Главная | Источники | 

Золотая Звезда Героя Советского Союза

Свитенко Николай Иванович

Свитенко Николай Иванович

Родился 6 декабря 1913 года в городе Харькове, в семье рабочего. Окончил машиностроительный техникум. Работал на станкостроительном заводе. С 1934 года в рядах Красной Армии. В 1937 году окончил военную авиационную школу пилотов. Участник похода советских войск в Западную Украину и Западную Белоруссию в 1939 году, Советско - Финляндской войны 1939 - 1940 годов.

С 22 июня 1941 года старший лейтенант Н. И. Свитенко в действующей армии. Сражался в составе 7-го ИАП  ( 14-го Гвардейского ИАП ), а также 15-го Гвардейского ШАП.

К январю 1942 года командир эскадрильи 7-го истребительного авиационного полка  ( 5-я смешанная авиационная дивизия, 23-я Армия, Ленинградский фронт )  капитан Н. И. Свитенко совершил 135 боевых вылетов, в воздушных боях лично сбил 5 и в группе 7 самолётов противника.

10 февраля 1943 года за мужество и воинскую доблесть, проявленные в боях с врагами, удостоен звания Героя Советского Союза.

После войны остался в ВВС. В 1946 году окончил курсы усовершенствования офицерского состава, в 1952 году - Военную академию Генерального штаба. С 1958 года генерал - майор авиации Н. И. Свитенко - в запасе. Жил и работал в Харькове   ( Украина ). Умер 18 сентября 2007 года. Похоронен на кладбище № 2.

Награждён орденами: Ленина  ( дважды ), Красного Знамени   ( дважды ), Кутузова 3-й степени, Отечественной войны 1-й степени, Красной Звезды   ( дважды ); медалями. Имя Героя выбито в музее - диораме "Прорыв блокады Ленинграда" в городе Кировске Ленинградской области.

*     *     *

В 1937 году Николай Свитенко успешно окончил Роганскую лётную школу. С тех пор небо стало его родной стихией. Боевое крещение он получил в схватках с белофинами. О первом дне той войны старший лейтенант Н. И. Свитенко вспоминал так:

"Военные действия начались 30 ноября 1939 года. С раннего утра весь полк был на аэродроме в полной боевой готовности. Хотя пасмурное утро не обещало лётной погоды, снег застилал горизонт, но мы терпеливо ожидали приказа на вылет. В 8 часов могучими залпами "заговорили" наши форты. Всё нарастающий темп огня нашей артиллерии скоро слился в сплошной грохот. Горизонт от вспышек дальнобойных орудий стал светлым. Так началась артиллерийская подготовка. Ровно полчаса гремел орудийный грохот, а затем наша пехота перешла государственную границу. В 10 часов нашему подразделению была поставлена задача - преследовать отступающего противника, уничтожая его пулемётным огнём. Командир эскадрильи приказал готовить звено Баранова.

Через 15 минут звено, в составе лётчиков Александра Баранова, Семёна Григорьева и Владимира Кузьмичёва плавно оторвалось от взлётной полосы, взяв курс к линии фронта. Каждый из нас с завистью смотрел на удаляющиеся самолёты.

С момента вылета прошёл час. Стрелка часов уже пошла на второй круг. Погода резко ухудшилась, повалил густой снег. Закрадывалось сомнение: "Найдёт ли звено Баранова аэродром ?"   Сам я лично знал Баранова, был уверен в нём и доказывал, что он обязательно вернётся. Моя уверенность была оправдана. Через 1 час 20 минут послышался шум моторов. Над аэродромом пронеслись 2 самолёта и скрылись за лесом, затем снова появились и пошли на посадку. По хвостовым знакам мы определили, что это были Баранов и Кузьмичёв. Григорьева не было. Самолёты подрулили на стоянки. Лётчики остановили самолёты и выключили моторы. Баранов пошёл докладывать в штаб о выполнении задания, а мы собрались вокруг Кузьмичёва, который и рассказал обо всём увиденном на фронте. Много говорить не надо было. Самолёты говорили сами за себя - плоскости и капоты были изрешечены пулевыми пробоинами. Кузьмичёв нам рассказал, как они атаковали отходящего противника, как громили по дорогам финскую конницу. А в конце своего рассказа он сообщил о том, что при выполнении боевого задания смертью храбрых погиб от огня зенитной батареи противника наш товарищ Семён Григорьев.

К вечеру, когда погода улучшилась, мы поднялись в воздух. Безжалостно громили из пулемётов отступающего в панике противника. Лишь только вечером, в полной темноте, мы вернулись на свою "старую дачу". На нарах, рядом со мной, осталось свободное место, то было место погибшего в бою лётчика Семёна Григорьева. Так кончился первый день войны с белофиннами. Заснули мы поздно ночью".

Н.И.Свитенко

С первых дней Великой Отечественной войны эскадрилья, которой командовал Николай Иванович, беспощадно громила противника в небе и на земле. Лётчики любили своего командира за высокое мастерство, исключительную выдержку и спокойствие в бою. Его отвага и боевое искусство вселяли уверенность, вдохновляли на подвиги подчинённых.

"Золотую Звезду" Николай Иванович Свитенко получил сразу же после прорыва блокады Ленинграда. Отличился же он и до этих боёв. А самый первый раз - 22 июня 1941 года.

...Полётов на то воскресенье не планировалось, и, отпустив кое - кого из лётчиков на выходной в Выборг к семьям, командир эскадрильи Николай Свитенко остался с теми, кому предстояло нести дежурство. Допоздна резался с ребятами в домино  ( какие же ещё развлечения на небольшом полевом аэродроме ! ), потом решил проверить караулы.

С караулами всё было в порядке, часовые исправно несли службу, и Свитенко, человек по натуре дотошный, ни к чему не мог придраться. Отпустив караульного начальника, велел предупредить часовых, что пройдёт к озеру, а возвращаться будет через центр лётного поля прямо к дежурному звену. Пусть, дескать, не примут за шпиона.

Когда он возвращался с озера, от короткой июньской ночи не осталось и следа. Выкатившееся из-за горизонта солнце растопило белесые сумерки. Навстречу командиру из землянки торопливо вышли лётчики Слонов и Тимошенко. В тоже мгновение, натужно загудел зуммер полевого телефона. Через несколько секунд из землянки выскочил телефонист:

- Из штаба дивизии. Группа самолётов пересекла границу. Дежурное звено - в воздух...

- Тревога ! - крикнул Свитенко и кинулся к своему самолёту.

Застегивая ремни, Свитенко подумал, что опять этот беспокойный полковник Ерлыкин решил проверить боевую готовность эскадрильи. Не спится командиру дивизии. Навоевался, кажется, в Испании и на Карельском, а всё никак не угомонится.

И-153 из 7-го ИАП

Вслед за командиром эскадрильи рулили А. Слонов и Р. Тимошенко. Выскочивший из землянки Шавров вовсю прыть бежал к стоянке. Больше Свитенко не оглядывался. Впереди, сквозь бледную голубизну неба, прорезались тёмные чёрточки. Они приближались. Свитенко дал газ и его "Чайка" пошла на взлёт.

Чёрточки быстро превратились в силуэты самолётов. Напряжённо всматриваясь в них, Свитенко старался определить, что это за машины. Наверное, для полного эффекта с какого - нибудь соседнего аэродрома подняли свои бомбардировщики ?   Нет, какие - то они странные, с необычными, будто сдвоенными, хвостами. Что - то похожее он уже видел. И сразу вспомнил: такой же двухмоторный, двухкилевой самолёт был нарисован на плакате "Самолёты германских ВВС". Ну конечно же, это и есть "Мессершмитты-110". Искоса глянув по сторонам, Свитенко увидел, что Алибек Слонов и Роман Тимошенко идут за ним, точно привязанные. Успел также заметить, что его догоняют ещё 3 "Чайки". Значит, Володя Шавров тоже взлетел, молодчина. А кто ещё с ним ?

"Мессершмитты" приближались так быстро, что выжидать уже нельзя было. Если они даже сбились с курса и заблудились, всё равно надо открыть предупредительный огонь. Он дал несколько коротких очередей, но это ничего не изменило - самолёты шли к аэродрому. А там в 2 ряда выстроились "Чайки". Свитенко покачал крыльями... Это был сигнал - "Внимание, атакуем !"   И началась такая круговерть, что уму непостижимо. Атакуя, "Чайки" и сами оказывались под прицелом. Вывернувшись, снова бросались вперёд. Ме-110 стали всё чаще отворачивать, потом и вовсе ушли.

Немецкий самолёт Ме-110D-3

Как только старший лейтенант Свитенко выбрался из кабины, его окружили лётчики. Они привыкли, что командир делает разбор полёта по горячим следам. Но сейчас он не торопился с разбором. Он не мог кого-то выделить, не было оснований кого-то критиковать. Лётчики бросались на вражеские машины с такой решимостью, словно готовы были разить их не только пулемётным огнем. Казалось, они намерены схватиться с врагом врукопашную. Скорее всего, именно это вынудило "Мессершмитты" уйти так и не атаковав аэродром.

Участники первого боя

Свитенко оглядел стоявших вокруг него лётчиков. По разгорячённым лицам Бойко и Шлыкова понял, что это они взлетели вместе с Шавровым. Потом снял шлем и пригладил взмокшие волосы: "Всё, братцы, конец антракта. Похоже, что это война..."

Лётчики эскадрильи старшего лейтенанта Н. И. Свитенко уже на рассвете 22 июня 1941 года отразили атаку группы Ме-110 на аэродром под Выборгом  ( слева направо ): Иван Бойко, Александр Кондрашов, Роман Тимошенко, Александр Шлыков, Алибек Слонов, Николай Свитенко, Василий Мочалов.

Потом, за первым боем, было много других боёв. Но большую часть боевых вылетов 7-й ИАП производил тогда на штурмовку наземных целей.

1 июля эскадрилья Свитенко начала работу с раннего утра. К полудню, когда погода стала ухудшаться, было получено задание: произвести штурмовку десанта противника на острове Мартин - Сааре. Эскадрилья Свитенко, несмотря на всё ухудшающуюся погоду, вылетела на задание. Облачность висела прямо над лесом. К цели наши самолёты шли на "бреющем". Противника по причине плохой погоды удалось застигнуть врасплох. Заметив большое скопление войск противника в пункте Хурпу, сначала звено Свитенко, а затем звено Василия Заикина сбросили бомбы. Скопление войск противника было рассеяно. После бомбардировки Хурпу, группа Свитенко пошла на штурмовку уже высаживающихся на остров финских войск. У северного берега острова стоял большой моторный бот и множество рыбацких лодок с живой силой. Мотобот и лодки были потоплены пулемётным огнём. Через несколько часов остров был полностью занят нашей пехотой, а десант противника был уничтожен. Командование Краснознамённого Балтийского флота отважной шестёрке наших истребителей объявило благодарность, а через 2 дня Совинформбюро в газетах и по радио известило всю страну об отважных штурмовках cтаршего лейтенанта Н. И. Свитенко.

Лётчики эскадрильи Н.Свитенко. 1941 год.

Слева направо: С. Шлыков, В. Молчалов, А. Кондрашов, И. Бойко, А. Сердюков,
А. Слонов и командир эскадрильи Николай Иванович Свитенко.  1941 год.

6 ноября 1941 года полк получил задачу подавить зенитные точки и отвлечь на себя истребителей противника в районе аэродрома Сиверское, обеспечивая этим действия нашей бомбардировочной и штурмовой авиации.

На аэродроме противник сосредоточия большое количество самолётов для удара по Ленинграду. В 10 часов утра 9 "Чаек", под командой старших лейтенантов Свитенко и Старкова, вылетели на выполнение задания. Точно в указанное время девятка была над целью. На аэродроме находилось около 30 бомбардировщиков Не-111 и Ju-88, примерно столько же истребителей. Звенья "Чаек" нанесли удар по зенитным батареям. С первой атаки зенитный огонь противника был подавлен. В это время группу "Чаек" атаковали 12 Ме-109. Свитенко и Старков отвлекли истребителей противника от наших бомбардировщиков. Воздушный бой продолжался 20 минут; наши истребители сбили один немецкий самолёт и потеряли 2-х своих лётчиков - Романа Тимошенко и Александра Столетова. На аэродроме противника было уничтожено до 30 самолётов, налёт на Ленинград не состоялся.

Свитенко Николай Иванович

За первые 8 месяцев боевой работы 7-й ИАП произвёл 6494 боевых вылетов. При этом, было уничтожено и повреждено: 90 самолётов противника в воздухе и 46 на земле; большое количество живой силы и техники противника.

Приказом Народного Комиссара Обороны СССР от 7 марта 1942 года за проявленную отвагу в боях с немецкими захватчиками, за стойкость, мужество, дисциплину и организованность, за героизм личного состава, 7-й Краснознамённый ИАП преобразован в 14-й Гвардейский Краснознамённый ИАП.

1 апреля 1942 года член Военного Совета Ленинградского фронта дивизионный комиссар А. А. Кузнецов вручил командиру полка Гвардии майору Голицыну новое Гвардейское знамя. Личный состав полка принял Гвардейскую клятву. Полк прошёл по аэродрому торжественным маршем, честь нести знамя доверили лучшему лётчику полка Николаю Свитенко.

На протяжении всей блокады, 900 дней и ночей, Николай Свитенко сражался в небе Ленинграда. Однако только 2 из них Свитенко склонен считать не совсем обычными.

Первый - это когда его девятке пришлось биться против девятки "Юнкерсов" и 18 прикрывавших их "Мессеров". Свитенко и его товарищи дрались до последней капли бензина в баках, до последнего патрона в пулемётах. Врагов к Ленинграду они тогда не пропустили. А подкрепление, высланное вскоре сразу с нескольких наших аэродромов, помогло им отогнать неприятеля.

А второй необычный полёт - это когда, поднявшись с аэродрома на одном самолёте, вернулся Свитенко из боя на другом. Произошло это 19 августа 1941 года.

В этот день по данным воздушной разведки крупная фашистская моторизованная колонна продвигалась по дороге из Волосово к Красному Селу. Командующий ВВС Северного фронта А. А. Новиков отдал приказ уничтожить вражескую колонну. Для нанесения удара вылетели 8 самолётов И-153 из 7-го ИАП под командованием старшего лейтенанта Николая Свитенко. Атака советских лётчиков была успешной: колонна, следовавшая по дороге Губаницы - Клопицы, была остановлена. С первой атаки лётчики, следуя примеру командира, сбросили бомбы на колонну войск и затем реактивными снарядами и пулемётным огнём стали расстреливать противника.

Немецкие зенитчики, охранявшие колонну, открыли ураганный огонь. Но и это не остановило наших лётчиков. Несколько атак произвела группа, когда вражеский снаряд попал в самолёт Свитенко. Мотор заглох. Пришлось производить посадку в стороне от дороги близ соседней деревни Клопицы. После приземления старший лейтенант поджёг самолёт и бросился бежать к лесу, стараясь успеть скрыться до того, как прибудут немецкие солдаты.

Н.И.Свитенко и А.Г.Слонов

Вдруг, Свитенко услышал знакомый гул мотора. Обернувшись, он увидел "Чайку", идущую на посадку. Это его ведомый лейтенант А. Г. Слонов шёл на спасение своего командира. Кабина И-153 рассчитана лишь на одного человека, поэтому Алибек Слонов хотел уступить место пилота командиру. Но Свитенко удержал его, вскочил на плоскость, лёг пластом и ухватился за ленты расчалок. Слонов дал газ и под миномётным огнём пошёл на взлёт.

Хорошо ещё, что "Чайка" - биплан и крылья у неё "двухэтажные": Свитенко можно было держаться за расчалки, которыми соединены крылья. Правда, эти плоские стальные ленты в тот момент напоминали ножи. Так или иниче, но вскоре они были на своём аэродроме. Колёса уже коснулись земли, самолёт, пробежав по траве, замер, а Свитенко всё ещё лежал на крыле. То ли не верилось ему, что наконец-то закончился этот небывалый полёт, то ли не сразу удалось разжать закостеневшие пальцы. Очутившись наконец на земле, Николай шагнул навстречу выпрыгнувшему из кабины Алибеку. Друзья молча, по - мужски обнялись... За этот подвиг лейтенант А. Г. Слонов вскоре был награждён орденом Ленина.

И снова бои... С 23 июля 1942 года по 12 января 1943 года Гвардии майор, а затем Гвардии подполковник Н. И. Свитенко командовал уже 15-м Гвардейским штурмовым авиационным полком  ( 227-я штурмовая авиационная дивизия, Ленинградский фронт ).

Опыт штурмовых ударов, приобретённый на "Чайках", во многом помог лётчику, когда он пересел с истребителя на "летающий танк" - штурмовик Ил-2. Командую новым коллективом Николай Иванович вместе со своими товарищами водил грозные "Илы" против танковых колонн, артиллерии и пехоты противника, громил его резервы и тылы.

Н. И. Свитенко

Командир 15-го ГвШАП Подполковник Н. И. Свитенко обьясняет
своему стрелку боевое задание.  Ленинградский фронт, 1943 год.

Во время полётов Н. И. Свитенко не раз попадал в, казалось бы, безвыходное положение. Его дважды сбивали в бою. Но и в самой сложной ситуации он проявлял необыкновенную силу воли и мужество. Первый раз, как уже говорилось выше, его вывез с территории противника ведомый Алибек Слонов, вторично он спасся, выпрыгнув с парашютом из горящего самолёта.

Н.И.Свитенко у карты боевых действий.

Да, полёты на боевые задания всегда были тяжёлой работой. Это хорошо почувствовал ленинградский скульптор Борис Шалютин, лепивший на фронтовом аэродроме статую лётчика Николая Свитенко. Не было в этой скульптуре ничего возвышенного, небесного. Лицо майора казалось усталым и в то же время разгорячённым. Большие, поднятые на лоб очки делали лётчика похожим не то на комбайнера, не то на сталевара. Распахнутый реглан как бы подчеркивал, что этот человек хочет остыть после горячей работы.

Н.И.Свитенко

Шалютин лепил скульптуру, когда Свитенко был уже командиром штурмового авиаполка. Времени на то, чтобы позировать, у майора оставалось мало, и работать приходилось вечерами, при свете коптилок. С трудом разминая ослабевшими пальцами глину, скульптор расспрашивал лётчика о боях или сам что - нибудь рассказывал. Чаще о том, как люди живут в тылу, как работают, не жалея сил.

Скульптор только весной 1943 года вернулся из Сибири. В 1941 году его эвакуировали туда с семьёй, дали квартиру, мастерскую, обеспечили заказами. Но он упросил, чтобы ему разрешили вернуться в Ленинград, где было ещё голодно, рвались снаряды и никто не давал заказов на скульптуры. Он сам нашёл себе работу. Прочёл в газете, что Николай Свитенко водит в бой штурмовики, которые наносят удары по немецким батареям, обстреливающим Ленинград, и решил, что должен обязательно вылепить этого человека. И вылепил.

Статуя метровой высоты была, правда, лишь моделью для будущей скульптуры. Шалютин собирался сделать её монументальной. Уезжая из полка, обещал вернуться для каких-то доделок и попросил, чтобы в следующий раз Свитенко взял его в полёт. Должен ведь художник почувствовать, каково лётчику в небе.

Скульптура была принята и экспонировалась на выставке фронтовых художников, открывшейся в мае 1943 года. Но на её открытии автор не присутствовал. И размеры скульптуры он не увеличил. Не сбылась также мечта скульптора подняться в небо. Его убило осколкам снаряда. Вспоминая не доживших до Победы боевых друзей, Николай Свитенко всегда называл и человека, с которым так ни разу и не поднялся в воздух, но которого крепко запомнил. Это ленинградский скульптор, погибший во время обстрела на углу Невского и Садовой...

*   *   *

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 10 февраля 1943 года за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с немецко - фашистским захватчиками и проявленные при этом мужество и героизм Гвардии майор Свитенко Николай Иванович удостоен звания Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда"  ( № 883 ).

Н.И.Свитенко

Николай Свитенко не менее геройски сражался и при окончательном освобождении Ленинграда, вновь командуя своим родным, теперь уже 14-м Гвардейским истребительным авиаполком  ( до апреля 1942 года - 7-й Краснознамённый ИАП КБФ ).

22 февраля 1944 года Ставка, оперативно руководившая ходом боевых действий, поставила фронтам новые задачи. Они должны были завершить разгром группы армий "Север" и начать освобождение советских Прибалтийских республик.

Ленинградский фронт при активной поддержке 13-й Воздушной армии, куда входил и 14-й Гвардейский истребительный авиационный полк, вступил на территорию Эстонии, расширил плацдарм за рекой Нарва. Но город взять не смог.

5 марта, рано утром 6 экипажей Як-9 под командованием командира полка, патрулируя над переправой через реку Луга, обнаружили в воздухе 2 группы немецких бомбардировщиков, идущих в направлении переправы. В первой группе шло 18 Ju-87, а во второй - 9 Ju-87. Бомбардировщики прикрывались двумя шестёрками истребителей FW-190 и Me-109. Гвардии подполковник Свитенко принял решение атаковать противника. В ходе боя по одному Ju-87 сбили Свитенко, Скляренко и Быконя, один FW-190 сбил Золотов. Своих потерь группа не имела.

29 марта 1944 года пятёрка истребителей 14-го ГвИАП во главе с подполковником Н. И. Свитенко провела бой с 18 пикировщиками Ju-87, которых прикрывали 8 истребителей  ( 6 Ме-109 и 2 FW-190 ). С первой же атаки на встречных курсах подполковник Свитенко и младший лейтенант Трепузов сбили по "Юнкерсу", которые упали северо - западнее Сиргала. Не сворачивая с курса, наши истребители прошили строй вражеских бомбардировщиков. Те стали беспорядочно сбрасывать бомбы и поворачивать назад. В это время тройка наших пилотов, ведя бой с истребителями врага, сбила один Ме-109.

Несмотря на численное превосходство, неприятелю так и не удалось нанести поражение группе Свитенко. Налёт врага был сорван.

Свитенко Николай Иванович

4 апреля 1944 года в неравном воздушном бою при сопровождении бомбардировщиков, совершавших налёт на железнодорожный узел города Тарту, самолёт Николая Свитенко был снова подбит. Раненый лётчик, превозмогая боль, с большим трудом дотянул машину до своего аэродрома.

В период Таллинской наступательной операции советских войск, осенью 1944 года, лётчики полка летали уже на истребителях Як-3 - одном из лучших самолётов Второй Мировой войны в своём классе.

После победы под Ленинградом Николай Иванович участвовал в освобождении от врага Эстонии, в ликвидации Курляндской группировки противника.

17 сентября 1944 года началась наступательная операция по освобождению Советской Эстонии. В этот день полк совершил 65 боевых вылетов, провёл один групповой воздушный бой, где командир полка Свитенко на самолёте Як-9У лично сбил FW-190.

К маю 1945 года Гвардии подполковник Н. И. Свитенко совершил более 380 успешных боевых вылетов  ( с учётом Советско - Финляндской войны ). Проведя около 50 воздушных боёв, сбил лично и в группе с товарищами 15 самолётов врага, уничтожил большое количество вражеской техники штурмовыми ударами на земле.   [ М. Ю. Быков в своих исследованиях указывает на 6 личных и 9 групповых побед лётчика. ]

После войны Николай Иванович распрощался с городом, который защищал с первого тревожного рассвета. В июне 1947 года был назначен заместителем командира 275-й ИАД. В 1953 году он успешно окончил Академию Генерального штаба им. К. Е. Ворошилова. Обучал молодое поколение лётчиков, командовал различными авиационными соединениями.

Об одной из послевоенных встреч с ним вспоминает известный лётчик - истребитель, дважды Герой Советского Союза, Арсений Васильевич Ворожейкин:

"Однажды группа инспекторов, во главе с подполковником А. Ткаченко, вылетела в Прибалтийский военный округ для проверки двух истребительных дивизий. Одной из них командовал Герой Советского Союза полковник Николай Иванович Свитенко, мой однокашник по Харьковской школе лётчиков. Человек физически крепкий, плотно сбитый, энергичный, он жил постоянной тягой к небу. Если Свитенко долго не летал, то чувствовал себя неважно. Подчинённых он обучал по испытанному правилу: "Делай, как я"...

Н.И.Свитенко

Пример командира сказывался на всей боевой подготовке дивизии. Он обладал живым, незлобным юморком, любил посмеяться, к людям шёл с открытой душой".

Демобилизовавшись по состоянию здоровья в 1958 году, генерал - майор авиации Н. И. Свитенко вернулся в Харьков, где родился, провёл детство и юность. Там он учился в школе и машиностроительном техникуме, работал техником - конструктором на станкостроительном заводе. Оттуда 20-летним юношей по призыву комсомола ушёл в авиацию.

Возвратился Николай Иванович в родной город, пройдя через 2 войны и многолетние испытания тяжёлого ратного труда военного лётчика - истребителя. Вернувшись к мирному труду, он работал конструктором 2-й категории, а затем и заместителем начальника Харьковского филиала центрального конструкторского бюро "Главэнергостроймеханизация". Вместе со своими земляками Н. И. Свитенко множил трудовую славу родного города.

Но не так-то просто бывший лётчик нашёл своё место в новой для него жизни. Вот что он писал своему давнему знакомому, писателю А. В. Бурову:

"Ты понимаешь, я не ходил, я бродил по Харькову. В родном городе я чувствовал себя чужим человеком. Ну пусть я отлетал своё, отслужил. Какую-то пользу я ведь могу ещё принести. А меня везде вежливо выпроваживали. Как только узнают, что я награждён "Золотой Звездой" да ещё в генералах ходил - разводят руками. Советуют поискать должность повыше. Я им твержу, что мне не должность нужна, а работа, что до службы в армии я закончил техникум и работал конструктором на станкостроительном заводе, что готов и теперь сесть за доску. Не верят. Собственно тому, что я был конструктором, может, и верят, но не верят, что будет толк из человека, столько времени не работавшего по специальности и дослужившегося до таких чинов и званий. Да и зачем, говорят, при вашей генеральской пенсии садиться за доску, чертить, конструировать ?   Ну прямо хоть скрывай, что ты генерал, что ты Герой Советского Союза, что тебя правительство удостоило 15 боевых наград".

Наконец Свитенко всё - таки встретил человека, который увидел, что у бывшего лётчика есть не только прошлое. Этот человек - начальник конструкторского бюро - сказал:

- Конечно, ваши чины и звания великоваты для должности конструктора 2-й категории. Но ничего другого предложить пока не можем. Вам придётся не только многое вспомнить. Многому надо учиться заново. Пока вы много лет служили, летали, воевали, техника шла вперёд.

Однако очень скоро все увидели, что конструктор Свитенко освоился с работой. Прошло менее года, и его назначили заместителем начальника бюро.

Своё письмо А. В. Бурову он закончил так:

"В армии мне не раз приходилось произносить уставную, но всегда торжественно звучащую фразу - служу Советскому Союзу !   Я рад, что и теперь, став гражданским человеком, могу с полным основанием сказать: служу Советскому Союзу !"

Николай Иванович Свитенко скончался 18 сентября 2007 года. Похоронен в Харькове, на кладбище № 2.

*     *     *

Список известных побед Гвардии подполковника Н. И. Свитенко:
( Из книги М. Ю. Быкова - "Победы сталинских соколов".  Издательство "ЯУЗА - ЭКСМО", 2008 год. )


п / п
Д а т аСбитые
самолёты
Место воздушного боя
( одержанной победы )
Свои
самолёты
121.07.1941 г.2  Ме-109  ( в группе - 2 / 13 )аэродром УттиИ-153, Як-1,

Як-7, Як-9.

222.07.1941 г.3  Ме-109  ( в группе - 3 / 14 )Волноваха
301.08.1941 г.1  Ме-109  ( в группе - 1 / 9 )ст. Иматра
410.08.1941 г.1  Ме-109  ( в группе - 1 / 6 )ст. Инкеля
519.09.1941 г.1  Ме-109  ( в группе - 1 / 14 )р-н Ленинграда
61  Ju-88  ( в группе - 1 / 14 )р-н Ленинграда
726.09.1941 г.1  Ju-88  ( в паре - 1 / 2 )Шлиссельбург
806.11.1941 г.1  Ме-109  ( в группе - 1 / 9 )аэродром Сиверская
905.03.1944 г.1  Ju-87Путки - Омутти
1008.03.1944 г.1  Ju-87Нарва
1129.03.1944 г.1  Ju-87сев - зап. Сиргала
1217.09.1944 г.1  FW-190Томмисту

      Всего сбитых самолётов - 6 + 9  [ 4 + 11 ];  боевых вылетов - 273;  воздушных боёв - 34.

[ Боевой счёт взят из представления лётчика к званию Героя Советского Союза. Вероятно, часть
групповых побед, приведённых в списке, были уже позднее квалифицированы как личные. ]


Возврат

Н а з а д



Главная |  |  | Источники | 

         © AirFighters.RU