Главная | Источники | 

Золотая Звезда Героя Советского Союза

Зиновьев Иван Иванович

Зиновьев Иван Иванович

Родился 29 апреля 1919 года в деревне Малая Якшенка, ныне Бутурлинского района Нижегородской области, в семье рабочего. В 1928 году с родителями уехал в город Мариуполь, где отец работал матросом на судне. Через 3 года вернулись на родину, поселились в Сормово  ( ныне - район города Нижний Новгород ). В 1934 году окончил 7 классов, в 1936 году школу фабрично - заводского ученичества при заводе "Красное Сормово". Работал токарем в механическом цехе завода "Красное Сормово", затем на авиационном заводе имени Орджоникидзе. Без отрыва от производства занимался в аэроклубе парашютным спортом. В апреле 1940 года был призван в ряды Красной Армии Сормовским райвоенкоматом. В 1941 году окончил Энгельсскую военную авиационную школу лётчиков - бомбардировщиков в звании сержанта. Как способный лётчик был оставлен в ней инструктором, в этой должности встретил начало Великой Отечественной войны.

В августе 1942 года был направлен в 10-й запасной авиационный полк, который находился в городе Каменка Пензенской области. После месячного переучивания на самолёте Ил-2 был назначен старшим лётчиком в 299-й  ( с августа 1943 года - 108-й Гвардейский )  штурмовой авиационный полк. В составе полка прошёл до конца войны.

Первый боевой вылет совершил 16 декабря 1942 года. В составе полка участвовал в боевых действиях под Сталинградом. 21 января 1943 года за 6 успешных боевых вылетов награждён медалью "За отвагу". В дальнейшем освобождал Донбасс, в марте получил первое офицерское звание "Младший лейтенант". К началу апреля провёл более 20 боевых вылетов, в которых уничтожил 15 вражеских автомашин с солдатами и грузом, артиллерийскую батарею, 2 зенитных орудия. 11 апреля был награждён орденом Красной Звезды.

В составе полка участвовал в Курском сражении, в освобождении городов Левобережной Украины, форсировании Днепра. 19 августа 1943 года группой 12 Ил-2 под командованием Зиновьева южнее города Изюма было уничтожено 5 танков и 2 самоходных орудия. 21 августа награждён орденом Отечественной войны 1-й степени.

К концу 1943 года совершил 84 успешных боевых вылета, в 43-х был ведущим групп штурмовиков. Зиновьев точно выводил штурмовики на цель. Не было ни одного случая потери лётчиком ориентировки. За период с июля по декабрь 1943 года Гвардии капитан Зиновьев принял активное участие в 8 воздушных боях, проводимых группами Ил-2. В этих боях нашими лётчиками было сбито 3 Ме-109 и 1 FW-190.

В начале 1944 года стал командиром эскадрильи, 3 января за 20 боевых вылетов награждён орденом Красного Знамени.

В июле 1944 года дивизия воевала в составе 1-го Украинского фронта. 1 июля за умелое командование эскадрильей награждён орденом Александра Невского.

К маю 1945 года Гвардии капитан И. И. Зиновьев совершил 102 боевых вылета, пройдя путь от Дона до Берлина. Участвовал в операциях по освобождению Донбасса, Харькова, Днепропетровска, Запорожья, оказал большую помощь наземным войскам при форсировании Днепра и расширении плацдарма на его правом берегу, громил врага на территории Германии. Последние боевые вылеты совершил в битве за Берлин.

Зиновьев Иван Иванович

Под его командованием эскадрилья совершила 248 боевых вылетов потеряв 2 экипажа, нанесены большие потери противнику: уничтожено 22 танка, 168 автомашин, 3 бронетранспортеров, 2 паровоза, 40 железнодорожных вагонов, 17 орудий зенитной артиллерии, 2 тягача, 10 зенитных орудий, 3 склада с горючий, 2 склада с боеприпасами и 990 солдат и офицеров противника.

Лично Гвардии капитаном И. И. Зиновьевым уничтожено 9 танков, 65 автомашин, 2 батареи зенитной артиллерии, до 25 железнодорожных вагонов с грузами, до 10 самолётов на аэродромах противника, свыше 250 солдат и офицеров противника. В групповых воздушных боях сбил 5 вражеских самолётов.

27 раз был ведущим групп штурмовиков. 13 боевых вылетов совершил ведущим пар охотников и, действуя в тылу противника, уничтожил 6 паровозов, до 30 вагонов, взорвал 2 бензоцистерны.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 27 июня 1945 года за образцовое выполнение заданий командования и проявленные мужество и героизм в боях с немецко - фашистскими захватчиками гвардии капитану Зиновьеву Ивану Ивановичу присвоено звание Героя Советского Союза с вручением ордена Ленина и медали "Золотая Звезда"  ( № 8725 ).

После войны продолжал службу в Военно - Воздушных Силах. В январе 1947 года окончил Краснодарскую Высшую офицерскую школу штурманов. Военный лётчик 2-го класса. С 1959 года Гвардии полковник И. И. Зиновьев - в запасе.

Остался жить в городе Павлограде  ( Днепропетровской области Украины ), где проходил службу. Работал на заводе "Павлоградхиммаш" до выхода на пенсию.

В середине 1990-х годов у ветерана украли "Золотую Звезду" Героя и ордена. Это сильно подорвало его здоровье. 5 июля 1998 года Иван Иванович Зиновьев скончался. Похоронен в городе Павлограде, на старом центральном городском кладбище.

Награждён орденами: Ленина, Красного Знамени  ( дважды ), Александра Невского, Отечественной войны 1-й степени  ( дважды ), Красной Звезды; медалями. Удостоен звания "Почётный гражданин города Павлограда".

*     *     *

Ил-10 из состава 108-го ГвШАП.

Ведя рассказ о Герое Советского Союза И. И. Зиновьеве, следует отметить и тот факт, что конец войны лётчики 108-го Гвардейского штурмового Рава - Русского ордена Суворова авиационного полка  ( 6-я Гвардейская штурмовая Запорожская дважды Краснознамённая орденов Суворова и Богдана Хмельницкого авиационная дивизия, 2-й Гвардейский штурмовой Владимир - Волынский Краснознамённый орденов Суворова и Кутузова авиационный корпус, 2-я Воздушная армия, 1-й Украинский фронт ) встретили летая на новейших самолётах - штурмовиках Ил-10. На этом стоит остановиться подробнее.

Освоение Ил-10 лётчики полка проходили в январе 1945 года. Акт от 21 января констатировал, что полк "в составе 41 лётчика подготовлен к перелету на фронт на Ил-10 днём в простых метеоусловиях". Налёт на Ил-10 составлял в среднем 2 часа 58 минут  ( 10 посадок ), в том числе около 2 часов в тренировках на боевое применение. Весь лётный состав полка уже получил боевой опыт, воюя на штурмовиках Ил-2.

Поскольку предполагалось, что в этом полку пройдут войсковые испытания нового самолёта, то пополнению полка техникой уделили самое пристальное внимание. Штурмовики отбирались из числа имевших наименьшее количество производственных и конструктивных дефектов и тщательно проверялись как заводскими бригадами, так и техническим составом части. В общей сложности полк получил 42 Ил-10, в том числе 37 производства завода № 18 и 5 выпуска завода № 1.

Отлёт на фронт назначили на 2 февраля. Чтобы ускорить перебазирование полка, инженеры и техники летели вместо стрелков, которых насчитывалось в полку всего 7 человек, и должны были самостоятельно готовить машины на всех промежуточных аэродромах. Но несмотря на тщательность подготовки перелёта, он закончился неудачей. В последний момент сменили первый промежуточный пункт. Вместо аэродрома Разбойщина следовало лететь в Багай - Барановку. Лётный состав к новому маршруту подготовиться должным образом не успел.

Лётчики 108-го ГвШАП у своих Ил-10.

Первая группа из 5 машин, лидируемая капитаном Сироткиным, добралась до нового аэродрома благополучно. Из второй  ( 7 Ил-10 )  долетела только четвёрка во главе с ведущим группы Гвардии капитаном Зиновьевым. Звено младшего лейтенанта Мазура оторвалось от группы сразу же. Лётчики заблудились и, выработав горючее, сели в поле. В итоге - одна авария и одна поломка. Третья группа из 10 Ил-10  ( ведущий капитан Железняков )  долетела до Балаково и возвратилась из-за плохой погоды. На обратном пути младший лейтенант Кирюшкин совершил вынужденную посадку - отказал мотор. Его самолёт был повреждён. Лейтенант Максимов выработал горючее и потерпел аварию в районе Чапаевска. Младшему лейтенанту Юдаеву пришлось садиться на одно колесо - не вышла вторая стойка. Четвёртая группа во главе с капитаном Новиковым  ( 4 Ил-10 )  тоже вернулась и приземлилась в Чапаевске. Таким образом, из 26 самолётов, вылетевших с аэродрома Толкай, на место назначения прибыли только 9. После разбирательства и принятия мер 108-й Гвардейский ШАП в 2 приёма - 9 и 20 февраля убыл - таки полным составом в действующую армию.

Боевые действия 108-й ГвШАП начал 16 апреля 1945 года на Берлинском направлении. В этот же день прибыли отставшие 8 экипажей. В войсковых испытаниях приняли участие 34 Ил-10.

Командование дивизии поставило задачу работать полным составом полка в районе населённых пунктов Эйло, Тосда, Роггозен и по дорогам от Койне на запад. Боевые вылеты выполнялись группами по 8 - 9 самолётов под прикрытием истребителей. Первой поднялась в небо группа капитана Новикова в составе 9 экипажей. За ней последовали восьмёрки капитана Железнякова и майора Жигарина.

Ввиду плохой видимости в районе целей все группы выполняли полёт на высоте 1200 - 800 метров, а затем атаковали с пикирования под углом 25 - 30° со сбросом бомб с высоты 600 - 400 метров. Затем врага обстреливали из пушек и пулемётов. Израсходовали 47 ФАБ-100, 47 ФАБ-50, 940 снарядов к пушкам ВЯ-23 и 3000 патронов к пулемётам ШКАС. Результатов налётов экипажи не наблюдали из-за дымки и пожаров. Встреч с истребителями противника не было. Отмечался лишь слабый огонь МЗА близ Роггозена и Эйло, в результате которого один самолёт получил пробоины в плоскости.

К сожалению, следующий день не обошёлся без потерь. Самолёты пошли на штурмовку немецких войск близ Греча, Хайнесбрюка и Вейсача. Их встретил сильный зенитный огонь. Из первой группы не вернулся экипаж лейтенанта Михайлова. Во второй младший лейтенант Маклаков совершил вынужденную посадку: примерно в 20 км от аэродрома Охельхермсдорф на его самолёте мотор начал давать перебои. Лётчик продолжил полёт, пытаясь дотянуть до полосы, но двигатель остановился. Маклаков сел прямо на лес. Ил-10 был разбит и восстановлению не подлежал. Раненых лётчика и стрелка отправили в госпиталь.

18 апреля полк наносил удары по живой силе и технике противника в районе Мадлов, Гросс - Оссинг, Шеферберг и Клейн - Деберн. Экипажи насчитали 12 взрывов большой силы и очагов пожаров, а также до 13 горящих автомашин. Две группы имели встречи с истребителями FW-190, которые, однако, сразу ушли в облачность.

Ил-10 из состава 108-го ГвШАП.

На следующий день 108-й Гвардейский ШАП "отметился" ударом по своим частям. Восьмёрка Ил-10 атаковала войска, двигавшиеся по дороге в районе Шорбуса. В ответ полетели сигнальные ракеты. Ведущий снизился до бреющего. Оказалось, что войска свои. По счастью, 5 экипажей бомб не сбросили, а ведущее звено слегка промазало. Обошлось без жертв.

На 6-й день участия в боевых действиях был сбит самолёт младшего лейтенанта Кутьева. В него попал зенитный снаряд среднего калибра. По докладам экипажей, у штурмовика оторвало плоскость, он перешёл в штопор и взорвался при ударе о землю. В этот же день имел место первый и единственный воздушный бой. На пути следования к цели семёрки капитана Сироткина крайний в строю штурмовик неожиданно был атакован парой FW-190. Атака производилась одновременно снизу и сверху. Ил-10 получил 6 пробоин в крыле. Стрелки отогнали немцев. Больше истребители противника лётчикам полка вообще не попадались.

В этот же день, 20 апреля, не вернулся с боевого задания экипаж младшего лейтенанта Древаля, вылетевший в составе десятки Ил-10 для нанесения удара по артиллерийским позициям на северо - восточной окраине Коттбуса. По докладам экипажей, самолёт Древаля загорелся над целью в результате прямого попадания малокалиберного зенитного снаряда. Лётчик стал тянуть на свою территорию. У шоссе Кляйн - Лисков из самолёта выбросился один парашютист. Штурмовик врезался в землю в полукилометре от шоссе и взорвался.

Вернувшийся через несколько дней в часть Древаль рассказал, как развивались события. На маршруте к цели мотор стал перегреваться. Принимая меры для его охлаждения, Древаль вместе с группой долетел до Коттбуса. На выходе из атаки мотор стал давать сильные перебои, из патрубков показался белый дым, который начал проникать в кабину. Древаль развернул самолёт на юго - восток и предпринял попытку планировать на свою территорию. Когда в кабине появилось пламя, лётчик дал команду стрелку прыгать и сам оставил самолёт. Спускаясь на парашюте, он наблюдал взрыв, а после приземления потерял сознание. Пришёл в себя, когда немецкие солдаты снимали с него парашют. Затем были плен, побег в ночь с 28 на 29 апреля, счастливая встреча с пехотинцами из 77-й стрелковой дивизии и радостное возвращение в родной полк 1 мая.

Последние боевые потери полк понёс 30 апреля. Во второй половине дня 3 четвёрки Ил-10 штурмовали немецкие части, окруженные у населённого пункта Барут. Они бомбили и обстреливали их с пологого пикирования. С земли вёлся интенсивный огонь из крупнокалиберных пулемётов. "Десятка" младшего лейтенанта Городецкого уже на первом заходе получила повреждения. Городецкий "отвалил" от цели со снижением и ушёл в западном направлении. За самолётом тянулся шлейф белого дыма. Больше его никто не видел, судьба экипажа осталась неизвестной.

Во время атаки третьей четвёрки зенитным огнём был подбит Ил-10 младшего лейтенанта Кузьмина. Мотор стал давать перебои. Из патрубков пошёл белый дым, упало давление масла. Но Кузьмин вышел из боевого порядка только после выполнения задания, а затем сел на вынужденную у населённого пункта Приров. Экипаж целым и невредимым 2 мая возвратился в полк. Самолёт же пошёл в ремонт.

Ил-10 из состава 108-го ГвШАП.

Всего в период с 16 по 30 апреля лётчиками 108-го Гвардейского ШАП было уничтожено 2 и повреждено 4 немецких танка, уничтожено 4 бронетранспортёра, сожжено 60 и повреждено свыше 100 автомашин, уничтожено 4 орудия полевой артиллерии, обстрелян и повреждён бронепоезд, уничтожено до 50 повозок с грузами, создано около 15 очагов пожаров, подавлен огонь 2-х батарей зенитной артиллерии. Согласно официальным данным, безвозвратные боевые потери полка составили 3 самолёта, из которых 1 был сбит огнём зенитной артиллерии противника и 2 - не вернулись с боевого задания. Погибли 2 лётчика и 4 воздушных стрелка. Кроме этого, от огня зенитной артиллерии получили повреждения 7 машин. Небоевые потери - 4 штурмовика, из них 3 - из-за отказа мотора.

Боевое использование штурмовика затруднялось низкой надёжностью мотора АМ-42. Частый выход двигателей из строя вызывало отсутствие в системе забора воздуха противопыльного фильтра. После подсыхания лётного поля моторы, которые к этому времени наработали от 30 до 50 часов  ( так сказать, первый "критический" рубеж ), начали буквально сыпаться. В итоге, к вечеру 30 апреля в полку насчитывалось всего 11 боеспособных самолётов. Остальные 18 Ил-10 требовали ремонта. Ещё одна неделя боёв, и летать было бы не на чем. Собственно, так и получилось. В мае полк ни боевой, ни учебно - боевой работы уже не вёл, а занимался ремонтом неисправной материальной части и получал новые машины...

*     *     *

Мой земляк Иван Зиновьев.

Наше знакомство состоялось почти полвека назад... Редакция одной из газет города Горького поручила мне, тогда совсем молодому журналисту, написать об одном из выпускников аэроклуба Сормовского завода. Начальник аэроклуба, когда я пришёл на аэродром, сказал:

- У нас все достойны, чтобы писать о них, но лучше всего расскажите о Ване Зиновьеве. Программу обучения он закончил первым и на отлично ! - Начальник улыбнулся, покрутил головой, кого-то ища глазами, - Да вот и сам он лёгок на помине. Зиновьев ! - крикнул он, - Тут вот из газеты пришли, тебя спрашивают...

К нам подошёл и чётко представился крепкий, среднего роста, подтянутый, вихрастый паренёк.

Спрашиваю, где и кем он работает.

- Токарем на заводе, - ответил Зиновьев. - Окончил Сормовское ремесленное училище.

- Почему решили стать лётчиком ?

- А как же иначе ?! - Воскликнул паренёк. - Валерий Павлович Чкалов, когда выступал у нас на заводе, сказал: "Нет ничего важней сейчас, как овладеть самолётом, стать лётчиком". Вот мы с ребятами по направлению комитета ВЛКСМ и пришли в аэроклуб. Научились пилотировать У-2.

Позже узнаю: Ваня Зиновьев, опять же по путёвке комсомола, поступил в военное лётное училище. Прошло несколько лет. Однажды уже на фронте мне в руки попала авиационная газета. Под рубрикой "Герои нашего фронта" увидел портрет лётчика. Лицо показалось знакомым. Читаю подпись под снимком: "Около 100 боевых вылетов совершил лётчик Гвардии капитан Иван Зиновьев, громя с воздуха немецкую технику и живую силу. Отважный лётчик награждён орденами Александра Невского, Отечественной войны 1-й степени, Красного Знамени, Красной Звезды, медалью "За отвагу".

Фотокорреспондент газеты сообщил мне адрес части. Спешу в 108-й Гвардейский ордена Суворова штурмовой авиационный полк. Сразу встретиться с земляком не удалось. Командир эскадрильи во главе группы улетел на боевое задание.

- Настоящий лётчик - штурмовик, да ещё какой ! - говорит командир части. - Зиновьев один из тех, кто принёс полку Гвардейскую славу.

С земляком увиделись только под вечер. Задание группа выполнила безупречно. С передовой от командира наземного соединения в часть пришла благодарственная радиограмма. Особенно метко штурмовал и сбрасывал бомбы ведущий.

Расспрашиваю Гвардии капитана о его боевых делах. Зиновьев отвечает скупо.

- Ну что тут рассказать, воюем, как все. Бьём фашистов, приближаем час нашей победы. - Помолчал, думая о чём-то своём, сокровенном, - Вы, товарищ корреспондент, лучше напишите о других. Например, о моём первом ведущем Феде Жигарине. Ему я обязан очень многим, может быть, даже и жизнью. В январе 1943 года это было. Воевали мы тогда на Дону. Громили танковые колонны, рвавшиеся к Сталинграду сквозь кольцо наших войск.

Вылетели мы с Жигариным на разведку в район Чертково - Миллерово. Видимость - отвратительная. Заснеженная земля еле просматривалась. Сизая дымка заволакивала горизонт. Я, чтобы наблюдать за самолётом командира, открыл левую форточку. Неожиданно ведущий резко пошёл вниз. Я не удержался, проскочил вперёд, а затем резко спикировал. И тут у меня вырвало за борт планшет с картой.

По дороге двигалась вражеская колона танков и автомашин. В наушниках прозвучала команда Жигарина: "Ваня, бросай !"

Сбросил бомбы и выпустил реактивные снаряды, обстрелял противника из пулемётов. И тут только обнаруживаю: нет карты. Бросаю взгляд за борт, а ведущего не вижу. Обратного курса из-за плохой видимости я не запомнил. В то время со связью было плохо - ни маяков, ни приводных станций. На моём самолёте стоял только приёмник. По мне открыли огонь "эрликоны". Обстановка сложилась, прямо скажем, невесёлая. Мотаюсь из стороны в сторону, кручу головой, пытаясь отыскать своего ведущего. А сердце колотится, словно воробей в клетке. Пот ручьём из-под шлемофона. Чувствую, как подползает к самому горлу страх. Не хочется падать на территории, занятой фашистами...

Вдруг слышу спокойный голос Жигарина:

- Чего мотаешься ?   Я справа и ниже тебя.

Действительно его Ил-2 вынырнул откуда-то совсем неожиданно, сманеврировал и занял своё место в строю.

- Вот теперь домой, - произнёс Фёдор. - Задачу мы выполнили, немцев пощипали и есть о чём доложить.

Уже на аэродроме, шагая от самолётов к командному пункту, чтобы доложить результаты разведки, я со стыдом признался командиру о том, что при пикировании на колонну оторвался, а потом потерял ориентировку, начал блудить.

- Если бы не вы, не знаю, что могло бы со мной произойти.

Старший лейтенант посмотрел на меня, сказал:

- Ничего страшного. Главное - оба дома, - помолчав несколько, добавил: - А в строю надо держаться вот так, - он взял мою руку и стиснул её своей большой рукой. - Ещё непременное условие в полёте - осмотрительность и постоянное чувство района, над которым летишь.

И больше - ни слова. К вечеру добыл и принёс мне планшет. Как ему удалось уладить это дело, не знаю. Только никто ни разу не напомнил мне ни о потерянной карте, ни об отрыве от ведущего.

Потом мы с Жигариным летали не один десяток раз. Он учил меня умению воевать, бить врага. Учил, как отец и педагог. Хотя по возрасту мы были почти ровесники.

Вылет этот ещё больше вселил в меня уверенность в том, что боевые товарищи никогда не оставят в беде, всегда выручат. С Федей Жигариным у нас завязалась крепкая фронтовая дружба. Федя был опытным и смелым лётчиком. В одном бою он сбил 2 вражеских истребителя. Ему первому в полку было присвоено звание Героя Советского Союза.

Из бесед с командиром и однополчанами Зиновьева я узнал, как постепенно накапливался его боевой опыт и росло мастерство. Настал час, когда Зиновьева приняли в члены партии, назначили командиром эскадрильи. Новые, большие и ответственные обязанности легли на плечи молодого коммуниста. Водил в бой группы, ходил на разведку, штурмовал хорошо защищённые вражеские объекты.

Однажды подразделение Зиновьева получило задание - разгромить вражеский аэродром. После первого удара стоянки самолётов заволокло дымом. Горели "Юнкерсы" и "Мессершмитты", в воздухе появились шапки разрывов зенитных снарядов.

Группа Зиновьева делает второй, третий заходы. Вражеский аэродром весь в дыму и пламени. Разгромлены стоянки, выведена из строя взлётно - посадочная полоса. Пора возвращаться домой. И тут неожиданно группу атаковали немецкие истребители. Первым попал под атаку самолёт Зиновьева. Заметив врага, Гвардии капитан чётким маневром поднял машину вверх. Немецкий лётчик проскочил под ним вперёд буквально в нескольких метрах. В долю секунды Зиновьев поймал "Мессер" в прицел, нажал гашетки. Вражеский истребитель, объятый пламенем и дымом, резко пошёл вниз...

Свыше 100 боевых вылетов совершил за годы войны мой земляк. На его счету 5 сбитых в групповых воздушных боях вражеских самолётов, ещё 87 уничтожено на земле в ходе штурмовых атак. А сколько железнодорожных эшелонов пущено под откос, сожжено складов, автомашин, танков, самоходок и живой силы врага.

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 27 июня 1945 года Ивану Ивановичу Зиновьеву было присвоено высокое звание Героя Советского Союза.

Ещё не один год офицер Зиновьев оставался в боевом строю - обучал молодёжь, передавал ей свой богатый боевой опыт.

И.И.Зиновьев со школьниками.

Недавно вновь состоялась моя встреча с Гвардии полковником в отставке Иваном Ивановичем Зиновьевым. Вспомнили родной город, прославленный Сормовский завод, полёты в аэроклубе на легкокрылом У-2. Зиновьев и сейчас не знает покоя. У него, как он выразился, целый "короб" общественных должностей и партийных обязанностей. Главной из них он считает военно - патриотическое воспитание подрастающего поколения. Выступает в школах и клубах, на заводах и шахтах города Павлограда, где он ныне живёт и работает. Он - почётный пионер, почётный шахтер, один из активистов городского комитета ДОСААФ. Неоднократно избирали И. И. Зиновьева депутатом городского Совета.

- Пока есть силы, буду всегда с людьми, - говорит Иван Иванович. - Так я понимаю свой долг - долг коммуниста.

( Статья полковника в отставке Д. Недосугова опубликована в журнале "Крылья Родины".  1981 год, № 5. )

Возврат

Н а з а д



Главная |  |  | Источники | 

    -->      © AirFighters.RU