Главная | Источники | 

Рыбкин Леонид Григорьевич

Рыбкин Леонид Григорьевич

Родился 4 апреля 1912 года в городе Краснодаре. С августа 1933 года в рядах Красной Армии. В 1934 году окончил 2-ю военную авиационную школу пилотов в городе Луганске. С декабря 1934 года проходил службу в 119-й истребительной авиационной эскадрильи 95-й истребительной авиационной бригады Закавказского военного округа. Был пилотом и младшим лётчиком.

С 31 мая по 18 октября 1937 года участвовал в национально - революционной войне в Испании. Был пилотом И-15 и И-16 в составе 1-й истребительной эскадрильи. Имел псевдоним "Бланко".

За успешное выполнение заданий командования и проявленные мужество и героизм награждён орденами Ленина  ( 2.03.1938 г. )  и Красного Знамени  ( 28.10.1937 г. ).

Дважды Герой Советского Союза А. Е. Боровых в своей книге "Надёжный щит Родины" пишет:

"Храбро сражались в небе Испании наши лётчики. С каждым вылетом увеличивался их боевой счёт. Истребителям часто приходилось сопровождать свои бомбардировщики за линию фронта. В одном из таких полётов завязался бой с превосходящими по численности силами противника. Первым открыл счёт сбитым в этом бою самолётов лётчик Л. Г. Рыбкин.

Преследуя врага, он так неотступно преследовал его, что заставил врезаться в землю. Однако и сам вскоре оказался в чрезвычайно затруднительном положении. Со стороны солнца на него шли 4 итальянских "Фиата", уклониться от которых было невозможно. И хотя горючее и патроны были у него на исходе, Рыбкин смело вступил в неравный бой.

Обладая высокой техникой пилотирования, он искусно маневрировал, вёл меткий прицельный огонь, и противник, боясь напороться на его очереди, попытался зажать нашего лётчика в клещи и вынудить сесть. Но при очередном маневре 2 из "Фиатов" столкнулись в воздухе, и рухнули на землю. Двух оставшихся Рыбкин обратил в бегство. Лётчики эскадрильи, приземлившись на своём аэродроме, с тревогой ожидали возвращения товарища. Спустя некоторое время произвёл посадку и Рыбкин. В баках его самолёта почти не оставалось горючего".

Сам Л. Г. Рыбкин описал этот эпизод так:

"Как-то во время воздушного боя я был окружён 4 истребителями противника. Со всех сторон угрожал мне огненный ливень. Соперники мои старались вовсю: ведь за каждый сбитый самолёт им платят золотой монетой. Энергично маневрируя, молниеносно меняя направление, я избегал огня. Казалось, выйти из окружения не удастся. Я решил биться до конца и идти прямо на вражеские самолёты.

Резким маневром направляю свою машину на один из истребителей противника. Не ожидая такой стремительности, тот, чтобы избежать столкновения, резко бросает машину вверх и ... врезается в самолёт своего коллеги.

Мне хорошо запомнилась эта картина. Столкновение произошло буквально в нескольких метрах от меня. Я видел, как у одного истребителя отлетели плоскости, у другого хвостовое оперение. Обломки самолётов падали на землю.

Катастрофа в воздухе так ошеломила двух оставшихся истребителей, что они решили ретироваться. Я получил возможность спокойно продолжать свой путь и вскоре присоединился к своим.

Так окончилась встреча с 4 вражескими истребителями.

Вспоминается и такой случай. Длительный массовый бой в воздухе был на исходе. У меня действовал к этому моменту только один пулемёт. Запас патронов остался совсем небольшой. Я заметил неприятельский самолёт, который пытался зайти в хвост нашему истребителю, не замечавшему опасности. Я понёсся на выручку. Чтобы скорее сблизиться, дал полный газ. Заметив моё приближение, противник, оставив моего товарища, приготовился встретить меня. После встречной атаки я попытался зайти к неприятелю в хвост.

Когда мой истребитель был почти у цели, надо мной неожиданно пронёсся рой трассирующих пуль. Одна из них повредила прибор высоты. Ясно: в хвосте у меня другой вражеский самолёт.

Пришлось заняться им. Первый самолёт улетел, решив не ввязываться в бой.

Соперник попался неотвязчивый. Около 20 минут длился головокружительный воздушный поединок. Бой шёл на небольшой высоте. Не раз сходились мы и расходились. Все мои движения, нервы, мысли были подчинены одному: победить и уничтожить врага.

Запас патронов у меня иссякал. Я экономил - давал короткие очереди из единственно действующего пулемёта.

Вот идём мы друг другу навстречу. Противник делает боевой разворот. Я захожу ему в хвост. Заметив опасность, он делает переворот. Я - весь внимание. Не упустить удобный момент !   Когда противник выходил из пикирования, я нажал гашетку...

Этот маневр решил исход боя. Самолёт противника на миг ушёл несколько вверх, потом, уже неуправляемый, начал падать. Я бросил взгляд вниз: вот самолёт врага ударился о землю, переломился надвое. Показался столб дыма. Воздушный поединок был окончен..."

( Из газеты "Красная Звезда", 17.11.1938 г. )

В одном из последующих боёв Леонид Рыбкин был ранен, после лечения вновь сражается с врагами.

В июле 1937 года, совершая 9-й боевой вылет за день, в воздушном бою от больших перегрузок Леонид Рыбкин получил кровоизлияние в мозг и почти ослеп. После лечения в госпитале был отправлен в Советский Союз.

В небе Испании Л. Г. Рыбкин сбил 3 самолёта  ( 1 лично и 2 в паре ). Кроме того, ведя с ним бой, 2 истребителя "Фиат-32" столкнулись друг с другом и упали на землю:


п/п
Дата
победы
Сбитый
самолёт
Район боя
( падения )
Примечание
1??.??.19371 Fiat-32-( лично )
206.07.19371 Do-17Мадрид( в паре с В. В. Кузнецовым )
307.07.19372 Fiat-32 *Мадрид( столкнулись друг с другом )
412.07.19371 Не-111-( в паре с Луи Сардино )
    * Предположительно, пилотом одного из них был итальянец Альфонсо Маттель, спасшийся на парашюте.

После возвращения в СССР в ноябре 1937 года назначен командиром авиаотряда 67-й авиационной эскадрильи ВВС Московского военного округа. С мая 1938 года проходил службу в 34-м авиационном полку. Был командиром и помощником командира авиационной эскадрильи, командиром полка. Его полк одним из первых получил новые истребители МиГ-3 и 1 мая 1941 года участвовал в воздушном параде над Красной Площадью.

В начале Великой Отечественной войны майор Л. Г. Рыбкин в прежней должности, участвовал в боевых действиях по прикрытию Москвы.

Вспоминает известный лётчик - испытатель, Герой Советского Союза Пётр Михайлович Стефановский:

"34-й авиаполк, оснащённый истребителями МиГ-3, дислоцировался на южной окраине ныне широко известного Внуковского аэродрома. Полком командовал майор Л. Г. Рыбкин. Этот полк являлся, несомненно, одним из передовых в Западном секторе ПВО столицы и располагал опытным лётно - техническим и руководящим составом. Многие его лётчики проявили себя неустрашимыми воздушными бойцами. Так, заместитель командира эскадрильи лейтенант Сергей Иванович Платов имел к середине 1942 года сбитых лично и групповых боях 12 немецких самолётов. Командир звена лейтенант Сергей Дмитриевич Байков уничтожил 9, а командир звена лейтенант Николай Егорович Тараканчиков - 10 самолётов противника.

В 34-м полку меня всегда восхищало мастерство лётного состава, отлично овладевшего новым, сравнительно сложным в пилотировании самолётом. Лётчики уверенно сажали его ночью на узкую 30-метровую рулёжную бетонированную полосу Внуковского аэродрома, без освещения прожекторами, без посадочных огней, с одной только самолётной фарой. А грунт по сторонам от бетонки был мокрым, раскисшым. Это исключало всякую возможность скатывания на обочину.

Л.Г.Рыбкин
Командир 34-го ИАП Рыбкин и комиссар Недригайлов.

И вот что ещё интересно. В целях маскировки своего аэродрома от немецких ночных охотников - "Мессершмиттов-110" командир полка установил около места приземления самолётов подвижную стрелу из крошечных фонариков - для ёлочных украшений. Именно стрелу, а не принятый в то время в авиации посадочный знак "Т". Услышав гул своего самолёта майор Л. Г. Рыбкин выходил из землянки командного пункта и карманным фонариком давал финишеру сигнал - включить на 30 - 40 секунд стрелу.

Этот слабый и столь оригинальный световой сигнал одновременно служил пилоту разрешением заходить на посадку, указателем направления ветра и предварительным ориентиром для выполнения расчёта. Ночные посадки проходили без происшествий. Место стоянки ни разу не подверглось неприятельской бомбёжке..."

Выполняя задачи по прикрытию войск Западного фронта, железнодорожных перевозок и отражению налётов вражеской авиации на Москву, лётчикам приходилось нередко совершать по 5 - 6 боевых вылетов в день.

Зачастую воздушные бои не прекращались в течение всего светлого времени суток и при плохих метеоусловиях. Так, пилоты 34-го ИАП отличились и в длительном сражении, развернувшемся над Минским шоссе, 22 октября 1941 года.

Утро в тот день было хмурым и суровым. Тяжёлые свинцовые облака казались неподвижными. Шёл мелкий осенний дождь. Однако в этот день лётчики полка совершили 59 боевых вылетов, провели 24 воздушных боя и доложили о 12 победах, потеряв один МиГ-3. Ни один самолёт противника не был допущен к Москве. Старший лейтенант Н. И. Александров - будущий командир этого полка - одержал в те дни 3 групповые победы.

За период с июля по ноябрь 1941 года полк под его командованием выполнил 527 боевых вылетов, из них 101 - ночью. Лично Л. Г. Рыбкин за этот период выполнил 16 боевых вылетов, сбил в воздушных боях 3 немецких самолёта, в том числе:


п/п
Дата
победы
Сбитый
самолёт
Район боя
( падения )
Примечание
107.10.19411 Ju-88Москва( в составе группы )
222.10.19411 Ju-88Апрелевка( лично )

За умелое руководство личным составом полка в период оборонительных боёв за Москву Указом Президиума Верховного Совета СССР от 28 октября 1941 года майор Л. Г. Рыбкин был награждён орденом Красного Знамени.

И в последующем 34-й ИАП продолжал активно участвовать в обороне столицы. За первую половину Ноября он совершил 410 боевых вылетов, провёл 24 воздушных боя, в результате которых повредил и уничтожил 13 самолётов, штурмовыми ударами рассеял немало пехоты противника. До Декабря 1941 года лётчики полка произвели 3427 боевых вылетов, из них 299 ночью. За это время они сбили 60 вражеских самолётов. За боевые успехи 17 авиаторов удостоились высоких правительственных наград.

Истребитель МиГ-3.

Самолёт МиГ-3.  На таких машинах лётчики 34-го ИАП защищали небе Москвы.

С 26 ноября 1941 года по 29 апреля 1942 года командовал 148-й истребительной авиационной дивизией ПВО. Дивизия вошла в оперативное подчинение Череповецко - Вологодского дивизионного района ПВО с задачей прикрытия важных пунктов Череповец, Вологда, Кадуй, Бабаево, железнодорожных участков от станции Большой Двор до станции Лежа и от станции Няндома до станции Грязовец.

В мае 1942 года Л. Г. Рыбкин принял 105-ю истребительную авиационную дивизию ПВО оборонявшую от воздушного противника города Ростов-на-Дону, Батайск, Купянск, железнодорожные узлы и коммуникации. В июле 1942 года дивизия, базируясь в непосредственной близости от фронта, вела непрерывные воздушные бои, отражала массированные налёты авиации противника на обороняемые пункты, прикрывала переправы через реку Дон и отходящие войска. Только в июле части дивизии уничтожили 60 вражеских самолётов  ( свои потери составили 36 самолётов и 15 лётчиков ). После оставления нашими войсками Ростова-на-Дону, 105-я истребительная авиационная дивизия ПВО выполняла задачу противовоздушной обороны городов Грозный, Орджоникидзе, Махачкала, железнодорожных узлов, мостов, перегонов в границах Грозненского дивизионного района ПВО.

С февраля 1943 года, после освобождения Ростова-на-Дону, части дивизии вновь выполняли задачи по прикрытию этого города, железнодорожных узлов Батайск, Армавир, Кропоткин, Краснодар, переправ через реки Дон, Северский Донец в границах Краснодарского дивизионного района ПВО.

Руководимая Л. Г. Рыбкиным 105-я ИАД ПВО отлично зарекомендовала себя, участвуя в гигантской битве в небе Кубани. В это время войска Северо - Кавказского фронта проводили наступательные операции по освобождению Таманского полуострова.

Для создания подавляющего превосходства в воздухе немецкое командование сосредоточило на Кубани основные силы 4-го Воздушного флота, который насчитывал около 1500 самолётов, то есть больше половины всей авиации противника, действовавшей в это время на советско - германском фронте.

Весной на Кубани развернулась напряжённая борьба за господство в воздухе. В этой борьбе значительную роль сыграли части Ростовского района ПВО и 105-й истребительной авиационной дивизии ПВО полковника Л. Г. Рыбкина.

Эти соединения обороняли от налётов немецкой авиации тыловые коммуникации Южного и Северо - Кавказского фронтов и промышленные объекты Северного Кавказа. Всего за год на территории Ростовского района ПВО отмечалось 4597 самолёто - полётов авиации противника. Наибольшая активность её наблюдалась в марте - мае. На эти месяцы приходилось около 2700 самолёто - полётов. Особенно ожесточённым налётам подвергались железнодорожные узлы Батайск и Ростов.

В течение марта противник произвёл на Батайск 10 массированных дневных налётов, в которых в общей сложности участвовало до 900 самолётов. Стремление врага во что бы то ни стало разрушить этот железнодорожный узел объяснялось тем, что он являлся конечной выгрузочной станцией, питавшей войска левого крыла Южного фронта.

На противовоздушной обороне Батайска весной находились ограниченные силы зенитной артиллерии. Поэтому вся тяжесть отражения налётов вражеской авиации легла на 105-ю ИАД ПВО, которая имела в своём составе 45 боевых экипажей. Лётчикам дивизии во взаимодействии с фронтовой авиацией и зенитной артиллерией ПВО удалось отразить эти налёты. Однако до 25 марта вследствие близости линии фронта и отсутствия своевременного оповещения наши истребители опаздывали с подъёмом и встречали самолёты противника уже над объектом.

25 марта начала работать приданная дивизии радиолокационная станция ВНОС. С этого времени оповещение частей 105-й ИАД резко улучшилось. Лётчики получили возможность встречать авиацию противника на подступах к объектам. Успешное использование данных радиолокационной станции значительно повысило эффективность боевой работы истребителей. Только 27 Марта, отражая очередной налёт на Батайск, лётчики дивизии сбили 13 самолётов. Всего за март истребительная авиация ПВО уничтожила на подступах к Батайску 33, а зенитчики района 18 самолётов противника.

В боях лётный состав дивизии показал образцы мужества и стойкости. Так, 25 марта, отражая налёт 150 вражеских самолётов на Батайск, лётчики 234-го ИАП ПВО капитаны Я. И. Верников и Н. К. Дураков смело вступили в бой с 5 истребителями противника и сбили 4 из них  [ к концу войны Яков Ильич Верников уничтожил 15 вражеских самолётов лично и 1 в группе, стал Героем Советского Союза.  Николай Константинович Дураков закончил войну имея 11 личных и 4 групповые победы ].

27 марта 5 истребителей И-16 из 266-го ИАП ПВО, ведомые майором А. А. Гончаренко, встретили на подступах к Батайску 9 бомбардировщиков и иступили с ними в бой. Первую атаку они произвели на встречных курсах. Все истребители по команде ведущего выпустили реактивные снаряды, которые разорвались перед боевым порядком бомбардировщиков. Бомбардировщики, не дойдя до цели, беспорядочно сбросили бомбы и стали уходить обратно. Наши лётчики, преследуя их, произвели несколько атак и сбили 3 самолёта. В бою отличился старший лейтенант М. Д. Быков, сбивший 2 самолёта  [ войну Михаил Дмитриевич Быков закончил имея на счету 9 личных побед ].

Особенно ожесточённые бои по отражению массированных налётов немецкой авиации Войска ПВО страны вели в мае. Так, утром 9 числа более 160 бомбардировщиков под прикрытием 70 истребителей произвели налёт на Батайск. Бомбардировщики шли тремя эшелонами, состоявшими из нескольких групп каждый. Радиолокационная станция обнаружила первый эшелон в районе северо - западнее Таганрога. В этом районе бомбардировщики на некоторое время задержались, ожидая истребителей прикрытия.

Задержка противника в районе северо - западнее Таганрога ввела в заблуждение командование 105-й истребительной авиационной дивизии ПВО. Оно решило, что противник будет действовать по нашему переднему краю. Поэтому подъём истребителей в воздух начался с опозданием, когда определилось движение бомбардировщиков в сторону Батайска.

Наши лётчики проявили большую настойчивость и отвагу в бою, взаимную выручку и поддержку. Однако командир дивизии, неправильно оценив обстановку, поднял истребители с запозданием и ввёл их в бой небольшими группами. Это привело к тому, что значительная часть бомбардировщиков проникла к объекту. Прикрывающей группы истребителей выделено не было, поэтому значительная часть наших истребителей оказалась в ходе боя связанной истребителями противника.

Как и в предыдущих боях, только первая атака наших истребителей была групповой, а затем бой распадался на бой пар и одиночек, действовавших самостоятельно. Атаки велись не только на подступах к железнодорожному узлу Батайска, но и непосредственно над городом, вследствие чего действия зенитной артиллерии оказались связанными.

Отражая налёт 9 мая, лётчики 105-й ИАД ПВО произвели 93 самолёто - вылета и сбили 40 самолётов  ( 35 бомбардировщиков и 5 истребителей ). При этом, отличился майор А. А. Гончаренко, сделавший за день 3 боевых вылета и сбивший 3 самолёта  [ Александр Андреевич Гончаренко закончил войну с 7 личными и 2 групповыми победами ]. Лейтенант А. Е. Санников, капитан Г. И. Садовкин, старший лейтенант Ф. И. Перепелица   [ к концу войны Фёдор Иванович Перепелица имел 5 личных и 9 групповых побед ] уничтожили в этот день по 2 самолёта противника. Зенитная артиллерия в этом бою сбила только 3 самолёта.

Понеся большие потери в дневных налётах и не добившись успеха, немецкая авиация 11 мая произвела ночной налёт на Батайск силами до 150 бомбардировщиков. Однако интенсивный огонь зенитной артиллерии и действия наших истребителей заставили немецких лётчиков беспорядочно сбросить бомбы, и ущерб, причинённый бомбардировкой железнодорожному узлу, оказался незначительным. При отражении этого налёта успешно действовал капитан А. А. Аверьянов, уничтоживший в ночном бою 2 бомбардировщика  [ Александр Александрович Аверьянов имел к концу войны не менее 5 личных побед ].

24 мая противник произвёл последний массированный налёт на Батайск, в котором участвовало до 70 бомбардировщиков и 20 истребителей. На этот раз бомбардировщики шли двумя эшелонами с северо - западного и юго - западного направлений. Разрыв по времени между эшелонами составлял 15 - 20 минут. Первый эшелон противника был обнаружен в 7 часов 39 минут.

Командир 105-й истребительной авиационной дивизии ПВО полковник Л. Г. Рыбкин имел в своём распоряжении 44 истребителя. Он решил нанести удар всеми силами сначала по первому эшелону, а затем по второму. В ударную группу он выделил 33 истребителя, в прикрывающую - 7 истребителей и в группу поддержки - 4 истребителя. В результате боя 24 мая наши истребители сбили 11 и подбили 13 самолётов.

Этот бой показал, что командир дивизии, учтя ошибки, допущенные 9 мая, действовал решительно, обеспочил твёрдое управление истребителями, о чём свидетельствует умелое перенацеливание их в воздухе. Лётчики действовали грамотно, не увлекались преследованием подбитых и уходящих самолётов противника, настойчиво стремились решить главную задачу - не допустить бомбардировки объекта.

В последующие месяцы немецкая авиация большой активности в границах Ростовского района ПВО не проявляла.

Таким образом, части Ростовского района ПВО и 105-й истребительной авиационной дивизии ПВО успешно отразили все налёты авиации противника на железнодорожный узел Батайск. Основную роль в этих боях сыграла истребительная авиация, на долю которой приходится свыше 80% всех сбитых самолётов. При защите Батайска лётчики ПВО приобрели большой опыт ведения групповых воздушных боёв. Типичным воздушным боем стал такой, когда истребители производили всей группой атаку плотного боевого порядка бомбардировщиков, достигая тем самым нарушения их боевого порядка и возможности дальнейших атак отдельных бомбардировщиков и небольших групп.

За время своего существования лётчиками дивизии было произведено 9345 самолёто - вылетов, сбито в воздушных боях 248 и уничтожено на аэродромах 16 самолётов противника. Кроме того, во время нанесения штурмовых ударов уничтожено 7 танков, 8 бронемашин, 28 автомашин, много другой техники и живой силы врага.

Приказом НКО от 5 июля 1943 года 105-я истребительная авиационная дивизия ПВО была переформирована в 10-й истребительный авиационный корпус ПВО с присвоением почётного наименования "Ростовский". Его командующим был назначен полковник Л. Г. Рыбкин. 10 октября 1943 года ему было присвоено звание "Генерал - майор авиации".

Корпус вошёл в состав Западного фронта ПВО с оперативным подчинением Ростовскому корпусному району ПВО. В августе 1943 года корпус принимал активное участие в Донбасской операции, осуществлял непосредственное прикрытие войск от авиации противника. Особо отличился корпус при прикрытии боевых порядков войск генерал - полковника Ф. И. Толбухина на направлении главного удара Южного фронта во время прорыва сильно укреплённых позиций противника на реке Миус. Только в этой операции частями авиационного корпуса было сбито 54 самолёта противника. С продвижением наших войск на запад, перебазируясь вслед за наступающими войсками, корпус прикрывал промышленные объекты в Донбассе, города Днепропетровск, Запорожье, Мелитополь.

Л.Г.Рыбкин

С июля 1944 года и до окончания войны Л. Г. Рыбкин был заместителем командующего ВВС Южного, а с декабря 1944 года уже Юго - Западного фронтов ПВО.

За участие в Великой Отечественной войне Л. Г. Рыбкин награждён орденами Красного Знамени  ( 28.10.1941 г. ), Отечественной войны 1-й степени   ( 14.02.1943 г. ), Кутузова 2-й степени, несколькими медалями, в том числе "За боевые заслуги"  ( 3.11.1944 г. ), "За оборону Москвы"  ( 1.05.1944 г. ), "За победу над Германией"  ( 9.05.1945 г. ).

После войны в июле 1946 году Л. Г. Рыбкин направлен на Дальний Восток в город Хабаровск на должность командира 1-го истребительного авиационного корпуса ПВО. С декабря 1948 года находился на учёбе в Высшей военной академии им. К. Е. Ворошилова, по окончании которой в ноябре 1950 года назначен генерал - инспектором Инспекции истребительной авиации Главной инспекции Советской Армии.

С июля 1955 года - заместитель Главного военного советника по ПВО и ВВС и старший военный советник заместителя министра вооружённых сил по ПВО и ВВС Румынской народной республики. С сентября 1958 года состоял в распоряжении Главнокомандующего Войсками ПВО страны. За безупречную службу награждён орденом Красной Звезды и медалями.

В октябре 1959 года генерал - лейтенант авиации Л. Г. Рыбкин вышел в отставку. Проживал в Москве. Умер 28 сентября 1992 года.


Возврат

Н а з а д



Главная |  |  | Источники | 

         © AirFighters.RU