Главная | Источники | 

HSU

Сержантов Иван Яковлевич

И.Я.Сержантов

Родился 17 Февраля 1919 года в деревне Первые Яковлевичи, ныне Оршанского района Витебской области, в семье крестьянина. Окончил 7 классов и аэроклуб в Орше. С 1938 года в Красной Армии. В 1941 году окончил Чугуевскую военную авиационную школу лётчиков.

С Июня 1941 года сержант И. Я. Сержантов в действующей армии. По Сентябрь служил в 148-м ИАП, где летал на И-16 и ЛаГГ-3, сражался на Юго - Западном фронте; по Июль 1942 года - в 164-м ИАП; до Января 1943 года - в 6-м ИАП, где летал уже на Як-1; по Апрель 1943 года - в 9-м Гвардейском ИАП.

К Апрелю 1943 года лётчик 9-го Гвардейского истребительного авиационного полка  ( 8-я Воздушная армия, Южный фронт )  Гвардии лейтенант И. Я. Сержантов совершил 258 боевых вылетов, в 85 воздушных боях лично сбил 13 и в составе группы 8 самолётов противника.

29 Апреля 1943 года погиб в результате несчастного случая   ( отравился техническим спиртом ). К тому времени выполнил около 260 боевых вылетов. Проведя около 90 воздушных боёв, сбил 14 самолётов лично и 8 в группе с товарищами   ( по другим источникам - 13 лично и 9 в группе ).

24 Августа 1943 года за мужество и воинскую доблесть, проявленные в боях с врагами, Ивану Яковлевичу Сержантову посмертно удостоен звания Героя Советского Союза.

Награждён орденами: Ленина, Красного Знамени, Красной Звезды; медалями. Похоронен в городе Ростов - на - Дону. Имя Героя носят улицы в городах Орша и Ростов - на - Дону, увековечено в мемориале в ростовском Парке авиаторов.

*     *     *

Отец Ивана Сержантова умер рано, и 5 детей мал мала меньше остались без кормильца. В 6 лет Иван пошёл в подпаски в соседнее село, чтобы заработать на учебники, кое - какую одежду и с осени пойти в школу.

Учился он охотно и хорошо, а потом вновь нанимался работать пастухом, стараясь хоть чем - нибудь помочь матери. "Его неразлучными друзьями, - вспоминает сестре Ивана, Екатерина Яковлевна, - были книги. Особенно ему нравились книги о справедливых и смелых людях, лётчиках С детских лет мечтал стать авиатором С этой мечтой он взрослел, а затем стал курсантом Оршанского аэроклуба, откуда и был направлен в 1938 году по комсомольской путёвке в Одесскую авиашколу".

Это официальная часть довоенной биографии И. Я. Сержантова, в которой имеется весьма существенный пробел. Он не восполнен до сего времени. Хотя уже установленным фактом можно считать нахождение И. Я. Сержантова в лагерях ГУЛАГА... Основан он на обнародованном в 1990-х годах прошлого столетия "Докладе о работе главного управления исправительно-трудовых лагерей и колоний НКВД СССР за годы Отечественной войны" от 17 Августа 1944 года. В этом документе, направленном в адрес Л. П. Берии начальником ГУЛАГА НКВД СССР комиссаром госбезопасности 3-го ранга Наседкиным, есть раздел "Досрочное освобождение заключенных и передача их в Красную Армию", в котором говорилось, что за 3 года Великой Отечественной войны из лагерей ГУЛАГА было передано на укомплектование Красной Армии 975 000 человек заключенных. А затем было дословно сказано следующее:

"Многие бывшие заключенные, находясь на фронтах Отечественной войны, проявили доблесть и геройство, за что награждены орденами и медалями Советского Союза. Бывшим заключенным: Матросову, Бреусову, Отставнову, Сержантову, Ефимову присвоены звания Героев Советского Союза...

Сержантов Иван Яковлевич родился 17 Февраля 1919 года в деревне Первые Яковлевичи Оршанского района Витебской области. На фронте с Января 1942 года. Лётчик 9-го Гвардейского истребительного авиационного полка  ( 8-я Воздушная армия, Южный фронт ). Гвардии лейтенант Сержантов к Апрелю 1943 года совершил 258 боевых вылетов, в 85 воздушных боях лично сбил 13 и в группе 8 самолётов противника. Погиб 29 Апреля 1943 года. Звание Героя Советского Союза присвоено 24 Августа 1943 года посмертно..."

Из этого доклада следует однозначный вывод, что Сержантов был осуждён, отбывал наказание в одном из лагерей ГУЛАГА, а затем был из него досрочно освобождён. Но где, когда и за что его судили - неизвестно. Несмотря на предпринятые поиски его судебного дела, найти его в архивах не удалось. Возможно, И. Я. Сержантов был арестован ещё до поступления в Чугуевскую военно - авиационную школу лётчиков. Но более вероятно, что в объятья сталинской военной юстиции курсант Сержантов попал как раз на завершающем этапе учёбы в этой школе.

Общительный и любознательный курсант Иван Сержантов обратил на себя внимание инструктора физической выносливостью и неутомимостью в полётах. Получив звание пилота, он был направлен в Чугуевское военное авиационное училище, которое окончил в Июне 1941 года, за несколько дней до начала войны.

Воевать он начал в составе 148-го истребительного авиаполка в звании сержанта. Сражался под Харьковом, Сталинградом и Ростовом. Свой боевой счёт открыл в Марте 1942 года, сбив немецкий самолёт - разведчик "Хеншель-126". Там же, в небе над Харьковом, он получил первое ранение во время боевого вылета.

Повоевать ему довелось немногим более года. Но за это время он успел выйти в число лидеров, как по числу полученных в воздушных боях ранений, так и по количеству сбитых самолётов.

В полковых архивах 148-го ИАП сохранились боевой приказ и донесение, за скупыми строками которых просматривается страстное стремление И. Я. Сержантова беспощадно уничтожать врагов уже в первых его боевых вылетах. Выполняя задачу по сопровождению своих бомбардировщиков, он вступил в схватку с одним из Ме-109, закончившуюся хотя и безрезультатно, но поучительно.

В том полёте, под Харьковом, Сержантов на какое-то время потерял свою группу и вынужден был "блуждать", тогда он и заметил вражескую зенитку и на бреющем полёте проштурмовал её. В конце концов он налетался так, что садиться пришлось уже без горючего и с посадочной полосы самолёт не смог отрулить.

Его поругали, пообещали наказать, но видно было, что в этой лихости командиры заметили нечто расположившее их к "лихому" младшему лётчику. И тот продолжал летать, приобретать опыт и, как говорили его товарищи, "набираться ума", постепенно постигая боевое мастерство лётчика - истребителя.

В Марте 1942 года под Харьковом Сержантов одержал первую победу над врагом. Над аэродромом почти каждый день появлялся "Хеншель-126", причём именно и то время, когда в воздух поднимались истребители для выполнения какого - либо боевого задания. Видимо, вражеский разведчик рассчитывал, что, поскольку советские истребители заняты задачей прикрытия своих самолётов, у него появляется возможность беспрепятственно делать свои чёрные дела. Два дня не удавались попытки наших лётчиков сбить немецкого разведчика. Но однажды, возвращаясь с боевого задания, Сержантов заметил в стороне и ниже наших самолетов злополучный "Хеншель". Он дал сигнал ведущему, и тот сразу всё понял. Сержантов набрал высоту, развернулся и со стороны солнца вплотную подошёл к разведчику. Одной очереди оказалось достаточно, чтобы вражеский корректировщик запылал и пошёл вниз. Сделав над рухнувшим на землю "Хеншелем", Сержантов взмыл вверх и направился вслед за своей группой на аэродром полка.

Немецкий самолёт Hs-126.

В небе над Харьковом Сержантов получил и первое ранение. Это произошло во время налёта на вражеский аэродром, когда он производил штурмовку на бреющем. Одна из вражеских пуль, выпущенная с земли из автомата, пробила ему бедро.

9 Апреля 1942 года Сержантов участвовал в бою с группой истребителей Ме-109 над Чугуевом. Здесь всё было знакомо до мелочей: земля, по которой он недавно с песней шагал в курсантском строю, и небо, в котором вёл "бои" с такими же, как он, молодыми людьми, осваивающими профессию лётчика - истребителя. Теперь в этом небе Иван Сержантов дрался с врагом и старался во что бы то ни стало сбить его. Заметив, как в хвост его ведущего зашёл "Мессер", Сержантов не растерялся, сделал энергичную горку и с резким разворотом пошёл в атаку на противника. Не успев увернуться, немецкий самолёт попал под огонь Сержантова, задымил и стал энергично снижаться, оставляя за собою чёрный шлейф.

*     *     *

Летом 1942 года в 8-й Воздушной армии уже гремело имя отважного лётчика Михаила Баранова, имевшего на своём счету около 20 сбитых немецких самолётов. Иван Сержантов, зная его по Чугуеву, учился у него искусству воздушного боя. И учился, видимо, неплохо. Лишь в Мае 1942 года он сбил один за другим 3 самолёта - 1 Ме-109 и 2 Ю-87. "Мессер" попался Сержантову под Изюмом, - вспоминают его бывшие однополчане, - фашист был опытный и не из робких. Сбив самолёт в канун Первомая, Сержантов так и назвал его - "Праздничный с изюмом". А через 10 дней шестёрка наших истребителей встретилась над Харьковом с 12 пикировщиками Ju-87, прикрытыми 9 Ме-109. В том бою наши лётчики сбили 4 "Юнкерса" и 1 "Мессер", причём один Ju-87 - свалил Сержантов. Второй "Юнкерс" попался Сержантову 27 Мая. В самолёте, видимо, находилась важная персона. "Юнкерс" прикрывали сразу 4 Ме-109. Но и это его не спасло.

Счастливым оказался для Сержантова день 13 Июня. Патрулируя в районе Аксая, наши лётчики впервые встретили "Макки-200"- итальянский самолёт необычной конфигурации. Сержантов загорелся желанием сбить его. Выйдя вражескому самолёту в лоб, он меткой очередью зажёг его. Оставляя за собой дымный след, "Макки" понёсся к земле. Тут же вступив в схватку с вражескими истребителями, наши лётчики сбили 2 "Мессера". Ещё один Ме-109 уничтожил в этом бою Иван Сержантов.

Итальянский истребитель МС-200

Итальянский истребитель МС-200 стал одной из побед И. Я. Сержантова.

Жаркими были для лётчиков 8-й Воздушной армии бои в сталинградском небе. Немецкое командование вызвало туда, где происходили решающие сражения, свои лучшие авиационные части. Советские лётчики, несмотря на численное превосходство врага, дрались отчаянно, упорно и часто выходили победителями, Увеличивался и боевой счёт Ивана Сержантова.

11 Июля 1942 года Младший лейтенант И. Сержантов сбил бомбардировщик "Хейнкель-111", как сообщалось в боевом донесении. А 17 Июля он выиграл бой и вогнал в землю вражеский истребитель. Но на этом бой не кончился. Ведомый сбитого фашиста всё же увернулся от огненной трассы и, зайдя под крыло самолёта Сержантова, зажёг его. Раненный в ногу и в руку. Сержантов выбросился с парашютом и приземлился на нейтральной полосе, между нашими и немецкими окопами.

- Идти не могу, - с горечью рассказывал позже об этом Сержантов военному корреспонденту Илье Бражнину. - Лежу почти без сознания и не знаю, где немцы. Потом слышу голос: "Ахмедов, скорее". Дядя какой - то подполз и поволок меня. Приволок к окопу. Спустил в него. Тут и санинструктор. Перевязал. Танк подошёл. Меня в танк затащили - и домой. Пролежал в лазарете около 20 дней...

Когда Сержантов вернулся в полк, то стал летать на самолёте Як-1. На его счету было уже больше десятка сбитых вражеских самолётов, и его имя знали все в 8-й Воздушной армии. А вскоре о нём стало известно и во многих уголках страны.

Это случилось 6 Августа 1942 года, когда в воздушном бою Старший лейтенант М. Д. Баранов сбил 3 и таранил один немецкий самолёт.

Выходя из атаки на Ме-109, Сержантов, находившийся в другой группе, увидел, как на медленно снижавшегося с парашютом нашего лётчика напали 3 вражеских истребителя: 2 "Мессера" и один "Макки". Раздумывать было некогда. Сержантов кинулся на защиту боевого товарища.

Прикрывая лётчика, он вёл бой один против трёх. Заметив, как "Макки" отстаёт от "Мессеров" в наборе высоты, Сержантов атаковал его и зажёг. С двумя Ме-109 драться стало легче. Он знал, что фашистские истребители в любой миг могут обстрелять спускавшегося с парашютом лётчика, и так построил маневр, чтобы затянуть на высоту "Мессеров" и чтобы товарищ смог приземлиться и скрыться от преследования вражеских самолётов.

Ему это удалось. Несмотря на то, что горючее было на исходе, Сержантов продолжал бой. Осколком его ранило в голову, острой болью обожгло перебитую пулемётной очередью руку. Собрав волю в кулак, Сержантов зашёл в хвост "Мессеру" и меткой очередью зажёг его.

Оставшись один на один со вторым "Мессером", Иван повёл бой так энергично, что, казалось, он только что взлетел и со свежими силами ринулся в схватку. Но система охлаждения двигателя была пробита, и мотор могло в любой момент заклинить. Сержантов спешил и решительно устремился в новую атаку на врага, однако тот на максимальной скорости ушёл.

Ещё какой-то миг Сержантов держался в воздухе, пока противник не скрылся из виду, а затем сел прямо на поле с уже остановившимся двигателем.

Выполнив свой долг перед товарищем, попавшим в беду, и сбив при этом 2 самолёта врага, Сержантов завоевал то глубокое доверие и признательность однополчан, какие приходят только в тяжёлые минуты на войне. А с Барановым их вскоре связала крепкая боевая дружба.

Впоследствии об этом подвиге было рассказано на страницах "Правды" в статье "Черты советского аса". Газета определила его действия как "выходящие за пределы человеческих возможностей".

*     *     *

Вскоре для Ивана Сержантова наступил новый этап боевой деятельности - он был включён в состав элитного 9-го Гвардейского истребительного авиаполка советских асов в составе 8-й Воздушной армии под командованием прославленного лётчика Л. Л. Шестакова. Уже в первом боевом вылете 27 Октября 1942 года в составе 7 самолётов Як-1, Сержантов показал, что достоин быть членом этого прославленного коллектива.

В тот день группа вылетела прикрывать наши войска в районе Анастасьевки и встретила 8 немецких бомбардировщиков, которые сопровождали 7 Ме-109. Вступив в поединок с одним из истребителей, на выходе из виража Сержантов поймал его в прицел и длинной очередью зажёг.

Когда вражеские бомбардировщики подошли к району цели, наша семёрка с ходу со стороны солнца атаковала их. Один за другим задымились и врезались в землю 2 "Юнкерса", сбитые Сержантовым и Борисовым. Остальные самолёты противника, сбросив в беспорядке бомбы, поспешно стали уходить на запад.

А вечером на традиционном разборе боя Л. Л. Шестаков поздравлял с первым вкладом в боевой счёт части новых Гвардейцев - Младших лейтенантов Сержантова и Борисова, сбивших в тот день в общей сложности 3 самолёта врага.

27 Февраля в бою тройки "Яков" против 6 "Хейнкелей" и 6 "Юнкерсов" в районе Анастасьевка - Покровское Сержантов вновь отличился. Он сумел сбить один "Юнкерс", и это был уже 12-й по счёту уничтоженный им вражеский самолёт.

*     *     *

7 Марта 1943 года полк торжественно отмечал годовщину преобразования в Гвардейский. Славный боевой коллектив Гвардейцев чествовали не только 268-я авиадивизия, но и командование 8-й Воздушной армии и Южного фронта.

И.Я.Сержантов

В те дни армейская газета посвятила шестаковцам две полосы с фотографиями, под одной из них была подпись: "Молодой лётчик - истребитель И. Сержантов, бесстрашно громящий фашистских захватчиков".

В тот день Ивану Сержантову исполнилось 23 года. В газете была опубликована его статья, которая называлась "Имениннику от именинника". В ней он, в частности, писал:

"Сегодня мне исполнилось 23 года, именины мои совпадают, так сказать, с именинами части. Боевые будни и праздники полка всегда были моими буднями и праздниками.

То же самое могу сказать и о моих товарищах. В этой дружбе, в этой слитности наша сила. Жить и воевать вместе с таким коллективом радостно и ответственно".

Когда Сержантову предоставили слово на торжественном митинге, то, заканчивая свое выступление призывом бить врага, он сказал: "Мне нужно срочно поднажать, чтобы число сбитых мною вражеских самолётов стало больше числа моих лет. И я буду их сбивать, пока в небе будет летать хоть один фашист".

На этот день на его счету был 21 сбитый самолёт противника. В Марте Сержантову удалось в районе Батайска уничтожить ещё одну вражескую машину.

Одержанная в тот день Сержантовым 22-я победа приблизила его к установленному им самим рубежу.

За проявленное мужество и геройство в боях с фашистскими захватчиками Гвардии лейтенант Иван Яковлевич Сержантов был представлен к высшей награде Родины - званию Героя Советского Союза.

В боевых вылетах ковалось и росло мастерство храброго воздушного воина И. Сержантова. Он был трижды ранен, но из боевого состава полка не выходил. Его сбивали в воздушном бою, но он снова садился в украшенный звёздами побед самолёт и шёл в бой. Но довести счёт побед до числа своих лет и получить заслуженную награду он не успел.

Иван Сержантов погиб не в бою, он умер на глазах у своих боевых друзей в результате несчастного случая. Трагедия произошла 29 Апреля 1943 года на аэродроме под Ростовом-на-Дону.

А Указ о присвоении лётчику звания Героя Советского Союза состоялся 24 Августа того же года. Похоронили Ивана Сержантова в Ростове-на-Дону.

О его подвигах помнят в Оршанском районе Белоруссии. Имя Героя Советского Союза чтут в Волгограде, в Ростове-на-Дону, на могиле героя трудящимися города, освобождая которых, он проявил доблесть и геройство, воздвигнут обелиск, и одна из улиц города названа его именем.

( Из книги Дмитрия Яковлевича Зильмановича - "На крыльях Родины".  Алма - Ата, 1985 год. )

*     *     *
Записная книжка сержанта Сержантова.

Сержантские петлицы Ваня Сержантов получил 21 Июня 1941 года. Итак, ученье позади. Он уже не учлёт, а лётчик - истребитель. Он с улыбкой вспоминает, как 3 года назад пришёл в аэроклуб и как его принимать не хотели. Кудрявый 17-летний паренёк не внушал доверия. Приёмная комиссия сперва заупрямилась, но паренёк был настойчив. Ссылаясь на ошибку в метрике, он выторговал себе у комиссии 2 года, и его приняли.

Оснований каяться в своём решении у членов комиссии позже не было. Ваня Сержантов оказался учеником на редкость способным и усердным. Вместо обычных 6 - 7 месяцев он потратил на ученье всего только 3, и притом продолжал, как и прежде, работать на льнокомбинате в своём небольшом городке.

Теперь под ногами у него камни мостовой другого городка - Чугуева. А позади уже не аэроклуб, а лётная школа.

Медленно бредёт Сержантов по тихому казацкому городку. Выходит на берег Донца, и странное чувство владеет им. Он смотрит на задумчивую воду, от которой тянет приятной свежинкой, и ему кажется вдруг не очень понятной профессия лётчика - истребителя. Такая тихость вокруг, такой покой. И при чём здесь, собственно говоря, истребители ?   Кого он будет истреблять ?   Сейчас это трудно себе представить.

Но уже на другой день, узнав о нападении на нас фашистской Германии и бомбёжке наших городов, Сержантов понял, зачем пужна профессия лётчика - истребителя и кого он, сержант Сержантов, должен истреблять.

Спустя 5 дней он с товарищами уехал в Смоленск, а оттуда в Москву изучать новый истребитель ЛаГГ-3. Дней 10 молодые лётчики переучивались. Потом уехали в Ростов получать машины и, получив, улетели уже в своих самолётах на фронт под Харьков.

Тут-то перед отлётом на фронт, в Ростове, Сержантов и купил себе заветную книжечку. По внешнему виду эта записная книжка ничем особым не отличалась от других таких же записных книжек. Полсотни листков плотной бумаги, тёмный ледериновый переплёт - всё как обычно. Но Подполковник Л. Шестаков недаром в первый же день нашего знакомства настойчиво советовал:

- Обязательно посмотрите у Сержантова его записную книжку.

Я, конечно, при первом же удобном случае воспользовался советом Шестакова, Нет, книжка оказалась вовсе не обычной. Из всех листков её заполнен был только один первый, точней даже - одна первая страничка. На ней ровным столбиком лепились друг к другу всего 12 строк. Сержантов был немногословен, и записи его были скупы. Вот они - 12 полностью и даже 13-я, которая появилась спустя 2 недели после первого моего знакомства с книжкой Сержантова.

- 03.04.1942 г. - Сбит "Хеншель-126". Харьков.
- 09.04.1942 г. - Сбит Ме-109. Чугуев.
- 01.05.1942 г. - Сбит Ме-109. Изюм.
- 11.05.1942 г. - Сбит Ю-87. Харьков.
- 27.05.1942 г. - Сбит Ю-87. Непокрытое.
- 13.06.1942 г. - Сбит Ме-109. Аксай.
- 13.06.1942 г. - Сбит Маки-200. Аксай.
- 11.07.1942 г. - Сбит "Хейнкель-111". Песчаное.
- 17.07.1942 г. - Сбит Ме-109. Сталинград.
- 27.10.1942 г. - Сбит Ю-52. Сталинград.
- 27.10.1942 г. - Сбит Ме-109. Сталинград.
- 26.02.1943 г. - Сбит Ю-87. Покровское.
- 25.03.1943 г. - Сбит Ю-88. Батайск.

Это напоминало счёт расходов. И оно так и было на самом деле. Это счёт издержек врага. Это боевой счёт советского лётчика.

Кстати, счёт этот далеко не полон. В него не включены те 9 вражеских машин, которые сбиты были Сержантовым в группе совместно с товарищами. Но это, по мнению Сержантова: не в счёт, и в записной книжке его было не 22, а всего 13 строк.

Сержантов был сдержан в своих записях в такой же мере, в какой пылок в бою. Во время первого же боевого вылета Сержантов успел и подраться, и заблудиться, и зенитку штурмовать на бреющем, хотя в этом полёте он с товарищем сопровождал бомбардировщиков и штурмовать ему было вовсе не обязательно, особенно штурмовать на бреющем. На свой аэродром из этого сложного полёта Сержантов пришёл, израсходовав весь боезапас и всё до капли горючее, так что даже на рулёжку к стоянке бензина не хватило.

В один из ближайших вылетов на Харьков он, штурмуя вражеский аэродром, утюжил так низко, что его ранили с земли из автомата.

В другой раз он, сбив "Мессер", был зажжён его напарником и ранен в ногу и в руку. Выпрыгнув из горящего самолёта на парашюте, Сержантов попал на нейтральную полоску земли между нашими и немецкими окопами.

- Идти не могу, - с горечью рассказывал позже об этом Сержантов. - Лежу почти без сознания и не знаю, где немцы. Потом слышу голос: "Ахмедов, скорее". Дядя чёрный подползает. И поволок. Приволок к окопу. Спустил в него. Тут и санинструктор. Перевязал. Танк подошёл. Меня в танк затащили. И домой. Пролежал в лазарете дней 20.

В рассказе Сержантова никаких описаний, никаких эмоций, и слова самые обыденные: "Лежу", "Не знаю, где немцы", "Слышу голос: "Ахмедов, скорее", "Дядя чёрный подползает", "Танк подошёл". Этот телеграфный стиль очень обычен был в рассказах Сержантова.

В 3-й раз он ранен был ещё серьёзней - и в руку и в голову. Он уже дрался и над Харьковом, и над тем самым Чугуевым, в котором кончал лётную школу, и над Сталинградом, и над Ростовом. Он охотился за "Мессерами" на огромной высоте; он штурмовал аэродромы и зенитки на бреющем полёте; он жёг в воздухе и опрокидывал наземь и бомбардировщиков, и корректировщиков, и разведчиков, и истребителей врага; он дрался с врагом, втрое превосходящим его числом, и случалось, сбивал по 2 вражеских самолёта в одном бою.

Упорство, неукротимое упорство было, пожалуй, самой резкой и определяющей чертой характера Сержантова.

Случилось однажды, что в бою нашей шестёрки против 12 Ме-109 в машине у Сержантова был пробит бензобак в левой плоскости. Потеряв часть горючего, он должен был повернуть к дому. В это время лётчик Баранов, ведший бой в другой группе, поджёг 2 немецких самолёта и протаранил 3-й. После тарана ему пришлось прыгать с парашютом. И вот на медленно идущего к земле и беззащитного в эти минуты лётчика напали 2 немецких и 1 итальянский истребитель.

Увидев 3-х врагов, кружившихся над Барановым, Сержантов тотчас кинулся на них. Прикрывая товарища, он вёл бой один против 3-х, зажёг итальянца, затянул на высоту оставшихся 2-х "Мессеров", дал возможность Баранову приземлиться и уйти.

Горючее у Сержантова катастрофически иссякало. Но он продолжал вести бой. Его ранило осколком в голову. Немецкие пули перебили руку. Он продолжал вести бои. И ещё один немец был подожжён и врезался в землю.

Теперь против Сержантова оставался только один Ме-109. Израненный и обессиленный, на машине с иссякшим горючим и перебитой водосистемой, он кинулся в новую атаку. И сила его боевой ярости была такова, что враг, который мог лёгко его свалить, повернул вспять и бежал.

Сержантов ещё смог продержаться в воздухе ровно столько, сколько нужно было для того, чтобы враг скрылся и не мог заметить его неспособности к бою. После этого он сел прямо на поле без горючего, без сил, но победителем. Он спас товарища и уничтожил 2 вражеских самолёта.

И.Я.Сержантов

Сержантов сбил, если считать не только личные, но и групповые победы, 22 вражеских самолёта - ровно столько, сколько ему было лет, когда я его встретил. Да, ему было всего 22 года. Я узнал об этом от него самого, сидя с ним рядом за праздничным столом в день юбилея 9-го Гвардейского полка.

- У меня ведь сегодня тоже день рождения, - сказал Сержантов, смущаясь. - 22 мне исполнилось.

Он застенчиво улыбнулся и откинул назад вьющиеся непокорные волосы. Рука у него была маленькая. Да и сам он был невысок - русый, застенчивый, славный мальчик. Он выглядел совсем мальчиком, хотя и старался держаться солидно.

После нашего свидания за праздничным столом в день рождения Сержантова и юбилея его полка я встречал Сержантова дважды. После того мы уже не свиделись больше. Спустя 1,5 месяца, в конце Апреля 1943 года, Сержантов погиб.

Он погиб не в бою. Немцы, уходя из наших городов и сёл, не только разрушали всё, что могли и успевали разрушить, но оставляли разные хитрые взрывающиеся ловушки, скрытые в невинных с виду, обиходных вещах. Случалось, что они отравляли продукты в брошенных ими складах, спирт, даже воду в колодцах. И Сержантов случайно отравился. Очень горько было узнать об этом.

Тогда же, услышав о гибели Сержантова, я попросил Юрия Скуратова - нашего газетного фотографа, снимавшего к полковому юбилею лётчиков 9-го Гвардейского авиаполка, сделать мне отпечаток со снимка Сержантова. Он сделал. Эта фотография сейчас передо мной на письменном столе. Сержантов стоит на аэродроме возле своего готового к старту самолёта. Он в боевом снаряжении. За спиной парашют, на плечах его широкие ремни, на голове шлем с очками и наушниками. Прищуренные глаза глядят внимательно и напряжённо, это глаза лётчика - бойца.

Когда-то глаза эти глядели в мир наивно и простодушно. Это было в те времена, когда малолетний Ванюшка Сержантов был пастушонком в своем колхозе, неподалёку от родной деревни Первые Яковлевичи. У самого Вани отчество тоже было - Яковлевич, как и у подавляющего большинства его земляков. Можно сказать, что деревня эта была родовая, и жители её, как и Ваня, происходили от общего прародителя Якова.

Эту родную деревню предков своих, как и всю Белоруссию, как и остальную бескрайнюю землю советскую, и оборонял Сержантов на южных её рубежах. Враги не могли свалить его в открытом бою и убили тайным и злобным коварством.

В последний день жизни он успел ещё повидать своих друзей, пришедших в госпиталь поздравить его с присвоением звания Героя Советского Союза. Я узнал об этом только недавно от Генерал - майора А. З. Калашникова. На фронте, когда Анатолий Захарович командовал ещё полком, я бывал его частым гостем. Написав "Южную тетрадь", я тотчас послал ему рукопись. В числе других примечаний к рукописи, среди сделанных на полях её "сердца горестных замет", я нашёл и приписку, из которой узнал, как умирал Сержантов. Ещё позже, от бывшего лётчика 9-го Гвардейского авиаполка Героя Советского Союза Алексея Череватенко, работающего после войны в Ростовском аэропорту, я узнал, что Иван Сержантов похоронен в Ростове-на-Дону.

Так собирается воедино из разных источников всё, что я знаю о делах и днях моих герое - жизни и смерти их. Так новые капли падают в океан памяти о моих друзьях. Так, и мёртвые, они ещё живут со мной...

( Из материалов книги И. Я. Бражнина - "В Великой Отечественной..." )

*     *     *

Список всех известных побед Лейтенанта И. Я. Сержантова:
( Из книги М. Ю. Быкова - "Победы сталинских соколов".  Изд. "ЯУЗА - ЭКСМО", 2008 год. )


п / п
Д а т аСбитые
самолёты
Место воздушного боя
( одержанной победы )
Свои
самолёты
117.03.1942 г.1  Hs-126  ( в паре - 1 / 2 )ПесчаноеИ-16, ЛаГГ-3, Як-1.
223.07.1942 г.1  Do-215Вячеславов - Варламовский
306.08.1942 г.1  Ме-109сев. Абганерово
41  "Макки-200"юж. Блиново
504.09.1942 г.1  Ме-109Сталинград
611.12.1942 г.1  Ju-52р-н Сталинграда
71  Ме-109р-н Сталинграда
827.02.1943 г.1  Ju-87юго - вост. Покровское
920.03.1943 г.1  Ju-88  ( в паре - 1 / 2 )Приморская
1025.03.1943 г.1  Ju-88юж. Полушкин

       Всего сбитых самолётов - 14 + 8   [ 8 + 2 ];  боевых вылетов - 260;  воздушных боёв - около 90.


Возврат

Н а з а д



Главная |  | Источники | 

     © AirFighters.RU