Главная | Источники | 

Суравешкин Алексей Семёнович

Суравешкин Алексей Семёнович

Родился в 1919 году. Окончил Борисоглебское военное авиационное училище лётчиков.

С сентября 1941 года младший лейтенант А. С. Суравешкин на фронтах Великой Отечественной войны.

По сентябрь 1942 года служил в составе 92 / 929-го истребительного авиационного полка, летал на И-153, Як-1; c декабря 1942 года по май 1945 года - в 431-м авиационном полку, летал на Як-7, Як-9, именном Як-3, построенном на личные трудовые сбережения колхозницы Куриловского района Саратовской области Анны Сергеевны Селивановой.

К концу войны командир эскадрильи 431-го истребительного авиационного полка  ( 315-я истребительная авиационная дивизия )  майор А. С. Суравешкин выполнил более 200 успешных боевых вылетов  ( в том числе 150 - на Як-3 ). В воздушных боях сбил 10 самолётов противника лично и 6 - в составе группы.

После войны работал в Саратовском авиационном училище.

Награждён орденами: Ленина, Красного Знамени  ( дважды ), Александра Невского, Отечественной войны 1-й степени, Красной Звезды   ( трижды ); медалями.

*     *     *

В арсенале боевой подготовки немало эффективных, проверенных жизнью средств, приёмов и способов передачи знаний обучаемым, развития у них необходимых качеств и навыков. В их числе - личный пример командира, показ правильных действий, рассказ непосредственного участника или очевидца событий. Они оставляют в сознании слушателей яркий, запоминающийся образ.

В Саратовском высшем военном авиационном училище лётчиков на кафедре тактики долгие годы трудился подполковник запаса Алексей Семёнович Суравешкин, бывший лётчик - истребитель. Он прошёл нелёгкий боевой путь в годы Великой Отечественной войны. Командовал эскадрильей, воспитал немало стойких и бесстрашных воздушных бойцов. Сбил 10 вражеских самолётов лично и 6 в группе с товарищами. Родина по достоинству оценила ратный труд лётчика. Он награждён орденом Ленина, двумя орденами Красного Знамени, орденом Александра Невского, орденом Отечественной войны 1-й степени, тремя орденами Красной Звезды и многими медалями.

Уметь воевать, хорошо бить врага - это лишь половина дела, другая, не менее важная, научить подчинённых побеждать в любых, самых сложных условиях. И Суравешкин настойчиво учил молодых лётчиков искусству воздушного боя, терпеливо развивал у них тактическое мышление. Для этого использовал каждую свободную минуту.

В эскадрилье было заведено правило: тщательно разбирать каждый вылет, каждый воздушный бой, даже если его провели лётчики соседних подразделений. Командир детально анализировал действия ведущих и ведомых, показывал, кто, где, в какой момент поступал правильно или, наоборот, ошибочно, действовал неуверенно и как можно было сделать лучше. Лётный состав внимательно прислушивался к советам наставника: ведь Суравешкин по праву считался одним из лучших воздушных бойцов и методистов 315-й истребительной авиадивизии.

Комэск постоянно следил за тактикой противника, замечал новые приёмы, заранее обдумывал методы противодействия. В боях он предпочитал не использовать уже известные врагу приёмы, а действовать инициативно, находчиво, сообразуясь с конкретной обстановкой. Тому же учил он и своих лётчиков. На проводившихся в дивизии конференциях по тактике, в которых принимали участие опытные лётчики, выступал и старший лейтенант А. С. Суравешкин. Он рассказывал, как правильно вести поиск, соблюдать осмотрительность в воздухе, взаимодействовать в боевых порядках при сопровождении бомбардировщиков и штурмовиков, во время прикрытия войск, при ведении разведки или в воздушном бою, как строить маневр для атаки и наносить огневой удар. При этом неизменно подчёркивал, что сила истребителя - в высоте, скорости, маневре и огне.

Но одно дело теория, другое - практика. Чтобы в полёте необстрелянные лётчики не оказались лёгкой добычей фашистов, комэск проводил с ними над аэродромом учебные воздушные бои. Любая, даже самая малая оплошность не ускользала от его пристального взгляда. Разбирая ошибки, добивался, чтобы обучаемый понял всё до конца. Одобрял грамотные, инициативные решения, предостерегал от ошибочных суждений и выводов. В воздухе же во время выполнения боевого задания постоянно следил за каждым действием ведомых, строго спрашивал за малейшее нарушение дисциплины полёта, всегда вовремя приходил на помощь лётчику, если видел угрожающее для него положение. И в боях учёба продолжалась. Для этого нужны были поистине железная выдержка и терпение. Под непосредственным руководством Суравешкина молодые лётчики быстро приобретали боевой опыт и сами становились командирами.

Как одному из лучших воздушных бойцов полка старшему лейтенанту А. С. Суравешкину был вручён новый Як-3 с дарственной надписью колхозницы Саратовской области Анны Сергеевны Селивановой, на средства которой и был построен самолёт. Офицер с честью оправдал высокое доверие.

Именной Як-3 А.С.Суравешкина.

О истории появления этого самолёта стоит остановиться подробнее. В первые дни войны Анна Сергеевна Селиванова, жительница Куриловского района Саратовской области, проводила на фронт мужа Андрея Романовича, а сама осталась с 4-мя ребятишками. Задумалась: "Как будем жить без отца ?"

Думала, и впрямь худо будет. Однако недосуг кручиниться. Вытерла кончиками платка красные от бессонницы и слез глаза, зашагала в правление колхоза имени VII съезда Советов.

- Ставь, председатель, на работу.

А. Селиванова у первого купленного ею самолёта Як-1.
А. Селиванова у первого купленного ею самолёта Як-1.

- Твой муж, Анна, - сказал председатель, - пасечником у нас был, вот и ты принимай пасеку.

Не стала возражать Селиванова, знала, как нужен мёд людям. Анна лелеяла пчёл, как собственных детей. Бывало, чуть свет - уже на пасеке. Осмотрит улья, приглядится, как идёт пчела на медосбор. Это очень важно, чтобы вовремя принять решение: не стоит ли переменить место, выбрать, где побольше цветов.

Уже в первый год собрала она по 53 кг мёда с каждого улья. За этот трудовой успех правление колхоза премировало её 20-ю пудами мёда. По тогдашним ценам - целое состояние. Можно было купить необходимое себе и детишкам. Но отложила покупки и 100 тысяч рублей внесла на постройку боевого самолёта - истребителя.

Вскоре приехал на короткую побывку муж Андрей Романович  ( он служил в авиационной части ), рассказал о боевых делах, о том, как саратовцы дерутся на фронтах, насмерть стоят. Слушала его жена с большим вниманием, затем сказала:

- Что же, отец, видно, и мне надо не отставать от земляков.

Продана корова, остатки мёда, и деньги вновь переданы в распоряжение государства. Это был второй истребитель Анны Селивановой. Его доставили в ту часть, где служил её муж, и вручили лётчику Василию Александровичу Чебачкову. Сражаясь на этом истребителе, майор В. А. Чебачков сбил 7 фашистских самолётов, доложил об этом Анне Сергеевне. Обрадованная успехом лётчика, саратовская колхозница в 1944 году снова внесла в Госбанк деньги для постройки третьего истребителя.

В Саратовском краеведческом музее хранится письмо, которое получила Селиванова от лётчиков в ту военную пору. Вот строки из него:

"Дорогая Анна Сергеевна !

Мы, бойцы, командиры Красной Армии, узнали от Вашего мужа Селиванова Андрея Романовича, что Вы на свои трудовые сбережения купили для нашей героической Красной Армии боевой самолёт.

Мы гордимся, Анна Сергеевна, вами, что вы вместе со всеми трудящимися нашей великой Родины, как подлинная патриотка, воспитанница партии Ленина, своим подарком усиливаете мощь нашей доблестной Красной Армии. Ваш благородный поступок ещё больше воодушевляет нас на борьбу с гитлеровскими захватчиками.

Заверяем вас, Анна Сергеевна и колхозников вашей артели, что то доверие, которое оказано нам, мы оправдаем с честью. Ещё раз шлём вам свой боевой привет и благодарность Красной Армии.

По поручению митинга Н-ской части - майор Шленский, майор Пряхин, старший лейтенант Пресняков, старший лейтенант Умахов, капитан Шумилов, старший лейтенант Рогачев, механик Кордюков".

Радуясь успеху советских воинов, саратовская колхозница в 1944 году снова внесла в Госбанк деньги для постройки истребителя.

Так, уже 3-й истребитель Анны Селивановой, и получил лётчик 431-го ИАП Алексей Семёнович Суравешкин. Это был Як-3 с такой надписью на фюзеляже: "Лётчикам - истребителям от колхозницы колхоза "им. 7-го съезда Советов" Куриловского района Саратовской области Селивановой А. С. 3-й самолёт".

Торжественная передача самолёта Як-3 А.С.Суравешкину.

Торжественная передача самолёта Як-3 А.С.Суравешкину.

Самолёт Як-3 переданный А.С.Суравешкину.

Как известно, тактика не рождается сама собой. Она зиждется на уже имеющемся опыте, а её развитие диктуют прежде всего боевые возможности новой техники. Кафедра тактики Саратовского авиационного училища всегда широко использовала опыт фронтовиков для обучения будущих воздушных бойцов. Глубокое изучение приёмов и способов боевых действий различных родов авиации в годы Великой Отечественной войны, результатов учений и маневров, творческое их переосмысливание позволяют правильно оценивать то, что заложено в эксплуатируемой технике, умело использовать её в бою.

Вспоминая эпизоды из военного прошлого, Алексей Семёнович рассказывал курсантам о том, как решалась боевая задача, какими силами и средствами достигался максимальный эффект, что делалось для избежания потерь.

...Однажды Суравешкина вызвали на КП полка. Предстояло уточнить данные разведки, проведённой накануне в районе Карачева. Поскольку аэродромы противника фотографировались с большой высоты, после дешифрирования у командования появилось сомнение, не ложные ли они.

На доразведку Суравешкин вылетел в паре с сержантом М. Оздоевым. Кучевая восьмибалльная облачность с высотой нижней кромки до 500 метров благоприятствовала выполнению задания. Маршрут шёл в обход уже известных аэродромов и скопления вражеских войск.

На первый аэродром вышли с северо - запада. Пронеслись над ним на максимальной скорости на высоте 50 - 70 метров. По косвенным признакам ведущий определил, что аэродром настоящий. Вокруг начали рваться зенитные снаряды, что подтверждало вывод. Комэск сразу ушёл на юго - запад в тыл врага, взял курс на другой аэродром. При подходе к цели увидел самолёты, людей и работавшую технику. Значит, и этот аэродром действующий ?   Но какое - то внутреннее чутьё заставило его усомниться в этом. Ручка от себя - истребители на малой высоте пронеслись над стоянками. Суравешкин отчётливо различил макеты самолётов. А люди мгновенно попрятались в укрытия. Вслед ударили зенитки.

- "Ноль пятый", смотри !   Всё, как на настоящем аэродроме, даже зенитки !   А остальное - липа, - передал он ведомому по радио.

- Точно, ложный ! - подтвердил Оздоев.

Результаты доразведки лётчики немедленно сообщили командованию. По действующему аэродрому вскоре был нанесён сокрушительный удар. А если бы поверили, что и второй аэродром реальный ?   Половина сил была бы потрачена впустую.

Обучение молодых лётчиков в реальном бою командир эскадрильи понимал так: прежде всего правильно распределить силы, наметить себе самый ответственный участок. Расставить лётчиков в боевом порядке так, чтобы постоянно видеть их, следить за ходом боя, своевременно подсказывать и помогать огнём.

Так, 8 июля 1943 года шестёрка истребителей, ведомая старшим лейтенантом А. С. Суравешкиным, сопровождала группу "Илов", шедших на штурмовку вражеских войск в районе Ржанова. Противник начал применять новый приём в тактике боя со штурмовиками: заходить в атаку снизу, особенно при выходе штурмовиков из пикирования  ( сектор обзора вниз у которых был ограничен ), когда над полем боя лётчики основное внимание уделяли цели. Учтя это, Суравешкин одну пару истребителей поставил над штурмовиками, другую направил на уничтожение зениток, а сам с ведомым прикрывал "Ильюшиных" снизу. Задача усложнялась тем, что "Илы" работали над целью на высотах от 500 до 50 метров и выполняли по 6 - 8 атак.

Решение задачи на прикрытие истребителями штурмовиков оценивалось не столько по количеству сбитых самолётов противника, сколько по результатам штурмовки вражеских войск и защиты своих самолётов - очень важно было все их довести до аэродрома. Когда завязался бой, командир все силы направил на то, чтобы помочь штурмовикам выполнить задание и справился с этим. Его подчинённые, Старшие лейтенанты Давидян и Куринов, кроме того, сбили 2 истребителя FW-190.

Слушая воспоминания фронтовиков о войне, боях, хочется сказать большое спасибо тем, кто, в совершенстве владея вверенной техникой и оружием, не гнался за личной славой, смело бил врага, на земле и в воздухе обучал товарищей умело сражаться, учил их науке побеждать.

Осенью 1943 года аэродром Идрица, на котором базировались истребители, располагался в 18 - 20 километрах от линии фронта. Шестёрка истребителей, возглавляемая Суравешкиным, находилась в готовности к вылету. Получена команда с КП на взлёт. Взлетели парами, собрались и взяли курс в район поиска. Ведомым у Алексея Семёновича в этом вылете был лётчик - инстуктор Дубенко, прибывший на стажировку из училища. Нужно было быстро ввести его в строй, чтобы он мог обучать молодых авиаторов со знанием дела.

По команде авианаводчика шестёрка вышла на рубеж встречи с истребителями противника. Обнаружив их, ведущий решил атаковать порами с минимальным временным интервалом. Приказав Дубенко выйти вперёд, прикрыл его. Атака !   От меткой очереди Дубенко загорелась машина врага. Ещё атака !   Суравешкин сбил "Мессер". Всего в этом бою шестёрка уничтожила 4 фашистских истребителя, не потеряв ни одного своего. Такая стажировка была хорошей школой. Вскоре Дубенко убыл в училище, хотя и очень просил оставить его на фронте.

Таких, как Дубенко, у Алексея Семёновича в годы войны было немало. Он щедро делился с ними богатым боевым опытом, учил их побеждать врага, избегая потерь. И при этом оставался как бы в стороне, справедливо считая, что скромность командира при обучении подчинённых - тоже немаловажный воспитательный фактор.

Встреча А. Селивановой и А. Суравешкина в 1970 году.

А. Селиванова  ( в центре ), в войну купившая 3 самолёта для фронта,
и А. С. Суравешкин  ( в кителе с медалями ), летавший на одном из этих
самолётов, в музее города Саратова у самолёта Як-1.  9 Мая 1970 года.

Таким он оставался и после войны, заведуя кабинетом тактики училища, в котором всё отвечало духу времени. Мастер на все руки, ветеран многое сделал для оформления учебной аудитории. И если возникала необходимость, сотрудники кафедры обращались к нему за советом, зная, что он всегда поможет. Анализируя действия лётного состава на проведённых учениях или в годы войны, Суравешкин сравнивал возможности авиационной техники прошлого и сегодняшнего дня, высказывал свои соображения, как было бы лучше поступить в конкретной ситуации. Несомненно, такие беседы всегда приносят ощутимую пользу, поскольку обогащают тактический и специальный кругозор курсантов.

Приведённые примеры и эпизоды лишний раз подтверждают важность такого метода обучения и воспитания, как рассказ, показ и личный пример. В годы Великой Отечественной войны именно эти методические приёмы были основными. И сейчас они лежат в основе методики подготовки смелых, расчётливых, дерзких и грамотных воздушных бойцов.

*     *     *

Список всех известных побед майора А. С. Суравешкина:
( Из книги М. Ю. Быкова - "Победы сталинских соколов".  Издательство "ЯУЗА - ЭКСМО", 2008 год. )


п / п
Д а т аСбитые
самолёты
Место воздушного боя
( одержанной победы )
Свои
самолёты
126.07.1942 г.1  Ме-109  ( в группе - 1 / 5 )р-н СталинградаИ-153, Як-1,

Як-7, Як-9.
227.07.1942 г.1  Ju-87  ( в группе - 1 / 3 )р-н Сталинграда
305.08.1942 г.1  Ме-109  ( в паре - 1 / 2 )зап. окр. Перегрузный
408.08.1942 г.1  Ме-109Плодовитое - Новомаксимовский
512.05.1943 г.1  FW-190Воронец - Будоговище
612.07.1943 г.1  FW-190зап. Сетуха
713.07.1943 г.1  FW-190Вяжи
830.07.1943 г.1  FW-190р-н Малоархангельска
918.03.1944 г.1  Ме-109Васютино

      Всего сбитых самолётов - 10 + 6  [ 6 + 3 ].

*     *     *

Значительная часть лётчиков 431-го авиаполка, которым командовал майор Андрей Андреевич Кукушкин, состояла из выпускников Борисоглебского авиационного училища.

Боевой путь полка прошёл через Подмосковье и Сталинград. Традиции создавались в жестоких схватках с отборными фашистскими асами. Ветераном полка считался капитан Николай Федосеевич Баранов. Он воевал уже долгое время, не раз отличался в боях и приобрел очень богатый боевой опыт. Под стать ему были лётчики капитан Алексей Семёнович Суравешкин и старший лейтенант Василий Михайлович Савоськин. Поразительной была сила воздействия их примера на молодых лётчиков, которые проходили здесь нелёгкую школу - ввод в строй. Без этой школы никто не мог рассчитывать пойти в боевой вылет, даже те, кто отлично закончил лётное училище.

Конечно, и до прихода в полк сержанты - пилоты назубок знали требования приказов и директив командования Военно - Воздушных Сил Красной Армии о том, что истребителю без освоения вертикального маневра не ступить и шагу, что высота - это главное, а потеря её в бою чревата гибельными последствиями. Знали, как ценится умение атаковать на встречных курсах, вести прицельный огонь из отлаженного и пристрелянного оружия, как важны внезапность удара и осмотрительность, взаимодействие и взаимопомощь друг другу. Это были знакомые и не раз повторенные аксиомы. Но, к сожалению, молодёжь не имела опыта боевого применения.

- Вылетишь с комэском Суравешкиным в учебный воздушный бой, - рассказывали сержанты, - машины одинаковые, те же "Яки". Но твоя всё внизу да внизу, а его - сверху. На встречных курсах не сойдёшься, если командир этого сам не захочет. Такие фигуры разрисует, что завидно глядеть. Виртуоз, и только !

Очень хотелось этим сержантам летать так, как полковые "художники" своего дела.

- Не падать духом, ребята. Скоро сами станете мастерами, - слышали новички от них.

Часы, проведённые в воздухе с такими наставниками, не пропадали даром. В полку говорили: "Какой бы лётчик ни попал в их руки, обязательно становится хорошим. Куда только девается слабина". Под слабиной подразумевали не только робость, но и самонадеянность.

В директиве от 5 мая 1943 года Командующий ВВС РККА потребовал нанести одновременный удар по нескольким аэродромам противника, где было установлено большое скопление самолётов.

Первый массированный удар планировалось нанести внезапно утром 6 мая. К участию в первой операции привлекались 5 Воздушных армий.

Командующий 15-й Воздушной армией приказал 315-й истребительной дивизии бомбардировать Орловский аэродром.

У командира дивизии полковника В. Я. Литвинова не вызвала сомнений целесообразность применения истребителей в качестве бомбардировщиков. Уже давно миновали те времена, когда иные командиры избегали использовать самолёты Ла-5 для таких ударов.

Решение командира дивизии созревало по мере того, как он тщательно рассматривал рулоны с фотоплёнкой, срочно присланные разведывательным отделом армии. План налёта был тщательно продуман. В нём предусматривалось участие нескольких групп "Лавочкиных" из 50-го истребительного авиаполка, наносящих удар в сопровождении истребителей Як-7 из 431-го авиаполка.

На рассвете 6 мая оба полка взлетели со своих аэродромов, собрались над Выползово, взяв затем курс от Черни на аэродром Орёл. Лётчикам удалось успешно выполнить задачу. Истребители появились над целями внезапно, зайдя на них с тыла, и сбросили бомбы. Зенитные средства противника в первые минуты не оказали противодействия. Лишь на втором заходе, когда началась штурмовка, заговорили огневые точки, появилось несколько "Мессеров" и "Фоккеров". С ними завязала воздушный бой группа командира эскадрильи капитана З. В. Циркунова, дав возможность экипажам "Лавочкиных" продолжать выполнение задания. Четвёрка лейтенанта В. Ф. Гришкова быстро подавила огонь зенитных батарей.

Работа лётчиков дивизии над аэродромом Орёл продолжалась не более 10 минут и завершилась такими результатами: 20 уничтоженных и 15 повреждённых самолетов Ju-88 и He-111.

В последующие 2 дня истребители нанесли удар по другому аэродрому вблизи Солнцево  ( Ледна ). Лидировала четвёрка лейтенанта Ф. Н. Гамалия. Она первая и нацелилась на стоянки. Лётчики эскадрильи З. В. Циркунова избрали своей целью для штурмовки служебные помещения. Их сопровождала группа старшего лейтенанта А. С. Суравешкина. Уже после отхода от цели завязался воздушный бой, который носил ожесточённый характер. На этот раз потери противника на аэродроме и в воздухе были хотя и меньшими, но весьма существенными. Не вернулись на свой аэродром и 3 наших самолёта.

За 3 дня частями 5-ти Воздушных армий было уничтожено и выведено из строя 506 вражеских самолётов, наши потери составляли 122 самолёта. В целом операция отличалась большим размахом, решительностью действий и высокой результативностью.

Вторая воздушная операция, июньская, проводилась меньшими силами. В ней участвовали только 3 Воздушные армии - 1, 2 и 15-я.

Ещё один удар по врагу нанесли лётчики 315-й истребительной авиадивизии. Её командир полковник В. Я. Литвинов созвал руководящий лётный состав сразу после получения приказа из штаба Воздушной армии.

Командир видит по глазам офицеров И. М. Игнатьева, Н. П. Назарова, В. М. Савоськина, А. В. Силкина, Ф. Н. Гамалия, А. С. Суравешкина, Н. Ф. Баранова, З. В. Циркунова, что они готовы выполнить приказ. Он ещё раз внимательно оглядывает своих питомцев во время паузы, наступившей после его вопроса:

- Кто поведёт дивизию на Карачевский аэродром ?

В такую минуту каждый из командиров, сидящих на табуретках в сельской избе, надеется, что Литвинов назовёт именно его, но Полковник уже принял решение:

Н.Ф.Баранов.
Н. Ф. Баранов.

- Поведёт капитан Баранов.

Все одновременно поворачивают голову к штурману 431-го авиаполка, будто впервые видят этого ладного черноволосого капитана. А он, гордясь оказанным доверием, громко рапортует "Есть !", радостно улыбается и озабоченно запускает руку в шевелюру.

- Главное, Николай Федосеевич, точно выйти на цель, удар нанести с одного захода, - продолжает командир дивизии. - Выбранный маршрут доложите мне.

Баранову не терпится побежать в штаб части, чтобы засесть за карту. Район действий для штурмана не новый, однако сейчас необходимо прикинуть и так и этак, прежде чем решить окончательно, а потом доложить командиру: "Полетим здесь, и нигде больше".

Среди возможных маршрутов наиболее подходящий тот, что пролегает северо - западнее Болхова через лесной массив, резко поворачивает невдалеке от Еленского на юг, выводит по направлению речки Рассеть к западной окраине Карачева. На пути - ни городка, ни крупного населённого пункта, придётся только пересекать дороги. Трудный маршрут. Однако он обладает и преимуществами: противник будет дезориентирован, не зная, на какие аэродромы нацелились наши самолёты. К тому же мала вероятность напороться на зенитные батареи и встретиться с вражескими истребителями.

Так размышлял штурман полка, облечённый сегодня большим доверием, отягощённый бременем ответственности за исход боевого вылета. Память цепко удерживала слова командира дивизии: "Выйти точно на цель". Только точно - иначе будет не удар, а холостой выстрел.

Долго просидит ведущий над картой. Наконец скажет себе: "Можно докладывать командиру" и облегчённо вздохнет, услышав от него напутствие, высказанное с ободряющей улыбкой: "Счастливо !"

Капитан Баранов с ведомым младшим лейтенантом Банько взлетают первыми в тот момент, когда в небе появляются Ла-5 соседнего полка, ведомые командиром эскадрильи старшим лейтенантом Игнатьевым.

Поднимается и группа "Яков", ведомая Суравешкиным, и, разворачиваясь над рощицей, пристраивается к паре Баранова.

- Ложимся на курс.

Теперь конец всяким переговорам. Радиостанции молчат.

Впереди, курсом на Будоговищи, идут эскадрильи "Яков" 431-го истребительного авиаполка, точно выдерживающие между собой интервалы. Вблизи от них - группы Ла-5.

Вся дивизия видна каждому участнику вылета, стоит лишь идущим впереди повернуть голову. Словно стаи перелётных птиц прочерчивают весеннее небо. Не часто приходится наблюдать такую картину, как сегодня. Какими словами описать чувства каждого, кто находится в кабине своего самолёта, движимый одним стремлением - выполнить приказ. Какой воли и собранности требует от ведущего этот полёт !

Где-то над крутым поворотом небольшой речки Баранов пересекает линию фронта и ведёт дивизию напрямик, к лесному массиву. Ведущий часто поглядывает на стрелки часов. Не лишний контроль, хотя чутьё подсказывает - летим точно по маршруту, цель появится в своё время.

Очертания Карачева возникают в поле зрения внезапно. Время точно совпадает с расчётным. Огибая издалека городок, ведущий разворачивается к Снежети, где в неё вливается Песочная. Отсюда аэродром - как на ладони. Ещё разворот - и Баранов со своим ведомым круто пикируют. За ними - поэскадрильно весь полк. Экипажи "Яков", открыв огонь, проносятся над аэродромом. Молниеносная штурмовка стоянок, тянущихся вдоль леса, отзывается грохотом взрывов и вспышками пламени на земле. В небе мечутся оранжевые шары, возникают шапки разрывов зенитных снарядов. Баранов успевает заметить, как совсем близко подходит к нему самолёт ведомого, будто тот хочет заслонить его от огня.

На стоянки уже сбрасывают бомбы и штурмуют их с 2-х направлений Ла-5. Не ожидая сигнала, пикируют на зенитки "Яки", заставляя замолчать вражеские батареи. Оглядываясь, ведущий видит всё происходящее над аэродромом и одновременно - приближающихся с юго - востока "Мессеров".

Теперь радиостанция может не молчать. Суравешкин, Савоськин, Давидян откликаются на сигнал ведомого мгновенно.

- Вижу. Атакую !

Истребители вступают в бой с вражескими перехватчиками. Одного сбивает Суравешкин, второго Давидян. С трудом тянет на свою территорию лейтенант Соловейкин, чья машина повреждена осколками немецкого снаряда. Между тем одна за другой эскадрильи, наносившие удар по аэродрому, пересекают линию фронта, возвращаясь домой по кратчайшему маршруту.

Последней производит посадку группа Алексея Суравешкина. Приземлившись, штурман 431-го истребительного авиаполка капитан Н. Ф. Баранов докладывает об уничтоженных и повреждённых на аэродроме немецких самолётах. Вечером командующий 15-й Воздушной армией вручит ведущим групп награды.

12 июля 1943 года началось наступление советских войск на Огненной дуге. В те дни лётчики 431-го полка часто выполняли задачи по сопровождению на поле боя наших штурмовиков. Суравешкин докладывал по радио о яростном сопротивлении фашистских истребителей - они любой ценой пытаются пробиться к "Илам".

Силён летчик Алексей Семёнович Суравешкин. Везение у него от умения. Такая пара, как он с молодым истребителем Муратом Оздоевым, стоит четверых. Для них вертикальный маневр - родная стихия. В первом же вылете они отбили атаки 4 врагов и сами стремительно атаковали. Пара выиграла этот бой, увеличив свой счёт на 3 сбитых вражеских истребителя. На обратном пути в районе Мценска произошёл ещё один бой - теперь с двумя FW-190. Им, конечно, не удалось добраться до "Илов".

Редко кому в полках и дивизиях, во всей армии не были известны имена героев боёв под Орлом и в Прибалтике, их подвиги, приближающие час победы. Знали, как сражался над Латвией командир эскадрильи 431-го истребительного авиаполка Алексей Семёнович Суравешкин, которому на латвийской земле вручили новый Як-3 с дарственной надписью колхозницы Саратовской области Анны Сергеевны Селивановой. Шла молва, что в его арсенале 100 приёмов воздушного боя и обычно он применяет 101-й. Молва, не лишенная основания. Суравешкина называли самым скромным из самых дерзких лётчиков.

К концу войны Алексей Суравешкин по праву считался одним из ветеранов 15-й Воздушной армии, научивший искусству воздушного боя лётчиков на 2, а то и на 3 полноценных эскадрильи...

( Из материалов книги Г. А. Чечельницкого - "Лётчики на войне.   Москва, 1974 год. )



История некоторых именных самолётов.

Возврат

Н а з а д



Главная |  |  | Источники | 

    -->      © AirFighters.RU