Главная | Источники | 

HSU

Рыжов Евграф Михайлович

Е.М.Рыжов

Родился 16 Декабря 1916 года в деревне Дубенец Гжатского   ( ныне Гагаринского )  района Смоленской области, в семье служащего. Окончил среднюю школу и фабрично - заводское училище в городе Вязьме. Работал слесарем в паровозном депо и учился на вечернем рабфаке. С 1936 года в ВМФ. По призыву комсомола поступил в Ейское военно - морское авиационное училище, которое окончил в 1938 году. Служил в авиации Черноморского флота.

С Июня 1941 года Лейтенант Е. М. Рыжов в действующей армии. Служил в составе ВВС Черноморского флота. По Декабрь 1941 года сражался в 32-м ИАП ЧФ; по Июнь 1943 года - в 7-м ИАП ЧФ; по Октябрь 1943 года - в 6-м Гвардейском ИАП ЧФ.

27 Июня 1941 года командир звена 32-го истребительного авиационного полка  ( 62-я истребительная авиационная бригада, ВВС Черноморского флота )  Капитан Е. М. Рыжов в бою над Севастополем таранил бомбардировщик противника, сам был подобран нашими катерами.

К Июлю 1942 года совершил 254 боевых вылета, в 45 воздушных боях сбил 8 самолётов противника лично и 3 - в составе группы.

23 Октября 1942 года за мужество и отвагу, проявленные в боях с врагами, удостоен звания Героя Советского Союза.

В Июне 1943 года назначен помощником командира 6-го Гвардейского истребительного авиационного полка по лётной подготовке и воздушному бою. Вскоре был тяжело ранен и в боевых действиях больше не участвовал.

Всего совершил более 300 боевых вылетов, провёл 54 воздушных боя, сбил 11 самолетов лично и 6 - в группе с товарищами.

С 1946 года Гвардии майор Е. М. Рыжов - в отставке. Жил в Евпатории   ( Крымская область ). Умер 12 Февраля 1982 года.

Награждён орденами: Ленина, Красного Знамени  ( дважды ); медалями.

*     *     *

За период Великой Отечественной войны авиаторами Черноморского флота было совершено 19 воздушных таранов. Первый из них был произведён Евграфом Михайловичем Рыжовым. О нём и будет этот рассказ.

Для  врага  у  лётчика  готова
Злая смерть - рукою лишь подать.
Уж такой характер у Рыжова,
Чтобы только бить и побеждать.


Так пели боевые друзья - товарищи о славном воине, бесстрашном лётчике, защитнике Севастополя Старшем лейтенанте Евграфе Рыжове. Он был признанным черноморским асом, почерк которого хорошо знали и друзья, и враги.

Командующий авиацией Черноморского флота Генерал - майор Н. А. Остряков, сам человек изумительной храбрости и отваги, в одной из статей писал о Рыжове и его боевых товарищах: "Неувядаемой славой увенчаны имена Черноморских "таранщиков": лётчиков Иванова, Саввы, Карасёва, Рыжова. Люди железной воли, не знающие страха, они в своём неукратимом стремлении уничтожить врага идут на риск, жертвуя собой во имя Родины..."

25 Июля 1941 года с аэродрома Кача по тревоге поднялись в воздух 2 истребителя МиГ-3 на перехват самолёта - разведчика, шедшего на Главную базу флота со стороны моря на большой высоте. Пилотировали "МиГи" командир звена Лейтенант Евграф Рыжов и Лейтенант Пётр Телегин. Их самолёты на больших высотах были хороши, поэтому пара без труда перехватила "Хейнкель-111", шедший на высоте 7500 метров курсом на Севастополь. Рыжов ринулся в атаку, вслед за ним открыл огонь и его ведомый. Противник развернулся и со снижением на большой скорости стал уходить в сторону моря.

Рыжов не отставал, продолжая вести огонь длинными очередями. Задымил левый мотор "Хейнкеля", его стрелок прекратил ответный огонь - видимо, был убит. Но бомбардировщик уже резко снизился, прижался к поверхности моря, чтобы не допустить наиболее опасных атак наших истребителей снизу.

Противник уходил безнаказанным - у обоих наших лётчиков кончился боезапас. А тут ещё увлекшийся погоней Рыжов понял вдруг, что остатка горючего на его трёхбачном самолёте уже не хватит для возвращения на свой аэродром   ( МиГ-3 выпускался как с 3-я, так и с 5-ю бензобаками. Самолёт П. Телегина был пятибачным и потому - имел больший запас горючего ).

И тогда Евграф Рыжов принял решение. "Иду на таран !", - услышал его голос в наушниках Телегин...

МиГ-3 из 32-го ИАП ЧФ.

Сильный толчок, удар головой о приборную доску, на какое - то мгновение потеря сознания. И тут же охватившая всё тело прохлада привела лётчика в себя. Правда, пилот не сразу понял, что вражеский бомбардировщик сразу пошёл ко дну, а самого его выбросило из кабины в море. Автоматически надувшийся спасательный жилет позволил Рыжову остаться на плаву. Но... одному в бескрайнем море !   Евграф сбросил с себя кожанный реглан, ботинки, по солнцу определил примерное направление на берег и поплыл.

А тем временем по докладу Лейтенанта П. Телегина было решено организовать поиск героического лётчика. Но как чуть ли не в середине Чёрного моря обнаружить среди волн плавающую точку ?   Помог случай. Когда силы уже окончательно покидали Евграфа, экипаж одного корабля из каравана судов, шедшего в Одессу, увидел человека за бортом, и его немедленно подняли на палубу одного из катеров охранения.

[ Справедливости ради следует отметить тот факт, что в архивных документах противника не удалось обнаружить никаких подтверждений тарана Е. Рыжова. По немецким данным в тот день самолёты - разведчики 4-го авиационного корпуса совершили 9 полётов, с целью разведки портов, аэродромов, шоссейных и железных дорог в районе Одесса - Севастополь. Полёты были очень затруднены из - за сильного противодействия советских истребителей и зенитной артиллерии. При этом один Ju-88   ( заводской № 573 )  3-го отряда 121-й группы дальней разведки из - за повреждения мотора упал и сгорел в районе аэродрома Яссы в Румынии. Из его экипажа погибли пилот Обер - лейтенант Генрих Зандер, штурман Обер - лейтенант   ( имя и фамилию прочитать в документах не удалось )  и механик Унтер - офицер Эдмунд Виллманский. Четвёртый член экипажа радист Унтер - офицер Георг фон дер Шмидт получил ранения. Вот и всё. Поэтому, вполне вероятно наш лётчик был просто - напросто сбит бортовым стрелком вражеского самолёта - разведчика. ]

А.А.Карасёв, Е.М.Рыжов, Н.И.Савва.

Черноморские лётчики, таранившие самолёты противника
( слева направо ): С. Е. Карасёв, Е. М. Рыжов и Н. И. Савва.

Особенно отличился Евграф Рыжов в период обороны Севастополя. Лишь за месяц боёв, в Ноябре 1941 года, он записал на свой счёт 5 сбитых неприятельских самолётов.

В 1942 - 1943 годах он будет служить командиром эскадрильи в 7-м истребительном авиаполку, которым командовал тогда Герой Советского Союза К. Д. Денисов. По его словам:

"Евграф был человеком особенным: говорил он мало, а подчинённые понимали его с полуслова. Некоторые шутили, что совсем не трудно подсчитать слова, сказанные Рыжовым за сутки. А вот в делах он преображался - становился горячим и напористым. Он совершил около 300 боевых вылетов, сбил 11 вражеских самолётов лично и 6 в группе с товарищами. 23 Октября 1942 года командиру эскадрильи 7-го истребительного авиационного полка Капитану Е. М. Рыжову было присвоено звание Героя Советского Союза."

Во второй половине Марта 1942 года вражеские торпедоносцы, пролетая мимо аэродрома Херсонес в сторону Кавказа, держались ближе к морю. Таким же путем возвращались. Пока посты наблюдения сообщат на КП, а оттуда дадут ракету для взлёта истребителей наперехват, терялось драгоценное время. Это нередко позволяло фашистам уходить безнаказанно. Следовало предпринять меры. Евграф Рыжов вспоминает:

"Однажды на аэродром прибыл генерал Остряков. Он подошёл к моему самолёту и стал советоваться, как лучше перехватывать самолёты противника. Я попросил у командующего разрешения взлететь самостоятельно, не ожидая приказания с КП. Он разрешил. Результаты сказались в тот же день. Своего моториста я посадил на капонир, наказал ему вести наблюдение и немедленно сообщать о появлении торпедоносцев. Прошло несколько минут, и моторист крикнул: "Летит !"   Я и мой ведомый молодой лётчик Виталий Лукин быстро взлетели и настигли врага. Это был "Юнкерс-88". Мы его атаковали. "Юнкерс" сбросил торпеды куда попало и пытался уйти на бреющем полёте. Вскоре задымил его левый мотор. Самолёт противника пересёк береговую черту, упал севернее мыса Лукулл и сгорел.

Немецкий бомбардировщик Ju-88.

Генерал Остряков наблюдал за боем. И когда мы вернулись на аэродром, он поздравил нас с успехом и попросил рассказать о деталях схватки..."

Много можно привести других эпизодов, свидетельствующих о храбрости и отваге лётчика. Их в боевой биографии Рыжова немало.

Однажды он в паре со своим ведомым Лейтенантом Минкиным разогнал строй из 18 вражеских бомбардировщиков и вынудил их уйти от цели. В другой раз Рыжов сам завязал бой с 8 "Юнкерсами", сбил 2 самолёта врага, а остальных обратил в бегство.

Главная угроза для морских перевозок на Черноморском театре военных действий исходила от авиации противнка, которая наносила частые удары по кораблям и судам как в местах погрузки и разгрузки, так и на переходе в море. Придавая должное внимание обороне конвоев от атак с воздуха, коммандование флота с Сентября 1942 года на участках Сочи - Туапске, Туапсе - Новороссийск и Туапсе - Геленджик ввело патрулирование на разных высотах нескольких пар истребителей с задачей не допустить прицельного сбрасывания бомб и торпед самолётами противника.

Этот метод был достаточно эффективным. Так, например, в Октябре 1942 года пара наших истребителей 7-го авиаполка, пилотируемая Капитаном Е. М. Рыжовым и Старшим лейтенантом И. Т. Марченко, патрулировала на коммуникации в районе Сочи. Вблизи нашего конвоя появились вражеские самолёты. Рыжов первым пошёл в атаку и сбил летающую лодку BV-138С-1, из состава 3.(F)/SAGr125. У остальных немецких лётчиков не выдержали нервы и они поспешили убраться восвояси.

BV-138

К концу 1942 года перевозки морем стали особенно интенсивными: шло пополнение живой силы и материально - техническими средствами Черноморской группы войск, действовавшей на Новороссийском и Туапсинском направлениях.

В один из дней начала Ноября из Батуми вышел крупный конвой и взял курс на Туапсе. Его сопровождали наши истребители, дежурившие в воздухе примерно в 15 - 20 км от судов, на вероятном направлении появления авиации противника. Причём 2 самолёта шли на малой высоте - против торпедоносцев, а 4 других на высоте 2500 метров - против бомбардировщиков. На ближайшем к конвою аэродроме 8 - 10 истребителей всегда были готовы через считанные минуты устремиться на помощь товарищам.

Конвой дошёл до Туапсе благополучно, не потревожила его вражеская авиация и во время разгрузки. Через сутки корабли конвоя легли на обратный курс. И вот тут началось...

Только конвой прошёл траверз Лазаревской, как к нему устремились две группы вражеских бомбардировщиков. Истребители Майора А. Г. Долгушева и Капитана Е. М. Рыжова перехватили их и завязали воздушный бой. Но из 22 "Юнкерсов" отдельные пары и тройки, то ныряя в облачность, то выходя из неё, всё же прорываются к цели. Вскоре к конвою подошло подкрепление - ещё одна группа наших истребителей. Враг не выдержал противодействия, начал беспорядочно сбрасывать бомбы и, ныряя в облачность, уходить...

Евграф Рыжов уже сразил одного Ju-88 и устремился за другим. Вот и второй "Юнкерс" задымил. Мощности одного неповреждённого мотора ему не хватало для набора высоты и ухода в облачность, поэтому между Лазаревской и Сочи он со снижением устремился в сторону гор, оставляя длинный шлейф дыма. Капитан Рыжов преследовал его, но стрелок "Юнкерса" дал длинную прицельную очередь по мотору "ЛаГГа" - и винт встал...

Высота совсем малая, её не хватало даже на разворот, и Рыжов решил садиться на фюзеляж прямо перед собой на ограниченную по размерам площадку в одном километре севернее Сочи. ЛаГГ-3 был разбит, но пилот, к счастью, остался невредим.

- Ловкий ты коммерсант, Евграф, - шутили лётчики полка за ужином, - свой потрёпанный "ЛаГГ" на два новеньких "Юнкерса" сменял, да ещё и не в базарный день.

- Мне бы новую машину, - отшучивался Рыжов. - Я бы немцам такой обмен устроил, что им и предлагать бы стало нечего...

Лётчики шутили, понимая, конечно, что их товарищ чудом уцелел, сажая скоростную машину с неработающим двигателем на случайно подвернувшуюся, малопригодную для этого площадку. Чудо чудом, но ведь и мастерство он проявил отменное, и мужество.

ЛаГГ-3

Истребитель ЛаГГ-3 одного из полков морской авиации, 1942 год.

В своей книге "У самого Чёрного моря", Герой Советского Союза Михаил Васильевич Авдеев посвятил несколько страниц и Евграфу Рыжову:

"Сколько лётчиков - столько характеров. Сколько истребителей - столько индивидуальностей и "индивидуальных почерков". Почерк Рыжова знали на всём Черноморье. И даже не по той славе, которая прочно и уверенно шла за ним от самых стен Севастополя. По самой манере вести бой. По тому удивительному упорству и мужеству, которые выделяли его из среды, мягко говоря, далеко не трусливой кагорты прославленных асов.

Пожалуй, мало кому из лётчиков выпало на их ратную долю столь много критических и жестоких ситуаций, сколько довелось пережить Рыжову. И воинский блеск, с которым он выходил из них, граничил подчас с немыслимой выдержкой и удивительной героикой. Характер Евграфа Рыжова в полной мере раскрылся во время боёв на Кавказе...

Всё началось с того, что Рыжов разозлился. Во - первых, он "прохлопал" момент, когда к нему незаметно подобрался "Мессер". Рыжов в это мгновение был занят другим: гнался за "Юнкерсом" и наверняка бы свалил его, если бы не этот проклятый "Мессер". Немецкий пилот, надо отдать ему должное, атаковал весьма удачно. В руку Рыжова впился осколок от снаряда, кабина оказалась повреждённой, и о преследовании "Юнкерса" уже не могло быть и речи.

Рыжов в те дни, пока "зализывал рану", по определению его механика, "шипел". Ходил он мрачнее тучи и всё случившееся воспринимал так же, как принял бы поражение на дуэли небезызвестный Д'Артаньян.

Поэтому механик, выдержавший за это время не один молчаливый упрёк Рыжова, заметно повеселел, когда его шеф снова лихо забрался в кабину. На вопрос: "А как же рука ?", Рыжов ответил просто: "А, до свадьбы заживёт. И к тому же, мне нужно кое с кем свести счёты !.."   Механику стало ясно, что этому "кое - кому" придётся туго. Пожар, полыхавший в душе лётчика, достиг критической точки.

Этими "кое - кто" оказались два "Мессера", украдкой пробиравшиеся на высоте 6000 метров к аэродрому. Рыжов атаковал и... неудачно. Ме-109, как по команде, провалились вниз, потом стремительно ушли на высоту в сторону солнца. Немцы думали занять позицию, дающую им преимущество важное и несомненное.

Комбинация боя мгновенно родилась в уме Рыжова. Сделав вид, что он упустил противника, лётчик, идя почти параллельным курсом с "Мессерами", поднял машину до 7000 метров и обрушился на врага в момент, когда немцы менее всего этого ожидали. Сложной фигурой высшего пилотажа Ме-109 пытался выйти из - под удара, но не успел - попал под огонь и рухнул на землю. Второй поспешно скрылся...

Настроение Рыжова явно улучшилось. О результатах боя механик догадался сразу, как только лётчик вылез из кабины: на лице было написано всё.

Возможно, это было случайное совпадение, но в день, когда Рыжову было присвоено звание Героя Советского Союза, а к тому времени на его счету числилось уже 14 побед, он был на задании.

Е.М.Рыжов

Внизу, под крылом, бесновалось море, и было видно, как корабли, которые он сопровождал на переходе, глубоко зарывались в волну. "Трудновато приходится ребяткам", - подумал Рыжов о моряках.

Спустя некоторое время справа показалась девятка "Юнкерсов", державшая курс прямо на корабли. Сверху и по флангам боевой строй бомбардировщиков прикрывали истребители. Выбирать удобную позицию для атаки было уже некогда.

Рыжов бросил самолёт в лоб ведущему группы "Юнкерсов". Сразу с нескольких немецких машин потянулись к нему трассы огня. Пронесшись на встречных курсах, Рыжов развернулся, вышел в заднюю полусферу ведущего, с ходу открыл огонь. Но и его истребитель вздрогнул от ответной очереди.

Новый заход - и за "Юнкерсом" потянулся шлейф чёрного дыма. Вскоре он рухнул в море. Поднялась к небу белая пена, круги на воде сразу же смыли волны...

Всё было кончено. Только не для Рыжова. Немцы сосредоточили огонь на его самолёте. Вместе с ведомыми он выдавал какой - то фантастический каскад фигур, атакуя то один, то другой самолёт врага.

Немцам было уже не до боевого строя и не до атаки: того и гляди этот сумасшедший врежется в кого - нибудь из них. Прежде им нужно было уничтожить его. И снова потянулись к Рыжову пулемётные трассы. И, казалось, застонала в неимоверной круговерти его машина.

Атака - задымил второй "Юнкерс". Ещё удар - шарахается в сторону, сбрасывая бомбы в море, третий. Новый залп - поворачивает четвёртый, также освобождаясь от бомб. Последнего, наиболее упорного немца, Рыжов заставил сбросить бомбы в километре от ближайшего корабля..."

В заключении хочется отметить, что в полку Евграфа Михайловича все любили за скромность в быту и за смелость в бою. Рядовой лётчик быстро вырос до заместителя командира истребительного авиаполка. В Июле  ( по другим данным - в Октябре )  1943 года Майор Е. М. Рыжов получит в бою тяжёлое ранение и вернуться в строй уже не сможет. Но для всех однополчан он останется живым примером владения высоким мастерством и отваги в боях.

*     *     *

Список всех известных побед Гвардии майора Е. М. Рыжова:
( Из книги М. Ю. Быкова - "Победы сталинских соколов".  Издат. "ЯУЗА - ЭКСМО", 2008 год. )


п / п
Д а т аСбитые
самолёты
Место воздушного боя
( одержанной победы )
Свои
самолёты
125.07.1941 г.1  Не-111  ( сбит таранным ударом )юго - зап. мыса ДжарилганМиГ-3, ЛаГГ-3, Як-1.
231.10.1941 г.1  Ju-87Кача
31  Ме-109Кача
404.11.1941 г.1  Ju-88Евпатория
506.11.1941 г.1  Ме-109Кача
617.03.1942 г.1  Ju-88  ( в паре - 1 / 2 )Севастополь
721.03.1942 г.1  Ju-88Севастополь
822.04.1942 г.1  Ju-88Севастополь
921.05.1942 г.1  Ju-88  ( в паре - 1 / 2 )Севастополь
1004.06.1942 г.1  FW-189Благовещенское
1105.06.1942 г.1  "ФВ-187"  ( в группе - 1 / 3 )мыс Железный Рог
1209.06.1942 г.1  FW-189Керченский пролив
1315.07.1942 г.1  Ju-88мористее Новороссийск
1423.10.1942 г.1  Ju-88Хоста
1528.10.1942 г.1  Не-111  ( в группе - 1 / 4 )траверз Сочи
1621.10.1942 г.1  "Гамбург-140"  ( в группе - 1 / 4 )Адлер

      Всего сбитых самолётов - 11 + 5;  боевых вылетов - 300;   воздушных боёв - 54.

[ Дата последней победы лётчика, приведённая в исследованиях М. Ю. Быкова, очевидно не совсем верна, поскольку хронологически она должна находиться ранее двух предыдущих побед. Возможна опечатка. ] 




Воздушные тараны над Чёрным морем.

Возврат

Н а з а д