Главная | Источники | 

Золотая Звезда Героя Советского Союза

Щукин Лев Кириллович

Л.К.Щукин.

Лев Щукин родился 29 октября 1923 года в городе Ногинске Московской области, в семье служащего. Вскоре семья переехала в город Краснодар, где Щукин пошёл учиться в среднюю школу. В 1939 году он вступил в комсомол и одновременно поступил в Краснодарский аэроклуб. В июне 1941 года Щукин одновременно окончил 10 классов школы и учёбу в аэроклубе и сразу подал документы в Одесскую школу военных лётчиков - истребителей, куда он успешно поступил в августе. С 1941 года в Красной Армии.

Учёба в авиашколе затянулась до начала 1944 года, так как с приближением фронта Одесская школа пилотов эвакуировалась в Киргизию, где обосновалась в городе Фрунзе. Долгое время там были проблемы с горючим и самолётами, которые требовались фронту, и курсанты в большей мере занимались теорией, чем практикой. Только в середине 1942 года начались полёты на УТ-2 и УТИ-4, а в 1943 году в школу поступила более современная авиатехника и меньше стала ощущаться нехватка горючего для учебных полётов.

В начале 1944 года Щукин окончил обучение и был направлен в 13-й запасной авиаполк, расположенный в городе Бобруйске. Щукин так хотел попасть быстрее на фронт, что перестарался - за отличную технику пилотирования он был оставлен в этом полку лётчиком - инструктором. Никакие уговоры и просьбы не помогли, и фашистского зверя добили без участия Льва Щукина - он готовил лётчиков для фронта. Окончание войны он праздновал вместе со всеми, даже не догадываясь, что судьба готовит его для другой войны, в другой части света...

Только в августе 1945 года лейтенант Л. Щукин попал в боевую часть - в знаменитый 18-й Витебский дважды Краснознамённый ордена Суворова 2-й степени Гвардейский истребительный авиаполк на должность старшего лётчика в состав 1-й эскадрильи.

Уже в 1947 году вся 303-я истребительная авиадивизия, куда входил и 18-й Гвардейский ИАП, базируясь на аэродромах под Брестом  ( город Кобрин ), получила на вооружение и приступила к освоению новой реактивной авиатехники - реактивные истребители Як-15 и МиГ-9. Одним из первых, кто освоил эти реактивные истребители в полку, был и Лев Щукин.

В сентябре 1948 года в связи с преобразованием Северо - Западного округа ПВО в Московский район ПВО 303-я ИАД была срочно переброшена в Московский район ПВО и стала базироваться под Ярославлем. Уже через пару месяцев в Ярославле был сформирован 31-й ИАК ПВО  ( с Октября 1949 года - 56-й ИАК ), куда среди прочих авиасоединений, вошла и 303-я ИАД, которой на тот момент командовал полковник Г. А. Лобов. 18-й Гвардейский ИАП расположился на аэродроме Дядьково, где продолжили освоение новой реактивной авиатехники.

МиГ-9 был только переходной машиной и уже к началу 1949 года авиадивизия полностью перевооружилась на более современные самолёты МиГ-15. Как одни из лучших лётчики дивизии принимали участие во всех авиационных парадах над Красной Площадью и других авиационных праздниках, во множестве проводившихся в столице. В числе лучших был и старший лейтенант Лев Щукин.

В июле 1950 года 303-ю ИАД в срочном порядке перебросили на Дальний Восток и передали в состав 54-й отдельной армии ПВО. Задача для лётчиков 303-й ИАД была поставлена предельно просто: переучить лётчиков из различных соединений 54-й отдельной армии ПВО на новую для них реактивную авиатехнику и одновременно прикрыть воздушные границы СССР в Приморье.

В марте 1951 года самолёты и личный состав дивизии были в срочном порядке погружены на эшелоны и отправились в Китай. Перед пересечением границы с Китаем, все документы и советская форма одежды были оставлены на нашей территории и весь личный состав дивизии, от рядового солдата и до командира дивизии, все были одеты в форму китайских народных добровольцев, без каких либо знаков различая. Вскоре эшелоны с техникой и личным составом прибыли в город Мукден, расположенный в Северо - Восточном Китае и 26 марта приступил к сборке и облёту своих самолётов. До мая месяца лётчики 303-й авиадивизии готовились к боям в небе Кореи: изучали район военных действий, тактику и стратегию применения авиации США на этом театре военных действий, а также отрабатывали технику пилотирования и другие приёмы воздушного боя.

В эту боевую командировку Щукин убыл уже опытным лётчиком, будучи в звании старший лейтенант и в должности командира звена, в составе 1-й эскадрильи 18-го Гвардейского ИАП, которой тогда командовал Гвардии капитан А. Ф. Мазнев. Именно лётчикам 18-го ГвИАП выпала честь первыми в дивизии вступить в бой с американскими пилотами. 8 мая 1951 года, в канун Дня Победы, все 3 эскадрильи полка перелетели на прифронтовой аэродром Аньдун, где базировалась другая советская 324-я ИАД под командованием трижды Героя Советского Союза Гвардии полковника И. Н. Кожедуба с задачей помочь этой дивизии в борьбе с авиацией США. Уже во второй половине этого дня Щукин выполнил свой первый боевой вылет в небо Северной Кореи в составе всего полка, но встречи с противником в том вылете не произошло - это был полковой вылет на облёт района боевых действий полка.

Первая встреча с противником у Щукина произошла только на 11 боевом вылете, 28 мая 1951 года. В 15:30 на прикрытие моста в районе Аньдуна вылетела в полном составе 1-я эскадрилья полка в составе 8 МиГ-15бис во главе с Гвардии капитаном Мазневым. В районе Аньдуна они на высоте 9000 метров встретились с 8 истребителями F-86 и вступили с ними в бой, который длился недолго и закончился безрезультатно - "Сейбры" вскоре вышли из боя и скрылись в южном направлении. В этом бою Щукин даже не открывал огня, так как противник был достаточно далеко от него.

1 июня 1951 года Щукин дежурил на аэродроме в готовности номер один. В кабине духота, самолёт пышет жарой. С пункта наведения поступила информация: четвёрка "Мустангов" ведёт разведку на малой высоте. Звено Щукина без промедления поднялось в воздух. Рассказывает сам Лев Кириллович:

- Вечерело. Мы шли от солнца, и "Мустанги" отлично наблюдались. Я дал команду второй паре остаться наверху, а сам спикировал. Это была моя первая атака. И немножко рановато открыл огонь: мимо. Второй раз нажимать некогда - скорость огромная, высоты уже нет. Ручку на себя - выхожу из атаки. Ведущий второй пары Лёша Свентицкий подошёл к американцу и так рубанул, что - "Мустанг" весь аж встрепенулся, стал разворачиваться в сторону моря. Я пошёл во вторую атаку - полупереворотом подошёл к нему метров на 100 и дал из трёх точек. Он прямолинейно упал вниз и скрылся в волнах. Всё... А второго ведомого я "сделал" моментально - зашёл в хвост и снял...

АМериканский истребитель Р-51D 'Мустанг'

Памятным оказался и боевой вылет 17 июня 1951 года. Hас в тот день подняли с задачей отсечь "Сейбры" от основной группы, которая готовилась нанести массированный бомбово - штурмовой удар. У нашей эскадрильи была особая специфика - она сражалась только с истребителями. Бороться с бомбардировщиками и штурмовиками должны были другие. Особого желания драться в тот день не было, хотели покрутиться, не доводя до стрельбы. Hо они от боя не уклонились. И мы его приняли. В том бою "Сейбров" было больше, чем нас. Вижу - сзади заходят, уже "клювы" видны - закрытая пластмассой антенна радиолокационного прицела. Я обернулся - "клюв" рядом, сноп огня ко мне пошёл. Круто пикирую, только успев крикнуть своему ведомому Анатолию Остаповскому: "Остап, держись !"  ( Говорят, сейчас где - то в Черкассах служит священником в церкви. Hе знаю, какой он поп, а лётчик был классный ).

Американец тянулся, тянулся за мной, а потом не выдержал - "клюнул" вниз. Я кладу самолёт на спину - следом за ним - и со всех пушек накрыл. Видел, как от плоскости у него отлетел большой шмат обшивки и потянулся белый шлейф. В страшной круговерти Остаповский от меня оторвался, и я пошёл домой один. Вдруг слышу - удар по самолёту, как будто камешком, а потом град пуль. Фонарь моментально вдребезги, на приборной доске - кровь, ручка управления не слушается - заклинило. Осколок рассёк лицо, рана была такая, что я, извиняюсь за подробности, пальцем через нос до языка доставал. Катапультировался, раскрыл парашют. Когда висел, они по мне стреляли - 4 "Сейбра" сделали по два захода...

Лётчиком американского "Сейбра", подбившего Щукина, оказался Капитан Сэмуэль Пезакрета из 4-го крыла истребителей - перехватчиков ВВС США.

Вскоре в госпиталь к Щукину приехал комдив Лобов. Спросил: "Hу что будешь делать ?"   В наших частях, воевавших в Корее, существовало правило - каждый катапультировавшийся лётчик подлежал отправке на Родину для тщательного медобследования. Отправлялись и получившие ранения, если для лечения требовалось длительное время, страдавшие тяжёлыми болезнями. Но каждый раз, когда решался вопрос такого порядка, лётчики под всякими предлогами пытались остаться в строю, продолжить боевую работу. И некоторым это удавалось. На вопрос комдива Щукин ответил: "Я приехал со всеми и со всеми уеду !"

Лев Щукин - один из самых доблестных наших лётчиков - уничтожил 10 самолётов, был дважды сбит, катапультировался, но продолжал летать. Пополнив свой боевой счёт ещё 5 машинами, опять был сбит, ему снова пришлось покинуть самолёт. И вновь продолжал летать. Такая же история произошла и с капитаном Полянским, который трижды катапультировался, но оставался в строю. Только после вмешательства командира истребительного авиакорпуса генерала Г. А. Лобова, удалось заставить неуёмных лётчиков и их командиров соблюдать установленные правила. Но вернёмся к повествованию нашего Героя:

- 29 августа, впервые после госпиталя, вылетаю на боевое задание. Вдруг - что за чёрт ?   Слышу какой - то посторонний шум, вроде барабанной дроби. Прислушиваюсь. Опустил руки на колени - стихло, убрал - вновь грохот. Ах, вот оно что !   Оказывается, ноги сами по себе выплясывают на педалях. Страшно... Было ощущение: вот сейчас взлечу - и всё, собьют !

С дрожью - "мандражом" Щукин и взлетел. Hо когда увидел противника, всё встало на свои места. В том бою он встретился с английскими самолётами Глостер "Метеор" Мк.8.

29 августа 1951 года австралийские лётчики 77-й АЭ на "Метеорах" провели бой с "МиГами" над Чонджу. Группа истребителей - бомбардировщиков под прикрытием "Сейбров" пыталась в 10:30 прорваться к ГЭС на реке Ялуцзян, которую прикрывали 24 экипажа 18-го ГвИАП под руководством командира полка Гвардии подполковника А. Е. Белостоцкого.

Истребитель Глостер 'Метеор' Мк.8

Английский истребитель Глостер "Метеор" Мк.8 использовался в Корее.

До прихода группы штурмовиков район над Супхун ГЭС попыталась очистить группа "Сейбров" и восьмёрка "Метеоров", которые решили сковать боем лётчиков 18-го ГвИАП. Первыми увидели врага лётчики 1-й эскадрильи, обнаружив на высоте 9000 метров 8 "Метеоров", и, приняв их за бомбардировщиков, атаковали. Вот как описывают этот бой сам Щукин:

- Во время прикрытия в составе полка ГЭС на реке Ялуцзян на высоте 9000 метров встретились с группой "Метеоров". Наша эскадрилья распалась на пары и так атаковала их с разных сторон. Лётчики "Метеоров", уступая нам в скорости, стали применять горизонтальный маневр, нам пришлось приспосабливаться к ним, так как мы впервые вели бой с данными машинами. На одном из маневров   ( вертикаль с доворотом по направлению )  мне удалось сблизиться с одним "Метеором" на дистанцию 100 метров, огнём из всех 3- пушек поразить его левый двигатель, который и взорвался.

Так старший лейтенант Л. К. Щукин добился своей 4-й победы в небе Кореи. Под его удар попал "Метеор" командира 77-й АЭ скуадрон - лидера Уилсона. Его самолёт получил огромную пробоину от снаряда 37-мм пушки "МиГа" как раз в левое крыло машины. Кроме того, осколками снаряда был ранен и сам лётчик. С большим трудом Уилсон долетел и посадил свой подбитый "Метеор" на авиабазе в Кимпо, но его "Метеор" вскоре списали как не подлежащий ремонту.

МиГ-15 Л.К.Щукина.

2 сентября 1951 года большая группа F-80 предприняла налёт на один из районов в зоне "Аллеи "МиГов". На её перехват в начале 10-го часа утра вылетели лётчики 18-го ГвИАП в полном составе, но атаковать F-80 не удалось, так как те заметили на малой высоте около 30 "МиГов" и тут же прекратили налёт и ушли в сторону моря. А вот на лётчиков 18-го ГвИАП навалились лётчики 335-й АЭ на "Сейбрах", завязался тяжёлый воздушный бой, в котором стороны распались на пары и звенья, и завертелась карусель. В первой же атаке "Сейбры" зажали пару старшего лейтенанта Л. К. Щукина. Старший лейтенант Виктор Акатов отбил атаку на своего ведущего, но был сбит капитаном Ральфом Гибсоном со своим ведомым. Но и Лев Щукин не остался в долгу перед американцами и, уйдя от атаки этой пары, сам атаковал пару капитана Гибсона и сбил его ведомого. Это была его 5-я победа в небе Кореи. Вот как это произошло:

- В бою 2 сентября мне удалось на высоте 9000 метров сбить своего 5-го американца, и, на удивление, мне эта победа досталась очень просто. Когда в воздухе встречались такие армады, то воздушные бои принимали очаговый характер и проходили на всех высотах, начиная с 1000 и до 13 000 метров. В пространстве стало так тесно, что на самолёты свои или противника, с которыми непосредственно не взаимодействовал, и не обращал внимания. Видимо, так действовали и американцы.

На одном из маневров на какое-то мгновение сверху вперед моего самолёта с превышением скорости вышел F-86. И по его маневру я почувствовал, что он меня не видит. Мне осталось только довернуть немного, хорошо прицелиться и с дистанции 70 - 80 метров открыть огонь, от которого "Сейбр" клюнул носом и устремился к земле. В момент открытия огня я увидел справа сбоку трассу пуль, она прошла мимо меня, это стрелял по мне лётчик второго "Сейбра". Но мне резким уходом на вертикаль от него удалось оторваться.

Так был сбит самолёт 2-го лейтенанта Лоренса Лейтона, ведомого капитана Гибсона, который погиб в кабине своего "Сейбра". Тем самым Лев Щукин отомстил за гибель своего ведомого !

20 сентября 1951 года на отражение второго налёта ИБА, который состоялся уже в конце дня, были подняты 2 полка 303-й ИАД. Задача лётчиков 523-го полка - сковать боем истребителей прикрытия, а лётчиков 18-го полка - нанести удар по штурмовикам. Вот как это описывает участник сражения Щукин Лев Кириллович:

"При вылете полком на перехват группы противника были с земли наведены на 3 группы штурмовиков общей численностью 24 машины. Их сверху прикрывало 16 "Сейбров". Надо было не дать "Шутам" отработать по переправе, и эту задачу поручили нам. Командир эскадрильи капитан А. Ф. Мазнев со снижением повёл нас на противника с целью врезаться на большой скорости в его боевой порядок и расстроить его, заставить сбросить бомбовый груз не по цели. Это нам удалось. Правда, поначалу ведущие группы F-80 шли спокойно, видимо, надеясь на хорошее прикрытие. Но когда увидели нас, мы уже были близко, а кто-то из наших и стрелял, стали маневрировать, что привело к нарушению боевого порядка и взаимодействия.

Со звеном в составе меня, как ведущего, моего ведомого старшего лейтенанта А. А. Астаповского и второй пары - ведущий старший лейтенант А. А. Свинтицкий с ведомым старшим лейтенантом И. В. Мартьяновым, воспользовавшись замешательством противника, с первой же атаки сбили один "Шут" - это была моя добыча".

Ещё 2 F-80 в этом бою сбил заместитель командира 18-го Гвардейского ИАП подполковник А. П. Сморчков. Лётчики 523-го полка в ходе боя с 16 F-86 в районе Дзюнсен, в период 16:00 - 16:40, хотя никого не сбили, но успешно выполнили свою задачу по сковыванию боем истребителей прикрытия. На этот раз достоверно известно, что по крайней мере 2 "Шутинг стара" в этом бою сбили лётчики 18-го ГвИАП. Согласно изысканиям историка Д. Зампини, в этом бою Л. К. Щукин сбил F-80 с № 49-862 из состава 25-й АЭ 51-й ИБАГ, а его пилот 2-й лейтенант Льюис Плейс погиб. Пилот второго F-80 с № 49-768 из состава 36-й АЭ 8-й ИБАГ 1-й лейтенант Уильям Паг также погиб. Правда, как обычно, американское командование записало эти 2 потери 2 дня спустя, но время и место гибели обоих F-80 совпадают с тем районом, где дрались лётчики 18-го Гвардейского ИАП 20 Сентября 1951 года.

2 октября 1951 года, во второй половине дня, в период с 15:00 по 16:00 командование 5-го ВФ США предприняло налёт на наземные цели в районе Ансю. На отражение этого налёта были подняты группы "МиГов" всех 3-х полков 303-й МАД. На этот раз повезло встретить противника лётчикам 3-й аэ 17-го ИАП, которые в составе общей группы из 24 машин совершали перехват противника в районе Ансю. Они первыми обнаружили 8 самолётов противника, которые опознали как F-80, и пошли в атаку на эту группу.

Американские пилоты, попавшие под удар "МиГов", вызвали помощь в виде трёх звеньев F-86, которые атаковали самолёты 17-го полка. В 15:16 в районе Тэйсю на высоте 9000 метров при ведении воздушного боя с этими "Сейбрами" самолёт, пилотируемый командиром звена капитаном И. Н. Морозовым, сзади сверху с дистанции 200 - 300 метров был атакован парой F-86. В результате атаки самолёт МиГ-15 загорелся и упал в 5 км юго - восточнее Ододо, что 24 км северо - восточнее Сенсен. Лётчик Морозов Иван Николаевич погиб.

На помощь лётчикам 17-го ИАП пришли их товарищи из состава 18-го Гвардейского ИАП под командованием подполковника А. П. Сморчкова и группа "МиГов" 196-го ИАП, которые атаковали группы "Сейбров", дав возможность лётчикам 17-го полка выйти из боя. В этом бою наши лётчики заявили о сбитии 3 F-86, которые записали на счёт подполковника А. П. Сморчкова, старшего лейтенанта Л. К. Щукина и капитана Л. Н. Иванова из 196-го ИАП - у наших лётчиков потерь в этом бою не было.

По заявлению американцев, в этот день лётчики 4-го ИАКР сбили 6 "МиГов". Но полки 64-го корпуса в этот день потеряли всего 2 машины и одного пилота. Скорее всего, самолёт капитана И. Н. Морозова из 17-го ИАП сбил капитан Джордж Данн из 334-й АЭ, а 1-й лейтенант Ллойд Томсон из 336-й АЭ повредил самолёт майора Г. И. Пулова. Остальные победы пилотов "Сейбров" подтверждения не имеют. В свою очередь штаб 5-го ВФ подтверждает потерю 1 RF-80 и 1 F-84 в этот день и повреждение в бою с "МиГами" F-86Е который, видимо, подбил Щукин из 18-го ГвИАП и которому удалось вернуться на свою базу, где этот "Сейбр" был вскоре отремонтирован.

Очень тяжёлыми выдались 3 дня в октябре, с 22-го по 24-е, когда велись ожесточёные бои с самолётами, наносившими удары по строящимся аэродромам. 23 октября разгорелся особенно тяжёлый бой. Ведущий второй пары Свентицкий передал: "Командир, справа большая группа "F-84" будь внимателен !"   Щукин оглянулся и на мгновение растерялся: американцы уже заходили в атаку. Всё помнит в деталях:

- Хотели, видимо, взять на испуг. Думали, уйдём, а мы, наоборот, врезаемся в их строй. Это можно сравнить только вот с чем: идет сплошной поток автомобилей, а ты резко разворачиваешься - и на них. Двое выскочили прямо передо мной. Я чуть довернул и с расстояния в 150 метров полоснул по одному. Огромный шар огня. Я не успел среагировать и влетел в этот шар. Открыл глаза - всё светло. Остатки "F-84" вращаясь, падают вниз.   [ Щукину удалось сбить F-84 с № 50-1220 из состава 111-й АЭ 136-го ИБАК, пилот которого, Джон Шеумекер, погиб. ]

Американский истребитель F-84E-20.

24 октября старший лейтенант Щукин в паре с ведомым старшим лейтенантом А. А. Астаповским вступил в бой с 4 "Метеорамим" сначала на горизонталях, а затем перевёл бой на вертикаль. На вертикальном маневре, где "Метеору" не хватало мощности его двигателей, и подловил Щукин один из них и обстрелял его с короткой дистанции. Три других вышли из боя.  [ "Метеор" лейтенанта Хамильтона - Фостера из 77-й АЭ, долетел до своей базы и совершил благополучную посадку, а машину вскоре восстановили. ]

Последний воздушный бой в октябре провели лётчики 18-го ГвИАП, которые по наведению с КП встретились во второй половине дня 30 октября в районе Дзюнсен с 36 F-84, которые выполняли роль демонстративной группы для отвлечения наших лётчиков от основных сил, работающих внизу по наземным целям. Завязался упорный воздушный бой, в котором обе стороны померялись силами в технике пилотирования. Вот как этот бой описал его участник Лев Кириллович Щукин:

- Иногда доходило до того, что на отдельных участках горизонтальных и вертикальных маневров от перегрузок темнело в глазах. Естественно, моё звено распалось на пары, а в парах боевой порядок стал более плотным, а это почти исключает возможность использования огня ведомых. Изрядно попотев, мне с ведомым старшим лейтенантом А. А. Астаповским удалось на вертикали подрезать маневр и выйти на дистанцию в 150 метров одному "Тандерджету" в хвост - огонь был точен. В этом бою был сбит ещё один F-84, который сбил капитан Н. Л. Корниенко. Однако и 2 наших лётчика, старшие лейтенанты Б. П. Сапожников и И. А. Горский, привезли по нескольку пробоин в своих самолётах.

На самом деле в этом вылете лётчики 18-го ГвИАП перехватили группу F-80 из состава 51-й ИБАГ и группу F-84 из 136-го ИБАКР, которые прикрывали разведывательную миссию разведчика RF-80 из состава 45-й ТРАЭ, и Щукину удалось сбить сам самолёт - разведчик RF-80 с № 44-84849, а его пилот Гранд Мэдсен при этом погиб. Ещё один F-80 с № 49-805 из 25-й АЭ 51-й ИБАГ сбил капитан Н. Л. Корниенко, а его пилот Говард Уилсон также погиб. Был также поврежден ещё один F-80 с № 49-1823 из той же 25-й АЭ, но его пилоту удалось довести свой подбитый самолёт до своей базы, где он катапультировался. Кто из лётчиков 18-го ГвИАП мог его подбить, пока выяснить не удалось.

18 ноября 1951 года американцы предприняли новый крупный налёт на один из участков шоссейной дороги в районе Ансю. В налёте принимали участие до 50 штурмовиков F-84 из 111-й АЭ под прикрытием 30 - 40 F-86. На отражение этого налёта были подняты лётчики 18-го Гвардейского ИАП в полном составе и лётчики 176-го Гвардейского ИАП в составе 20 экипажей. Вот как об этом бое рассказывает его участник Герой Советского Союза Щукин Лев Кириллович:

- Этот налёт осуществляли группами восьмёрок F-84, которые шли последовательно одна за другой на дистанции 2 - 2,5 км. Общее количество восьмёрок доходило до 6, причём выход их в район цели осуществлялся с моря, куда нам было запрещено заходить.

Вылетев полком и придя в этот район, мы обнаружили ниже себя приближающиеся к побережью восьмёрки F-84. Времени в запасе почти не было, и ведущий полка подполковник А. П. Сморчков приказал нашей и 2-й АЭ атаковать их. Третья АЭ пошла на "Сейбры", которые уже "висели" выше.

Наша атака получилась с ходу с доворотом на 120 градусов влево вниз и очень скоростная. Противник шёл на высоте 4000 метров в плотном строю. Наша 1-я АЭ атаковала вторую восьмёрку F-84 организованно, что обеспечило хорошее прицеливание. Естественно, целями были выбраны ведущие; я и мой ведомый, старший лейтенант А. А. Астаповский, в этой атаке сбили по одному F-84 каждый, ещё один повредил капитан А. Ф. Мазнев. Выход из атаки получился не совсем согласованным, что привело к распаду эскадрильи на звенья.

После этой атаки противник рассыпался, и в воздухе завязался маневренный воздушный бой, в котором было очень трудно управлять. Каждый стремился максимально использовать выгодность своей позиции. Так, в этом маневренном бою мне удалось сблизиться и сбить ещё один F-84, это был единственный мой боевой вылет за всё время боёв в небе Кореи, в котором мне удалось сбить сразу 2 самолёта противника.

МиГ-15 Л.К.Щукина.

Hовый, 1952 год не принёс облегчения. 1 января было сразу 3 боевых вылета. Через несколько дней Щукин сбил свой последний "Сейбр" - 11 января сбили уже его. Дело было, по словам Щукина, так:

- Мы в тот день возвращались домой, и вдруг рядом - "клюв". Удар !   В кабину хлынул керосин. Понял, если не выключу двигатель, - сгорю. Выключил. Отвесно падаю с 9000 метров. Через 4 км вывел машину из пике, катапультировался. Подо мной - горы, снега почти нет. Мороз. Я мокрый, весь в керосине, а одет в брючки, рубашечку и китайский френч. Пока спускался, одеревенел. Удар о скалы был страшным, - позвоночник в трёх местах треснул. Лежу, гляжу в небо синее и мысленно с жизнью прощаюсь. Вдруг минут через 10 крик на русском. Оказывается, рядом, на счастье, были позиции наших зенитчиков. Положили меня на носилки, занесли в глиняную хату без окон и дверей, раздели догола, влили в рот кружку спирта и начали спиртом же растирать. Я ору благим матом, а они знай себе трут. Так и оттёрли с того света...

13 ноября 1951 года командир звена 18-го Гвардейского истребительного авиационного полка  ( 303-я истребительная авиационная дивизия, 64-й истребительный авиационный корпус, 54-я отдельная армия ПВО )  Гвардии старший лейтенант Лев Кириллович Щукин за мужество и отвагу, проявленные при выполнении воинского долга, Указом Президиума Верховного Совета СССР удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда"  ( № 9279 ).

23 декабря 1951 года силами 303-й ИАД был отбит не очень крупный налёт F-84 под прикрытием "Сейбров". Сражаясь с "Сейбрами", советские лётчики сбили 2 F-86, один из которых был сбит асом 18-го Гвардейского ИАП капитаном Л. К. Щукиным. Вот что он рассказывает об этом бое:

"Во втором боевом вылете в этот день, я участвовал в воздушном бою с "Сейбрами". Вылет был в составе дивизии, но воздушный бой с F-86 вела только часть лётчиков полка. Обстановка была не очень сложной, но встретившиеся лётчики F-86 были молодцами и задали нам такую карусель, что пришлось держать серьёзный экзамен. Всё же мы с ведомым Толей Астаповским заставили звено "Сейбров" с горизонтали перейти на вертикальный маневр, и, на восходящей правой спирали сблизившись с ними до дистанции в 120 метров, мне удалось сбить один "Сейбр".

24 февраля 1952 года Гвардии капитан Л. К. Щукин в составе полка убыл в Советский Союз.

- Шверник при вручении "Золотой Звезды" зачитал: "Майору Льву Щукину. За образцовое выполнение своего служебного долга". Я был в гражданском. Присутствующие подумали: наверное, какой - то разведчик..."

Л.К.Щукин

Всего за Корейскую кампанию Герой Советского Союза, лётчик 1-го класса, Лев Кириллович Щукин совершил 121 боевой вылет, провёл 37 воздушных боёв, из которых 8 - в составе эскадрильи, 8 - в составе полка и 21 - в составе дивизии. Боевой налёт составил 99 часов 49 минут.

Он стал одним из лучших асов Корейской войны 1950 - 1953 годов. По официальным данным сбил 17 самолётов противника  ( 5 F-86 "Сейбр", 5 F-84 "Тандерджет", 3 F-80 "Шутинг Стар", 2 "Метеор" Мк.8 и 2 F-51 "Мустанг" ), из них лично - 15, в группе - 2. Как снайпер, Щукин и поныне не превзойдён ни одним лётчиком - истребителем в мире: 17 стрельб - 17 побед. Этот результат - 100 процентов ! - является в реактивной авиации уникальным.

В 1956 году Лев Кириллович окончил Военно - Воздушную академию в Монино, служил в Белоруссии. Был командиром 940-го АПИБ, старшим инспектором ВВС округа. Летал Щукин на реактивных самолётах до 1975 года, а затем по заболеванию глаз ему запретили летать. Служил сначала в должности командира авиаполка, позже - старшим инспектором ВВС округа. Затем был советником в Египте и Болгарии. Служба не была безоблачной: слишком был независим, смел и прям. Hачальству это не нравилось, так что большой карьеры он не сделал. За годы службы освоил самолёты: По-2, Ут-2, Як-1, Як-3, Як-7, Як-9, Р-63 "Кингкобра", Як-11, Як-15, Як-17, МиГ-9, МиГ-15, МиГ-17, МиГ-21.

С 1977 года Гвардии полковник Л. К. Щукин - в отставке. Жил в Минске, работал старшим преподавателем Белорусского государственного институтата народного хозяйства.

Ветеран 18-го Гвардейского дважды Краснознамённого орденов Суворова 2-й степени и Почётного Легиона  ( Франция )  полка Л. К. Щукин умер 2 мая 2009 года. Похоронен 4 мая на Московском  ( Восточном )  кладбище в Минске, участок 27.

Награждён орденами: Ленина  ( дважды ), Красного Знамени, Красной Звезды; медалями.

Подробную статью о Л. К. Щукине читайте на сайте - "Герои страны".



Дополнительная информация о Л. К. Щукине.

Герой "неизвестной" войны

Возврат

Н а з а д



Главная |  |  | Источники | 

    -->      © AirFighters.RU