Главная | Источники | 

В НАЧАЛЕ ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ...

После Липецких курсов Василий получил назначение в группу лётчиков - инспекторов, но и месяца не прошло - началась война. Василия она застала в командировке в Таллине, где он инспектировал военные представительства зарождающейся в Прибалтике авиационной промышленности.

Управление боевой подготовкой ВВС, при которой находилась инспекторская группа, перешла на круглосуточную работу. Большинство времени инспектора находились в местах, где базировались запасные авиационные бригады и полки. Там формировались боевые части, доукомплектовывались уже повоевавшие, а также готовились к боям молодые лётчики, ещё не имевшие боевого опыта. Инспектора, блестяще владея техникой пилотирования на всех типах самолётов, проверяли прежде всего подготовку руководства состава частей; когда оставалось время - натаскивали к воздушным боям и молодых пилотов. Закончат работу в одной бригаде, подведут итоги - и на новое место.

Т.Фрунзе, С.Микоян, В.Ярославский ( слева направо )
Т. Фрунзе, С. Микоян, В. Ярославский
( слева направо ), ещё курсанты.

...Красный Кут. Небольшой посёлок за Волгой, куда с началом войны перевели Качинскую военную школу пилотов. В начале Августа 1941 года сюда приехал Володя Микоян - ему только исполнилось 17 лет. Там же, неподалёку, в 8-м запасном авиаполку доучивались Тимур Фрунзе, Степан Микоян и Владимир Ярославский. Ребят часто навещал Василий. Он демонстрировал им высший пилотаж на "ишачке", сетовал, что вот никак не доберётся до нового истребителя. Принятые на вооружение в 1940 - 1941 годах Як-1, МиГ-3 и ЛаГГ-3 уже начали поступать в полки, но этих боевых машин пока ещё недоставало.

С нетерпением ждали, когда начнутся полёты на новых истребителях и однокашники Василия Сталина по Академии. Закончив 1-й курс, они проходили стажировку на Черноморском флоте, где война и застала их. В тот же день, с трудом достав билеты через военного коменданта, группа стажёров выехала в Москву. В Академии уже было распоряжение ускорить их подготовку - завершить всю программу за 8 месяцев. Но о продолжении учёбы никому не хотелось и думать, - все настойчиво строчили рапорта об отправке на фронт. Назначение же получали далеко не многие. Но некоторым повезло.

Генерал Полковник авиации Ф. И. Шинкаренко вспоминал, какой переполох однажды поднялся в Академии вскоре после той стажировки, когда дежурный услышал по телефону, что слушателя Шинкаренко срочно вызывает к 9 часам в штаб ВВС сам Сталин...

Ф.И.Шинкаренко
Ф. Шинкаренко

Вскоре Фёдор Иванович был в многолюдной приёмной начальника Управления ВВС П. Ф. Жигарева. Тот без долгих вступлений предложил ему принять командование формируемым в Орле 42-м истребительным авиаполком. Участник Советско - Финляндской войны 1939 - 1940 годов Герой Советского Союза Фёдор Иванович Шинкаренко без долгих раздумий согласился, но осмотрительно спросил: "А люди, товарищ Генерал ?  Кто составит костяк полка ?"

Жигарев кивнул в сторону окна, где стоял Василий Сталин.

- Вот один. Знаком надеюсь ?  Остальных надо подбирать. Срок на формирование - месяц !

Теперь Шинкаренко понял, кто поднял переполох в Академии телефонным звонком, и тут же приступил к делу. За полдня был подобран весь руководящий состав полка, заместителем которого стал участник боёв с японцами в районе озера Хасан Георгий Васильевич Зимин ( будущий Герой Советского Союза, Маршал авиации ). Василий Сталин был назначен на должность командира эскадрильи.

Но перед отправкой в Орёл Г. В. Зимина вызвали в штаб Управления, где от Генерала Жигарева он получил строгий и наказ:

- Пропустишь Василия за линию фронта - головой ответишь !..

Г.В.Зимин
Г. В. Зимин

Василий об этом разговоре конечно не знал - он настойчиво звонил куда - то, добивался транспорта, чтобы к утру отправить лётчиков на аэродром, просил связаться и с аэродромом в Орле. В тот день он успел съездить с Шинкаренко и на дачу, в Кунцево.

- Захватим Светлану. Она просила отвезти её в Кремль - с отцом попрощаться. Эвакуируют девку ! - пояснил он теперь уже не однокурснику по Академии, а командиру полка.

Только Фёдор Иванович, вполне понимая Василия, как лётчик, невольно подумал о своём: "А всё же лучше бы иметь в составе полка другого комэска. От греха подальше..."

*   *   *

Полевой аэродром под Орлом встретил транспортный Си-47 с группой лётчиков Шинкаренко обычной для тех дней обстановкой: повсюду клубились дымы - горели боевые самолёты, а вокруг метались люди: они ликвидировали последствия налёта авиации противника. Словом, Орёл, как бы нынче сказали, был горячей точкой среди огромного пожара Великой войны, и Фёдор Шинкаренко понял это с первых минут знакомства с аэродромом.

Положение формируемого им полка осложнялось ещё и тем, что на три эскадрильи выделили пока всего лишь 5 боевых машин - МиГ-3. Ими предполагалось вооружить две эскадрильи, а третью - Василия Сталина - посадить на истребители Як-1, которые надлежало ещё дождаться, если их отправят железной дорогой, или же самим перегонять на аэродром прямо с завода.

Только вот время - то не ждало. Командующий ВВС Орловского военного округа уже в день прибытия поставил Шинкаренко задачу: формирование полка совместить с боевой работой - прикрывать железнодорожные узлы Орла и Брянска, бороться с воздушной разведкой противника и самим вести разведку в интересах наземных войск.

В полк прибывали качинцы - Фёдор Иванович знал, на кого можно рассчитывать: лётчики - инструкторы Николай Власов, Борис Морозов, Евгений Судробин, Валентин Лобанов - все были хорошо знакомы ещё по Каче и Василию. Когда же случайно он встретил на аэродроме ещё одного приятеля, Александра Котова, радости его, казалось не будет конца. Несмотря на то, что Котов числился в другом полку, через пару дней он был введён в штатное расписание уже 42-го ИАП.

А ещё через несколько дней качинцы уже перегоняли с подмосковного аэродрома под Орёл полтора десятка только что собранных на заводе "МиГов". А ещё через несколько дней Орёл был захвачен противником. ТАСС бодро сообщало, мол, советские войска взяли в плен 2 мотоцикла и сдали город Орёл...

По данным разведки на оставленном нами аэродроме под Орлом, немцы сосредоточили до 100 самолётов. Было решено нанести по ним удар силами двух авиаполков - 42-го истребительного и 74-го штурмового. Но это только звучало так - "полков". На самом же деле у штурмовиков было всего лишь 6 исправных "Илов", а у истребителей - 12 "МиГов". И всё же, на рассвете, они вылетели на задание.

Противника наша группа застала врасплох. Четыре "Мессера" начали было взлетать, но набрать высоту не успели: Борис Морозов и Николай Власов подожгли одну пару, вторую уничтожили штурмовики. После этого немцы взлетать уже и не пытались. Наши машины начали спокойно штурмовать стоянки, на которых оказалось не 100, а около 200 вражеских самолётов !

Неожиданно в воздухе появились 5 транспортных "Юнкерсов". Наши пилоты "завалили" и их. В результате налёта было уничтожено около 70 самолётов противника: 60 на земле и 9 в воздухе !  И это лишь за один боевой вылет.

А как работала эскадрилья "Яков", их комэск Сталин ?  В те дни лишь несколько человек летали на задания: новые машины Як-1 поступали в полк в разобранном виде. Их собирали, облётывали, опробовали оружие. А тут ещё неувязка: пилотов, которые раньше не летали на "Яке", следовало потренировать на таком же самолёте, но со спаренным управлением, а спарки в полку не было. Василию, конечно, не терпелось освоить Як-1. И наконец он решился... Рассказывает Фёдор Иванович Шинкаренко:

"Однажды утром, работая в штабе, я услышал гул мотора. Погода была облачная, заявок на боевые вылеты не планировалось. "Кто же это самовольничает ?" - встревожился я. Подошёл к окну и вижу "Як", выруливающий на взлётную полосу. Звоню на стоянкую. Докладывают: "Командир эскадрильи решил выполнить тренировочный полёт". Только этого ещё нам не хватало !  Без единого провозного - и сразу самостоятельный ?.."

Истребитель Як-1

Истребитель Як-1.  На такой машине летал Василий Сталин.

Тот полёт заставил крепко поволноваться командира и комиссара полка. И любого - то пилота не всякий отважится выпустить на новой машине без предварительной подготовки, без провозных, а тут - сын Сталина...

Василий взлетел уверенно. Набрал высоту до нижней кромки облаков, выполнил, как принято, круг - маршрут с 4-мя разворотами в районе аэродрома - и запросил по радио: "Я - Сокол. Разрешите позадку".

Скорость на Як-1, как в воздухе, так и посадочная, были значительно больше, чем на "ишачке". Лётчик сообразил, что будет перелёт, и принял верное решение - уйти на второй круг, чтобы не промазать и приземлить машину в безопасных пределах лётного поля. Но только с 3-го захода колёса "Яка" коснулись земли. Василий справился с посадкой, хотя пробег самолёта оказался больше рассчитанного. Многие на аэродроме тогда видели, как истребитель вырвался за посадочную полосу, а затем стремительно понёсся на линию железной дороги...

Кто - то сказал, что у пьяных и влюблённых есть свой ангел - хранитель. Василий был трезв. Но то, что произошло дальше, другому хватило бы на полжизни - вспоминать да рассказывать в ярких красках. А вышло вот что. Самолёт на большой скорости ударился о железнодорожное полотно, вздыбился, перескочил через рельсы, чудом не зацепив их колёсами шасси, и остановился в нескольких метрах от глубокого оврага...

Конечно, Фёдор Иванович отчитал тогда Василия, пытался его образумить. Но тот лишь беспечно отмахнулся, мол, что шуметь: машина - то цела. А потом откровенно заявил: "Надоело сидеть, когда другие летают. Я всё - таки комэск. Сколько, в конце концов, ту спарку ждать !.."  И тут Василий вдруг предложил: "Фёдор, отпусти в Москву. Даю слово: будет у нас спарка !"

Шинкаренко согласился. Но едва комэск улетел пробивать "Як" с двойным управлением, он вызвал комиссара Лысенко и завёл разговор о том, как бы половчее избавиться от бесшабашного пилота.

- С таким командиром эскадрильи, чего доброго, под трибунал угодишь, - высказал тревогу Шинкаренко, и комиссар согласился:

- Да, придётся докладывать члену Военного совета. Иного выхода я не вижу.

Так и сделали. Тот в свою очередь передал соображения начальнику Политуправления Красной Армии Л. З. Мехлису. А уж Лев Захарович знал, что делать. Когда Василий вернулся в полк, пригнав обещанную "спарку", и доложил Шинкаренко о своём назначении в инспекцию ВВС, да не просто лётчиком, а начальником инспекции, все поняли - работа Льва Захаровича.

Сколько таких "захарычей" будет ещё увиваться вокруг Василия, сына Сталина, холуйничать, лебезить, выбивая себе чины, награды, воинские звания, и с какой лёгкостью вся эта придворная свита отвернётся от него при первой же возможности, да что отвернётся - предаст !...

НазадЛиния

( С. В. Грибанов - "Заложники времени" )
Вперед


Возврат

Н а з а д