Главная | Источники | 

Золотая звезда Героя Советского СоюзаЗолотая звезда Героя Советского Союза

Сивков Григорий Флегонтович

Сивков Григорий Флегонтович

Родился 10 февраля 1921 года в деревне Мартыново, ныне Кунгурского района Пермской области, в семье крестьянина. Окончил авиационный техникум. С 1939 года в Красной Армии. В 1940 году окончил военную авиационную школу лётчиков.

На фронтах Великой Отечественной войны с декабря 1941 года. Летал сначала на лёгком бомбардировщике Су-2, затем - штурмовике Ил-2. Сражался на Южном, Северо - Кавказском, Закавказском, 3-м Украинском фронтах. Участвовал в боях на Украине и Кубани, Северном Кавказе и в Крыму, в Румынии, Болгарии, Венгрии и Югославии. Был командиром звена, эскадрильи, штурманом полка.

К сентябрю 1943 года командир эскадрильи 210-го штурмового авиационного полка  ( 230-я штурмовая авиационная дивизия, 4-я Воздушная армия, Северо - Кавказский фронт )  старший лейтенант Г. Ф. Сивков совершил 132 боевых вылета на штурмовку вражеских объектов, нанеся противнику большой урон в живой силе и технике.

За образцовое выполнение боевых заданий командования, мужество, отвагу и геройство, проявленные в борьбе с немецко - фашистскими захватчиками, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 1 февраля 1944 года удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда".

К марту 1945 года штурман того же полка  ( 136-я штурмовая авиационная дивизия, 10-й штурмовой авиационный корпус, 17-я Воздушная армии, 3-й Украинский фронт )  капитан Г. Ф. Сивков совершил 181 боевой вылет. Указом Президиума Верховного СССР от 19 августа 1945 года награждён второй медалью "Золотая Звезда".

Войну закончил в Венгрии. Всего совершил 247 успешных боевых вылетов и уничтожил большое количество танков, бронетранспортеров, полевых и зенитных орудий, железнодорожной техники, а также живой силы противника.

После войны работал лётчиком - испытателем. В 1952 году окончил Военно - Воздушную инженерную академию имени Н. Е. Жуковского, защитил диссертацию на соискание учёной степени кандидата технических наук. С 1972 года - начальник кафедры этой академии, доктор технических наук, генерал - майор  ( 1975 год ). Живёт в Москве. Автор книги "Готовность номер один".

Награждён орденами: Ленина, Октябрьской Революции, Красного Знамени   ( трижды ), Александра Невского, Отечественной войны 1-й степени  ( дважды ), Красной Звезды; медалями, иностранными орденами. На родине дважды Героя Советского Союза Г. Ф. Сивкова  ( западной окраине деревни Мартыново ), установлен бюст.

*     *     *

Солнце ещё не успело подняться над горизонтом, а шестёрка штурмовиков, ведомая капитаном Васильевым, была уже в воздухе.

"Сегодня за хвостом поглядывай в оба - враз обрубят", - подумал Григорий Сивков и тут же вспомнил, как несколько дней назад, точно таким же тихим утром, чуть было не стал жертвой собственной неосторожности. А случилось это так. Командование поручило эскадрилье нанести внезапный удар по вражескому аэродрому.

- Этот аэродром, - говорил лётчикам командир полка перед вылетом, - сильно охраняется как зенитными средствами, так и с воздуха. Поэтому во избежание потерь разрешено сделать только один заход.

Григорий хорошо слышал это. Но когда он, оказавшись над целью, сбросил бомбу на выруливающий на старт бомбардировщик, то увидел, что промахнулся. Поэтому бросил машину в крутой разворот. В результате оторвался от своих товарищей. Он решительно направил штурмовик на второй заход. Фашисты пришли в себя и открыли по одиночной машине огонь из зениток. Их огонь был мощным, но беспорядочным. Этим-то и воспользовался лётчик. Он бросил самолёт в новую атаку.

Вражеский бомбардировщик Сивков всё же уничтожил, однако и сам пострадал. На родной аэродром посадил свой штурмовик с продырявленными плоскостями.

...В пышной зелени деревьев никаких подходящих для атаки целей не видно. Григорий даже усомнился, есть ли здесь те цели, о которых говорил командир полка. Но после первых же взрывов бомб сквозь листву здесь и там показались чёрные коробки. "Вот они ! - обрадовался Сивков. - Танки и бронетранспортёры !".

Сейчас Григорий видел каждую деталь этого загадочного леска, где фашисты сосредоточили бронированный кулак для очередного удара по советской обороне. Вот на небольшой поляне отчётливо виден средний танк, а почти вплотную к нему прижался транспортёр. Григорий сбросил бомбу, а вдогонку послал длинную пулемётную очередь. Свой 3-й заход Сивков завершил залпом реактивных снарядов. Но, увлечённый штурмовкой, он значительно оторвался от остальных штурмовиков. Пока разворачивал машину, в воздухе появилась стая вражеских истребителей. Шестёрка "Яков", прикрывавших штурмовики, сразу же вступила в бой.

Вражеский истребитель бросился на самолёт Сивкова. Фашист пытался расправиться с ним атакой с короткой дистанции. Но Григорий успел сделать ловкий маневр, и пули дробно ударили по плоскостям его машины. Еле успел он выровнять штурмовик, как откуда-то снизу вынырнул второй фашистский истребитель. Его пушечный выстрел оказался точным: снаряд врезался в дно фюзеляжа.

Между тем 3-й вражеский самолёт навалился на штурмовик сверху. Его очередь пришлась по кабине. И сразу же по лицу Григория потекла кровь, в глазах замелькали радужные круги... Очнувшись, Сивков инстинктивно взглянул перед собой. Навстречу стремительно неслась земля. Было ясно, что ещё миг - и неуправляемая машина с треском врежется в крутящийся перед глазами пригорок. Григорий потянул ручку управления на себя и нажал непослушными ногами на педали. Через мгновение он почувствовал, как его сильно прижало к сиденью: самолёт стал круто набирать высоту. При взгляде на приборы Григорием снова овладела тревога. Стрелка указателя масла падала к нулю.

К счастью, покрытая дымом линия фронта промелькнула под плоскостями штурмовика до того, как стрелка приблизилась к ограничителю. Григорий направил свой израненный самолёт на зелёное поле, на краю которого вели огонь советские артиллеристы...

Лётчик - штурмовик Сивков в полку слыл мастером ударов. Он был зрелым, опытным штурмовиком. Войну Сивков начал ещё на самолёте Су-2 - лёгком ближнем бомбардировщике - и в первые же месяцы боёв отличился стойкостью, мужеством и мастерством. Не раз он попадал в трудные ситуации и всегда выходил победителем.

Су-2 Г.Ф.Сивкова.

Г.Ф.Сивков с товарищами. 1941 год.

В один из весенних дней 1942 года, когда в степи ещё лежал снег, с фронтового аэродрома, находившегося под Луганском, поднялась эскадрилья лёгких бомбардировщиков Су-2. Крайним слева летел Григорий Сивков, молодой лётчик - комсомолец, сын колхозника из-под Перми. Он уже успел побывать в боях, и потому командир поставил его крайним ведомым - замыкать строй. Это одно из самых тяжёлых и ответственных поручений в боевом порядке группы. У линии фронта бомбардировщиков встретила и стала сопровождать четвёрка наших истребителей.

Внизу, под плоскостями, проплывала заснеженная донецкая земля. Вот и линия фронта. Заговорили фашистские зенитные пушки и пулемёты. Эскадрилья смело вошла в зону зенитного огня и стала сбрасывать бомбы. Они ложились точно вдоль шоссейной дороги, по обочине которой растянулась колонна вражеских танков, тягачей с пушками, бронетранспортеров с пехотой. Чёрные клубы дыма окутали вражескую колонну, а самолёты вновь и вновь повторяли заходы на цель.

- "Мессершмитты" !, - услышал Сивков голос своего штурмана Петра Землякова.

Вражеских истребителей было более двух десятков. Одна группа Ме-109 сделала попытку связать боем наших истребителей, а вторая устремилась на бомбардировщиков. На стороне фашистов было трёхкратное численное превосходство. Эскадрилья сомкнула строй, лётчики быстро приготовились к отражению атаки и, когда несколько "Мессеров" зашли в хвост, встретили их дружным огнём пулемётов. Отбита вторая, третья и четвёртая вражеские атаки.

Тогда немецкие пилоты решили изменить тактику: они попытались отколоть от строя крайний самолёт и уничтожить его. Это был самолёт Сивкова. Григорий знал, что удержаться в строю - это значит победить. Несколько вражеских пулемётных очередей прошили фюзеляж и плоскости его машины. Рули стали тяжёлыми в управлении, но Сивков не нарушил строя. А его боевой друг штурман Земляков посылал в фашистских стервятников одну за другой короткие пулемётные очереди. Так, отбиваясь от врага, и возвратилась эскадрилья на свой аэродром.

- Молодец, Сивков, стойко замыкал строй ! - похвалил молодого лётчика командир.

Похвала радовала, но обстановка на фронте была трудной: враг, оправившись после поражений под Москвой, Ростовом и Тихвином, вновь развертывал наступление.

Су-2 Г.Ф.Сивкова

Су-2 Г.Ф.Сивкова

"Крепче надо бить фашистов, - думал Григорий, - да вот самолёт-то у меня не очень силён. На таком многого не сделаешь. Вот бы на "Ил" пересесть..."

О новых штурмовиках Ил-2 мечтал не один Сивков. Вскоре эта мечта сбылась: из далёкого тыла прибыла партия самолётов Иё-2. В полку объявили приказ: сдать старые, видавшие виды самолёты, получить новые и в кратчайший срок пройти курс переучивания. Эту весть встретили с нескрываемой радостью: все уже знали, какими замечательными качествами обладает новая машина. Лётчики были довольны её скоростью, радиусом действия, бомбовой нагрузкой, пушками и пулемётами, броневой защитой.

Изучив машину, лётчики опробовали мотор, рулили по аэродрому, усваивая особенности поведения самолёта, на котором вскоре предстояло подниматься в воздух каждому самостоятельно. Изучая новую машину, Григорий Сивков много думал об изменении тактики штурмовых действий. Как-то во время очередного учебного полёта Сивков снизился на высоту, меньше рекомендуемой. По поводу этого случая у него произошёл серьёзный разговор с командиром полка.

- Я не оправдываюсь, товарищ майор, - горячо говорил Сивков. - Только мне необходимо уяснить основы тактики наших боевых действий. Да и не только мне. Разрешите высказаться !

- Я вас слушаю, - согласился командир.

- В тактике штурмовиков основой успеха является принцип внезапности, - убеждённо стал доказывать Григорий. - Средством для достижения тактической внезапности служит так называемый бреющий полёт. Но ведь по инструкции бреющий полёт выполняется на высоте от 5 до 25 метров. Нам же рекомендуют летать на высоте не ниже 25 метров. Моё мнение - полной внезапности на такой высоте мы не достигнем. Мы должны бороться за каждый метр, летать так, чтобы как можно теснее прижиматься к земле.

- А безопасность полета, - возразил майор, - какая гарантия безопасности ?

- Безупречная техника пилотирования, - ответил Сивков.

И, подумав, добавил:

- Конечно, летать на высоте 5 - 10 метров - это риск. Но что такое риск ?   И можно ли обойтись без него на войне ?   Только риск должен быть не безрассудным, а осмысленным, грамотным.

Они долго беседовали в тот вечер. В результате пришли к выводу, что штурмовикам необходимо всемерно использовать рельеф местности, летать на минимальных высотах, что обеспечит внезапность атаки.

- Ну что ж, скоро в бой, - сказал в заключение командир, - постараюсь назначить вас ведущим группы. Увидим, каковы будут успехи.

- Дело покажет, - уверенно ответил Григорий.

Ведущий !   Равняясь на него, группа преодолевает зону зенитного огня, выходит на цель и по его команде начинает и ведёт штурмовку наземного противника. А если встречается воздушный враг, то ведущий должен оценить обстановку, принять решение и вести бой. Григорий понимал, какая ответственность легла на его плечи. И это его по-настоящему радовало.

Летом 1942 года разгорелись жаркие бои. Днём и ночью в воздухе не смолкал гул сотен моторов. Помогая нашей пехоте, советские штурмовики успешно громили укрепления, технику и живую силу врага. Лётчик Сивков в те дни по нескольку раз в день поднимался в воздух и водил группы штурмовиков на задание.

С каждым вылетом крепло боевое мастерство Григория Сивкова. Ему поручались всё более ответственные задания. В начале ноября 1942 года, когда фашисты рвались в глубь Кавказа, создалась очень трудная обстановка на одном из участков Южного фронта: вражеские танки прошли к важному пункту, где наших наземных войск почти не было.

Как остановить врага ?   В штабе командующего искали решения. Кто-то предложил поручить это штурмовикам. Командующий сначала поддержал идею, но, выйдя из блиндажа, сразу помрачнел: низко, над самой землей, скрывая цепи гор, плыли тёмно - серые облака. Ни единого разрыва, ни просвета. Моросящий дождь скрывал очертания даже недалеких строений. Да, полёты, безусловно, невозможны. Командир штурмового авиационного полка собрал подчинённых.

- Приказа на вылет нет, - сказал он, - есть только просьба командующего сделать боевой вылет. Район цели вам известен. Там погода, пожалуй, ещё хуже. А обстановка на фронте вам тоже известна. Словом, вам ясно, для чего нужен вылет.

- Лететь можно, товарищ подполковник, - твёрдо сказал Сивков. - Прошу поручить это задание мне.

...Через 10 минут группа Сивкова поднялась с аэродрома и скрылась в тёмно - серой пелене дождя и тумана. Ведущий повёл группу над узкой долиной, ориентируясь по вьющейся змейке дороги, что жалась к каменной гряде. Облака то снижались почти до самой земли, то расступались, и Сивков, оглядывая строй своих штурмовиков, с облегчением убеждался, что все самолёты целы.

На шоссе, что вилось в долине, показалась колонна автомашин. Сивков пропустил её. Пролетели ещё с десяток километров - показались коробки вражеских танков. Штурмовики атаковали их с ходу, сбросили бомбы и обстреляли реактивными снарядами. Несколько танков неуклюже развернулись и застыли на узкой ленте шоссе, загородив собой дорогу.

Сивков повёл группу дальше. В небольшой лощине развернулся и вскоре опять оказался над колонной вражеских танков. Снова штурмовка - и ещё несколько стальных громадин загромоздили шоссе. Штурмовали автоколонну до полного израсходования боекомплекта.

Когда сели на свой аэродром, еле видимый в тумане, первое, что передали Сивкову, была благодарность от командующего наземным соединением. И было за что: вражеские танки не дошли до намеченного объекта.

И  на  Южном  фронте  оттепель  опять.
Тает  снег  в  Ростове, тает  в  Таганроге.
Эти дни когда-нибудь мы будем вспоминать...

Так распевали лётчики одну из полюбившихся песен в часы передышки между боями. А бои были тяжёлые, кровопролитные. Трудно пришлось нашей пехоте, нелегка была служба и боевая работа воздушных бойцов.

Смелым и дерзким броском десантники заняли в тылу врага небольшой плацдарм в районе Новороссийска. Враг яростно обрушился на десантников, которые с безумством храбрых защищали плацдарм, названный "Малой землёй". На помощь героям пришли воздушные бойцы, и среди них - Григорий Сивков. В его наградном листе имеется такая лаконичная запись: "В период с 18 по 24 апреля 1943 года Г. Ф. Сивков 8 раз летал в район Новороссийска ведущим групп от 8 до 32 самолётов, помогая защитникам "Малой земли" отражать атаки вражеских войск. Несмотря на сильный огонь зенитной артиллерии и большую активность истребителей противника, все задания он выполнил отлично".

Разве можно забыть те дни боёв за "Малую землю" ?   Прошли десятки лет с той поры, когда наступила, как пелось в песне, "...и на Южном фронте оттепель опять", а Сивков и поныне помнит малейшие детали, любой эпизод той страдной весны. Ну разве забудешь такое ?

В те ночи лётчики засыпали на короткие часы и снова приступали к новому боевому дню с единственной тревожной мыслью: "Как там, на "Малой земле" ?   Держатся братки ?   Чем помочь им ?"

21 апреля 1943 года погода обещала быть лётной, и это радовало лётчиков - штурмовиков 210-го штурмового авиационного полка. Техники, механики ещё с вечера подготовили машины к боевому вылету, залатали пробоины, полученные над "Малой землёй", подвесили бомбы, зарядили "под завязку" пушки и пулемёты, залили баки горючим, маслом. Лётчики быстро проверили состояние машин, и вот уже капитан Сивков доложил командиру полка Гвардии майору Галущенко о готовности группы к вылету.

- Занять готовность номер один. Цели найдёте на "Малой земле". Вылет - серия красных ракет, - поставил задачу командир полка.

Ждать сигнала долго не пришлось. Видно, с первым проблеском утренней зари на "Малой земле" началась баталия, и помощь "летающих танков" для наших десантников понадобилась немедленно. Взвились в утренней дымке красные ракеты, и в ту же секунду аэродром наполнился гулом работающих двигателей. Сивков ещё раз оглядел строй штурмовиков и повёл первую четвёрку на взлёт. За ней в тучах поднявшейся пыли пошла в воздух вторая четвёрка...

Это раннее утро 21 апреля 1943 года наверняка запомнили и защитники "Малой земли", герои - десантники. На них тогда обрушился шквал артиллерийско - миномётного огня, который бушевал почти час, а после него перед траншеями десантников появились десятки фашистских танков. Враг хотел во что бы то ни стало ликвидировать плацдарм. В эти мгновения помощь с воздуха означала очень многое для наших наземных войск.

Ещё на подходе к "Малой земле" Григорий Сивков по тёмным клубам дыма и всполохам взрывов определил, что в районе цели идёт бой. Он знал, что объект атаки его восьмёрки штурмовиков - вражеские танки, рвущиеся к окопам наших десантников. Быстро принял решение, с какого направления выгоднее всего их атаковать, как лучше угостить вражеских танкистов противотанковыми бомбами, имеющими прекрасное свойство сжигать броню. Построил маневр, стал выводить группу на боевой курс.

И в этот момент... ещё раз подтвердилась истина, что нельзя врага считать глупым. Противник, конечно, предусмотрел вариант с вызовом на поле боя наших штурмовиков. В качестве контрмеры он сосредоточил в этом районе немало истребителей.

Сивков вовремя увидел воздушного врага. Он насчитал 16 "Мессеров", которые с разных направлений заходили в атаку на восьмёрку штурмовиков. Что делать ?   Можно было встать в оборонительный "круг", построить крепкую защиту своих машин. Но ведь каждая секунда дорога для наших десантников, к окопам которых ползут танки. Сивков уже различал их на земле. И он сделал такой маневр группой, что дал возможность стрелкам вести огонь по "Мессерам" и в то же время выполнить главную задачу - нанести удар по танкам врага.

Около 10 минут восьмёрка Сивкова обрабатывала наземные цели, отбиваясь от атак 16 "Мессеров". В итоге - 4 сожжённых танка врага и 3 бронемашины. Вражеская атака была сорвана. Восьмёрка штурмовиков капитана Сивкова без потерь вернулась на свой аэродром, и лётчики стали готовиться к очередному вылету. Такое не забудешь !

Да, немало трудных заданий выполнил в годы войны Григорий Сивков. В боевой практике этого командира не было случая, чтобы он сбился с маршрута, ошибся в отыскании цели или, не выдержав огня вражеских зениток, отвернул в сторону. Курс на цель - это неумолимый закон, которому твёрдо следовал ведущий штурмовиков.

Штурмовик Ил-2.

Летом 1943 года немецкие войска удирали с пресловутой "Голубой линии". Эскадрилья штурмовиков, ведомая капитаном Г. Ф. Сивковым, выполняла боевые задания по штурмовке вражеских колонн. Вот опять Сивков повёл группу штурмовиков во вражеский тыл бомбить железнодорожную станцию, где находились эшелоны противника. Сильным зенитным огнём встретил враг советских штурмовиков. Четвёрка "Илов" упрямо прорвалась через огневую завесу противника. Бомбы посыпались на вражеские эшелоны. Разворот - и ещё одна атака.

Вдруг самолёт Сивкова резко тряхнуло. Машина "клюнула. Стало трудно удерживать её в горизонтальном полёте. Мотор натужно заревел, словно раненый, и вот совсем заглох. Самолёт пошёл резко вниз. Сивков посмотрел на землю, потом на карту. "До линии фронта 15 километров. Не дотянуть..."

Слева - камыш, прямо - небольшая площадка в тылу врага. Выбора нет, и Григорий посадил машину на эту площадку. "Где свои ?" - тревожно подумал он и, глянув вверх, обрадовался: два штурмовика заходили на посадку на ту же площадку. Но что это ?   У первого самолёта не выпустились шасси, и он ушёл в сторону. Второй снизился, потом взмыл вверх, развернулся вдали, зашёл на посадку и подрулил к самолёту Сивкова.

- Товарищ капитан, скорее ! - кричал лётчик, младший лейтенант Калинин.

Когда фашисты начали стрелять из миномётов, Сивков сидел в кабине машины своего верного боевого товарища и вёл штурмовик на взлёт. Внизу, на полянке, он оставил свой разбитый, горящий самолёт.

- Вот я и безлошадный, - сказал он, вернувшись в часть, командиру полка.

- Война есть война, - успокоил его командир. - Машину дадим. Отдыхайте, капитан. Завтра опять в бой. Готовы ?   Нервы не шалят ?

- Всё в порядке, к вылету готов.

И вновь ведущий малых и больших групп штурмовиков капитан Сивков стал водить своих лётчиков на штурмовку врага. Он летал в самую тяжёлую погоду, умело отыскивал цели и метко поражал их.

- С высоты "175" ведёт огонь вражеская дальнобойная артиллерийская батарея. Её огонь мешает нашей пехоте. Точных координат батареи нет - она замаскирована. Вы должны найти батарею и уничтожить ! - таково было очередное задание, полученное Сивковым.

Четвёрка тяжело нагруженных бомбами штурмовиков поднялась над аэродромом и полетела в сторону фронта. Сивков предварительно изучил район цели по карте и пришёл к выводу, что вражеские орудия находятся на западном склоне высоты. Для того чтобы удар был внезапным, следовало подойти с тыла и на самой малой высоте. Это решение оказалось верным. Ведущий первым обрушил бомбовый груз на фашистских артиллеристов. Вскоре наземные войска сообщили: наши штурмовики на высоте "175" уничтожили вражескую батарею и наблюдательный пункт. Всё, казалось, просто. Но сколько для этого потребовалось мастерства, умения действовать согласованно, точно, организованно !

...После ожесточённых боёв в районе озер Балатон и Веленце войска 3-го Украинского фронта прорвали вражескую оборону и неудержимо устремились на Вену. Наступление наших наземных войск поддерживалось с воздуха. Враг отступал...

Воздушная разведка установила, что возле моста у города Веспрем образовалась пробка. Сотни вражеских машин, танков, орудий и большое количество живой силы скопились на переправе. Наше командование выслало на эту цель 20 самолётов - Ил-2. Группу вёл капитан Сивков.

Под крылом - чёрные квадраты виноградников, небольшие хутора, нитки каналов, шоссе. Ещё один взгляд на землю, затем на карту - скоро цель.

Как смерч, обрушились наши штурмовики на врага. Ведущий самолёт сбросил серию бомб на голову колонны. Запылали машины и танки, заметались в страхе фашисты. Вот появились истребители врага. Не дрогнули, не испугались наши штурмовики. Продолжая бомбить колонну, они построились в оборонительный круг. Храбрецы воздушные стрелки отражали атаки "Мессеров". Всё новые и новые гигантские костры вспыхивали на Венском шоссе - то пылала вражеская техника.

Воздушное фотографирование показало, что первые же бомбы, сброшенные ведущим, угодили в цель. Эта и другие штурмовки, проведённые Сивковым, свидетельствовали о том, что он стал настоящим мастером своего дела, лётчиком высокого класса, воином, который умеет добиваться победы в любой обстановке.

Более 240 боевых вылетов совершил Григорий Сивков за годы войны. Он штурмовал фашистские войска в Тамани и Донбассе, на Днепре и Дунае, возле Измаила и Тульчина, под Будапештом и на Балатоне, а закончил свой боевой путь в Австрии. Сначала он был ведущим звена, а потом целых групп, состоявших из 20 и более самолётов. 176 раз водил Григорий Сивков группы Ил-2 на штурмовку вражеских позиций. И после каждого штурмового удара его группы фашисты недосчитывались немало танков, автомашин, орудий, бронетранспортёров. Войну Сивков закончил майором, Героем Советского Союза. А вскоре после окончания войны, в августе 1945 года, он был удостоен второй медали "Золотая Звезда". Так наградила Родина своего верного сына за его доблестный ратный труд, за мужество и высокое мастерство, проявленные в боях.

...Почти каждый год в летний отпуск прославленный лётчик - дважды Герой Советского Союза Григорий Флегонтович Сивков бывает в Перми, где он учился и где впервые ощутил радость полёта. Он гостит в родном колхозе. Там живут его отец и мать - уважаемые в округе люди.

В каждый свой приезд в колхоз Григорий Флегонтович сообщает родителям какую - нибудь новость. Вот он познакомил родителей и односельчан со своей верной подругой - женой Екатериной Васильевной Рябовой, Героем Советского Союза, совершившей в годы войны около 900 боевых вылетов. Екатерина Васильевна после войны защитила диссертацию и получила учёную степень доктора наук. Вот он приехал уже слушателем Военно - Воздушной инженерной академии имени Н. Е. Жуковского, затем - адъюнктом этой академии, а через 3 года - кандидатом технических наук.

Боевой лётчик, инженер, ученый - это нынешний день нашей авиации, который наглядно олицетворяет Г. Ф. Сивков.

В небольшой деревеньке Мартыново, недалеко от Кунгура, возвышается на постаменте бюст дважды Героя Советского Союза Григория Сивкова. В бронзе навеки запечатлён образ богатыря земли русской, сражавшегося с фашистской нечистью мужественно и умело.

( Из материалов сборника - "Люди бессмертного подвига".  Москва, 1975 год.)

Возврат

Н а з а д



Главная |  |  | Источники | 

    -->      © AirFighters.RU