Главная | Источники | 

Золотая Звезда Героя Советского Союза

Сутягин Николай Васильевич

Сутягин Николай Васильевич

Родился 5 мая 1923 года в селе Смагино Бутурлинского района Горьковской области, в семье крестьянина. Окончил 10 классов. С 1941 года в рядах Красной Армии. В 1942 году окончил Черниговскую военную авиационную школу пилотов. Участник Советско - Японской войны 1945 года, затем продолжал службу в ВВС.

Участник войны в Корее 1950 - 1953 годов. За время боевых действий  ( с 17 июня 1951 года по 2 февраля 1952 года ), произвёл 149 боевых вылетов, в 66 воздушных боях уничтожил 22 самолёта противника, став официально лучшим асом в этой войне.

10 октября 1951 года заместитель командира эскадрильи 17-го истребительного авиационного полка капитан Н. В. Сутягин за мужество и отвагу, проявленные при выполнении воинского долга, удостоен звание Героя Советского Союза.

Вернувшись в Советский Союз, продолжал служить в ВВС. Занимал различные командные должности. Окончил Военно - Воздушную академию в 1956 году и Военную академию Генерального штаба в 1964 году.

С 1978 года генерал - майор авиации Н. В. Сутягин - в запасе. Жил в Киеве. Работал начальником штаба Гражданской обороны НИИ гидротехники и мелиорации. Умер 12 ноября 1986 года.

Награждён орденами: Ленина, Отечественной войны 1-й степени, Красного Знамени  ( трижды ), "За службу Родине в Вооружённых Силах СССР" 3-й степени: медалям.

*     *     *

Лучший ас в истории реактивной авиации, менее чем за полгода боевых действий в Северной Корее одержавший 22 личные победы исключительно над реактивными американскими и английскими истребителями, Николай Сутягин родился в селе Смагино Нижегородской губернии 5 мая 1923 года. Окончил десятилетку и аэроклуб имени Баранова в Горьком, а в 1942 году - Черниговскую военную авиационную школу. Служил в составе 5-го истребительного авиаполка на Дальнем Востоке. Летал на И-16, а с 1944 года - Як-7Б и Як-9. Летом 1945 года был младшим лейтенантом. Во время кратковременной войны с Японией, участвовал в воздушных штурмовках японских войск, произвёл несколько разведывательных полётов.

В 1946 году прошёл курсы повышения квалификации, а затем получил назначение в 17-й ИАП, который был вооружён самолётами МиГ-15 и летом 1950 года отправлен на Дальний Восток.

Весной 1951 года 17-й ИАП  ( 303-я ИАД ), где в должности заместителя командира эскадрильи служил капитан Н. Сутягин, прибыл на аэродром Аньдуна, и уже через несколько дней лётчики полка провели свой первый бой с американскими самолётами...

Свой первый боевой вылет Николай Сутягин выполнил 14 апреля. Через 5 дней одержал первую победу - сбил истребитель F-86, а к концу июня - ещё 3  ( 22 июня сбивает сразу 2 F-86, потом ещё один ).

МиГ-15бис Капитана Н. В. Сутягина.
МиГ-15бис Капитана Н. В. Сутягина.  1951 - 1952 гг.

19 июня 1951 года 10 МиГ-15 из 17-го ИАП под командованием майора Г. И. Пулова провела, по сути, первый серьёзный бой в небе Кореи с группой "Сейбров". Четвёрка F-86 попыталась неожиданно атаковать строй МиГ-15, но сама попала под удар звена прикрытия, которое вёл будущий ас этой войны заместитель командира 1-й эскадрильи капитан Н. В. Сутягин. Вот как доложил об этом бое в своём рапорте сам Сутягин:

"Задание выполняли десяткой. Ударное звено майора Г. И. Пулова, звено прикрытия капитана С. С. Артемченко справа и выше и пара старшего лейтенанта Н. Я. Перепёлкина сзади выше. Я шёл в звене прикрытия с ведомым старшим лейтенантом В. Ф. Шулевым. В момент левого разворота в районе Сенсен я отстал от пары капитана С. С. Артемченко на дистанцию 400 - 500 метров.

Развернувшись на 50 - 60° влево, я заметил, что внизу слева из-под ведущего звена заходит нам в хвост пара F-86. Я подал команду: "Атакую, прикройте !" - и левым боевым разворотом, в момент которого выпустил тормоза и убрал газ, с последующим полупереворотом пошёл за парой F-86. На второй петле мы уже были в хвосте у "Сейбров", и в верхнем положении я дал 2 короткие очереди по ведомому. Очереди прошли мимо. Тогда я решил подойти поближе. После выхода из пикирования пара F-86 сделала отворот вправо, а затем влево с набором высоты. За счёт этого отворота уменьшилась дистанция до 200 - 300 метров.

Заметив это, противник сделал переворот. Выпустив тормоза, мы пошли за "Сейбром" под углом 70 - 75° в сторону моря. Сблизившись до дистанции 150 - 200 метров, я открыл огонь по ведомому, и F-86 был сбит".

22 июня 1951 года Сутягин увеличил свой боевой счет ещё на 2 "Сейбра", сбитых им в одном бою. В 8 часов 35 минут на боевое задание ушли 10 экипажей 17-го ИАП под командованием командира полка майора Г. И. Пулова. В районе Аньдунского моста их атаковали 2 звена F-86. В момент разворота звену Сутягина в хвост зашла четвёрка "Сейбров", но наши лётчики совершили умелый маневр и уже сами оказались в хвосте у противника. Заметив "МиГи", американцы после левого разворота пошли в пикирование. Сутягин на дистанции 400 - 500 метров открыл огонь по ведомому. Но вторая пара американцев зашла звену в хвост. Это заметил ведомый старший лейтенант Шулев - он резким маневром вышел из-под удара. Ведущий же первой пары "Сейбров", заметив, что стреляют по его ведомому, пошёл на "косую петлю". Но он не смог противостоять мастерству Сутягина, который в верхнем положении, уже сблизившись до 250 - 300 метров, открыл по нему огонь, - F-86 запылал и стал падать. Чуть позже Сутягин сбил ещё один "Сейбр", остальные вышли из боя и ушли в залив.

Вспоминая о начальном этапе своей деятельности в Корее, Николай Сутягин позднее писал:

"Нас переодели в форму китайских добровольцев и, глядя друг на друга, мы невесело посмеивались - уж очень непревычно выглядели в синих, хлопчатобумажных мешковатых френчах, широких мятых брюках, фуражках с жёваным "блином" - козырьком и туфлях, вместо привычных сапог и ботинок. Знаков различия никаких. На наших машинах - опознавательные знаки ВВС КНР. Но это был "секрет полишинеля": ещё не прибыли первые контейнеры с "МиГами", а командование США уже пообещало своим лётчикам крупную награду за первый сбитый Советский самолёт. Над китайскими аэродромами сбрасывались листовки, в которых лётчику - перебежчику гарантировалась премия в 100 тысяч долларов  ( так, впоследствии и служилось - один из северо - корейских лётчиков перелетел на своём "МиГе" на аэродром противника ).

МиГ-15 угнанный в США

Ким Сок Но    МиГ-15 и Сейбры

Лейтенант Ким Сок Но  ( Kum Sok No )  и угнанный им МиГ-15.

Но это было ещё не всё. Вскоре нам огласили приказ: в бою разговаривать только по китайски !   Всем выдали блокноты с основными командами, обычно отдаваемыми в воздушном бою, и мы принялись учить говорить их по китайски. Толку от этого было мало, тогда командование разрешило брать эти блокноты с собой в полёт и пользоваться ими для подсказки.

Вспоминая это сейчас, не могу удержаться от смеха, но тогда мы должны были выполнять приказ. А это было нелегко - чтобы отдать распоряжение своим пилотам, командир должен был продумать, как оно будет звучать покороче, затем, взглянув в блокнот мысленно перевести его на китайский язык и произнести вслух. Получив приказ лётчики должны были выполнить всё в обратной последовательности. На это уходило довольно много времени, что в условиях быстро меняющейся обстановки воздушного боя, на практике - неприемлемо. Вскоре, наши мучения кончились. После того, как один из наших "МиГов" был повреждён в бою, командование отменило этот приказ и все разговоры пошли на чисто русском языке, порой и с применением "недозволенных выражений". Что уж там кривить душой - бои были тяжелейшие..."

25 августа 1951 года лётчики 303-й ИАД впервые встретились в бою с новыми машинами противника, реактивными истребителями английского производства типа Глостер "Метеор Мк-8". Эти машины были на вооружении 77-й эскадрильи Королевских ВВС Австралии, которая с июля 1950 года сражалась в небе Кореи сначала на поршневых F-51 "Мустанг", а в мае 1951 года пересела уже на реактивные двухдвигательные "Метеоры".

Боевые вылеты австралийские лётчики начали на новых машинах в новой роли истребителей в августе 1951 года. Задачей 77-й эскадрильи было прикрытие штурмовой и бомбардировочной авиации 5-го ВФ США. Первая встреча у лётчиков 77-й АЭ с "МиГами" 64-го корпуса состоялась 25 августа, когда вылетевшие на отражение очередного налёта авиации противника лётчики 17-го ИАП встретили в линии прикрытия новые двухмоторные неизвестные им ещё машины. Они решили проверить в бою, что представляют собой новые машины противника и лётчики, пилотирующие их. Как оказалось, "Метеоры" уступали "МиГам" как в скорости, так и в маневренности, что и решило исход боя.

В 7 часов 58 минуи, по данным ВПУ, в районе южнее 15 км Ансю на высоте 6000 - 10000 метров была обнаружена группа бомбардировщиков противника в составе 8 В-29, прикрытых до 60 истребителями, следующими с курсом 340°. Полк в составе 26 экипажей под командованием майора Г. И. Пулова в 8:04 вылетел на отражение налёта самолётов противника в район Сенсен. Полк находился в боевом порядке "змейка эскадрилий", имея при этом ударную группу, состоящую из лётчиков 1-й и 3-й эскадрилий, и группу прикрытия, которую составляли лётчики 2-й эскадрильи.

Следуя курсом 300°, майор Г. И. Пулов в 8:37 ниже себя впереди справа обнаружил 6 самолётов "Глостер - Метеор", шедших параллельным курсом. Противник, обнаружив преследование, встал в левый оборонительный круг. Пулов, сблизившись до 200 - 300 метров, с задней полусферы сверху с углом 30 - 35° атаковал ведомого замыкающей пары, после чего вышел из атаки с набором высоты вправо и вторично атаковал в такой же последовательности. В течение воздушного боя Пулов произвёл 4 атаки, из них 3 атаки с огнём.

Старший лейтенант Н. Сутягин, прикрывая Пулова, так как их ведомые оторвались в момент сближения с противником, и сам атаковал "Метеор". При первой же атаке Сутягин произвёл 2 очереди по ведущему замыкающей пары, одна из которых достигла цели, после чего попал в струю "Метеора" и сорвался в штопор. Выводя самолёт из штопора, Сутягин обнаружил звено "Метеоров", выполнявших вокруг него замкнутый круг. Старший лейтенант Сутягин, выполняя резкие отвороты влево вправо, набрал скорость и оторвался от них.

Звено капитана С. С. Артемченко обнаружило пару F-86, которую стало преследовать. Ввиду большой скорости и дистанции между парой "Сейбров" и нашими самолётами Артемченко преследование прекратил.

В результате проведённого воздушного боя сбито 2 самолёта противника типа "Глостер - Метеор": один записали на счёт майора Г. И. Пулова, а другой - на счёт Николая Сутягина.

Истребитель Глостер 'Метеор' Мк.8

Английский истребитель Глостер "Метеор" Мк.8 использовался в Корее.

Правда, командование 77-й АЭ заявило, что их эскадрилья потерь в этом бою не понесла, но, скорее всего, это неправда, так как австралийским лётчикам сильно не повезло. Дело в том, что в этом первом для "Метеоров" бою участвовали наиболее опытные лётчики 17-го ИАП, а именно 2 самых результативных лётчика полка добились победы, так как не только искусно владели МиГ-15, но и являлись искусными бойцами и меткими стрелками: одного австралийца сбил командир полка майор Г. И. Пулов  ( первая победа в небе Кореи ), а второго - старший лейтенант Н. В. Сутягин  ( 7-я победа в небе Кореи ).

Австралийское командование, так же как и американцы, предпочитает скрывать свои потери, понесённые в боях с "МиГами", и большую часть своих потерь записывает в разряд потерь от огня зенитной артиллерии противника либо по "техническим причинам". Вот и эти 2 "Метеора" с № А77-128 и № А77-354 были записаны как потерянные 22 августа во время столкновения в воздухе в районе авиабазы в Кимпо. Аргентинский историк этой войны Диего Зампини выдвинул свою версию данной потери: оба этих "Метеора" были повреждены в бою и под прикрытием своих товарищей долетели до своей базы в Кимпо, но при заходе на посадку они столкнулись друг с другом и потерпели катастрофу - оба пилота погибли. А чтобы скрыть первые потери в бою с "МиГами", их гибель оформили в документах на 3 дня ранее и отметили в рапорте, что оба пилота "погибли в боевых действиях", хотя резонно должна быть указана причина их гибели как "убиты не в боевых действиях".

Умению Сутягина драться с американцами завидовали во всей дивизии, как и его нацеленности на победу. Лето 1951 года для Николая стало результативным - с июля по сентябрь сбил 6 самолётов, затем ещё 2 "Метеора"   ( 25 августа и 26 сентября ). Ещё результативней была осень - с октября по декабрь - 8 уничтоженных машин. Только в декабре Сутягин одержал 5 воздушных побед.

Н.В.Сутягин

В начале 1952 года он стал реже вылетать на боевые вылеты, как асу ему было поручено выступать перед лётчиками полков второго эшелона, готовившимся к боям. Тем не менее, в январе 1952 года он сбил ещё 3 самолёта противника.

Всего через 1,5 месяца боёв на счету капитана Н. Сутягина было 15 побед. В августе, за 7 сбитых самолётов, он был представлен к званию Героя Советского Союза.

Наряду с талантом лётчика, умением тонко чувствовать машину, он обладал исключительной способностью терпеть запредельные перегрузки, когда "тёк" металл самолёта, подвергался аварийным необратимым деформациям его планер. Такие специфические способности организма раскрылись во многом благодаря регулярным и настойчивым занятиям спортом, которому лётчик посвящал свой досуг. Отличный спортсмен, выполнявший разрядные нормы по нескольким видам спорта  ( лёгкая атлетика, гимнастика, занятия с гирями ), он был победителем ряда армейских соревнований. Соратники, близко знавшие Сутягина, безусловно высоко оценивали его незаурядное тактическое дарование, полководческие способности, которым, увы, не дано было раскрыться...

В январе 1952 года, за сбитие в воздушных боях ещё 10 самолётов противника и проявленные при этом мужество и героизм, Николай Сутягин был представлен ко второй "Золотой Звезде" Героя. Однако, это представление реализовано не было.

На счету Николая Сутягина 15 F-86 "Сейбр", 2 F-84 "Тандерджета", 2 F-80 "Шутинг стар" и 2 английских Глостер "Метеора".

МиГ-15
Советский истребитель МиГ-15.

За исключением F-80 "Шутинг стар" и "Метеоров", которые, несмотря на настойчивые модернизации, устарели ко времени Корейской войны, соперники Сутягина летали на новейших машинах того времени и как воздушные бойцы отнюдь не были новичками. Советские асы одерживали свои победы на МиГ-15 - самолёте, олицетворившем достижения советской техники и по большинству лётно - технических характеристик превзошедшем лучшие зарубежные истребители. Тем более нелепым кажутся тенденциозные материалы, публикуемые на Западе о воздушной войне в Корее, где приводится уничижительное для бывшего противника соотношение потерь...

Цивильные потомки воинственных норманнов и кельтов бойкостью повествования и яркостью иллюстраций словно пытаются добыть недостающую ратную славу.

Так, достаточно высокая тяговооружённость обеспечивала "МиГам" превосходство над F-86 при вертикальном маневре. Разгонные характеристики МиГ-15 из - за большого миделя фюзеляжа были несколько ниже, однако он обладал более высокой угловой скоростью крена.

Мощное вооружение оказалось очень эффективным, особенно при его использовании против вражеских бомбардировщиков, но для надёжного их поражения в воздушном бою лётчикам приходилось раскачивать самолёт педалями  ( благодаря этому больше снарядов попадало в цель ). Двигатель машины обладал высокой надёжностью и живучестью, даже когда пулями выбивало по 8 лопаток турбины, падения тяги почти не наблюдалось. Тормозные щитки из - за малой их площади были малоэффективны и в воздушных боях не использовались. Со временем их площадь была увеличена.

МиГ-15 имел ограничение по скорости, не позволявшее ему разгоняться свыше числа М=0,92 из - за появления "валежки". Отмечалось плохое остекление фонаря кабины. Первоначально не предусмотренные бронеспинки и бронезаголовники впоследствии были установлены уже в полевых условиях. На отдельных модефикациях самолёта имелась бустерная система управления элеронами.  Так по оценкам американских пилотов, МиГ-15 - относительно низкоманевренный самолёт, представляющий однако большую угрозу для противника если управляется опытным, инициативным лётчиком, способным максимально использовать его лётно - тактические характеристики.

F-86
Американский истребитель F-86.

По сравнению с "МиГом", американский истребитель F-86 обладал меньшим радиусом виража, большая площадь его тормозных щитков обеспечивала резкое торможение самолёта с последующим заходом в хвост противнику. Наличие предкрылков позволяло держаться на больших углах атаки при маневрировании, а ТРД с форсажной камерой создавал более высокие разгонные характеристики.

Наличие оптического прицела, сопряжённого с радиодальномером, повышало эффективность стрельбы из крупнокалиберных пулемётов, что частично компенсировало отсутствие пушек.

В состав снаряжения лётчика входил противоперегрузочный костюм, позволявший облегчить ведение боя с перегрузками, близкими к предельным. Просторная кабина "Сейбра", с высокорасположенным креслом, обеспечивала отличный обзор.

На протяжении всей войны оба самолёта постоянно улучшались. Так с апреля 1951 года "МиГи" стали оснащаться двигателем ВК-1 с большей тягой   ( МиГ-15бис ), перископом для обзора задней полусферы и аппаратурой "Сирена", предупреждавшей лётчика о работе радиодальномера F-86. Катапультируемое кресло оборудовали автоматом раскрытия парашюта на заранее заданной высоте.

Н.В.Сутягин

На "Сейбре" также увеличивалась мощность двигателя, улучшалась аэродинамика, обновлялось оборудование. В целом же, МиГ-15 и F-86 были равноценными истребителями и исход боя во многом определялся индивидуальным мастерством пилота, выбранной им тактикой и умением использовать все положительные качества своей машины.

По возвращении из Кореи, в феврале 1952 года, Николай Васильевич ещё долго продолжал служить в ВВС. В 1956 году подполковник Н. В. Сутягин окончил Военно - Воздушную академию. Летал на сверхзвуковых боевых машинах.

После окончания в 1964 году Военной академии Генерального штаба до 1968 года был начальником Харьковского высшего военного авиационного училища имени Сергея Грицевца.

В 1970 году был направлен во Вьетнам в качестве военного советника. Демобилизовался в звании генерал - майора авиации в 1978 году. Жил в Киеве.



Тайна подвига Николая Сутягина

Возврат

Н а з а д



Главная |  |  | Источники | 

    -->      © AirFighters.RU