Главная | Источники | 

Золотая звезда Героя Советского Союза

Скобарихин Витт Фёдорович

Скобарихин Витт Фёдорович

Родился 25 июня 1910 года в Москве, в семье рабочего - текстильщика. В 1918 году с семьёй переехал в деревню Каляево  ( Медынский район Калужской области ), где окончил неполную среднюю школу. В 1925 году вернулся в Москву и поступил учеником на ткацкую фабрику "Красный текстильщик". После окончания школы ФЗУ работал картонщиком, помощником мастера. В мае 1931 года без отрыва от производства окончил Московский текстильный техникум и по партийной путёвке поступил на учёбу в Ленинградскую военно - теоретическую школу ВВС, после окончания которой продолжал учёбу в 14-й военной школе лётчиков в городе Энгельс. С июня 1933 года служил в 92-м разведывательном авиаотряде Забайкальского военного округа. В 1936 году был назначен командиром звена 21-й истребительной эскадрильи, а в 1937 году - командиром авиаотряда. В 1938 году старший лейтенант В. Ф. Скобарихин был переведён в 22-й ИАП на должность заместителя командира эскадрильи И-16, а в 1939 году назначен командиром эскадрильи.

С 23 мая по 16 сентября 1939 года участвовал в боях с японскими милитаристами в районе реки Халхин - Гол. Командир эскадрильи 22-го истребительного авиационного полка старший лейтенант В. Ф. Скобарихин совершил 169 боевых вылетов, в 26 воздушных боях сбил 11 самолётов противника  ( в том числе 1 - тараном ).

29 августа 1939 за мужество и воинскую доблесть, проявленные в боях с врагами, удостоен звания Героя Советского Союза.

После боёв в Монголии служил инспектором по технике пилотирования ВВС 1-й армейской группы, ВВС Сибирского и Забайкальского округов.

На фронтах Великой Отечественной войны с первого до последнего дня. Cражался под Москвой, на Западном, Сталинградском, Южном, Северо - Кавказском, Воронежском, 1-м и 4-м Украинских фронтах.

Был командиром 64-го штурмового авиационного полка и заместителем командира 89-й штурмовой авиационной дивизии. Получив звание подполковника, был назначен заместителем командира по воздушно - стрелковой службе 201-й  ( позднее ставшей 10-й Гвардейской Сталинградской Краснознамённой, ордена Суворова 1-й степени )  истребительной авиационной дивизии. С боями прошёл в ней путь от Сталинграда до Чехословакии. Участвовал в боевых действиях на Кубани, под Курском и Киевом.

После войны служил в частях ВВС. С 1948 года работал в ДОСААФ. С Июля 1954 года Гвардии полковник В. Ф. Скобарихин - в запасе. Жил в Москве. С 1962 года был научным сотрудником музея - панорамы "Бородинская битва". Умер 25 августа 1989 года. Похоронен на Хованском кладбище.

Награждён орденами: Ленина  ( дважды ), Красного Знамени   ( дважды ), Отечественной Войны 1-й степени ( трижды ), Красной Звезды; медалями, монгольскими орденами Боевого Красного Знамени  ( дважды ) и чехословацким "Военный Крест 1939 года".

*     *     *

Когда партийная организации московской фабрики "Красный текстильщик" обсуждала заявление о приёме в ряды партии, поданное молодым мастером Виттом Скобарихиным, послышались одобрительные реплики:

- Знаем, нашей, ткацкой косточки !

- Парень стоящий !   В деда. Его, рабочей закваски. Достоин !

На фабрике многие хорошо знали отменного специалиста деда Егора Байкова, его дочь Марию, ткачиху, и её мужа - текстильщика Фёдора Скобарихина, погибшего в Первую Мировую войну в Карпатах. 14-летним подростком пришёл в этот рабочий коллектив их первенец - Витт, названный несколько необычным в православии, но числящимся в церковных святцах именем, в честь мастера цеха, уроженца каких - то западных земель. Поначалу парнишка трудился картонщиком  ( есть такая должность в текстильном производстве ), а затем, окончив фабрично - заводское училище и продолжая работать в цехе, поступил в вечерний техникум. Словом, поддержал добрые трудовые традиции семьи - славной династии рабочих бывшей Голутвинской мануфактуры.

В пору первой пятилетки, как известно, в нашей стране широко развернулось строительство отечественной авиации, усилилась подготовка лётных кадров. В январе 1931 года IX съезд ВЛКСМ принял решение о шефстве над Красным Воздушным Флотом. Прозвучал призыв: "Комсомолец, на самолёт !"   Тысячи юношей и девушек откликнулись на этот призыв, поступали в авиационные школы, приходили в авиационные части. Авиация страны, особенно военная, быстро развивалась. В мае 1931 года уехал на учёбу в военно - теоретическую школу ВВС и студент выпускного курса техникума Витт Скобарихин.

Перед тем как отправиться на учёбу, будущие авиаторы беседовали с тогдашним начальником Военно - Воздушных Сил Я. И. Алкснисом. Тот живо обрисовал молодым ребятам и предстоящие трудности, и радости, которые в полной мере испытает каждый, овладевший искусством полёта. И всё, о чем говорил командарм, сбылось. Витту Скобарихину и его товарищам довелось немало потрудиться, осваивая утлые "Аврушки", а затем более строгие в управлении фанерные Р-1.

Хотя курс обучения был насыщенным и трудным, Скобарихин, имея среднее образование, учился успешно. В январе 1932 года он закончил учёбу в Ленинграде и затем в течение полутора лет продолжал образование в Энгельсской школе военных лётчиков.

В 1933 году Витт Скобарихин стал военным лётчиком. Авиационный отряд, в который Скобарихин получил назначение после окончания учёбы на должность старшего лётчика, размещался в одном из самых неблагоустроенных военных городков Забайкалья. Там, в суровых условиях, на разных аэродромах ему выпало прослужить почти 10 лет. Сначала летал на самолётах - разведчиках Р-5, а потом его перевели в истребительную авиачасть, где он освоил И-5 и более скоростной И-16.

Суровая природа, неблагоприятные климатические и бытовые условия осложняли учебно - тренировочный процесс и жизнь лётчиков, но, с другой стороны, закаляли их физически и морально, вырабатывали способность переносить лишения и трудности. Служба у Скобарихина шла успешно. В одной из характеристик того времени отмечалось:

"Лейтенант Скобарихин одним из первых освоил новый истребитель И-16. Летает грамотно. Стрельбу по конусу выполнил отлично. Инициативен, требователен к себе и подчинённым. Авторитетом пользуется. Заслуживает присвоения очередного воинского звания "Старший лейтенант".

Однополчане нередко любовались его чёткой работой в пилотажных зонах; каждая фигура - от простейшего боевого разворота до сложного иммельмана - выполнялась им с безукоризненной чистотой. В учебных воздушных боях, во время стрельб по конусам или наземным мишеням он всегда был одним из наиболее умелых. Сюда, в Забайкалье, нет - нет да и доносились вести о том, как отважно сражаются советские лётчики - добровольцы в далекой Испании, трудовой народ которой мужественно боролся с фашизмом. Скобарихина интересовали тактические приёмы, используемые нашими авиаторами в воздушных схватках в небе Барселоны, Гвадалахары и Мадрида. Иные из них он старался освоить в тренировочных полётах. Не оставлял без внимания и боевой опыт, полученный советскими истребителями - добровольцами, помогавшими народу Китая вести освободительную войну против империалистической Японии. Узнавая подробности действий лётчиков - добровольцев, Скобарихин по - доброму завидовал им, сожалея в душе, что не находится среди них.

Но пришло и его время. Весенним утром 1939 года полк, вылетев по тревоге, приземлился на полевой посадочной площадке в монгольской степи и сразу вступил в воздушные бои с японскими лётчиками, которые поддерживали вторжение своих войск на территорию дружественной Советскому Союзу Монгольской Народной Республики. Развязывая этот вооружённый конфликт в районе реки Халхин - Гол, японские милитаристы намеревались превратить Монголию в свой плацдарм для нанесения в дальнейшем ударов с юга на север, затем выйти на Транссибирскую железнодорожную магистраль, захватить Сибирь и другие районы нашего государства. Правительство СССР, выполняя договор о взаимопомощи, дало указание своим войскам защищать монгольские границы так же, как границы нашей страны. Началась необъявленная война, длившаяся более 100 дней, в ходе которой японские захватчики были наголову разгромлены.

В начале боевых действий старший лейтенант Скобарихин был помощником командира 2-й эскадрильи. Выбывал из строя руководящий состав полка, и Витт Фёдорович вскоре стал командиром эскадрильи.

И-16 тип 17 из состава 22-го ИАП, 1939 год.
И-16 тип 17 из состава 22-го ИАП, 1939 год.

На первых порах полку не повезло. Эскадрильи вылетали к Халхин - Голу в полном составе, а на свой аэродром возвращались считанные машины. Кого - то сбивали в воздушной схватке, у кого - то оказывалась неисправной материальная часть. В этих первых боях погиб друг Витта - Николай Черенков. Эскадрилья Скобарихина пока что потерь не имела, однако и победами похвастать не могла.

Положение резко изменилось, когда в район боевых действий прибыла группа опытных лётчиков - асов во главе с комкором Я. В. Смушкевичем. Обладая солидным боевым опытом, приобретённым в небе Испании и Китая, они стали наставниками ещё недостаточно обстрелянных авиаторов. Боевым инструктором Скобарихина, о котором он с благодарностью вспоминал, был Горой Советского Союза Борис Смирнов.

- И он, и другие асы прежде нечто учили нас хорошо переносить большие перегрузки, тренировали в быстроте взлёта по тревоге, - вспоминал Витт Фёдорович. - И то и другое было очень важным. Прежде, до боевых действий, мы пилотировали чисто, но излишне плавно. А воздушный бой потребовал пилотажа более стремительного, резкого, при котором возникают сильшые перегрузки. Быть способным переносить их - значит увереннее выполнять боевой маневр, вести огонь по противнику наверняка. А предельная быстрота взлёта, когда в небе неожиданно появлялись вражеские самолёты, тоже создавала преимущества в схватке с ними.

В.Ф.Скобарихин

И дела постепенно пошли лучше. Запомнилось 22 июня 1939 года, в котором Скобарихин открыл свой боевой счёт. Над монгольской степью несколько часов длился ожесточённый бой. Со стороны противника - 120 самолётов, с нашей - около 100. Когда в машине кончалось горючее, лётчик вёл её на посадку, заправлялся бензином, брал боеприпасы и снова устремлялся в бой. В небе то и дело вспыхивали факелы загоравшихся самолётов, распускались парашюты пилотов сбитых машин. В этой огненной купели приняли боевое крещение многие лётчики 22-го полка, потерявшие в тот день своего командира Н. Г. Глазыкина. Полком стал руководить майор Григорий Пантелеевич Кравченко. Под его началом ещё более укрепилось боевое мастерство лётчиков всех 6-ти эскадрилий части.

С того дня в небе над Халхин - Голом почти ежедневно разыгрывались крупные воздушные схватки. А в период Баянцаганского сражения Скобарихин поднимал свою эскадрилью в воздух по 4 - 5 раз в день.

20 июля 1939 года, Скобарихин в неравном бою, выручая своего товарища - старшего лейтенанта В. Н. Вусса  [ Впоследствии, в годы Великой Отечественной войны, генерал - майор авиации Вусс Василий Никифорович командовал 309-й истребительной авиационной Смоленской Краснознамённой дивизией ] - смело пошёл на таран японского истребителя. Сбив его, он, несмотря на повреждение машины, сумел дотянуть до своего аэродрома. Это был один из первых таранных ударов.

С того летнего дня прошло более 40 лет, но Витт Фёдорович отчётливо помнил все детали той ожесточённой схватки. Не заглядывая в сохранившиеся с той поры листки дневниковых записей о действиях эскадрильи, он мог рассказать очень многое о подвигах своих однополчан, в том числе и тех, кто впоследствии также удостоился высокого звания Героя Советского Союза: Николая Гринёва, Виктора Чистякова, Антона Якименко, Василия Трубаченко...

А подробности боя таковы. В тот день эскадрилья уже в 4-й раз вылетела в район Халхин - Гола на прикрытие своих войск. Шли девяткой и, как принято было в ту пору, плотным строем. Высота - 3500 метров. Несколько выше - сплошная облачность. Из - за неожиданно вывалился отряд японских И-97. Окраска у них сверху белая, снизу - голубоватая. При таком камуфляже в воздухе их сразу и не заметишь. Один из ещё не обстрелянных лётчиков эскадрильи, Василий Вусс, в это время, видимо, из - за неполадок в работе мотора несколько отстал от строя. Скобарихин увидел, как к отставшему устремились 2 японских самолёта.

Просигналив "клевком" летевшему рядом комиссару эскадрильи Фёдору Голубю  ( радио тогда на самолётах не было ) - принимай, мол, командование на себя, Скобарихин круто развернулся и пошёл в лобовую атаку на противника. Открыл заградительный огонь, а с дистанции 150 метров - прицельный. Видел, как пулемётные трассы впивались в обтекатель мотора японского самолёта, но пилот его оставался невредимым.

- И такая тут меня злость взяла, - рассказывал Витт Фёдорович, - что решил таранить самурая. О таком способе атаки, давным - давно применённом Пётром Нестеровым, мы, лётчики, не раз поговаривали между собой. Противник, испугавшись лобового удара, задрал машину. А я винтом своего И-16 рубанул её по фюзеляжу, плоскостью задел за колесо шасси...

В.Ф.Скобарихин в своём И-16 после тарана.

Японский самолёт стал беспорядочно падать. Машину Скобарихина затрясло, она вошла в крутую спираль. При ударе Скобарихин потерял сознание. Очнувшись, расстегнул было пряжку привязных ремней, чтобы выпрыгнуть с парашютом. Но видя, что высота ещё есть, попытался вырвать И-16 из спирали. На высоте 150 метров это удалось сделать. Несмотря на погнувшийся винт, он долетел до своего аэродрома и, чтобы не мешать взлетам и посадкам других машин, приземлился неподалеку в степи. Сюда на полуторке вместе с инженером Тонетко срочно прибыл комполка Кравченко. С присущей ему резковатостью поинтересовался:

- Столкнулся, братец ?  С кем же ?

А инженер, уже осматривавший машину, достал из повреждённого крыла какой - то металлический обломок и кусок резины и воскликнул:

- Да он же, Григорий Пантелеевич, таранил противника !

На кусках металла и резины отчётливо чернели японские иероглифы...

Вскоре появился и только что приземлившийся Фёдор Голубь. Впопыхах, не заметив Скобарихина, он доложил командиру полка: вели бой, сбили 2 И-97, третью машину протаранил комэск и, видимо, погиб; наш лётчик Вусс сел на вынужденную. Как потом оказалось, он был ранен. Опоздай на секунду - другую Скобарихин с таранным ударом - товарища не стало бы...

Японский истребитель Ki-27.

[ По неофициальным источникам, тарана Скобарихина на самом деле не было. Эту историю придумали - время было такое. Его наградили, отправили в тыл и никто не оспаривал этот факт. А колесо японца он действительно привёз из полёта - японский самолёт взорвался в воздухе и обод зацепился за трубку пито. ]

Всего в той 100-дневной военной кампании Витт Фёдорович, участвуя в 26 воздушных схватках, сбил 11 самолётов противника  ( 5 лично и 6 - в группе с товарищами ). Около 170 раз он поднимался в воздух на прикрытие своих войск, разведку, штурмовку вражеских позиций, поддерживая вместе с другими лётчиками полка действия танкистов комбрига М. П. Яковлева, мотострелков полковника И. И. Федюнинского, пехотинцев майора И. М. Ремезова, кавалеристов монгольской Народной армии.

В последнем бою - бывает и такое ! - его спас замок привязных ремней. Пуля, ударив в замок, отбила от него крючок, потеряла силу и не задела лётчика. 29 августа 1939 за мужество и воинскую доблесть, проявленные в боях с врагами, Витту Фёдоровичу Скобарихину было присвоено звание Героя Советского Союза.

В.Ф.Скобарихин

...Когда началась Великая Отечественная война, лётная служба майора Скобарихина продолжалась там же, в Забайкалье. Командуя авиационной частью, он пристально, по сводкам Совинформбюро, служебным материалам, следил за воздушными боями, развертывавшимися на всем протяжении огромного советско - германского фронта. Самоотверженно, героически вели себя советские лётчики.

Витту Фёдоровичу, как и многим другим офицерам, несшим воинскую службу далеко от мест, где гремели сражения, страстно хотелось поскорее попасть на фронт, стать в один боевой строй с теми, кто мужественно защищал Радину. И благородное желание это сбылось лишь после того, как отгремела великая битва под Москвой, где врагу был учинён сокрушительный разгром, где занялась заря всех наших будущих побед. Освоив новый самолёт Як-1, Скобарихин прибыл пи Западный фронт, и только что созданную 1-ю Воздушную армию, в командование которой вступил Герой Советского Союза Тимофей Куцевалов, давний его однополчанин.

В мае 1942 года майор В. Ф. Скобарихин получил назначение в 201-ю истребительную авиадивизию  ( 2 февраля 1943 года 201-й ИАД было присвоено почётное наименование "Сталинградская". Приказом НКО СССР № 264 от 24.08.1943 г. дивизия была преобразована в 10-ю Гвардейскую ИАД, 7.11.1943 года Указом Президиума ВС СССР награждена орденом Красного Знамени, Указом Президиума ВС СССР от 19.02.1945 года - орденом Суворова 2-й степени. В ходе Великой Отечественной войны с 10.05.1942 по 11.05.1945 гг. лётчики 10-й ГвИАД произвели около 63 000 самолёто - вылетов, сбросили 7516 бомб, в воздушных боях и на аэродромах уничтожили 1267 самолётов, 22 лётчика дивизии удостоины звания Героя Советского Союза ).

Командир дивизии А. П. Жуков, тоже бывший лётчик - забайкалец, возложил на Скобарихина очень важную задачу: освоение новых методов управления действиями истребителей над полем боя, руководство службой авианаведения. Располагаясь с радиостанцией и авианаводчиками в боевых порядках соединения наземных войск, с которыми взаимодействовали авиаторы, надо было командовать своими истребителями, предупреждать о появлении воздушного противника, нацеливать на него своих лётчиков, вызывать с аэродромов группы наращивания сил, удовлетворять заявки сухопутных войск о прикрытии их от вражеских бомбардировок, а если представится возможность, то и осуществлять штурмовые действия по наземным целям.

Часто, бывая на станциях наведения, Витт Фёдорович не переставал восхищаться, как мужественно, с исключительным присутствием духа переносят трудности боевой обстановки солдаты и офицеры наших наземных войск. Десятки раз приходилось вместе с ними попадать и под сильные вражеские бомбёжки, и под прицельный артиллерийский, а то и пулемётный огонь противника. А "сухопутчики", в свою очередь, высоко ценили отвагу советских лётчиков, которые на глазах пехотинцев или танкистов совершали выдающиеся подвиги в воздушных схватках над полем боя, в том числе сбивали вражеские самолёты с помощью таранных атак.

В мае - июне 1942 года, в период оперативной паузы на фронте, дивизия совместно с другими авиационными соединениями армии вела борьбу за господство в воздухе, прикрывала боевые порядки частей 20-й армии, вела воздушную разведку. Одновременно частью сил прикрывала группу войск генерала Белова, которая совершала рейд по тылам противника. Кроме этого ежедневно выделяла 10 экипажей, которые находились в распоряжении командарма в двухминутной готовности.

Авиационные части соединения вели боевые действия, базируясь в основном на полевых аэродромах. Штаб дивизии размещался в населённом пункте Новинки  ( 12 км севернее Можайска ). В этот период истребительные полки дивизии произвели 1018 самолёто - вылетов. В 29 схватках с противником было уничтожено 42 вражеских самолёта.

4 июля 1942 года дивизия была перебазирована на полевые аэродромы в районе Волхова.

С 4 по 14 июля на Брянском направлении дивизия произвела 1396 боевых вылетов на прикрытие наземных войск и в боях сбила 39 бомбардировщиков и 19 истребителей противника.

В августовских боях 1942 года дивизия прикрывала ударную группировку 20-й армии и обеспечивала боевые действия частей 214-й ШАД. Только с 4 по 12 августа 1942 года лётчики дивизии сбили 47 самолётов противника.

В августе 1942 года Скобарихин был назначен командиром 89-й штурмовой авиадивизии Забайкальского военного округа.

В январе 1944 года он вернулся на фронт, получив новое назначение - стал заместителем командира 10-й Гвардейской истребительной авиационной Сталинградской Краснознамённой дивизии.

25 апреля 1944 года 10-я ГвИАД была перебазирована в Прикарпатье для отражения контрудара немецких войск. Штаб дивизии находился в городе Черновцы.

В.Ф.Скобарихин

12 июля 1944 года дивизия была передислоцирована на полевые аэродромы для участия в наступательной операции на Львовском направлении. Штаб дивизии разместился в селе Янув. В ходе Львовско - Сандомирской операци дивизия обеспечивала прикрытие 4-й танковой армии. За 2 недели операции было произведено свыше 1500 боевых вылетов, в воздушных боях и на аэродромах уничтожено 93 самолёта противника.

С середины января 1945 года дивизия действовала на Краковском направлении. Полки дивизии были рассредоточены на полевых аэродромах Санок, Попеле и Борислав.

В январе - феврале 1945 года лётчики дивизии сбили 57 самолётов и 5 аэростатов - корректировщиков противника. За мужество и героизм, проявленные личным составом при освобождении Южной Польши, и активное содействие наступающим войскам 38-й армии на Краковском направлении Указом Президиума Верховного Совета СССР от 19.02.1945 года дивизия была награждена орденом Суворова 2-й степени.

С 10 марта 1945 года дивизия с началом Моравско - Остравской операции выполняла различные боевые задачи с большой нагрузкой. В среднем на каждого лётчика приходилось по 3 - 4 боевых вылета в день.

С 25 по 28 апреля 1945 года лётчики дивизии провели 13 групповых воздушных боёв, в результате которых сбили 33 самолёта противника.

Боевые действия в Польше и Чехословакии показали, насколько возросло мастерство личного состава дивизии. В период с 1.01 по 01.05.1945 года лётчики соединения произвели 5711 самолёто - вылетов. В воздушных боях было уничтожено 167 и подбито 46 вражеских самолётов.

1 мая 1945 года лётчики дивизии произвели 214 боевых вылетов на сопровождение штурмовиков.

Командование 10-й ГвИАД.

Много времени провёл на станции наведения РУС-2 заместитель командира 10-й Гвардейской Сталинградской истребительной авиадивизии Герой Советского Союза В. Скобарихин. Опытный лётчик, следя за воздушным боем, умело наводил наши истребители на вражеские самолёты, вовремя предупреждал о нависшей опасности, подсказывал лётчикам о применении более выгодного маневра.

Так, в середине июля 1944 года он находился у радиостанции наведения, расположенной в 60 километрах восточнее Львова. Восьмёрка истребителей, ведомая Гвардии лейтенантом П. Власовым, сопровождала группу "Ильюшиных". В районе Золочева их атаковали "Фокке - Вульфы". Завязался воздушный бой, исход которого для фашистов был плачевным. В короткой схватке наши лётчики сбили 5 самолётов противника и без потерь вернулись на свой аэродром. Такого успеха лётчики добились не без помощи радиостанции, с которой В. Скобарихин со знанием дела руководил боем.

Счастливый день победы Гвардии полковник В. Ф. Скобарихин встретил в Чехословакии под Остравой. По некоторым источникам, в период Великой Отечественной войны он сбил 10 немецких самолётов.

24 июня 1945 года на Красной площади в Москве состоялся Парад Победы. На этом историческом параде в составе сводного полка 4-го Украинского фронта участвовали и воины 10-й Гвардейской истребительной авиационной дивизии во главе с командиром дивизии Генерал - майором авиации В. П. Уховым. Среди участников парада были и Герой Советского Союза В. Ф. Скобарихин.

После войны Витт Фёдорович продолжил службу в Закарпатье. Командовал истребительной авиадивизией. Но вскоре, по состоянию здоровья, ему пришлось расстаться с авиацией. С 1948 года работал в Центральном и Московском городском комитете ДОСААФ. В 1954 году вышел в запас. Жил в Москве.

Многие посетители музея - панорама "Бородинская битва", обращали внимание на одного из руководителей экскурсий - у него седые волосы, сухощавое, красивое лицо, спокойные манеры. С глубоким знанием дела рассказывал он экскурсантам о подвиге русских солдат, совершённом в 1812 году на полях Подмосковья в сражении с иноземными захватчиками. Это был Витт Фёдорович Скобарихин, более 15 лет работающий там научным сотрудником. Своему новому делу на поприще военной истории Родины он отдавал ту же энергию, то же вдохновение, какими были насыщены три десятка лет его жизни в Военно - Воздушных Силах.



Возврат

Н а з а д



Главная |  |  | Источники | 

    -->      © AirFighters.RU