Главная | Источники | 


Шпак  ( Никулина ) Т.

Девушка-снайпер.

9 Мая 1965 года. Вместе с Любой Макаровой, Дусей Диановой, Зиной Ватолиной, Лидой Оняновой и другими своими боевыми подругами стою на Красной площади, ждём начала военного парада. Видим - Самсонов, Егоров и Кантария выносят Знамя Победы - и непроизвольно подтягиваемся, становимся по стойке "смирно". Посмотрели друг на друга - улыбнулись и... вспомнили свою школу.

Март 1944-го. Прибыли в Подольск, в снайперскую школу. Попали сначала в "карантин", получили обмундирование и 1 Мая 1944 года приняли присягу. Начались занятия.

В Ноябре 1944 года мы были уже на 1-м Белорусском фронте. Выходим из теплушек на каком-то полустанке, дальше пешком. Земля кругом изрыта воронками. Мелкий кустарник и лес выкорчеван разрывами, пахнет гарью. Здесь недавно был жаркий бой. И эта картина явилась как бы предвестницей многих жарких боёв, в которых нам довелось в дальнейшем побывать.

Наш батальон расположился в городе Модлине, неподалёку от Варшавы. Не терпелось выйти на первую "охоту", доказать, что мы не зря окончили снайперскую школу. Наконец с Машей Чернышовой ходами сообщений мы добрались до нашей ячейки, которая была в дальнем окопе. В соседней ячейке - двое солдат  ( фамилии их не помню ), один из них, который постарше, все нас называл дочками, обещал помочь при необходимости огоньком. Наша ячейка была тщательно замаскирована дёрном, ничто не должно выделять нас на местности. Мы ведь на самом переднем крае, ближе нас к врагу нет никого.

Рассвело совсем, из бойниц отличный обзор. Впереди, примерно в 400 - 500 метрах, вражеская траншея. Оттуда доносятся хлопки одиночных винтовочных выстрелов и пулемётные очереди. Осматриваем нейтральную полосу. Через оптический прицел в синеватой дымке отчётливо видны самые отдалённые цели. Кажется, до них можно дотянуться рукой. На полоске бруствера различию прорези бойниц, но они пусты. Глаза от напряжения устали, начинают слезиться. Опустили винтовки, даём отдых глазам. И снова смотрим, смотрим. Сзади нас по траншее проходят солдаты, удивляются: "Откуда здесь девчата ?", а мы, воспользовавшись моментом, расспрашиваем, где чаще всего высовываются фашисты. Ребята показывают направление и ориентиры и завидуют нашим снайперским винтовкам. Пожелав удачи, уходят.

Незаметно пролетело время до обеда. Поели и опять в свою ячейку. Наблюдаем, но у противника никакого движения, будто враг чует, что за ним следят. Неожиданно что-то мелькнуло в одной вражеской бойнице. Заметили обе, прицелились почти одновременно, но обе и опоздали. Однако держим на прицеле обе бойницы, расположенные недалеко друг от друга. Что-то опять шевельнулось. Я стреляю первой. Маша говорит: "Убит". Через несколько минут прибегает дежурный с НП и поздравляет: "Открыла боевой счёт !"   К вечеру и Маше удалось убить фашиста. Вернулись в землянку. У кого-то из девчат тоже были удачи, а у кого-то день прошёл в бесплодном наблюдении...

Шли дни, боевой счёт увеличивался. Однажды выстраивают на поляне весь батальон. Говорят, что будут вручать награды, приехали командиры из штаба армии. На середину поляны поставили стол, накрыли его красным полотном. Все в начищенных до блеска сапогах и белых подворотничках. Празднично !   И вот торжественное награждение. Выходят смущённые "именинники". Вдруг слышу свою фамилию. Даже растерялась от неожиданности, но девчата подталкивают легонько: "Иди". Мне вручают медаль "За отвагу", поздравляют, жмут руку. Но я как в тумане всё это вижу, часто - часто бьётся сердце. Не помню, как встала обратно в строй. Многие девчата получили в этот день награды. А утром опять на "охоту". Так и жили.

Во время наступления вместе со снайперской винтовкой многие брали санитарные сумки. На "гражданке" я работала медсестрой в госпитале, мне всё было знакомо. Сколько вынесено с поля боя бойцов и офицеров, не считала, думала об одном: быстрее перевязать и вынести, чтобы меньше потерял крови. А кругом рвутся снаряды, свистят пули. Помню, перевязывала раненого, а мимо пробегали бойцы и кто-то крикнул: "Сестрица, в воронку тащи его, надёжнее места еету, один из тысячи снарядов угодит опять в воронку, есть шансы уцелеть". Так и сделала: доставила раненого в воронку, а там уж санитары подхватили его на косилки - ив медсанбат. Однажды в такой ситуации меня довольно сильно контузило. Пришлось полежать в медсанбате...

Вот и до Одера дошли. Он был весь в розовых шапках садов на берегу. За рекой - мрачный город с горбатыми черепичными крышами. Вошли в город. Под ногами трещало стекло. Ветер носит комья бумаг по безжизненным улицам. За войну я повидала многое. Участвовала в разгроме фашистов под Варшавой. Там были сотни разбитых и обгорелых вражеских машин, как бы разбегавшихся от шоссе по огромному вспаханному полю. А тут, вижу, к переправе через Одер идут наши машины. Все новенькие, одинаково тёмно - зелёные трёхосные грузовики. В них, тесно прижавшись друг к другу плечами, сидят солдаты. В новых касках, с воронёными автоматами. И с такими светящимися, одинаково молодыми весёлыми лицами !

За Одером громыхает. Там качается желтое небо, застилается дымом и чернеет. Там - Берлин. Туда мчатся наши "Илы" и тяжёлые бомбардировщики. Там - Победа !   Приближался прекрасный месяц Май...

Вот о чём вспоминала я в кругу боевых подруг на Красной площади.

( Из сборника - "Рождённая войной".   Москва.  Издательство "Молодая гвардия", 1985 год. )


Возврат

Н а з а д



Главная |  | Источники | 

        © AirFighters.RU