частей ВВС 7-й отдельной армии и приданных авиационных полков из резерва сформировало 103-ю авиационную дивизию, призванную обеспечить южное крыло Карельского фронта. В эту дивизию вошёл 152-й истребительный авиационный полк, в котором служил старший лейтенант Репников.

Погода стояла скверная, часто дул сырой, с дождем и снегом ветер. Несмотря на такое ненастье, лётчики поднимали самолёты, летали на штурмовку и разведку, преграждали путь вражеским бомбардировщикам к нашим коммуникациям.

Так было и в тот день, когда Репников, пренебрегая опасностью, бросился наперерез "Юнкерсам", пытавшимся нанести удар по оборонительному рубежу наших войск. Они шли армадой под охраной "Мессеров". Слов нет, численное превосходство - большое преимущество в бою, но Репников придерживался другого правила: бить врага не числом, а умением.

Находившийся в стороне и на большей, чем "Юнкерсы", высоте, он отдал подчинённым необходимые распоряжения, энергично развернулся и пошёл почти в отвесное пикирование на ведущего вражеской группы. Он появился внезапно, атаковал с молниеносной быстротой, мастерски. "Юнкерс", прошитый меткой очередью, свалился на левое крыло, задымил и стал падать.

Не успел Репников выйти из атаки, как на него набросились сразу 3 неприятельских истребителя. Слева и справа промелькнули дымные трассы. Николай резко взял ручку на себя. В глазах потемнело, но лётчик справился с перегрузкой. Увязавшиеся за ним фашисты не смогли повторить такой маневр.

Заходя в очередную атаку, Николай Репников увидел "Мессера" на хвосте своего ведомого. Вот-вот он откроет огонь. Не раздумывая, командир бросился ему наперерез. "Сам погибай, а товарища выручай" - это была его нерушимая заповедь. Вот и сейчас он стремительно нёсся на вражеский самолё, несмотря на то, что находился под перекрестным огнём противника. На какое-то мгновение "Мессер" выскользнул из прицела, но он тут же поймал его в перекрестие и нажал гашетку. Попал. Но куда ?   Не понял, ибо в этот момент сам ощутил глухой удар. Самолёт словно остановился, бессильно повалившись на левое крыло.

Летчик взглянул на плоскость - рядом с кабиной зияла огромная дыра. Как теперь быть ?   Что предпринять ?   Пока мотор тянул, Репников решил набрать высоту, чтобы можно было спланировать, дотянуть до аэродрома. Под крылом проплыл лес, потом небольшая деревня. Слева показалась просека. Ещё немного - и аэродром. Николай перевёл машину в пологое снижение и стал скользить, не давая самолёту опрокинуться в штопор. Ещё немного. Теперь ручку на себя. Самолёт, чиркнув колёсами по верхушкам деревьев, коснулся земли. Пробежал, подпрыгнул раз - другой и остановился у самой кромки взлётной полосы.

Аэродром, где базировался 152-й истребительный авиаполк, был расположен неподалёку от Онежского озера. На востоке, в районе старинного городка Пудожа, в это озеро впадает речка Водла. На её крутом берегу стоял дом Репниковых. Там родился Николай, там прошло его детство. Отец Фёдор Иванович вырос в лесу и посвятил ему всю свою жизнь. Он втайне надеялся, что Николай, как и его старшие братья Анатолий и Евгений, пойдёт по лесной части, но младший нарушил семейную традицию. Он поступил в ФЗУ, получил специальность слесаря - инструментальщика и стал работать на Онежском тракторном заводе.

В принципе Николай был доволен: профессия выбрана по душе, дорога в самостоятельную жизнь определена. Он трудился добросовестно, увлекался общественной работой. Но вот страну облетела весть о легендарной челюскинской эпопее. Дерзкие перелёты советских лётчиков вызывали всеобщее восхищение. Восторгаясь подвигами первых лётчиков - героев, читая о них, Николай ловил себя на мысли, что они не какие-то особо одаренные, а обыкновенные и простые люди.

- Возьмите лётчика Водопьянова, - говорил Николай в беседе с товарищами. - Родился в бедной крестьянской семье. После Октября добровольцем пошёл в армию. Служил в дивизии воздушных кораблей, подвозил бензин к самолётам, помогал технику. Потом выдержал экзамены на бортмеханика, а спустя 3 года, окончив лётную школу, стал пилотом.

- Не думаешь ли и ты в пилоты податься ? - спросили у него.

- А почему бы и нет ? - ответил Николай.

Вскоре по заводу прошёл слух, что открывается городской аэроклуб. Эта весть взволновала Николая. В числе других ударников он был туда зачислен и начал прилежно заниматься... А потом настало время, когда Николай Репников поднял боевой истребитель в воздух.

*     *     *

Едва забрезжил рассвет нового дня - 4 декабря 1941 года, лётчики, уяснив задачу, направились к самолётам. Впереди Репников - командир. Степенный не по годам, молчаливый. Всё, что он делал, делал по-хозяйски расчётливо и основательно. Получив задание, тщательно продумывал, как лучше его выполнить, стремился применить всё то новое, что рождалось в тактике воздушного боя, сам проявлял и поощрял инициативу, творческий поиск. Он, в частности, активно выступал за то, чтобы предоставить ведомому большую свободу действий в бою. Обычно второй лётчик считался щитом ведущего, охранял в основном его хвост. От этого, по мнению Репникова, огневая мощь пары значительно снижалась. Лично он, ведя бой, нередко обменивался ролями, командовал, скажем, тому же Басову:

- Выходи вперед !   Теперь ты - командир, а я твой ведомый.

Получив такой приказ, лётчик преображался, стремился оправдать доверие.

Непосредственно в бою обучал командир своих подчинённых - Басова и Иванова. Три лётчика - звено, боевая единица. Многое их различало, но многое и объединяло. Прежде всего, каждый из них обладал замечательным достоинством - умел быть надёжным другом.

...Утро было пасмурным. Постепенно в облаках образовались разрывы, и Репников отчетливо увидел узкую ленту дороги, прорезавшую большой лесной массив.

Край озер и болот. Тут наобум не пройдёшь, а если рискнёшь, то непременно попадёшь в ловушку - застрянешь в валунах или в топи. Судя по всему, фашисты это уже испытали, а потому придерживались дорог, даже самых незначительных. Вот и сейчас неподалёку от Кяппесельги он заметил маленькие точки, которые довольно быстро стали вырастать в машины, крытые брезентом, вездеходы, тягачи с пушками, мотоциклы.

Приказав приготовиться к атаке, Репников вышел на цель и припал к прицелу. Делая один заход за другим, репниковская тройка обрушила на врага смерч огня. Уверенно действовали Басов и Иванов. Несколько фашистских машин загорелось. Другие завалились в кюветы, образовав пробку. Истребители перестроились в круг и, снижаясь почти до земли, расстреливали врага из пулемётов.

Выполнив задачу, звено развернулось в сторону аэродрома. Настроение у лётчиков было приподнятое. День начинался удачно. Вдруг из-за облаков вывалились "Мессеры". И хотя у наших лётчиков горючее было на исходе, они первыми завязали бой. Со словами "За мной, в атаку !" Репников пошёл на сближение. Верный себе, он направил самолёт на ведущего неприятельской группы. Он не думал о том, что боекомплект у всех троих на пределе. Не думал также о численном превосходстве противника. Он раз и навсегда усвоил закон боя: атакуй противника первым, атакуй и тогда, когда кончились боеприпасы, делай вид, что можешь сбить его.

Имея значительное преимущество в высоте, Репников быстро сблизился с ведущим вражеской группы. Именно его, ведущего, нужно было вывести из строя, чтобы расчленить всю группу. Так уже однажды было, когда Репников с Басовым столкнулись с 5 "Мессерами". Выбрав для цели командирский самолёт, Репников коршуном набросился на него и меткой очередью послал к земле. Басов тоже действовал мастерски, сбил один "Мессер", а остальные поспешили уйти на запад.

И вот очередная схватка. Два самолёта на бешеной скорости неслись навстречу один другому. Расстояние между ними сокращалось с молниеносной быстротой.

- Врёшь, фашист, отвернёшь, - со злостью проговорил Николай.

Тот, однако, продолжал идти взятым курсом, поливая И-16 пулемётным огнём. Поймав "Мессера" в прицел, Репников тоже нажал на гашетку, но пулемёты, дав короткую очередь, умолкли.

Неужели враг решился на таран ?   Может, сообразил, что у русского иссякли боеприпасы и он сумеет сбить его, безоружного ?   А может, надеялся на то, что у русского сдадут нервы ?

И всё-таки фашист дрогнул. Прекратив стрельбу, он сделал рывок в сторону, но этот отчаянный маневр не спас его. Репников крылом своего самолёта ударил по "Мессеру". Тот кувыркнулся, вспыхнул и полетел вниз. От сильного удара и наш И-16 потерял управление. Вывести его в нормальный полёт на такой высоте было невозможно...

В феврале 1943 года старшему лейтенанту Н. Ф. Репникову было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. Земляки свято чтут память Героя. Его скульптура установлена у Дома культуры Онежского тракторного завода, где он работал слесарем, а на фасаде дома № 21 по улице Свердлова прикреплена мемориальная доска с надписью: "В этом доме жил Герой Советского Союза Николай Фёдорович Репников. 1914 - 1941".

*     *     *

Информация, приведённыя выше, взята из книги "Герои ленинградского неба", выпущенной Ленинградским издательством в 1984 году. Однако, совсем другую информацию даёт нам журнал "Советские асы на истребителях Ленд - Лиза"  ( выпуск № 148 из серии "Война в воздухе" ). В частности, там пишется:

"С декабря 1941 года, несмотря на огромные трудности, лётчики 152-го ИАП выполнили первые боевые вылеты на английских самолётах "Харрикейн".

Практически сразу стало ясно, что стандартное вооружение истребителя явно слабовато, поэтому поначалу в каждом крыле установили по 2 х 12,7-мм пулемёта БК с боекомплектом по 100 патронов на каждый ствол. Кроме того, под каждое крыло была установлена подвеска для одной 50-кг бомбы. Сначала такой модернизации подверглись 9 самолётов ВВС Карельского фронта, а после того как такое переоборудование было признано целесообразным, то и следующие. В дальнейшем истребители на этом участке фронта были модифицированы и для применения реактивных снарядов.

Истребитель 'Харрикейн'

На "Харрикейне" летал и погиб Герой Советского Союза, один из асов 152-го истребительного авиаполка старший лейтенант Николай Фёдорович Репников. На его счету кроме сбитых самолетов есть и случай тарана.

Вот строки из журнала боевых действий полка за 4 декабря 1941 года:

"В период с 12:55 по 14:10 три самолёта вылетали для разведки противника в район разъезда № 13 западной части Медвежьегорска, Пар-Губа, Камсельга, Кумса, Покрова. Задание выполнено. Вели воздушный бой в 2-х километрах южнее Крив с 7 истребителями противника Ме-109, в результате боя 2 самолёта противника были сбиты, один самолёт Me-109 в лобовой атаке был протаранен старшим лейтенантом Репниковым, лётчик погиб".

Это официальный документ, в реальности жн всё обстояло совсем не так. Во-первых, никаких Ме-109 у финнов тогда на этом участке не было и потеряли они, как свидетельствуют финские же источники, всего один самолёт. Об этом коротком, более похожем на стычку бое свидетельствует в своём отчёте один из его участников с финской стороны - старший сержант Вассинен.

Тогда в небе над совхозом "Вичка", где в это время финны атаковали позиции 24-го пожа 37-й стрелковой дивизии, произошёл воздушный бой 4 финских истребителей "Моран - Солнье" MS.406  ( пилоты Месинен, Юссила, Вассинен, Томминен )  с парой советских "Харрикейнов" - Репникова и его ведомого   ( кто именно из его однополчан участвовал в том бою, достоверно установить не удалось. Можно только предполагать, что это были либо Иванов, либо Басов ).

Самолёт МS.406

Истребитель "Моран - Солнье" MS.406 из состава ВВС Финляндии.

Согласно финскому описанию того случая, "Мораны" шли строем "ступенька двух пар", вторая пара на 200 метров выше и на 300 метров сзади первой. Неожиданно сзади с нижней полусферы ведущий истребитель был атакован парой "Харрикейнов". Открыв огонь из пушки, Томминен, летевший вторым, видел чёткие попадания в район кабины самолёта  ( это была машина Репникова ). Практически сразу же советскую машину повело вверх. Увлекшись атакой, финский лётчик попал под залп всех 12 пулемётов Иванова  ( Басова ? ). В итоге "Моран" Томминена заваливаясь, ударил уже видимо неуправляемый истребитель Репникова. У "Харрикейна" отвалилось крыло, и он в беспорядочном падении рухнул на землю. Финский истребитель перевернулся "на спину", перешёл в пике и врезался в землю неподалёку. Никто из лётчиков даже не пытался выпрыгнуть с парашютом.

Ведомый Репникова, оставшись один, пошёл в лобовую на ведущего группы Юссила, и тому пришлось резко отворачивать. Не изменяя курс и скорость, наш истребитель скрылся в облаках... Таким образом, в воздухе столкнулись 2 неуправляемых самолёта, а таран фактически пытался совершить другой, к сожалению, неизвестный лётчик.

Оба самолёта упали на территорию, занятую финнами. 10 декабря на месте их падения побывала финская комиссия, которая обнаружила обломки "Морана"   ( бортовой № MS-329 )  с останками Томминена и "Харрикейна"  ( бортовой № BD761 ), окрашенного в чёрный цвет, со следами английских опознавательных знаков. Финны зафиксировали сам факт, сняли часть оборудования с "Харрикейна", оставив всё на своих местах. Таким образом, остатки 2-х самолётов, вполне возможно, лежат там и поныне".

Согласно зарубежным источникам, сержант Тойво Томминен  [ Tomminen Toivo ], невольно ставший последней жертвой Н. Ф. Репникова, был на тот момент одним из лучших пилотов в составе 3/HleLv 28, на его счету числилось 7 побед   ( 6 личных и 1 групповая ).



Возврат

Н а з а д



Главная |  |  | Источники | 

         © AirFighters.RU