Главная | Источники | 

Золотая Звезда Героя Советского Союза

Спириденко Николай Кузмич

Спириденко Николай Кузмич

Родился 12 января 1917 года в деревне Березуга Сиротинского   ( ныне Шумилинского )  района Витебской области, в семье крестьянина. Окончил 7 классов неполной средней школы, финансовый техникум и аэроклуб в городе Витебске. Работал бухгалтером на фабрике "Двина". С 1937 года в рядах Красной Армии. В 1938 году окончил Борисоглебскую военную авиационную школу лётчиков. Служил в строевых частях ВВС Прибалтийского военного округа.

Участник Советско - Финляндской войны 1939 - 1940 годов. В должности лётчика 49-го истребительного авиационного полка совершил несколько боевых вылетов на истребителе И-16, в воздушных боях в составе группы сбил 1 самолёт противника.

С июня 1941 года лейтенант Н. К. Спириденко в действующей армии. По май 1944 года служил в составе 49-го ИАП, где летал на И-16, МиГ-3 и Ла-5. С мая 1944 года по май 1945 года - в 172-м ИАП, где летал на Як-9 и Як-3. Сражался на Северо - Западном, Юго - Западном, Западном и 2-м Белорусском фронтах. Участвовал в битве под Москвой, Сталинградской битве, сражении на Курской дуге. Прошёл путь от командира звена до командира авиационного полка.

С 22 июня 1941 года по 22 ноября 1944 года командир эскадрильи 172-го истребительного авиационного полка  ( 309-я истребительная авиационная дивизия, 4-я Воздушная армия, 2-й Белорусский фронт )  майор Н. К. Спириденко совершил 337 боевых вылетов, участвовал в 85 воздушных боях, сбил 15 самолётов противника лично и 6 - в группе.

За образцовое выполнение боевых заданий командования, мужество, отвагу и геройство, проявленные в борьбе с немецко - фашистскими захватчиками, Указом Президиума Верховного Совета СССР от 23 февраля 1945 года удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда"  ( № 5364 ).

Войну закончил в должности командира 172-го истребительного авиационного полка. Выполнил около 350 боевых вылетов, провёл около 90 воздушных боёв.

Говоря о лётчиках - истребителях авторы, как правило, приводят примеры наиболее успешных боевых вылетов, воздушных побед. Но на войне не всегда всё складывалось гладно даже у известных пилотов. О неудачах писать обычно не принято и тем не менее... Рассказ о Н. К. Спириденко будет именно таким. Информация взята из воспоминаний лётчика - истребителя Чалбаша Эмир - Усейна.

"В ходе наступления наших войск на Орёл появилась срочная необходимость уточнить данные о противнике. Нашему наземному командованию потребовалось более точно выяснить о предполагаемых крупных резервах противника в тылу, якобы сосредотачиваемых для нанесения контрудара нашим наступающим частям. Нам так и объяснили обстановку при постановке боевой задачи. Во всяком случае, наземному командованию известно было, для каких целей потребовалась такая глубокая разведка в тылу противника.

Нам была поставлена задача: в составе 12 экипажей Ла-5  ( по одной четвёрке от каждой эскадрильи )  сопровождать один самолёт - разведчик Ил-2 до целей и обратно глубиной до 150 километров в тылу противника. Мы должны были своими действиями обеспечить полную свободу и безопасность своему разведчику туда и обратно. Всё было ясно и понятно. Задание было, с одной стороны, сложноватое, так как предстояло около 50 минут находиться над территорией противника, да и далековато лететь в тыл; с другой стороны, мы чувствовали свою силу, как - никак 12 Ла-5, и поэтому встреча с противником в воздухе особенно нас не смущала. Старшим в группе был командир 2-й эскадрильи капитан Николай Кузьмич Спириденко.

Ла-5ФН одного из полков ВВС КА.

Стали мы готовиться к вылету. Подготовили самолёты, уточнили маршрут полёта, определили наш боевой порядок в строю и ждем появления разведчика над точкой, сидя в кабинах, готовые к немедленному вылету. Ил-2 долго себя ждать не заставил. Ракета... и через какую-то пару минут мы уже в воздухе. Заняли свои места в строю, связались с разведчиком и легли на курс. Я со своей четвёркой находился в верхнем эшелоне сзади. Всё идёт нормально, мы уже за линией фронта.

Вначале всё время приходилось выполнять противозенитный маневр, стреляли с земли по нас здорово. По мере удаления от линии фронта зенитный огонь противника стал слабеть, затем вообще не видно стало чёрно - оранжевых "шапок" от разрывов снарядов. Наш Ил-2 уверенно идёт вперёд отворотами и доворотами по курсу, выполняет свою задачу - разведывает с воздуха по своему плану. В эфире всё спокойно. Мы вообще радиообмен не производим, все молчат. Такая тишина в воздухе неприятно действует, тем более так далеко в тылу врага. Но всё идёт как нельзя лучше. Воздушного противника нет, все наши самолёты идут на своих местах, нижняя группа, то есть группа непосредственного прикрытия, иногда маневрирует парами, переходя из стороны в сторону. Наш разведчик, окружённый со сторон и сверху своими истребителями, спокойно выполняет задание. Мы ведём общую ориентировку, а детально ориентируется Ил-2. Но мы уже чувствуем, что пора бы разворачиваться обратно. Больно далеко зашли в тыл, но разведчику виднее, он сам повернет, когда нужно. Он тоже не ради удовольствия залетел в тыл врага. Раз залетел, значит, надо извлечь максимальную пользу от этого полёта, разведать всё, как полагается, подробно сфотографировать и привезти ценные, свежие данные, которые, как воздух, нужны нашему командованию.

Только я успел подумать об этом, смотрю, Ил-2 разворачивается обратно. Идём и мы, так же всё спокойно, кругом никого нет. Тишина. С каждой минутой приближаемся к своей родной земле. Опять зенитки бьют. Скоро линия фронта. Казалось бы, всё прошло хорошо, лучше и быть не может. Задание выполнено свободно, без особого труда. И вдруг слышу по радио крик:

- Арканы, Арканы !   Где же вы, чёрт... - щелчок в наушниках и опять тишина. Я со своей четвёркой сверху резко пикирую в направлении штурмовика, Спириденко со своей группой уже проходит над ним вплотную, а ещё четвёрка парами носится сзади Ил-2 на пересекающихся курсах. Больше никого нигде нет. Пересекли линию фронта, Ил-2 стал снижаться, из правых патрубков мотора вылетают белые кружки  ( выхлопные газы ). Всё ясно, нашего штурмовика подбили. Но кто ?   Зенитка или истребитель ?   Видимо, истребитель, иначе лётчик так не кричал бы по радио.

Какая досада, не уберегли всё же мы, целых 12 истребителей, одного штурмовика. Как это могло случиться ?   Ил-2 идёт с большим снижением, из мотора повалил густой чёрный дым. Когда я ещё раз вплотную прошёл над Ил-2, от увиденного по телу прошла неприятная дрожь. Вся задняя кабина самолёта разворочена, стрелок лежал безжизненно, наполовину высунувшись за борт, вокруг всё в крови, красное...

Штурмовик резко снижается, мотор стал, все кричат по радио, даже советуют, где и как садиться... Хотя все знают, что он никого не слышит, так как разбита рация. Если бы у него работало радио, он бы давно нас всех "поблагодарил в трёхэтажном варианте" за такое прикрытие. Он имел на это полное право. Следим с тревогой за посадкой. Кругом сплошные траншеи, воронки от бомб, отдельные лесочки. Сумеет ли он где-либо приткнуться и остаться в живых ?   Теперь это самое главное. Сумел. Поднялась пыль, самолёт прополз на фюзеляже и буквально в нескольких метрах от глубокой траншеи остановился.

Вся наша группа кружится над ним, дожидаемся, пока лётчик выйдет из кабины, чтобы убедиться, что он жив и здоров. Лётчик, не спеша, вышел из кабины на плоскость, сорвал с головы шлемофон и со злостью ударил о крыло. Затем поднял и потряс кулаками в нашу сторону. Тут подбежали наши воины, и он стал объяснять, опять показывая на нас вверх, видимо, рассказывая, как мы его "охраняли".

Прилетели мы домой, доложили всё, как было, и стали ждать справедливого нагоняя за эту работу. К нашему счастью, нагоняй ни в этот день, ни в другой всё же не последовал, и вообще об этом забыли. Нас спасло то, что всё же он привёз очень ценные данные, хотя и с некоторым опозданием, но данные всё же попали в руки наземного командования, и они пригодились в развертывании дальнейших наступлений наших войск на данном направлении. Наше командование пожурило нас немного за этот случай, и на этом всё кончилось. Другие заботы военной жизни вытеснили этот случай из памяти.

И всё же как это могло случиться, что подбили нашего единственного, охраняемого штурмовика, и мы, 12 человек, не видели врага ?   А ведь это так и было. Его подбил Me-109 или FW-190. Мы тщательно проанализировали свой промах и строили вероятные варианты атаки истребителя. После подробного анализа пришли к единому мнению. Вот как это могло быть.

Когда наша группа возвращалась домой, внимание несколько ослабили, самоуспокоились, особенно группа нижняя - непосредственного прикрытия. Враг, уже зная о нашем рейде над их территорией, выпустил пару истребителей или перенацелил находящегося в воздухе истребителя на нашу группу с задачей: подойти скрытно и сбить во что бы то ни стало именно разведчика. Одиночный самолёт или пара "Мессеров" подошли на бреющем полёте, маскируясь местностью с учётом камуфляжа своих самолётов, убедились, что мы их не замечаем, на большой скорости сделали "горку", атаковали наш разведчик и с ходу скрылись. В том, что они подбили разведчика, видимо, сомнений у них не было. Но почему не сбили совсем ?   Почему не повторили атаку ?   Видимо, побоялись себя обнаружить. Нас всё же было 12 экипажей, они просто не захотели с нами связываться. Скорее всего, мы, начав свободно маневрировать по высоте и горизонтали, спугнули их, они решили, что мы их обнаружили, и скрылись. Вся беда в том, что никто из нас противника не видел. Враг перехитрил нас. Нам было стыдно об этом рассказывать и вообще вспоминать.

Вот к чему приводит успокоенность и ослабление внимания хотя бы на минуту в воздухе. Что толку, что у нас была большая сила, когда эта сила неразумно используется. От неё прока нет. Приведённый пример ещё раз подтверждает неоспоримость сделанного вывода. Этот горький урок мы долго помнили, сами сделали необходимые выводы для себя и на этом примере учили других лётчиков. В дальнейшем, при сопровождении своей авиации на задание, мы всегда помнили этот урок и внимательно наблюдали за задней и нижней полусферой строя сопровождаемых. Враг ещё раз "подсказал" нам наше слабое место в осмотрительности в воздухе. Что же, впредь будем всегда помнить об этом опыте.

Жаль стрелка - радиста и самолёт. Штурмовик, конечно, подняли и восстановили, а вот стрелок погиб. Смерть парня лежит на совести 12 лётчиков, не сумевших уберечь от врага единственный самолёт - разведчик. Это была наука на будущее".

После окончания войны Николай Кузмич продолжал служить в ВВС. В 1950 году окончил Военно - Воздушную академию, в 1957 году - Военную академию Генерального штаба. Был командиром авиационной дивизии, старшим преподавателем, затем начальником факультета Военной академии имени Ф. Э. Дзержинского. С 1970 года генерал - майор авиации Н. К. Спириденко - в запасе. Последние годы жил в Москве. Умер 27 Декабря 1980 года. Похоронен на Кунцевском кладбище  ( участок 9-3 ).

Награждён орденами: Ленина, Красного Знамени  ( дважды ), Суворова 3-й степени, Отечественной войны 1-й степени, Красной Звезды   ( трижды ); медалями. В деревне Мясоедово Шумилинского района на школе, где он учился, установлена мемориальная доска.

*     *     *

Список всех известных побед майора Н. К. Спириденко:
( Из книги М. Ю. Быкова - "Победы сталинских соколов".  Издательство "ЯУЗА - ЭКСМО", 2008 год. )


п / п
Д а т аСбитые
самолёты
Место воздушного боя
( одержанной победы )
Свои
самолёты
123.06.1941 г.1  Ju-88р-н ДвинскаИ-16, МиГ-3, Ла-5,

Як-9, Як-3.
222.09.1941 г.1  Ме-109Миргород
318.08.1942 г.1  Ме-109Гретня
414.07.1943 г.1  Не-111  ( в группе - 1 / 3 )юго - зап. Жиздра
51  FW-190юго - зап. Щигры
617.07.1943 г.1  FW-190зап. Кцынь
713.08.1943 г.1  Ju-87Заболовка
814.08.1943 г.1  Ju-87р-н Болтутино
91  FW-190р-н Болтутино
1004.09.1943 г.1  FW-190р-н Болтутино
11??.06.1944 г.1  Hs-1262-й Белорусский фронт

      Всего сбитых самолётов - 15 + 6  [ 10 + 1 ];  боевых вылетов - около 350;  воздушных боёв - около 90.


Возврат

Н а з а д



Главная |  |  | Источники | 

         © AirFighters.RU